ГлавнаяФорумИсторияThe Beatles: хроника феномена 1961-1970.

The Beatles: хроника феномена 1961-1970.

Фото, факты, стенограммы, статьи.
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Хэнли (Gaumont Cinema, Hanley, Staffordshire).
3 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Хэнли (Gaumont Cinema, Hanley, Staffordshire). Последнее выступление в рамках турне с Хелен Шапиро. «Битлз» закрывали первое отделение концерта».
«Хэнли – один из шести населенных пунктов, входящих в Сток-он-Трент».

«Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Сток-он-Трент (Gaumont Cinema, Stoke-on-Trent). В в зале кинотеатра «Гомон» Сток-он-Трент «Битлз» выступят еще раз 19 мая 1963 во время гастролей с Роем Орбисоном. В городе Сток-он-Трент они выступили еще два раза: в январе и апреле 1963.
Театр «Гомон» открылся в феврале 1929 как театр «Риджент». В нем было 1372 места в партере и 812 на ярусе. В 1950 театр был переименован в «Гомон», в 1976 в «Одеон».
Хантер Дэвис: «К этому времени, популярность «Битлз» выросла настолько, что организаторы тура поставили их имя перед именем Хелен Шапиро. В начале гастролей с Хелен Шапиро «Битлз» не вызвали никакой сенсации. И только когда появилась их вторая пластинка и заняла первое место, на их выходы стали реагировать по-настоящему».
Ринго: «Звездой оставалась Хелен. В ее артистической уборной стоял телевизор. Нам приходилось просить у нее разрешения, чтобы посмотреть его. Нельзя сказать, будто на наших концертах зал ломился от публики, но, можете мне по¬верить, кое-чего мы добились».
Джон: «Мы никогда не знали, где мы. По существу, везде повторялось одно и то же».
Дерек Адамс (журналист): «Когда ливерпульская четверка выступала в зале кинотеатра «Гомон» в Хэнли, Сток-он-Трент, я был младшим репортером в «Вечернем наблюдателе» (Evening Sentinel). Меня отправили на концерт, чтобы я сделал отзыв для газеты. Хелен Шапиро была заявлена как звезда концерта. «Битлз» были третьими на официальной программке. Конечно, я был наслышан о Хелен Шапиро. Название «Битлз» для меня было несколько абстрактно. Я посмотрел оба отделения концерта, находясь со стороны кулис, примыкающих к сцене, и помню, как «Битлз» подкалывали и пихали друг друга, перед тем как появиться перед вопящими ордами, плотно заполнившими зал.
Когда они закончили свое выступление, то были все в поту, и в раздевалке Джон с Полом окунули свои головы в холодную водопроводную воду. В раздевалке мы поболтали около 45 минут, пока длился официальный перерыв, во время которого девушки снаружи визжали под окном раздевалки. Ринго выплеснул стакан воды в открытое окно раздевалки, вызвав восторг у этих крикунов.
После окончания второго отделения концерта, примерно в 23.30 я уже собрался покинуть «Гомон», когда Джон обратился ко мне со словами: «Эй, чудик (Wack), где в это вечернее время можно раздобыть рыбу с жареной картошкой, и чтобы не было визгов поклонников?». Я знал один магазин, торгующий рыбой с жареным картофелем, располагавшемся в районе, именуемом Этрурия. Это неподалеку от Хэнли. Там можно было сесть за столики в задней части магазина. Там также давали чай и бутерброды с маслом.
Было решено, что они последут за моей машиной в своем грузовом автофургоне, и мы все вместе поедим. Я тоже ничего не ел в течение этого насыщенного событиями вечера. Трапеза продолжалась около часа и сопровождалась большим количеством смеха и шуток. Джон Леннон соорудил себе бутерброд с картошкой фри между двумя ломтиками хлеба, Пол Маккартни поливал томатным соусом все, что он ел, Джордж Харрисон пил горячий чай из блюдечка, а Ринго Стар по ошибке вместо соли посыпал картошку сахаром.
Когда принесли счет, «Битлз» долго спорили, кому за него платить. Джон сказал, что он платил за всех в прошлый вечер, Пол с Джорджем ответили что-то подобное о других прошлых вечерах. В конечном счете, заплатил Ринго.
Наконец, мы пожелали друг другу спокойной ночи, и «Битлз» укатили в своем автофургоне. На ночь они остановились у владельца театра, который жил в Хэнли в доме № 6 на Адвенчур-Плейс.
В своем отчете о концерте я написал следующее: «Типичная приятная мальчуковая группа, но способная стать весьма конкурентноспособной на сцене поп-музыки, если запишут еще одну хитовую пластинку».
Хантер Дэвис: «Несмотря на эту новую славу национального масштаба, Джон по-прежнему давал свой домашний адрес поклонникам и прилежно отвечал на их вопросы. В марте 1963 года он ответил двум девушкам, Сильвии и Кэт, и указал не только свой собственный адрес, но и адреса трех остальных «Битлз». Это послание получатели явно обожали, вероятно, гладили и целовали, поскольку в настоящее время оно разорвано и склеено клейкой лентой. Если вооружиться подходящими очками, текст вполне можно разобрать.
Письмо Сильвии и Кэт, март 1963: «Дорогие Сильвия и Кэти. Спасибо за письмо - вот адреса, о которых вы спрашивали. Джордж - Мэккетс-Лейн 174, Вултон, Ливерпуль 25. Пол - Фортлин-роуд, 20, Аллертон, Ливерпуль. Ринго - Эдмирал-гроув, 8, Дингл, Ливерпуль.
Я сдержу обещание, что дал вам, когда вы дали маникюрные ножницы швейцару, так что не волнуйтесь по этому поводу! Адрес нашего клуба: Клуб поклонников Битлз, НЕМС Энтерпрайзис, Уайтчэпл 12-14, Ливерпуль. Надеюсь, вам нравится наш диск. Увидимся, С любовью, Джон Леннон хххх.
[Написано на обратной стороне конверта] Можете передать это девушке Джанет, она была вместе с вами утром у дверей в Сити-Холл. Я потерял ее адрес, думаю, вы знакомы!».
Джон отправил ответное послание очередным поклонникам, чете Никсон, с которыми однажды познакомился. Текст написан на обратной стороне фотографии; Джон гордо заявляет о том, что «наша долгоиграющая» будет выпущена через три недели. На конверте Джон снова полностью указывает свой домашний адрес».
Ответное письмо Джорджа поклоннице: «174 Мэкитс-Лейн, Вултон, Ливерпуль 25. 3/3/53. Дорогая Джилл, большое спасибо за поздравление с днем рождения, которое я получил сегодня после окончания «Турне Хелен Шапиро». Если ты приедешь встретить нас 30-го, не забудь сказать: «Привет, я Джилл из Портсмута», иначе я забуду, кто ты. Не забудь придти, так как ты приглашена. Я вложил несколько фотографий для тебя и твоих друзей. Увидимся 30-го. С любовью от Джорджа Харрисона хххх».

Запись песен From Me To You, Thank You Girl и One After 909.
5 марта 1963 г.

«Перед тем, как записать свой третий сингл с песней «От меня тебе» (From Me To You), «Битлз» приняли участие в фотосессии. Съемки провел штатный фотограф «И-Эм-Ай» Джон Дав (John Dove), которому было предложено обдумать оформление обложки для альбома и рекламных фотоснимков».
Патрик Роеффлайер (Patrick Roefflaer) : «[20 февраля Ангусом Макбином] было сделано несколько фотоснимков «Битлз», смотрящих вниз с перехода первого этажа штаб-квартиры «И-Эм-Ай» на Манчестер-Сквер. Но не все были удовлетворены полученным результатом. Поэтому 5 марта штатный фотограф «И-Эм-Ай» Джон Дав сделал еще некоторое количество снимков группы».
«Съемки начались возле штаб-квартиры «И-Эм-Ай» на Манчестер-Сквер».
Чезз Эйвери : «Затем они направились в студию «И-Эм-Ай» на Эбби-Роуд, и сфотографировались на крыльце (прим. – здесь их фотографировал Дезо Хоффман)».
Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. В этот день группа записала песни «От меня тебе» (From Me To You) и «Спасибо, девушка» (Thank You Girl), а также одну из самых ранних композиций Леннона-Маккартни, песню « Следующий после Девяти-Ноль-Девять » (One After 909).
«Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Хотя альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) еще не вышел, «Битлз» снова вернулись в студию «И-Эм-Ай», чтобы записать свой третий сингл «От меня тебе» (From Me To You). Джордж Мартин и Брайен Эпстайн разработали план, в соответствии с которым «Битлз» будут записывать и выпускать каждый год по четыре новых сингла и два альбома».
Джон: «Мы вкалывали тогда как сумасшедшие: либо концерт, либо сочинение хитов. С нас требовали сингл раз в три месяца, и приходилось писать прямо на ходу. Брайен постоянно находил новые ангажементы. Так что гастроли у нас не прекращались. К тому же для раскрутки синглов и альбомов надо было участвовать в телевизионных шоу, записывать передачи на радио. «Битлз» стали модной группой, и с этим приходилось считаться. У нас не оставалось времени на личную жизнь».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «Фотограф Дезо Хоффман снова снимал на пленку сессию звукозаписи, и его прекрасные фотографии не только запечатлели «Битлз» за работой в студии, но, что более важно для нас, позволили выяснить, какое оборудование использовалось во время этой сессии. Леннон и Харрисон играют на гитарах «Гибсон Джи-160 Е» с усилителями «Вокс Эй-Си 30», Старр на ударной установке «Премьер» с «жучиным» логотипом «Битлз», и Маккартни на басу «Хофнер». Но самым интересным из оборудования, запечатленного на этих фотоснимках, является усилитель бас-гитары.
Для того чтобы добиться звука, который бы удовлетворял взыскательным требованиям студии «Эбби Роуд», Маккартни использует два устройства, позаимствованных из оборудования студии. Это большая акустическая система «Тэнноу» (Tannoy speaker cabinet), и усилитель «Лик Ти-Эл 12» (Leak TL12). Эта басовая аппаратура была установлена позади звуковой перегородки и записывающим микрофоном».
«В этот день состоялось две сессии: с 14.30 до 17.30 и с 19.00 до 22.00. Во время первой сессии были записаны на пленку обе стороны сингла, песни «От меня тебе» (From Me To You) и «Спасибо, девушка» (Thank You Girl) для стороны «Б».
Бэрри Майлз: «Песню «От меня тебе» Джон и Пол сочинили 28 февраля, в автобусе по пути из Йорка в Шрусбери, во вре¬мя турне с Хелен Шапиро».
Пол: «Наша совместная с Джоном песня».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джон: «Мы сочинили эту песню вместе с Полом в автофургоне, когда ехали на концерт».
Пол: «Мы все время стремились к совершенству. Слушали чужую музыку и пытались переплюнуть сначала авторов, а потом и самих себя. Тогда мы перешли к песням, типа «От меня тебе». Помню, мне страшно нравился необычный для нас аккорд в середине строчки. Мы написали «От меня тебе» в автобусе, это было потрясающе, и отклонение в четвертую ступень было открытием для нас. В переходе из до мажора в ля минор нет ничего особенного – до мажор, потом соль мажор. Потом фа мажор – тоже банальность, но затем происходит вот что: «I got arms», и это уже соль минор. Переход в соль минор и до мажор открывает перед тобой целый мир, совершенно новый. Потрясающее ощущение».

Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер», август 1971 г.:
«Мелоди Мейкер»: Вы когда-нибудь думали, что они разовьют успех песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) в своих других композициях?
Джордж Мартин: Все это тогда случилось так быстро, события развивались очень быстро. Брайен давил на них все время, чтобы ребята сочиняли новый материал, и они были захвачены этим вихрем успеха. Они хотели продолжать сочинять. Они пришли ко мне и сказали: «Что вы думаете об этом?» И это как раз оказалась песня «От меня тебе».
Пол: «Мы показали ее Джорджу Мартину. А Джордж говорит: «Отстой! Секста не катит. Раньше так играли, а сейчас нет. Я бы переделал». А мы спорим: «Да нет же, круто!». А он опять: «Секста не катит». А мы говорим: «Не важно, все равно, здорово!». И решили оставить так, как есть, чтобы там не говорили. А Джордж все давал ценные советы: «Не надо удваивать терцию! Плохо заканчивать на сексте!». А мы говорили: «А нам нравится!». Вообще, когда нам говорили, что так делать нельзя, я всегда отвечал: «А вот мы сделаем, черт побери!».

Da da da da da dum dum da, da da da da da dum dum da.
If there’s anything that you want, Если есть что-то, что ты хочешь,
If there’s anything I can do, Если есть что-то, что я могу сделать,
Just call on me and I’ll send it along, Просто обратись ко мне, и я отдам это вместе
With love from me to you. С любовью от меня тебе.

I’ve got ev’rything that you want, У меня есть все, что ты хочешь,
Like a heart that’s oh so true, Скажем, сердце, что так преданно,
Just call on me and I’ll send it along, Просто обратись ко мне, и я отдам это вместе
With love from me to you. С любовью от меня тебе.

I got arms that long to hold you, Мои руки хотят удержать тебя,
And keep you by my side, И оставить рядом с собой,
I got lips that long to kiss you, Мои губы хотят целовать тебя,
And keep you satisfied. И доставить тебе удовольствие.

«Первый дубль был прерван на первой минуте, после того, как «Битлз» ошибочно приняли скрип пальца по гитарной струне за сигнал из диспетчерской комнаты.
Дубли 2, 3, 4, 5 и 7 были полными. У шестого дубля было неудачное начало. Дубль 7 был последней попыткой, и его посчитали лучшим».
Бэрри Майлз: «К этому времени парни были настолько в замешательстве относительно песни «От меня тебе», что они стали обсуждать возможность отдать предпочтение песне «Спасибо, девочка». По этой причине, чтобы упрочить перспективы песни «От меня тебе», Джордж Мартин предложил включить в разных местах музыкальные вставки губнуой гармошки и музыкальные прикрасы, которые были поддержаны Джоном».
Марк Льюиссон: «Они решили сделать наложение губной гармошки в трех частях: во вступлении, в проигрыше (средней части), и в окончании».
Джон: «Мы почти не стали ее записывать, потому что сперва решили, что она звучит слишком блюзово. Но когда мы ее закончили, и Джордж Мартин оркестровал ее губной гармошкой, то все стало в порядке».
Джордж: «С песней «От меня тебе» особая история. Она задала тон. После первой вещи, которая стала у нас хитом, снова нас пригласили на запись, и опять удача. Потом целый альбом, потом сингл «От меня тебе». Когда каждый старался выпустить новый сингл с парой вещей, похожих на недавние хиты, мы наоборот, выпускали что-то другое. «Вы заметили, да? Там звучит губная гармошка». А тогда это было, типа, фирменным знаком».
«Отредактированные фрагменты тоже были пронумерованы как дубли с 8 по 13. Дубль 8: губная гармошка Леннона была наложена на вступление и на проигрыш».
Марк Льюиссон: «Во время воспроизведения дубля 7 Джон добавил губную гармошку методом наложения на вступление (успешно) и попытался сделать тоже самое для проигрыша в средней части (с Полом на басу и Джорджем на гитаре), но неудачно. В этом месте Джордж Мартин остановил запись. На пленке «И-Эм-Ай» содержатся только эти два такта, а промежуток с 0:07 до 1:03 отсутствует, потому что в дальнейшем он был вырезан и использован в конечной мастер-ленте (то есть, дубль 8 был использован в различных частях, дубль 7 оставлен для потомков)».
«Дубль 9: губная гармошка была наложена на проигрыш в средней части и в конце песни. Леннон не понял, что он должен был сыграть в конце, и поэтому пропустил свою очередь».
Марк Льюиссон: «Джордж Мартин начал запись на дубль 7, примерно 8 секунд до проигыша, и Джон сделал наложение губной гармошки в этой части (успешно), и в окончании песни (неудачно). В этот момент запись была остановлена, и Джон спросил: «Мне следовало там сыграть?». Как и в дубле 8, успешное наложение в проигрыше было вырезано и использовано в конечной мастер-ленте».
«Дубль 10: губная гармошка была наложена в конце песни».

Марк Льюиссон: «Джордж Мартин начал запись на дубль 7 с точки примерно за 11 секунд до окончания дубля, и Джон сделал наложение губной гармошки в этой части (успешно). Как и в случаях с дублями 8 и 9, это успешное наложение было вырезано и использовано в конечной мастер-ленте».
Марк Льюиссон: «По-прежнему не удовлетворенные вступлением, парни (предположительно с подачи Джорджа Мартина) решили добавить трехголосный вокал. Используя дубль 7, они сделали наложение, которое так и не будет использовано. Этот дубль, не вошедший в запись, сохранился в архиве «И-Эм-Ай».
«Дубль 12: «Битлз» поют во вступлении».
Марк Льюиссон: «Во второй попытке сделать наложение трехголосного вокала, они пропели хором хорошо узнаваемое «да-да-да да-да-дан-дан-да», что, как оказалось, было тем, что надо (было использовано). Как и в предыдущих дублях, успешное наложение было вырезано и использовано в конечной мастер-ленте».
Боб Спиц: «Идея начать песню напеванием «да-да-да-да-да-дан-дан-да» принадлежит Джорджу Мартину. Участникам группы это показалось несколько странным, однако они положились на авторитет Мартина».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Рон Ричардз (продюсер «И-Эм-Ай»): «Кстати, это дало группе понять, насколько велико музыкальное чутьё Джорджа».
«Дубль 13: «Битлз» поют во вступлении, но Леннон поет на октаву выше, чем остальные».
Марк Льюиссон: «Для пробы была сделана попытка записать подобный трехголосный вокал, но в более высокой тональности (не была использована). Этот дубль, не вошедший в запись, сохранился в архиве «И-Эм-Ай».
«Окончательное редактирование песни «От меня тебе» началось с вступления в дубле 12, затем с первых трех строчек дубля 8. Проигрыш был взять с дубля 9, и окончание песни с дубля 10».
Марк Льюиссон: «Дубли с 1 по 7 были записаны на две дорожки. На стерео мастер-ленте с дубля 7, инструментальное сопровождение, в основном, было сосредоточено в левом канале, вокал в правом. Во время наложений (дубли 8-13), дубль 7 проигрывался в режиме стерео с одного магнитофона на другой, в то время как микрофоны использовались для наложений на оба канала. Редактирование и сведение песни «От меня тебе» состоится 14 марта 1963».
«На сторону «Б» предполагалась песня с рабочим названием на тот момент «Спасибо, девочка» (Thank You Little Girl)».
Пол: «Наша совместная с Джоном песня».
Джон: «Эту песню мы написали вдвоем (с Полом), точнее – состряпали. Песенка без особого смысла. Мы написали песню «Спасибо, девушка» как продолжение песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Песня предназначалась для второй стороны пластинки и была одной из наших неудачных попыток написать сингл».
Марк Льюиссон: «В названиях практически всех своих ранних песен Джон и Пол намеренно использовали местоимения «я», «меня» или «ты» (например, «Люби же меня» (Love Me Do), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Поскриптум. Я люблю тебя» (P.S. I Love You). Это делалось для того, чтобы песни казались более личными. Первоначально композиция называлась «Спасибо, девочка» (Thank You Little Girl) и задумывалась, как благодарственное послание всем поклонницам «Битлз».

Пол: «Мы знали, что песню под названием «Спасибо, девушка», многие девушки, которые писали нам письма, примут как благодарность в свой адрес. Многие наши песни были адресованы непосредственно нашим поклонникам».

Oh, oh, О, о,
You’ve been good to me, Ты была добра ко мне,
You made me glad Ты радовала меня,
When I was blue, Когда мне было грустно,
And eternally I’ll always be И вечно, всегда я буду
In love with you, Любить тебя,
And all I gotta do И все, что я должен сказать,
Is thank you girl, thank you girl. Это — спасибо, милая, спасибо, милая.

I could tell the world Я мог сказать миру
A thing or two about our love, Пару слов о нашей любви,
I know little girl, Я знаю, милая,
Only a fool would doubt our love, Что только глупцы усомнились бы в нашей любви.
And all I gotta do И все, что я должен сказать,
Is thank you girl, thank you girl. Это - спасибо, милая, спасибо, милая.

Thank you girl for loving me Спасибо, милая, за любовь ко мне,
The way that you do, (way that you do), То, как ты это делаешь (как ты это делаешь)
That’s the kind of love Это та любовь,
That is too good to be true, Что слишком хороша, чтобы быть правдой.
And all I gotta do И все, что я должен сказать,
Is thank you girl, thank you girl. Это - спасибо, милая, спасибо, милая.

«Битлз» записали 6 дублей этой песни и 7 отредактированных фрагментов. Окончательной версией была комбинация 6 и 13 дублей».
Марк Льюиссон: «Предположительно, отредактированные фрагменты содержали поправки партии гитары в конце песни».
Йэн Макдональд: «Это были поправки финальной барабанной партии Ринго Старра».
Марк Льюиссон: «13 марта будет добавлена партия губной гармошки, и работа над песней будет завершена».
«Во время вечерней сессии «Битлз» решили записать еще две свои композиции, песни «Следующий после Девяти-Ноль-Девять» (One After 909) и «Что происходит» (What Goes On)».
Марк Льюиссон: «После того, как заглавная композиция «От меня тебе» и сторона «Б» («Спасибо, девушка») были записаны, группа решила записать ещё две оригинальных песни Леннона и Маккартни - «Следующий после Девяти-Ноль-Девять» и «Что происходит», хотя времени хватило лишь на первую».
«В итоге, времени хватило только на запись одной из них».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джон Робертсон (музыкальный критик): «То, как ранний Джон Леннон не только музыкально, но и текстуально ориентировался на блюзовые образцы, особенно заметно, когда слушаешь песню «Следующий после Девяти-Ноль-Девять». Песня была написана Джоном еще в 1960 году. Джон использовал здесь целый ряд понятий из классического блюзового словаря железнодорожных жанровых сценок».
«Песня «Поезд, следующий за отправляющимся в 9:09» была написана в основном Джоном Ленноном при небольшом участии Пола Маккартни и является одной из самых первых совместных композиций этих авторов (песня была написана ещё в 1957 году)».
Дэвид Шефф: «Песня была написана в 1957 году; основным автором был Джон Леннон».
Джон: «Это я написал, когда мне было около семнадцати. Я жил в доме номер 9 по Ньюкасл-роуд. Я родился девятого октября, девятого месяца (прим.- оговорка Джона). Это число просто преследует меня повсюду, однако, нумерологически, я, очевидно, номер шесть или три, или что-то подобное, но всё это - части девятки».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Это — не выдающаяся песня, но я её очень люблю, так как она дарит мне прекрасные воспоминания о том, как Джон и я пытались написать блюзовую песню на железнодорожную тематику. В то время было много подобных песен, как например, «Специальный полуночный» (Midnight Special), «Грузовой состав» (Freight Train), «Линия Рок-Айленд» (Rock Island Line) — вот к ним и добавилась «Следующий после Девяти-Ноль-Девять». Она [героиня песни] села не на поезд, отправляющийся в 9:09, а на следующий».

My baby says she’s trav’ling on the one after 909 Моя крошка сказала, что она едет на следующем после 909
I said move over honey I’m travelling on that line Я сказал, подвинься, милая, я еду на этой линии
I said move over once, move over twice Я сказал, подвинься раз, подвинься два
Come on baby don’t be cold as ice. Давай, детка, не будь холодна как лед

I said I’m trav’ling on the one after 909 Я сказал, что еду на следующем после 909
I begged her not to go and I begged her on my bended knees, Я умолял ее, не уходить, я умолял ее, стоя на коленях
You’re only fooling around, you’re fooling around with me. Ты только дразнишь, ты дразнишь меня
I said move over once, move over twice Я сказал, подвинься раз, подвинься два
Come on baby don’t be cold as ice. Давай, детка, не будь холодна как лед

I said I’m trav’ling on the one after 909 Я сказал, что еду на следующем после 909
I got my bag, run to the station Я схватил свой багаж, помчался на станцию
Railman says you’ve got the the wrong location Железнодорожник сказал, ты сел не на то место
I got my bag, run right home Я схватил свой багаж, помчался домой
Then I find I’ve got the number wrong Лишь тогда обнаружил, что это не тот номер

Well I said I’m trav’ling on the one after 909 Я сказал, что еду на следующем после 909
I said move over honey I’m travelling on that line Я сказал, подвинься, милая, я еду на этой линии
I said move over once, move over twice Я сказал, подвинься раз, подвинься два
Come on baby don’t be cold as ice. Давай, детка, не будь холодна как лед

I said we’re trav’ling on the one after 9 0, Я сказал, что мы едем на следующем после 9 0,
I said we’re trav’ling on the one after 9 0, Я сказал, что мы едем на следующем после 9 0,
I said we’re trav’ling on the one after 909. Я сказал, что мы едем на следующем после 909.

«Они записали четыре дубля «Следующий после Девяти-Ноль-Девять» и короткий отредактированный фрагмент с проигрышем средней части до конца песни. Только один из дублей был закончен полностью, но и его не сочли достаточно хорошим, чтобы его можно было выпустить. «Битлз» вернутся к этой песне только в 1969 году».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Марк Льюиссон: «Было записано четыре дубля, однако лишь один из них был полным. В итоге участники группы остались неудовлетворены результатом, и данная запись (вместе с одним неполным дублем) будет опубликована лишь в 1995 году на альбоме-сборнике «Антология 1».
Стенограмма записи песни «Следующий после Девяти-Ноль-Девять»:
Норман Смит: «Следующий после Девяти-Ноль-Девять», дубль 1.
Джон: Между прочим, как раз в начале…
Джордж: Во вступлении?
Джон: Нет, мы сыграем [играет рифф F#-E-B] – просто добавь его где-нибудь, типа. Хорошо, начинаем?
Норман Смит: Дубль 1.
Джон: Хорошо, поехали.
Пол: Тсс. Раз, два, три, четыре –
[ДУБЛЬ 1, продолжительность 1:23, сбой]
Джон: О, это… что ты делаешь? Ты сбился?
Ринго: Он сказал продолжать!
Джон: Держи «бум бум бум бум»!
Пол: Я знаю, но я имел в виду басовый барабан!
Джордж Мартин: Красный свет.
Норман Смит: Дубль 2.
Джордж Мартин: Начинаем.
Джордж: Раз, два, три, четыре –
[ДУБЛЬ 2, продолжительность 2:59]
Джон: Что это было за соло?
Норман Смит: Начинаем дубль 3.
Джордж: Раз, два, три, четыре –
[ДУБЛЬ 3, продолжительность 1:48, сбой]
Джон: Что ты делаешь?
Пол: Просто, а… испортил. Я не могу сделать, не могу удержать. Просто делаю… пытаюсь держать…
Джордж: Где твой медиатор (plec)?
Пол: Я не оправдываюсь! Твою мать, «где твой медиатор»? Я весь день пытаюсь его выклянчить.
Джон: Ну, твои вещи принесли несколько часов назад.
Пол: Знаю, но эти футляры еще не здесь.
Нил Аспинал: Я сказал тебе до этого, Пол, что я не взял твой медиатор, потому что не хотел копаться в твоих вещах.
Пол: Знаю, но футляры все еще в дверях.
Нил Аспинал: Я спросил у тебя: «Занести твои футляры вовнутрь?», а ты просто отошел!
Пол: Я не говорил… я решил, что ты сказал: «не думаю, что ты хочешь…».
Джон: Джордж?
Джордж: Два, три, четыре –
[ДУБЛЬ 4, продолжительность 2:34, сбой]
Джон: О, черт, я сказал я!
Пол: Это ты, это ты, ты – Джордж.
Джон: Мы решили, что пропустим проигрыш.
Ринго: Вступаем в середине.
Пол: Ты вступаешь неправильно – в середине соло.
Джон: Что это было, двенадцать тактов?
Джордж Мартин: Да, да, ты отпустил четыре такта к переходу.
Норман Смит: Дубль 5.
Пол: Раз, два, три, четыре –
[ДУБЛЬ 5, продолжительность 1:13]
Редактировалось: 1 раз (Последний: 13 ноября 2015 в 11:57)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Запись для радио «Би-Би-Си» - Light Programme — Here We Go.
6 марта 1963 г.

Марк Льюиссон: «Дерек Бервин (Derek Berwin) был нанят издательством «Флитвей», которое выпускало такие журналы для девочек-подростков, как «Валентин» и «Потрясающий», чтобы сфотографировать «Битлз» для журнала. Для этой цели в начале 1963 был арендован бассейн Университета (University of London Union) на время с 9.00 до 11.00. В 11.30 «Битлз» должны были быть в аэропорту, чтобы вылететь на одном из внутренних рейсов».

Валери (Valerie): «Наверное я была одной из немногих девушек, которые могли бы сказать: «Я купалась с «Битлз». И это было частью моей работы для журнала «Валентин». Дело заключалось в том, что я должна была сняться на летних фотоснимках, но нельзя было привезти «Битлз» на море, так как их сопровождала толпа поклонников! Поэтому я арендовала бассейн и попросила «Битлз» побрызгаться вместе со мною.
Брайен Эпстайн согласился, но пояснил, что они не могут войти в воду. Во-первых, с его слов, у них нет на это времени, а во-вторых, в любом случае ему не очень по нраву такая идея. Когда мы вернулись в офис, то все решили, что это будет смешно выглядеть – «Битлз» полностью одетые и обутые в обувь «Мерси», стоят возле плавательного бассейна. Читатели задались бы вопросом, почему они не входят в воду. Но так как я согласилась, что «Валентин» арендует купальни, я решила рискнуть и довести это дело до конца.
Сначала я позаимствовала несколько мужских плавок. Я попросила нашего фотографа принести их и, конечно же, подыскала потрясающий купальник и для себя.
В то памятное утро было очень холодно. Я вышла из дома в 7.30 и сразу же направилась в купальни. Место, без всякого сомнения, выглядело великолепно. Ослепительная голубая вода, когда я попробовала ее пальцем, была на удивление теплой. Осторожно, шаг за шагом, я вошла в воду. Я не умею плавать, и не очень-то люблю воду, но если «Битлз» будут рядом, то я рискну.
Я взяла надувной матрас, и пока их ждала, медленно проплыла несколько раз от края до края. Ребята опаздывали. Возможно, что они не появятся вовсе. В конце концов, они появились, одетые в вельветовые и кожаные куртки, в обуви и джинсах. Они стояли в стороне, глазели на меня и ухмылялись. Дерек, фотограф, отдал им летние рубашки в полоску, которые я принесла с собой».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Валери (Valerie): «Я очень беспокоилась по поводу времени, потому что было уже половина одиннадцатого, и я не знала, как вытащить их из воды. Затем мужчина, ответственный за бассейн, сказал, что наше время закончилось, и мы должны выйти из воды.
Когда мы вышли на улицу, я стала искать частный лимузин, который я заказала, чтобы ребят отвезли в аэропорт (ранее он привез их из отеля). Он стоял на платной парковке, но без водителя. Я ждала с тревогой. Я не могла позволить им опоздать на самолет.
«Мы отпустили его на утро», - невинно сказал Пол. «Думаю, что он пошел по магазинам», - прокомментировал Джордж. В конце концов, мы выгрузили все оборудование фотографа из его крошечного мини-автомобиля, и сумели затолкать в него всех парней. Я помахала им рукой, стоя на тротуаре в окружении всего этого выгруженного оборудования. Кстати, они успели на свой самолет. Не то, чтобы они прибыли в аэропорт вовремя, но их менеджер сказал им время намного раньше, чем было на самом деле. И вся четверка знала об этом все это время! Но все равно я обожаю этих великолепных «Битлз»!
Марк Льюиссон: «Фотографии будут опубликованы 8 июня 1963 в журнале «Валентин». Возможные даты фотосессии следующие: 2 января, 12 февраля, 6 марта (предпочтительная дата), 10 марта, 12 марта, 22 марта».
Бэрри Майлз: «Театр «Плейхаус», Манчестер (Playhouse Theatre, Manchester). Запись для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme), в передаче «Поехали» (Here We Go). Были записаны песни: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Страдание» (Misery), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
«В передаче «Поехали» «Битлз» выступали пять раз (в этот день – последний). Продюсер программы – Питер Филбим (Peter Philbeam). Репетиция началась с 16.00, запись состоялась с 20.00 до 20.45. Программа будет транслироваться в эфире 12 марта 1963 с 17.00. В эфире прозвучат все записанные песни, кроме «Я увидел ее, стоящую там».

Выступление в зале «Елизаветинский», Ноттингем (Elizabethan Ballroom, Nottingham).
7 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Елизаветинский», Ноттингем (Elizabethan Ballroom, Nottingham), совместно с группами «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Большая тройка» (The Big Three) и «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J. Kramer & The Dakotas). Всеми группами, представленными на афише, управлял Брайен Эпстайн, который, также, являлся организатором этого мероприятия. Это был первый из шести концертов, озаглавленных как «Витрина Мерсибита» (Mersey Beat Showcase), организованных под эгидой «НЕМС», в которых артисты в сопровождении 80 проплаченных поклонников разъезжали в автобусах по всей стране. В качестве конферансье выступал ди-джей клуба «Пещера» Боб Вулер».
«Брайену Эпстайну пришла идея, возможно навеянная ранними эстрадными представлениями, организованными под эгидой «Мотаун», чтобы концертах выступали артисты из его «конюшни».
Билл Харри: «В 1963 году у Брайена Эпстайна возникла идея проведения серии концертов с участием его артистов. С моего разрешения, потому что «Мерси Бит» было моим зарегестрированным названием, он озаглавил эту серию концертов «Витрина Мерсибита». Первый из этих концертов состоялся 7 марта в Ноттингеме, в танцевальном зале «Елизаветинский».
Джон: «Не думаю, что существует какое-то «звучание Мерси» (Mersey Sound). Это выдумка журналистов. Просто мы родом из Ливерпуля. Вот они и посмотрели на карте, как называется ближайшая к Ливерпулю река, и назвали стиль в ее честь. А мы просто писали песни».
Пол: «Звучание «Битлз» появилось как бы само собой, когда мы начали исполнять свои любимые песни. Мы адаптировали все лучшее, что было на тот момент в музыке. По крайней мере то, что нравилось нам».
Джон: «В конечном итоге, мы просто играли рок-н-ролл, стремились быть как наши кумиры: Элвис, Карл Перкинс, братья Эверли, Бадди Холли, Литтл Ричард. А уж то, что потом у нас появился собственный стиль, может, и не от нас зависело. Это скорее показатель того, что мы чего-то достигли как музыканты, обрели свою сочинительскую и исполнительскую манеру. Столько лет играли вместе и наконец-то обрели свой саунд. Мы ничего не выдумывали, только оставались самими собой и делали то, что нам нравилось. Участие в группе для каждого из нас всегда было способом совместного существования».
Очевидец: «7 марта 1963 «Битлз» выгрузили свое оборудование через заднюю дверь своего старого автофургона «Теймз» (прим. – имеется в виду Ford Thames 400E) и поднялись в танцевальный зал «Елизаветинский», располагавшемся на верхнем этаже Здания кооперации на Парламент-Стрит (Co-op House, Parliament Street). В тот вечер они играли в полупустом зале, несмотря на то, что их песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) возглавила парад популярности».
Роб Тейлор: «Когда концерт закончился, перед тем как уехать домой вместе со своими товарищами, я выскользнул, чтобы пройти в туалет. Немного погодя, поплутав, я обнаружил, что заблудился. Одна из дверей, которую я попробовал открыть, вела в зону отдыха, где мне удалось разглядеть несколько беседующих между собой людей. Когда они услышали звук открывающейся двери, то повернулись в мою сторону, и я увидел, что это были «Битлз». Ситуация складывалась очень неловко, я вошел и направился к ним, но они отнеслись к этому весьма деликатно. Они подсказали, как пройти в туалет, и пошел своей дорогой.
Племянница моего друга попросила меня взять у «Битлз» автографы для нее. По правде говоря, я их подделал. Я же не думал, что они станут настолько знамениты, как это случилось впоследствии, и решил, что от этого не будет никакого вреда. Я оказался неправ в обоих случаях».

Выступление в Королевском зале, Хэррогейт (The Royal Hall, Harrogate).
8 марта 1963 г.

Брюс Спайзер (журналист): «8 марта 1963 радиостанция из Чикаго «Даблви-Эл-Эс» передала в эфире песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Согласно журналу радиостанции, песня группы «Биттлз» (Beattles) транслировалась в течение трех недель, и в списке песен фигурировала на 40 месте. К 15 марта этот сингл достигнет своей наивысшей позиции – 35 места».
Бэрри Майлз: «Выступление в Королевском зале, Хэррогейт (The Royal Hall, Harrogate)».
Боб Мэйсон (Bob Mason, член группы «Рики Фэнтон и Апачи»): «Когда в пятницу 8 марта 1963 «Битлз» выступали в Королевском зале, наша группа была одной из разогревающих. Я был ведущим гитаристом в группе «Рики Фэнтон и Апачи» (Ricky Fenton and The Apaches).
Они вошли, когда мы устанавливали свое оборудование. Почти все они несли свое оборудование. Внешне они довольно сильно отличались от других своими довольно-таки длинными волосами. На них были кожаные пальто и выглядели они как какие-нибудь французские студенты художественного учебного заведения.
Это были танцы, не концерт как таковой, но когда вышли «Битлз», все столпились перед сценой. Там была большая толпа».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Билл Харри: «Джордж [Харрисон] считался хоро¬шим гитаристом, но его нельзя было сравнить с Эдрианом Бэрбером и, позже, с Брайаном Гриффитсом (оба из «Большой Тройки»). Музыканты такого уровня ценились очень высоко».
Джон Макнэлли: «Казалось, что Джордж останется позади, но он выработал свой собственный стиль - немного робкий, и девушкам этот стиль очень нравился».
Боб Мэйсон (Bob Mason, член группы «Рики Фэнтон и Апачи»): «Битлз» очень отличались от других групп, и обещали стать грандиозным явлением. Некоторое время я провел в общении с Джоном и Полом. Мы говорили об их нетипичных гитарах, когда мой папа, который на самом деле был нашим менеджером, обругал Пола, когда тот споткнулся о наше оборудование. Пол сразу же попятился и извинился. Они подошли к старому желтому автофургону, и помогли загрузить свое оборудование.
За свое выступление они получили 75 фунтов-стерлингов, что было сносной суммой по тем временам. 25 фунтов отходило Брайену Эпстайну, остальное группе».
Боб Мэйсон (Bob Mason, член группы «Рики Фэнтон и Апачи»): «Во время выступления «Битлз», Ринго Старр, славившийся своей энергичной игрой на барабанах, ломал палочки, и отбрасывал их прочь. После того, как группа закончила свое выступление, дорожный менеджер «Битлз» упаковал их оборудование и покинул концертную площадку, оставив нашу группу «Рики Фэнтон и Апачи» закрывать вечернее выступление. Когда наша группа поддержки закончила свое выступление, мой отец помогал освободить сцену, и когда он увидел две сломанные барабанные палочки Ринго, то взял их на память».
Джоан Грини: «Джон был очень грубый, и на его обуви была дырка, в то время как Джордж был незлобливый».
Кристина Хемминг (Christine Hemming): «До начала концерта я подсказала Полу и Ринго, как добраться до гостиницы «Старый лебедь» (Old Swan Hotel)».
Карен Уильямсон: «Молодой человек на снимке – это Кит Морган (Keith Morgan), который работал в отеле «Старый лебедь», и был большим поклонником «Битлз».
Хантер Дэвис: «Письмо Джона Леннона к Ирен, апрель 1963: «Дорогая Ирен. Спасибо тебе за письмо, долгоиграющая [пластинка] выйдет недели через две (пример¬но). Называется она «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» по понятным причинам. Спасибо еще раз, С любовью Джон Леннон ххх».

Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Эст-Хэм, Лондон (Granada Cinema, East Ham, London).
9 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Эст-Хэм, Лондон (Granada Cinema, East Ham, London)».
Джордж: «Открытие турне состоялось в Лондоне».
Бэрри Майлз: «В их [«Битлз»] втором совместном турне на этот раз они поддерживали американских звезд Томми Роя и Криса Монтеса».
Крис Монтес: «Для американцев любой приезд в Британию важен, но этот первый раз… ну, он дико захватывающий. Но скажите мне, кто эти парни, эти «Битлз»? Я пытаюсь быть в курсе относительно британской сцены, но я не знаю их работ. Мне нравятся такие парни, как Клифф Ричард и Адам Фэйт, и ряд других, но первое, что я услышал в аэропорту, было то, что я должен обратить особое внимание на «Битлз»… поскольку они собирались стать по-настоящему значительными».
«Афишу турне возглавляли две американские звезды, Крис Монтес и Томми Рой. К сожалению для них, «Битлз» вскоре стали теми артистами, кого аудитория хотела видеть в первую очередь. На следующий день «Битлз» займут свое законное место, возглавив афишу».
Джордж: «В марте мы отправились в турне с Томми Роу и Крисом Монтесом, которые на равных правах считались хедлайнерами. Один из них завершал первое шоу вечера, а другой - второе. Хитом Криса Монтеса была песня «Потанцуем» (Let’s Dance), а Томми Роу - «Шейла» (Sheila)».
Бэрри Майлз: «Концертная программа «Битлз» включала в себя следующие песни: «Люби же меня» (Love Me Do), «Страдание» (Misery), «Вкус меда» (A Taste Of Honey), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There)».
Билли Шепхерд (журналист): «Пришло время первого выступления. Реакция аудитории не заставила себя ждать, резко вскипев сразу же, как только занавес раздвинулся, и на сцене появились «Битлз». Пронзительные крики и визги, и не только из-за патриотических настроений. Пол моргнул от слепящего света дуговых ламп, повернулся и радостно улыбнулся остальным. Они с жаром исполнили пару номеров, и атмосфера стала по-настоящему наэлектризованной. Это был прямой контакт, аудитория их обожала. Руки размахивали, ноги топали, ладони хлопали. И этот вопль из криков и возгласов одобрения окатил волной, от которой уши трещали».
Пол: «Некоторое время мы радовались воплям зрителей, потому что на ранних концертах мы иногда мечтали, чтобы кто-нибудь заглушил наш собственный шум. Аппаратура зачастую была ужасной, да и мы не всегда играли хорошо. Не помню, где это случилось, но однажды вечером мы сильно фальшивили, это была катастрофа, но мы не держались».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Росс Бенсон (журналист): «Во время первого же выступления вопли и крики, требующие на сцену «Битлз», нарушили заранее спланированный порядок выступления. Пол по¬вернулся к товарищам и улыбнулся: «Вы только посмотрите, ребята!» Они начали свое выступление, и чем больше играли, тем сильнее разогревалась публика. Когда подошло время антракта, зал взорвался настоящей овацией. В этот вечер впервые в исто¬рии американцам не удалось переиграть своих британских соперников».
Джордж: «Битлз» становились все более популярными - к несчастью для Томми и Криса. После концерта все собрались, потому что импресарио Артур Хауз сказал, что лучше будет, если «Битлз» будут заканчивать первое отделение. Первоначально, по-моему, предполагалось, что Крис Монтес заканчивает весь концерт, а Томми Роу - первое отделение. Поэтому мы стали отказываться: «Нет, нет, пусть заканчивают Томми и Крис». Мы по-прежнему считали их знаменитостями. Помню, Томми Роу заупрямился и твердил: «У меня контракт, я расторгну его, если заканчивать концерт буду не я!».
Я сочувствовал Крису Монтесу: разве он виноват, что был просто маленьким мексиканцем? Бедняга, он пел медленную испанскую песню, сидя на стуле, а стиляги в зале кричали: «Эй, ты, проваливай!» Он останавливался: «Хорошо, если вам это не нравится! Ладно». Он откладывал гитару и пытался спеть что-то другое. Видеть это было грустно, но битломания уже началась, «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) стала хитом, на подходе была «От меня тебе» (From Me To You)».

Выступление в театре «Ипподром», Бирмингем (Hippodrome Theatre, Birmingham).
10 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в театре «Ипподром», Бирмингем (Hippodrome Theatre, Birmingham) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом».
Джордж: «К тому времени, как мы выпустили одну или две пластинки, - кажется, во время турне с Крисом Монтесом, — у крупных залов задолго до начала стали собираться девушки. Приезжая на концерт, мы должны были прорываться сквозь толпу к служебному входу. Когда нам удавалось высмотреть тех, кто выглядел более-менее прилично, мы проталкивали их в дверь и захлопывали ее за собой; потом они, конечно, приходили к нам в раздевалку».
«Хотя «Битлз» и не возглавляли афишу в начале гастролей, но реакция публики в Лондоне во время первого концерта привела к тому, что начиная с этого вечера группа закрывала концерт».
Альберт Голдман: «На следующий день организатор турне объявил, что «Битлз» отныне будут возглавлять афишу».
Билли Шепхерд (журналист): «Американские гости сделали все, что могли, но даже статус их пластинок-хитов, некоторые из которых у Томми имеют действительно международное признание, не смог произвести должного впечатления. Поэтому во втором шоу «Битлз» поменялись с ними местами, и стали звездами шоу. Хотя зрители этого провинциального театра не понимали, что это была часть истории поп-музыки. Это был еще только первый тонкий клин британских звезд в общепризнанном американском доминировании. За кулисами «Битлз» были сдержаны по поводу повышения их статуса на афише. Но они не могли скрыть своего восторга».
Альберт Голдман: «Ну, вот и все, теперь мы - звезды! - воскликнул Леннон. - Так что теперь придется вести себя как следует», - добавил он, не скрывая иронии».
Ринго: «Сначала ты участвуешь только в концертах, за которые тебе ничего не платят. Потом ты начинаешь играть в клубах и пытаться хоть что-нибудь заработать. Следующий этап – танцевальные залы, и вдруг ты попадаешь в театр, где слушатели сидят (это продолжалось недолго). Мне нравились театры, они и сейчас мне нравятся. Я люблю играть в таких заведениях, как «радио сити мюзик-холл». Мне нравится контакт со зрителями».
Нил Аспинал: «Об этом можно было только мечтать - стать первыми, но вместе с исполнением мечты, началась битломания. В Ливерпуле они часто сталкивались с массовой истерией, но там они знали всех в лицо. Там никто не пытался наброситься на них, перевернуть фургон или сорвать боковые зеркала. Внезапно началось совершенное безумие, которое было приятно, но справиться с ним было нелегко. Мне пришлось сопровождать их в театры и выводить оттуда - просто войти и выйти уже не получалось».
Джон: «Труднее всего было выбраться из зала после выступления. Когда вздыхаешь с облегчением, думая, что все уже позади, и ты вот-вот усядешься в машину, выясняется, что кто-то проколол у нее шины».
Нил Аспинал: «Они начали выступать на «Би-Би-Си», у них появился офис и клуб поклонников в Лондоне. У Клиффа Ричарда тоже был собственный клуб поклонников; видимо, его наличие служило показателем того, каковы позиции исполнителя. Когда они выступали, шум в зале почти начисто заглушал их голоса. Вопили в основном девушки, но самым странным было то, что «Битлз» нравились и ребятам. К ним тянуло всех».
Ринго: «Мы стали первыми - о чем еще можно было мечтать? Мы стремились стать только первыми. Конечно, после этого все наши песни становились хитами, и это было странно, потому что мы невольно ждали, что хоть какая-нибудь не станет хитом. Когда это случилось, мы вздохнули с облегчением: «Слава Богу, все кончилось». Напряжение было большим; целая дюжина наших песен поднималась на первое место, поэтому та, которая наконец не попала в хит-парад, принесла облегчение».
Джон: «Год назад, пока все это не началось, мы могли свободно войти в любой зал и выйти оттуда, могли останавливаться в отелях, гулять по вечерам, ходить по магазинам, не собирая целые толпы. О том, что нам раньше нравилось, теперь можно было только мечтать. Наверное, когда-нибудь шумиха утихнет, и мы сможем вернуться к нормальной, мирной жизни».
«В театре «Ипподром» группа также выступит 10 ноября 1963».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Запись и сведение песни Thank You Girl - Выступление в театре «Риалто», Йорк (Rialto Theatre, York).
13 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. Несмотря на то, что Джон все еще был простужен, было решено, что его состояние позволяет ему принять участие в сессии, чтобы сделать наложение губной гармошки в песне «Спасибо, девушка» (Thank You Girl)».
«Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Запись и сведение песни «Спасибо, девушка» (Thank You Girl). Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Сессия состоялась с 10.00 до 13.00. Леннон предпринял 15 попыток, чтобы закончить запись партии губной гармошки. Были записаны дубли 14-28. Впоследствии под контролем Джорджа Мартина будет сделано сложное редактирование дублей 6, 13, 17, 20, 21 и 23, и осуществлено сведение в режимах моно и стерео. Хотя в записи принял участие только Леннон, остальные «Битлз» тоже приехали в Лондон из Бедфорда, где накануне у них был концерт».
Бэрри Майлз: «Выступление в театре «Риалто», Йорк (Rialto Theatre, York) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом».
«Как и день назад, Джон Леннон по состоянию здоровья не смог принять участие в выступлении, поэтому «Битлз» вышли на сцену только втроем. Это было их второе выступление в этом зале. До этого они появлялись здесь 27 февраля в рамках турне с Хелен Шапиро. На концерте «Битлз» исполнили шесть песен: «Люби же меня» (Love Me Do), «Страдание» (Misery), «Вкус меда» (A Taste Of Honey), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Также на этой концертной площадке «Битлз» выступят 29 мая и 27 ноября 1963».

Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Вулверхэмптон (Gaumont Cinema, Wolverhampton).
14 марта 1963 г.

«Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Контрольная комната. Редактирование и сведение песни «Спасибо, девушка» (Thank You Girl). Продюсер: Джордж Мартин. Хотя «Битлз» и не приняли участие в этой трехчасовой сессии, в этот день под контролем Джорджа Мартина было сделано окончательное редактирование и сведение песни «Спасибо, девушка» в моно и стерео режимах. Сингл поступит в продажу 11 апреля».
Хантер Дэвис: «Брайен тем временем заключал контракты с другими ливерпульскими артистами. Например, с Билли Крэмером. Он вставил в середину его фамилии «j» и соединил с новой манчестерской группой «Дакоты», выступавшей как сопровождение».
Билли Крэмер (лидер группы «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J. Kramer & The Dakotas)): «А вскоре мы оба - Джон и я - оказались в кабинете Брайена, где Джон сказал, что у него есть для меня предложение. Джон считал, что если я добавлю «Джей» к моему сценическому имени и стану называться Билли Джей Крэмер, это будет звучать гораздо звонче. Как же он был прав!
Ранее Брайен вручил мне пленку с записью песни, которую он хотел послушать в моем исполнении. Это была песня «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) в исполнении Джона (прим. – демоверсия, записанная Джоном в ванной комнате). В конце записи Джон извинялся за качество пленки, говоря, что сделал эту запись в самом тихом месте, какое только смог найти. При этом был слышен звук смыва туалетного бачка! Это был пример тонкого чувства юмора, которым обладал Джон. Я записал эту песню [14 марта 1963] и стал первым человеком в истории, на чьей пластинке была песня Леннона - Маккартни. Джон впоследствии поблагодарил меня за то, что я поверил в их способность писать песни».
«В этот день Билли Крэмер записал еще одну песню Леннона-Маккартни - «Я пойду своей дорогой» (I’ll Be On My Way). Сингл выйдет в свет 26 апреля 1963».
Джон: «Это Пол. Ранний Пол».
Пол: «Наша совместная с Джоном песня».
«Считается, что песня «Я пойду своей дорогой» была написана в 1961 году; по словам Леннона, основным автором песни был Маккартни. Несмотря на то, что песня была частью раннего репертуара группы, к 1962 году она в значительной мере перестала пользоваться популярностью у участников, поэтому ни на прослушивании в «Декке» 1 января 1962 года, ни на первой сессии в «И-Эм-Ай» 6 июня 1962 года она не звучала. Единственная известная запись данной песни в исполнении «Битлз» будет сделана 4 апреля 1963 для «Би-Би-Си» (передача выйдет в эфир 24 июня 1963)».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Вулверхэмптон (Gaumont Cinema, Wolverhampton) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом. Джон Леннон по состоянию здоровья опять не смог принять участие в выступлении».

Выступление в зале «Колстон», Бристоль (Colston Hall, Bristol).
15 марта 1963 г.

Дэвид Диллс: «15 февраля в Лондоне Кенни Линч (Kenny Lynch) записал песню Леннона-Маккартни «Страдание» (Misery), первоначально предназначенную для Хелен Шапиро. Во время записи этой песни на гитаре играл студийный музыкант Берт Уидон (Bert Weedon). Когда Джон Леннон услышал запись этой песни, он раздраженно спросил: «Кто это играет, телефон?», и сказал Кенни Линчу, что сыграл бы сам, если бы его попросили (прим. – сингл Кенни Линча с этой песней вышел 15 марта 1963)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Колстон», Бристоль (Colston Hall, Bristol) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом. Джон возвращается на сцену».
«Пропустив три выступления, в этот день Джон Леннон почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы вернуться на сцену и принять участие в выступлении в обоих отделениях концерта. Это было их первое выступление на этой концертной площадке. Следующие выступления состоятся 15 ноября 1963 и 10 ноября 1964».
Синтия: «Джон постоянно находился в разъездах, оставляя меня на несколько дней, а иногда и недель. Его расписание заполняли концерты в разных городах или сессии звукозаписи в Лондоне. Я же тем временем пухла, как на дрожжах, и с нетерпением ждала дня родов. Сама я не была уверена в сколько-нибудь точной дате, но доктора утверждали, что это должно случиться в начале марта. Но прошло четвертое марта, потом седьмое, двенадцатое, пятнадцатое… Предполагаемые дни выпрыгивали, как в счетчике, один за другим, а ребенок так и не выказывал желания появляться на свет».


Выходит альбом Please Please Me / Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Донкастер (Gaumont Cinema, Doncaster).
22 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «В Великобритании поступил в продажу альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me): Parlophone PMC 1202 (моно), PCS 3042 (стерео).
Сторона «А»: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Страдание» (Misery), «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)), «Цепи» (Chains), «Мальчики» (Boys), «Спроси меня, почему» (Ask Me Why), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me);
Сторона «Б»: «Люби же меня» (Love Me Do), «Посриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You), «Крошка, это ты» (Baby It’s You), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Вкус меда» (A Taste Of Honey), «Есть место» (There’s A Place), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».
«В этот день в продажу поступила только версия альбома, записанная в монофоническом режиме (PMC 1201). Версия альбома, записанная в режиме стерео (PCS 3042), поступит в продажу только 26 апреля. Альбом был выпущен фирмой «Парлофон» - дочерним предприятием «И-Эм-Ай», и будет весьма успешен. В параде популярности Великобритании, начиная с 6 апреля, он проведет в общей сложности 70 недель, при этом, с 11 мая — занимая наивысшую позицию в течение 30 недель. Аннотацию для альбома написал Тони Бэрроу».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «Конверт для альбома ««Пожалуйста, доставь мне удовольствие» дрянь, но в то время это не имело значения. Мы даже не думали о том, что он выглядит паршиво, - вероятно, потому, что радовались самой пластинке».
Валерий Романов (rockshop.te.net.ua): «Особо редкой является первое издание дебютного альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Отличить его очень просто - по наклейке на самой пластинке. В тот момент, когда альбом вышел в свет, фирма «Парлофон» была в процессе смены своего графического знака. На месте стилизованного черно-золотого обосновался и продержался до конца шестидесятых черно-желтый. Счастливчики, которым удалось успеть в течение первых трех недель в марте обзавестись этим альбомом стали обладателями настоящего раритета. Большинство этих пластинок были монофоническими, но только очень немногим досталась стерео версия этой пластинки! Вот это уже невероятная редкость».
«Второй вариант лейбла первого тиража имеет круглую выемку, которая была результатом использования старых штамповочных машин. Эта выемка могла быть на либо на стороне 1, либо на стороне 2».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Бэрроу: «В свете моей предыдущей работы в «Декке» было само собой разумеющимся, что я буду писать аннотации на конвертах для альбомов «ребят». «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» был, по-сути, «живым» выступлением в том отношении, что он был сделан без каких-либо репетиций и с наименьшим возможным числом дублей. Но я не стал затрагивать этот аспект в своей аннотации на конверте, потому что в 1963 году не было ничего необычного в том, чтобы какая-нибудь группа записала альбом за один день сессий. В то время для звукозаписывающих компаний было обычным делом вслед за синглом-хитом спешно выпустить альбом с таким же названием.
В своей аннотации я написал: «У продюсера Джорджа Мартина совсем не было головной боли по поводу выбора песен для «Битлз». Их собственная неотъемлемая композиторская команда из Джона Леннона и Пола Маккартни уже имеет достаточное количество написанных ими самими номеров, чтобы стабильно выпускать лишь собственные синглы с настоящего момента до 1975 года! Битлы усвоили подход «сделай сам» с самого начала. Они сочиняют свои собственные стихи, задумывают и в итоге выстраивают своё собственное инструментальное сопровождение, и составляют свои собственные вокальные аранжировки.
Пол: «Мы с самого начала решили приписывать авторство песен и Леннону, и Маккартни, потому что мы стремились стать такими, как Роджерс и Хаммерстайн. О создании песен мы знали только то, что их пишут такие люди, как Роджерс и Хаммерстайн или Лернер и Лоу. Мы слышали эти имена, создание песен ассоциировалось у нас с ними, поэтому сочетание двух фамилий звучало интересно.
Я хотел, чтобы на пластинках указывали авторство как «Маккартни - Леннон», но Джон оказался настойчивее, и, похоже, он уладил это дело с Брайеном, прежде чем я успел вмешаться. Все вышло так, как хотел Джон. Я не говорю, что это несправедливо, просто, может быть, мне недоставало ловкости. Джон все-таки был на полтора года старше меня, а в этом возрасте такая разница означала, что он мог лучше навешать на уши лапши.
Помню, мы как-то собрались, и мне сказали: «Мы думаем, песни надо подписывать «Леннон - Маккартни». Я возразил: «Почему это Леннон первый? А может, лучше «Маккартни - Леннон»?» Все заявили: «Леннон - Маккартни» лучше, это звучит!» Я сказал: «Маккартни - Леннон» тоже звучит неплохо». Но, в конце концов, мне пришлось смириться: «Ладно, будь по-вашему!» - хотя мы договорились, что если захотим, то всегда можем поменять фамилии местами, чтобы быть равными. В сущности, когда вышел первый тираж альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», все песни там были подписаны «Маккартни - Леннон». Надпись «Леннон - Маккартни» стала привычной позднее, но теперь я иногда меняю фамилии местами, подписывая такие песни, как «Вчера» (Yesterday), чтобы показать, чья это вещь. Вот так примерно мы стали подписывать свои песни «Леннон - Маккартни». Но к тому времени мы уже добились своего, стали такими же, как Роджерс и Хаммерстайн. Мы превратились в авторский дуэт».
Джон: «В прежние времена наши с Полом музыкальные вкусы во многом совпадали. По мнению астрологов, Близнецы и Весы отлично ладят друг с другом. Полагаю, мы сработались еще потому, что оба любили одну и ту же музыку. Иногда мы писали вместе, иногда - порознь. Вначале мы писали каждый свое, потому что Пол был опытнее, чем я. Он всегда знал на пару аккордов больше, в его песнях аккорды были более многочисленными. Его отец играл на пианино. Он предпочитал джазовые и популярные стандарты, и Пол перенял это у него. Некоторые Пол написал сам. А песню «Следующий после Девяти-Ноль-Девять» (One After 909), вышедшую на каком-то из наших альбомов [в 1969], я написал сам, без помощи Пола. Мне тогда было лет семнадцать или восемнадцать. Мы писали вдвоем, потому что иногда нам это очень нравилось. Было приятно иметь возможность писать, знать, что ты на это способен. А еще мы думали о том, что понравится слушателям. Я всегда помнил о них. «Под это они будут танцевать», - и так далее. Поэтому большинство песен были просто предназначены для танцев. А еще нас спрашивали: «А вы собираетесь записывать альбом?». И мы быстренько сочиняли несколько песен, будто на заказ. Но я всегда считал лучшими те песни, которые придумывались сами.
Если мне предложат написать песню к фильму или что-нибудь вроде этого, я смогу сесть и сочинить ее. Но радости она мне не принесет, мне будет трудно, но я могу. Этот процесс я называю ремесленничеством. Я много лет писал вот таким способом, но это меня никогда не радовало. Мне правится то, что приходит вместе с вдохновением, из глубины души.
Обычно один из нас писал большую часть песни, а второй помогал закончить ее, слегка изменяя мелодию или слова. Когда я писал стихи для песни и, промучавшись с ними пару недель, заходил в тупик, я рассказывал об этом Полу, а потом мы или писали вдвоем, или он предлагал: «Давай сделаем так или этак».
Мы действовали наугад. Правил сочинения песен не существует. Мы писали их где угодно, но обычно просто садились с Полом за пианино, или брали гитару, а то и две, или один садился за пианино, а другой вооружался гитарой, как Джефф (я хотел сказать Джордж). Вот и все возможные сочетания, все сочетания двух человек, пишущих песню. Очевидно, мы оказывали влияние друг па друга, как делают группы и люди».
Джордж Мартин: «Как продюсер я не внес заметного вклада в их стихи. Если стихи мне не слишком нравились, я говорил им об этом или предлагал написать еще восемь тактов и т.п., но обычно они приносили мне уже готовые песни. Мои предложения обычно касались только аранжировки.
Как только вас начинают чему-нибудь учить, ваше мышление уже направляется в определенное русло. Пол и Джон не получили такого направляющего обучения, поэтому они могли придумывать произведения, которые я посчитал бы чудовищными. Я мог восхищаться их выдумками, но мое музыкальное образование не позволило бы мне додуматься до них самому. Я также считаю, что способность сочинять хорошие мелодии имеет тот, кто не скован правилами и законами гармонии и контрапункта. Мелодию можно исполнить одним пальцем, просвистать на улице. Она не зависит от великих гармоний. Способность создавать хорошие мелодии это просто дар».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Пол: «Репертуар «Битлз» охватывал безгранично большой жанровый диапазон. Выступая в Гамбурге, мы научились исполнять музыку любо¬го формата. Там нельзя было иначе. В тех условиях без этого просто невозможно было выжить. Приходилось разучивать огромное количество самых разных песен. С самого начала в наш репертуар входили рок-н-роллы, баллады, где в равной степени проявлялось и балладное начало, и резкое, крикливое. С тех гамбургских времен мы с Джоном стремились сочинять музыку «на любой вкус».
Тони Бэрроу: «В «Декке», а затем с «Битлз» мой стиль написания заметок для конвертов был чем-то средним между рассчитанной на сенсацию бульварной журналистикой и рекламой.
Зная, как обозреватель записей, что поклонникам нравится находить детали кто-на-чём-играет-и-кто-что-поёт в аннотациях на конвертах, я прошёлся дорожка за дорожкой по альбому, предоставив такую информацию. В своей аннотации для конверта «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» я пропустил песню «Постскриптум. Я люблю тебя», и от публики было так много вопросов об этом, что я написал на своей офисной копии: «спета Полом с вокалом второго плана Джона и Джорджа».
Что я не упомянул в своей аннотации, так это того, что горло Джона кровоточило к концу того дня. Пытаясь сначала смягчить своё становящееся всё более сырым и болезненным горло на протяжении этих сессий леденцами «Зьюб» и бесконечными чашками чая, он перешёл на ледяное молоко, которое пил прямо из бутылки. Во время последней дорожки, изумительной, но и требующей многого «Танцуй твист и вопи» (которая была самым часто исполняемым номером группы ещё в «Пещере»), он окрашивал содержимое бутылки в розовый цвет кровью из своего горла всякий раз, когда делал глоток, чтомы смягичть горло. Не один и не два критика выделили в печати «Танцуй твист и вопи», как самую значительную дорожку на всём альбоме. Я сомневаюсь, что без опыта, который битлы получили в клубах Гамбурга в предыдущие несколько лет, альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» получился бы таким захватывающим».
Филипп Норманн (журналист): «Выход в свет 22 марта альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» вызвал живой интерес музыкальных изданий. Даже ориентированная на джаз-музыку «Мелоди Мэйкер» приветствовала то, что каждый обозреватель называл не долгоиграющей шелухой, а чередованием песен, каждая из которых была по-своему свое¬образной и удивительной. Впервые стало известно, что «Битлз» являются композиторами в масштабах, доселе не встречавшихся среди исполнителей. До этого покупатели грампластинок мало интересовались тем, кто написал понравившиеся им песни».
Из интервью Джона Леннона Джонатану Котту, журнал «Роллинг Стоун» 18 сентября 1968:
Котт: Что ты думаешь сейчас о ваших первых альбомах?
Джон: Смотря о каком идет речь. Недавно я прослушивал наш самый первый альбом и испытал странное чувство, похожее на замешательство. Тогда мы хотели быть такими. Мы знали, что хотим, но мы не знали, как это делается в студии. У нас не было ни знаний, ни опыта. И все же кое-что с этого альбома очень приятно слушать и сегодня.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Стивен Кноултон (музыкальный критик): «Как ни странно, это единственный из первых альбомов, где хорошо записаны барабаны. Тому есть две причины. Во-первых, он почти полностью записан вживую, на нем нет большого количества наложений, сделанных на примитивном оборудовании и замутняющих записи. Во-вторых, «Битлз» в то время все еще были командой, играющей в танцевальных залах, и игра барабанщика в связи с этим была намного чище. По мере того, как они все больше превращались в концертную группу, стало возможным сильно ослабить ритмику.
Из-за того, что это альбом танцевальной группы, игра ударных весьма проста. Хороша, но не изобретательна. По-моему, во всей песне «Страдание» (Misery) нет ни одного брейка. Ринго почти никуда не уходит в сторону от основных партий бочки, рабочего и тарелок, первый брейк на томах появляется только в песне «Мальчики» (Boys), это уже пятая песня! А его фирменный открытый хай-хэт появляется лишь однажды, в припеве песни «Цепи» (Chains).
Все же есть приятные моменты. В песне «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)) имеется небанальный рисунок хай-хэта, который привлекает внимание слушателя и приятно контрастирует с теплым звуком гитары. В песне «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) есть чудесный переход к бриджу на том-томах. В песне «Вкус меда» (A Taste Of Honey) обнаруживаются недостатки Ринго в использовании щеточек, в конце концов, в игре на танцах они не требовались.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Лучший момент, конечно, это песня «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Он просто крушит барабаны. На фотографиях того времени Ринго выглядит так, как будто недоедает. Где этот худощавый парень находил в себе силы так барабанить? Послушайте небольшие пресс-роллы (прим. — вид дроби) перед куплетами, как звучит бочка (в этой песне, в отличие от всего альбома, ее хорошо слышно)».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Донкастер (Gaumont Cinema, Doncaster) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом».
«Ранее группа выступала в этом зале 5 февраля 1963».

Выступление в театре «Империя», Ливерпуль (Empire Theatre, Liverpool).
24 марта 1963 г.

Майк Кэдуолдер (двоюродный брат Джона): «Шло время, «Битлз» становились знаменитыми. В один из последних раз я видел Джона, когда вышел его альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Он тогда еще жил у Мендипсов и буквально ворвался в дом с ворохом пластинок. Это было так здорово, так невероятно, что даже не верилось. «Мы записали альбом, мы записали большую пластинку!». Он был вне себя от радости, это было просто потрясающе, такого просто быть не могло, никто из нас ничего подобного никогда не видел. С Джоном всегда так было. Мы были самой обычной послевоенной семьей, а в нем чувствовалось что-то особенное, какая-то аура».
Бэрри Майлз: «Выступление в театре «Империя», Ливерпуль (Empire Theatre, Liverpool) в рамках турне с Томми Роем и Крисом Монтесом».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Фотосессия с Дезо Хоффманом.
25 марта 1963 г.

Бэрри Майлз: «Этот день «Битлз» провели с фотографом Дезо Хоффманом».
Чезз Эйвери: «В этот день Дезо Хоффман фотографировал «Битлз» в нескольких местах Ливерпуля. Я не могу определить последовательность этих мест, но, кажется, клуб «Пещера» был первым местом съемок, затем парикмахерская братьев «Хорни» (Horne Brothers Barbershop), аллертоновская тренировочная площадка игры в гольф (Allerton Golf Course) и последним местом дом Пола на Фортлин-Роуд (прим. – фотограф Дезо Хоффман считает, что из дома Пола они направились в парк «Сефтон»)».
Рик Аллан (2005 г.): «В своей книге Дезо Хоффман рассказывает о том, как он был отправлен в Ливерпуль по заданию «Рекорд Миррор» сфотографировать «Битлз». После съемок в доме Пола на Фортлин-Роуд, как он пишет, Пол на своей «Кортине Марк 1» (Cortina Mark 1) отвез всех в парк «Сефтон». Именно здесь был сделан знаменитый снимок «Битлз» в прыжке. Когда я впервые открыл эту книгу, то был несколько озадачен. Дело в том, что я хорошо знаю парк «Сефтон». Я там вырос, и считаю себя чем-то вроде эксперта по планировке этого парка. Проблемой было то, что я не мог узнать местоположение ни этого снимка, ни фотографии «Битлз» с «Кортиной». Жилой дом определенно не находился рядом с парком «Сефтон». Было только одно место на юге Ливерпуля, где он мог быть сделан. Это аллертоновская тренировочная площадка игры в гольф. На снимке между Джоном и Ринго можно заметить водонапорную башню.
Чтобы убедиться в своем предположении, я сфотографировал площадку для гольфа и, конечно же, деревья на снимке «в прыжке» оказались на том же самом месте (возможно, немного больше, но определенно они). Деревья на снимке с автомобилем тоже по-прежнему растут там, всего в нескольких метрах от того места, где Дезо должен был лежать на земле, чтобы снять этот прыжок. Жилой дом, который был запечатлен в снимке с прыжком, давно снесли, и на его месте (чуть правее) построили другой».
Дезо Хоффман: «Чуть позже мы с Полом посетили клуб «Мистер Смитс» (Mr. Smiths) в Манчестере. В клубе Пол встретил своего знакомого Фрэнки Хауэрда (Frankie Howerd) и познакомил меня с ним. Как это ни странно, оказалось, что Фрэнки до сих пор ничего не знал о существовании «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Церемония награждения серебряным диском Please Please Me — EMI House, London.
5 апреля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Лондон, административный корпус «И-Эм-Ай» (EMI House, London). Во время церемонии награждения первым серебряным диском за 250 000 проданных копий сингла «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), группа дала закрытое выступление для руководителей «И-Эм-Ай».

Сингл From Me To You поступил в продажу / Выступление в зале кооперативного общества, Миддлтон (Co-operative Hall, Middleton).
11 апреля 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день в Великобритании вышел в свет сингл с песнями «От меня тебе» (From Me To You) и «Спасибо, девушка» (Thank You Girl), (Parlophone R 5015)».
Первый тираж сингла помещался в темно-зеленый конверт с белым названием фирмы. Когда «Парлофон» начал выпускать свои синглы с черно-серебряной наклейкой, также были выпущены конверты нового образца. Использовались они с января 1963 до лета 1964 с синглами «Парлофон» серий R 4989 – R 5222.
Наклейка сингла черного цвета с серебряной печатью. Год выпуска напечатан на наклейке как: «Первая публикация записи в 1963». Наклейка первого типа имеет надпись «Парлофон Ко. Лтд», расположенной по окружности, и надпись «Первая публикация записи в 1963» расположена под номером матрицы.
Наклейка второого типа имеет надпись «ПАРЛОФОН КО. ЛТД», расположенной по окружности, и надпись «Первая публикация записи в 1963» расположена над номером матрицы.
Кит Фердайс (ди-джей): «Пение и гармонии хороши, искрятся остроумием, но текст носит исключительно коммерческий характер, а нынешняя мелодия вовсе не так хороша, как две первых».
Из интервью Джона Леннона Джонатану Котту 5 декабря 1980 г.:
Джон: На меня постоянно нападали, с самого начала. Не забывай, что про песню «От меня к тебе» говорили, что она «ниже среднего уровня Битлз». Это было в рецензии «Эн-Эм-И» [Нью Мюзикл Экспресс]. Боже мой, мрак. Может быть, эта песня была не столь хороша, как «Пожалуйста, обрадуй меня» (Please Please Me), не знаю, но «ниже среднего уровня»? Мне этого никогда не забыть. Когда они сказали, что «От меня к тебе» ниже среднего уровня Битлз», я понял, что надо все время тащить это на себе. Мы находимся в мире, где ты забираешься на колесо, и тебя то поднимает, то опускает».
«Через девять дней сингл начнет свое 21-недельное пребывание в Британских хит-парадах. 4 мая он достигнет наивысшей позиции, и будет оставаться там в течение семи недель».
Брюс Спайзер: «Несмотря на тот факт, что «Кэпитол Рекордз» и «Парлофон» принадлежали одной и той же компании «И-Эм-Ай», с самого начала исполнители в «Кэпитол» были совершенно незаинтересованы в музыке «Битлз». Как только сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) стал номером один в Англии, Джордж Мартин послал копию записи в Нью-Йорк в «Кэпитол» Джею Ливингстону (Jay Livingstone). Ливингстон отказался от сингла, утверждая, что «Кэпитол» не думает, что «Битлз добъются чего-нибудь» на американском рынке. Так как Ливингстон и «Кэпитол» также отказался издавать следующий сингл «Битлз», «От меня тебе» (From Me To You), у Джорджа Мартина не было другого выбора, кроме как занятся поисками какой-нибудь другой американской компании, которая бы издала диски, притом, что это означало бы продавать записи конкурентам «И-Эм-Ай». Поэтому оба сингла, наряду с первым альбомом «Битлз» будут выпущены небольшой чикагской фирмой «Ви-Джей».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кооперативного общества, Миддлтон, Ланкашир (Co-operative Hall, Middleton, Lancashire)».
«Это было единственное выступление группы в этом зале».
Энтони Фицпатрик (Anthony Fitzpatrick): «Мне было 13 лет. После школы обычно я слонялся в окрестностях Миддлтон-Гарденс вместе с Тони Даквортом, Дэвидом Тирни и Джимми Эккерсли. В тот вечер «Битлз» выступали в «Кооперативе», и наша четверка решила прогуляться от Миддлтон-Гарденс к «Кооперативу» и посмотреть, что там будет. Попасть вовнутрь можно было только с 16 лет, а нам всем четверым было только по 13 и, как водится, без гроша в карманах. В тот вечер мы подошли к заднему входу зала кооперативного общества, ведущему к выходу на сцену.
Со стороны улицы здание кооперативного общества имело две двери. Левая дверь вела в кооперативный магазин, через правую поднимались в танцевальный зал. Наша четверка выжидала удобного случая, чтобы получить возможность проскользнуть в танцевальный зал, расположенный наверху. Мы знали, что там что-то происходит, так как снаружи хорошо слышали звучавшую там музыку.
Мы стояли у заднего входа на сцену зала кооперативного общества, когда подъехал автофургон «Теймз» (прим. – по-видимому, имеется в виду Ford Thames 400E), и когда я посмотрел в сторону фургона, то увидел Пола Маккартни, хотя в то время он был всего лишь каким-то парнем. Я понятия не имел, кто он такой, но скоро я это понял.
Из фургона вышли четыре парня, и начали выгружать оборудование, а мы стояли, и наблюдали за ними. Я спросил, нужна ли помощь, и один из них ответил: «да, давайте». Этим парнем был Пол Маккартни. Вот так я и три моих товарища помогли «Битлз» отнести их оборудование вверх по лестнице. Когда фургон был разгружен, мы четверо стояли вместе с «Битлз» в глубине сцены зала кооперативного общества. Битлы рассмеялись и назвали нас шалопаями. У Пола Маккартни была с собой коробка с фотографиями группы. Он вытащил несколько снимков из коробки и держал их в руке, когда я спросил его, можно ли мне взять одну из фотографий. Он ответил «да» и подал мне одну из них. Я попросил его ее подписать. Он так и сделал, а потом передал ее Джону Леннону, Ринго Старру и Джорджу Харрисону, которые тоже ее подписали. Мы и понятия не имели, какой это был важный момент в истории для нас четверых.
Потом подошел один из сотрудников зала кооперативного общества, и сказал нам, что мы должны уйти, так как еще молоды. «Давайте живее, выходите», - сказали нам. Вся наша четверка отправилась домой по Вуд-Стрит. В то время мы все жили на Файрфилд-Драйв. Когда мы шли, Тони Даквортом попросил меня показать подписанную фотографию. Я вынул ее из своего кармана и передал Дэвиду. Дэвид Тирни взял ее, посмотрел и отдал Дакворту. Он посмотрел ее и спросил: «Здорово, можно я оставлю ее у себя?». Я сказал: «нет, она моя», на что он возразил: «Нет, она же для всех нас». И после этого он ее порвал. В то время мне было всего 13, и это фото, которое абсолютно ничего для меня не значило, было развеяно по ветру».
Репортер газеты «Миддлтон Гардиан»: «В четверг 11 апреля 1963 четыре ливерпульских парня принесли с собой в Миддлтон малую толику звездной пыли с «улицы жестяных сковородок» (прим. - Tin Pan Alley — «улица жестяных сковородок» или «жестяных кастрюль» - собирательное название американской коммерческой музыкальной индустрии). Более часа в зале кооперативного общества на Лонг-Стрит 300 визжащих подростков пританцовывали и изгибались под вибрирующие ритмы баллад в стиле бит, исполняемых группой «Битлз». Музыка была оглушительной, и поклонники были возбуждены до предела. Как только вы входили вовнутрь, почти истерическое исступление било вас в лицо, но организатор концерта Бэрри Чейтон (Barry Chaytow) принял все меры предосторожности, чтобы его аудитория в своем возбуждении не перешла границы, и обеспечил присутствие необходимого количества «вышибал» для решения таких проблем.
Пришедшие на концерт мальчики и девочки определенно не зря отдали свои деньги. Эта группа, которая почти сразу стала профессиональной после того, как сформировалась два года назад, надолго заняла два места в хит-парадах с песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). И хотя их ранние работы ограничивались повторением репертуара других артистов континента, они заняли свое место в шоу-бизнесе со своим несомненным талантом и простой манерой исполнения.
Возможно, что одной из причин их успеха является тот факт, что большая часть их работ является совершенно оригинальной, и у них, кажется, есть почти неисчерпаемый запас нового материала. К примеру, их только что вышедший первый долгоигращий альбом содержит восемь номеров, написанных этой группой. Группа сплоченна. В августе прошлого года к ней присоединился барабанщик Ринго Старр, но остальные члены группы вместе со дня основания. Джордж Харрисон – ведущий гитарист, и Пол Маккартни ходили в одну и ту же школу, а Джон Леннон с Полом живут по-соседству.
Четверка «Битлз» покинула сцену вся в поту. Они были веселы и балагурили друг с другом, как будто два года гастрольного марафона было для них всем в их каждодневной работе, что, конечно же, так и есть. Они миновали неизбежный строй охотников за автографами, пытаясь придти в себя и успеть переодеться ко времени, чтобы вернуться в Ливерпуль и получить заслуженный отдых».
Алан Уилкинсон (manchesterbeat.com): «Группа «Сам Пипл» (Sum People) выступала вместе с «Битлз» 11 апреля 1963».
Питер Тейлор: «Стив Джонс (Шон) [из группы «Сам Пипл»] – мой двоюродный брат. Я был на этом концерте, когда «Сам Пипл» были группой поддержки «Битлз», и после концерта был в раздевалке, где обе группы играли в криббидж (прим. – карточная игра), пока неистовые поклонники не разошлись».
«Сразу после выступления группа вернулась в Ливерпуль, где Джон Леннон впервые увидится со своим сыном Джулианом в ливерпульской больнице «Сефтон». Сын родился 8 апреля, но напряженный рабочий график «Битлз» не позволил Леннону сделать это ранее (прим. – согласно Бэрри Майлзу, это произошло 10 апреля)».
Синтия: «Джон приехал в клинику только через три дня после рождения сына, сразу же, как появилась возможность отлучиться с гастролей (прим. – в другой книге она написала так: «Я родила за неделю до возвращения мужа»). Он ворвался ко мне как вихрь, прорыскав до этого по всем помещениям в поисках нас с малышом. Это был замечательный миг. «Ах, Син, я люблю тебя, ну, где же он? Ах, эта маленькая мисс Пауэлл, какая она у нас молодчина! Было больно? На кого он похож?». Я просто не могла вставить слово в эту пулемётную очередь. Счастливый восторг переполнял его. Поцеловал меня и взглянул на сына, сопевшего у меня на руках. Со слезами на глазах Джон прошептал: «Син, он - обалденный. Просто фантастика!».
Новоиспеченный папаша опустился рядом на стул. Когда он, наконец, набрался храбрости и взял в руки маленький свёрток, то весь засиял от гордости. «Он чертовски великолепен, Син! Правда, он просто замечательный?!». Он ощупал его маленькие ручки, разглядывая каждый миниатюрный пальчик, и лицо его расплылось в улыбке: «Ну, так кто тут у нас будет знаменитым маленьким рокером, как папа, а?».
Все было, конечно, замечательно, однако побыть наедине нам так и не удалось. В стене моей палаты было небольшое окно, выходившее в коридор, и, когда в больнице узнали, что Джон находится здесь, это окошко с внешней стороны облепили десятки пациентов. Когда происходила эта трогательная сцена, к стеклянной перегородке прильнули ухмыляющиеся физиономии, в коридоре собирались группки медсестёр и пациентов, жаждущих хоть мельком взглянуть на ливерпульскую знаменитость.
Мы почувствовали себя золотыми рыбками в аквариуме, и стало понятно, что Джону тут долго оставаться нельзя. Я предчувствовала, что скоро такой станет всё моё существование, и это очень меня нервировало. Джон тоже стал дёргаться и нервничать, чувствуя себя как в западне. Пора было сматываться.
Перед ухо¬дом он сообщил, что Брайен зовёт его с собой на отдых в Испанию. «Ты не возражаешь?». Должна признаться, это было для меня полной неожиданностью, так что я сразу даже не поняла, что это он такое говорит, а когда поняла, подавила в себе недовольство и согласилась. Джон заслужил передышку, я это хорошо понимала. Он недавно вернулся из очередного турне и вместе с ребятами работал в студии звукозаписи. Отпуска, как такового, у него не было. Со времени успеха [сингла] «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) ребята работали очень напряжённо. Зная всё это, я подавила обиду и зависть и дала ему своё благословение.
Он был очень рад и ушёл от меня в весёлом расположении духа. Обняв меня и, раздав несметное количество автографов, уехал: ему нужно было завершить гастроли, прежде чем он сможет вернуться домой - не раньше следующей недели».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 16 ноября 2015 в 10:01)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Запись на телевидении «Эй-Би-Си» - Thank Your Lucky Stars / Знакомство с группой «Роллинг Стоунз».
14 апреля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Телевидение «Эй-Би-Си». Центральная студия «Теддингтон», Теддингтон (ABC Television’s Teddington Studio Centre, Teddington). Запись в шоу «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars)».
Филипп Норман: «Это шоу было популярно благодаря де¬вушке-критику пластинок по имени Джэнис и причудливым студийным декорациям, которые окружали певцов и группы, мимически изображавшие под фонограммы (не всегда удачно) свои недавние хиты из «Лучшей двадцатки». Особое очарование Джэнис придавал густой бирмингемский акцент, с которым она, при¬суждая чьей-либо пластинке максимальное количество баллов, неизменно произносила: «Йо ставлю им пать».
«Это было третье появление «Битлз» на телевидении «Эй-Би-Си» в телешоу «Благодари свои счастливые звезды». Трансляция шоу состоится 20 апреля 1963 с 17.50 и будет транслироваться на большинство областей, охваченных сетью «Ай-Ти-Ви».
«Битлз» прибыли в студию к 11.00, и провели репетицию. Среди других участников шоу были: группа «Пятерка Дейва Кларка» (Dave Clark Five), группа «Девушки Вернона» (The Vernons Girls), Берт Видон (Bert Weedon) и Дел Шеннон (Del Shannon)».
Бэрри Майлз: «Под фонограмму «Битлз» исполнили песню «От меня тебе» (From Me To You)».
Джордж: «Мы записывались в Теддингтоне на съемках шоу «Благодари свои счастливые звезды», открывая рот под запись нашей же [песни] «От меня тебе».
Филипп Джонс (продюсер программы): «Мы не имели понятия, как их преподнести аудитории. В конце концов, мы решили по¬местить каждого из них внутрь большого металлического сердца. Было очевидно, что песня, а не наши декорации, может сделать им настоящую рекламу».
Джин Оуэн (Jean Owen, участница группы «Девушки Вернона»): «Довольно долгое время мы часто с ними [«Битлз»] пересекались. Тогда ребята были еще только четырьмя молодыми парнями. Морин Кеннеди (прим. – другая участница группы) частенько восклицала: «О, ради бога, Джон, уйди и оставь меня в покое». Мы обращались с ними, как с детьми, ей богу, хотя сами были такого же возраста. Помню один случай, когда Джордж постучался к нам в гримерную, когда мы накладывали сценический грим. Он постучал в дверь, вошел и спросил: «Все в порядке, девочки?». А Морин ему отвечает: «Джордж, уматывайся отсюда». Он говорит: «Девушки, пошли, у нас нет ни одной женщины. Вы можете просто там постоять. Вам ничего не нужно будет делать». «Убирайся!». Мы вытолкали его. Но все это было очень добродушно».
Фиона Адамс (Fiona Adams, фотограф): «Первый раз я встретилась с «Битлз» (тогда еще малоизвестных) в воскресенье 14 апреля 1963, когда они появились на популярной передаче «Благодари свои счастливые звезды». В те дни «Битлз» с готовностью согласились, когда я пригласила их прийти на съемки (прим. – фотосессия состоится 18 апреля).
Бэрри Майлз: «В этот вечер «Битлз» посетили выступление группы «Роллинг Стоунз» в клубе «Кроудэдди» (Crawdaddy Club), располагавшегося в отеле «Станция» (Station Hotel), Ричмонд».
Джорджио Гомельски: «В интервью для местной газеты нас спросили, как мы называем свой клуб. Мы его никак не называли, но на вопрос ответили не задумываясь: «Кроудэдди».
Анатолий Ткачев (журналист): «Название клуба официально звучало как «Рак» (Сrаwdaddy), но все посетители знали, что в действительности оно означает «Трясись, папуля».
Стивен Дэйвис (журналист): «В середине апреля Джорджио Гомельски возомнил себя менеджером группы «Роллинг Стоунз» и развил бурную деятельность. Услышав, что «Битлз» записывают 14 апреля песню «От меня тебе» для шоу «Благодари свои счастливые звезды», он пригласил ребят прийти посмотреть на «Стоунз» в «Кроудэдди» в тот же самый вечер».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «14 апреля 1963 в воскресенье днем, Джорджо Гомельски отправился в Туикенем, где проходила запись телешоу «Благодари свои счастливые звезды». Со свойственной ему непринужденностью он подошел к «битлам», которые участвовали в шоу, и предложил снять о них фильм. Еще он заявил, что на обратном пути в Лондон они пренепременно должны заехать в отель «Станция» и побывать на вечернем выступлении «роллингов».
Нил Аспинал: «В начале шестидесятых нас интересовал американский ритм-энд-блюз. «Битлз» находились под заметным влиянием американской музыки, когда ходили по клубам, чтобы выяснить, что происходит в Лондоне, поскольку он еще не стал нашим городом. Мы были там всего лишь приезжими. Тогда мы и познакомились с Эндрю Олдхэмом, которого Брайен потом взял на работу рекламным агентом. Эндрю повез нас в Ричмонд, на выступление блюзовой группы «Роллинг Стоунз» (потом он стал их менеджером)».
Джордж: «А потом [после записи на телевидении] мы отправились в Ричмонд, и познакомились с ними [группой «Роллинг Стоунз»]».
Джон: «Впервые мы отправились посмотреть «Стоунз» в клуб «Кроудэдди» в Ричмонде. Ими тогда заправлял другой парень, Джорджио Гомельски. Когда мы начали проводить время в Лондоне, «Стоунз» были на подъеме, и выступали в клубах, а с Джорджио мы познакомились через Эпстайна».
Джордж: «Они [«роллинги»] все еще были на сцене клуба, притопывая в такт своим ритм-энд-блюзовым вещам. Музыка, которую они играли, больше напоминала нашу еще до того, как мы выбрались из кожаных костюмов, начали записывать пластинки и выступать по телевидению. Ко времени нашего знакомства мы уже утихомирились».
Джон: «Мы добились успеха, а потом появились «Стоунз» и начали делать нечто более радикальное, чем мы. Они носили волосы подлиннее нашего и выкрикивали на сцене оскорбления, от чего мы отказались».
Мик Джаггер: «Я работал в Стритхем-Хилле и выслушивал постоянные замечания босса по поводу длины моих волос. У Чарли и Стю была приличная работа, они коротко стриглись, а все остальные в то время отрастили волосы».
Стивен Дэйвис: «В раскаленной атмосфере зала «Стоунз», одетые в куртки и галстуки, в течение двадцати минут играли песню Бо Диддли «Мона» (Моnа), завершавшую выступление, и насквозь промокли от пота, в то время как посетители, вплотную прижатые друг к другу из-за недостатка места, раскачивались в такт пульсирующему биту. Извивавшийся у микрофона Мик, сидевшие по обе стороны от него на стульях Брайан и Кейт, находившиеся в глубине сцены Билл, Чарли и Стю, игравший на маракасах, обрушивали на публику вал громких, резких, неистовых звуков».
Мик Джаггер: «Каждое отделение концерта мы заканчивали песней Бо Диддли – «Прелесть» (Pretty Thing) или «Давайте про папашу-рака» (Doin`The Crawdaddy), растягивая ее минут на двадцать. Это стало особым ритуалом, гипнотизировавшим публику, некоторые даже называли этот ритуал первобытным».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Ронни Беннет (группа «Роннетс»): «Битлз» — всего лишь четверо парней с гитарами. А «роллинги» всегда были непредсказуемыми, рисковыми. На сцене они вытворяли что хотели».
Джордж: «Это была настоящая оргия. Зрители вопили, визжали, танцевали на столах. Они исполняли танец, который в то время не знал никто, а теперь все мы называем шейком. От ритма «роллингов» содрогались стены; этот ритм словно вколачивали в головы. Потрясающее звучание».
Нил Аспинал: «В тот вечер «Стоунз» играли нормально, как любая группа в «Пещере». Они умели играть песни, а больше от них ничего и не требовалось. Многие и этого не умели».
Ринго: «Помню, я стоял в какой-то душной комнате и смотрел, как играют Кит и Брайан. Ого! Тогда я и понял, что «Стоунз» замечательные. Они просто притягивали внимание. Конечно, мы уже могли судить об этом тогда, ведь мы пробыли в шоу-бизнесе целых пять недель, мы знали о нем все!».
Стивен Дэйвис: «Неожиданно Мик и Брайан Джонс заметили, что на расчистившейся площадке пе¬ред сценой стоят четверо длинноволосых парней в длинных кожаных пальто и смотрят на них. Билл повернулся к Чарли: «Черт возьми! Это же «Битлз!» На лице Брайана появилась ухмылка. «Битлз» пришли их послушать!».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Мы, как обычно, днем отыграли в «Студии 51» и по шоссе А3 двинулись в Ричмонд. Во время первого отделения концерта в «Кроудэдди» я вдруг обнаружил, что на расстоянии шести футов от нас стоят четверо «битлов». Они были одеты одинакого – в длинные черные кожаные пальто. Помню, я подумал: «Черт, да ведь это же «Битлз»!». Я занервничал, чего раньше со мной не случалось».
Йен Стюарт (группа «Роллинг Стоунз»): «Джаггер застыл на месте».
Пол: «Мик рассказывал потом, как увидел нас в длинных замшевых пальто, купленных в Гамбурге, каких не было ни у кого в Англии».
Кит Ричардз (группа «Роллинг Стоунз»): «Мы как всегда играли в одном из баров в Западном Лондоне. Вдруг в дверях показались четыре парня в черных кожаных плащах, а потом меня под бок пнул своим локтем Мик или Брайан: «Это же «Битлз!». Так что когда я впервые посмотрел на Джорджа, или на кого-то из них, я тут про себя подумал, «Они выглядят в точности как на обложке их альбома!». А тогда, мы играли за 50 центов, понимаете?».
Мик Джаггер: «Первые слухи о «Битлз», которые до нас дошли, были лишены малейшей правдивости. Нам сказали, что существует группа из Ливерпуля, участники которой носят длинные волосы, неряшливо одеваются и входят в высшие строчки хитпарадов, никудышно исполняя блюзовые композиции. Меня чуть не стошнило от этого сочетания».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «В перерыве мы разговорились с «битлами» в баре».
Мик Джаггер: «В перерыве мы разговорились с «битлами» в баре».
Ринго: «Мы разговорились с ними. Не помню, о чем, не знаю даже, прошли ли мы за кулисы».
Мик Джаггер: «В первую свою - неожиданную - встречу с Джоном Ленноном я, смешно вспомнить, оробел. Не знал, что мне ему говорить. Битлы тогда были мега-величиной, а мы были никем: шел шестьдесят третий, мы тогда еще и первую пластинку не сделали. Нам все время как бы чуточку не везло, а они спустились с небес послушать, как мы играем. Я не шучу: это было нечто. Они ведь были не просто музыканты, а боги, молодежь на них молилась. И они были в кожаных пиджаках, мы тогда себе такие позволить не могли.
Джон, как выяснилось, был парень что надо. Я спросил его: «Ты ведь играешь на губной гармошке?» - видел, как он играет «Люби же меня» (Love Me Do), - а он ответил: «Так, как вы, ребята, я не могу. Я мусолю да дую. А настоящий блюз мы сыграть не сумеем. Помню, Брайан [Джонс] спросил у Джона Леннона: «На чем ты играешь в «Люби же меня» – на обычной гармонике или хроматической?».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Помню Брайан спросил у Джона Леннона: «На чем ты играешь в «Люби же меня» - на обычной гармонике или хроматической? – «На хроматической, с кулисой», - ответил Леннон».
Джон: «Помню, Брайан Джонс подошел и спросил: «Люби же меня» ты на какой гармошке играешь - на обычной или хроматической?». Просто он заметил глубокое, низкое звучание моих аккордов. Я ему отвечаю: «На хроматической, с кулисой», хотя, конечно, звук здесь был далек от желаемого фанки-блюзового. Но его, как и в песне Брюса Ченнела «Эй, детка» (Hey Baby) - а эта песня тоже была в нашем репертуаре, - на гармошке сыграть просто невозможно».
Из интервью Джона Леннона Денису Эльзасу 28 сентября 1974 г.:
Эльзас: Были ли когда-либо в планах совместные проекты обеих групп [«Битлз» и «Ролинг Стоунз»]?
Джон: Об этом мы никогда не говорили, тогда каждая группа занималась своей собственной карьерой. Но мне вспоминается случай, когда, ещё в самом начале, они играли в клубе. Мы как-то при встрече спросили одного из них, Брайана Джонса, не хочет ли он сыграть в «Люби же меня» на гармонике. Дело в том, что я написал партию баса в стиле фанки-блюз, то есть довольно близко к его стилю. Конечно, я не имел в виду, что он должен сыграть на гармонике какой-нибудь ритм типа «Эй, детка». Просто мы в определённом смысле все свои вещи играли тогда в стиле «Эй, детка» Брюса Ченнела».
Мик Джаггер: «Выяснилось, что на Леннона большое впечатление произвели рифы на гармонике в «Эй, детка» – песне Брюса Ченнела. Вот так мы с ними познакомились. В конце концов, они остались на второе отделение».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «В конце концов, они остались на второе отделение. Закончив выступление, мы собрали аппаратуру, и Пол, Джон, Джордж и Ринго отправились с нами на Эдит-Гроув. Несколько часов мы говорили о музыке, слушали нашу пленку, записанную на студии «Ай-Би-Си», а также наши любимые блюзовые альбомы, в том числе Джимми Рида. Но наши драгоценные записи Рида не произвели на Джона никакого впечатления».
Кит Ричардз: «У меня с Джорджем было много общего – и мы особо не обсуждали эту тему, хотя мы частенько смеялись – нас связывало то, что в своих группах мы играли одни и те же роли. Мы как бы говорили, «Да, без нас они никуда не денутся». Так что мы часто говорили друг другу, «Ну, что, тебя еще терпят?» По большому счету, он был очень тихим и загадочным парнем. Он обладал очень тонким чувством юмора, едва различимым. Но между нами всегда была эта молчаливая связь. Я сразу же скорефанился с Джоном, потому что Джордж был тихоней».
Джон: «Мы пришли в клуб, послушали их и стали хорошими друзьями».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Брайан попросил у «битлов» снимок с автографоми и повесил его на стену над камином. Стю [Йен Стюарт] неудомевал: «Не понимаю, из-за чего столько суеты». «Битлз» пригласили всех нас на свой концерт в Королевском Альберт-Холле в следующий четверг. Мы пообещали поддерживать с ними связь, в четыре часа утра они уехали. Стю довез Джорджа и Ринго до отеля «Президент» на Рассел-Сквер, потом подбросил меня, и, поскольку наступил понедельник, мы оба сразу отправились на работу».


Фотосессия с Фионой Адамс / Выступление в Альберт-Холле.
18 апреля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Еще до концерта «Битлз» в королевском Альберт-Холле, Джорджио Гомельский попросил репортера «Новостей Джаза» (Jazz News) Питера Клейтона (Peter Clayton) прийти в его лондонскую квартиру на Бейсвотер, чтобы встретиться с «Битлз». Там они могли бы обсудить сотрудничество по одному кинопроекту, которым, как надеялся Гомельский, он будет управлять, а Клейтон будет сценаристом».
Питер Клейтон: «Я пришел к выводу, что «Битлз» были чрезвычайно интригующими людьми. Помню, как Джон потихонечку наигрывал на мандолине все время, пока мы разговаривали. Это не было неучтивостью, но он сопровождал всю свою беседу фрагментами мелодий. Сперва я совершенно не знал, как себя вести с Полом Маккартни, потому что до тех пор, пока я не узнал его лучше, он был закрытой книгой».
Фиона Адамс (Fiona Adams, фотограф): «Эта фотосессия было одним из моих первых заданий для журнала «Друг» (Boyfriend Magazine). Первый раз я встретилась с «Битлз» (тогда еще малоизвестных) неделей ранее (в воскресенье 14 апреля 1963), когда они появились на популярной передаче «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars). В те дни «Битлз» с готовностью согласились, когда я пригласила их прийти на съемки. Они пришли в нашу маленькую тесную студию на Кингли-Стрит 21 (21, Kingly Street, W.1). Это было 18 апреля 1963».
Фиона Адамс: «В то время я старалась отойти от обычных сцен в голливудском стиле и студийной съемки. Для этого я ездила по окрестностям на втором этаже лондонских автобусов, высматривая подходящие места съемок. На углу Юстон и Гувер-Стрит мне попалась на глаза заброшенная местность. Это был частично разбомбленный Лондон, ожидающий своего восстановления».
Фиона Адамс: «В общей сложности я отснимала три катушки пленки. Тогда они еще не достигли пика своей карьеры. Помню, как кто-то вышел из здания, пока мы занимались съемками, и спросил, кто это такие. Они были очень веселые, и мы постоянно смеялись».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Мик, Кит и Брайан отправились в Альберт-холл на концерт «Битлз».
Бэрри Майлз: «Участники этой группы получили от «Битлз» билеты в первый ряд».
Бэрри Майлз: «Выступление в Лондонском королевском зале имени Альберта (Альберт-Холл). В концерте также принимали участие Дел Шеннон (Del Shannon), группа «Спрингфилдз» (The Springfields), Ланс Персивал (Lance Percival), Рольф Харрис (Rolf Harris), группа «Девушки Вернона» (The Vernons Girls), Кенни Линч (Kenny Lynch), группа «Шейн Фентон и Фентоны» (Shane Fenton & The Fentones) и Джордж Милли (George Melly). Концерт состоял из двух отделений. Второе отделение транслировалось «Би-Би-Си» в прямом эфире в рамках программы «Звучание свинга 63» (Swinging Sound ’63)».
Бэрри Майлз: «В этот день «Битлз» познакомились с семнадцатилетней Джейн Эшер (Jane Asher)».
Чезз Эйвери (beatlesource.com): «Еженедельный журнал «Би-Би-Си» «Радио Таймс» попросил Джейн Эшер прийти на концерт, чтобы она поделилась своими впечатлениями о «Битлз».
Дезо Хоффман: «Выступление посетила молодая актриса Джейн Эшер с репортером Тони Асплером (Tony Aspler) из «Радио Таймс». Было задумано, чтобы Джейн поделилась своими впечатлениями о концерте».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Асплер (журналист «Радио Таймз»): «В начале 60-х я работал помощником редактора для программного журнала «Би-Би-Си» под названием «Радио Таймс». Тот факт, что я был самым молодым сотрудником, означал, что я должен был освещать сцену поп-музыки. В апреле 1963 в королевском Альберт-Холле должен был состояться большой концерт, который будет записываться «Би-Би-Си» с целью дальнейшей трансляции в программе «Ценитель современной музыки» (Light Programme).
У меня не было большого опыта в области поп-музыки, поэтому я решил пригласить кого-нибудь, кто мог бы поделиться со мной своими впечатлениями от этой музыки. В то время на телеканале «Би-Би-Си» шло шоу Дэвида Джйкобса, в котором музыкальные новинки оценивались либо как «хит», либо как «промах». Одной из участниц этого шоу была актриса подросткового возраста по имени Джейн Эшер. Кстати, ее семъя жила буквально за углом от меня. Ее отец был психиатром. Джейн согласилась пойти со мной на концерт».
Росс Бенсон: «Джейн жила со своей семьей в роскошном пятиэтажном доме на Уимпоул-Стрит в Лондоне. Ее отец, доктор Ричард Эшер, был известным психиатром и консультантом по заболеваниям крови и душевным болезням. Мать, Маргарет, — профессиональный музыкант, преподавала музыку в лондонской музыкальной школе и, как оказалось, в свое время обучала игре на гобое Джорджа Мартина, когда тот был студентом лондонской музыкальной школы. Младший брат Джейн Питер, выпускник Кембриджа, был подающим надежды музыкантом и сочинителем песен. Семья Эшеров не была похожа ни на одну из семей в Ливерпуле.
Сама Джейн Эшер уже пользовалась определенной известностью. Джейн стала актрисой кино и театра еще ребенком. В возрасте пяти лет она снялась в фильме «Мэнди», исполнив роль глухонемой девочки, затем снялась в «Принце и нищем» в постановке Уолта Диснея.
Ей было тогда семнадцать лет, и она начала появляться в телевизионной программе поп-музыки «Жюри игрального автомата». К Джейн обратились из «Радио Таймс», чтобы она как представительница подростков пошла в сопровождении репортера на концерт и высказала свое мнение о группах, которые там будут выступать».
Бэрри Майлз: «В журнале «Радио Таймс» выйдет статья о «Битлз», в которой будет опубликован снимок визжащей от восторга поклонницы, снятый фотографом «Би-Би-Си». Роль поклонницы исполнила Джейн Эшер».
Тони Асплер (журналист «Радио Таймз»): «[Во время концерта] когда мы слушали различные группы, она давала мне свой комментарий».
Бэрри Майлз: «В первой части концерта «Битлз» исполнили песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Страдание» (Misery), а во второй песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «От меня тебе» (From Me To You)».
Чезз Эйвери : «2 мая 1963 года журнал опубликует эти впечатления на странице 39».
Тони Асплер (журнал «Радио Таймз»): «Сегодня вечером королевский Альберт-Холл будет заполнен до отказа на третьем и последнем популярном концерте «Ценитель современной музыки» (Light Programme). Когда стих последний отзвук электрогитары, на сцену выйдут двадцать шесть солистов, шесть вокально-инструментальных ансамблей, семь музыкальных коллективов и два оркестра «Би-Би-Си». Ведущий концерта Фрэнки Воган представит, в частности, музыкальные коллективы «Билк и Бэлл» и Сьюзен Моган, выступавшие в предыдущих концертах. Из некоторых новых лиц, это «Джо Браун и Бравверс», Кристина Кэмпбелл и Берт Уидон.
Результатом моих реакций на этот первый концерт популярной музыки было обвинение меня – о, ужас! – в консерватизме и несовременности. Просто для того, чтобы доказать, что в глубине души я великодушен, я пригласил девушку, которую нельзя обвинить в консерватизме, чтобы она пришла со мной на концерт и поделилась своими впечатлениями о концерте.
Джейн Эшер, любимица телевизионных дикуссий в «Жюри музыкального автомата» (Дэвид Фрост, как мне сказали, должен быть удален из этой программы, когда она там присутсвует) имеет вполне определенное мнение по поводу популярной музыки и высказывает свое мнение с обезоруживающей прямотой. Сидя в партере (на расстоянии длины футбольного поля до сцены) я записывал ее комментарии (те, что мог расслышать сквозь вопли).
Через несколько минут Джейн повернулась ко мне: «Странно, как звук наполняет весь зал, видя исполнителей на таком расстоянии. Это вызывает забавное ощущение». Или как это поют «Девушки Вернона»: «Забавно во всех отношениях». Джейн изучает лица вокруг себя: «Кажется, что только девушки получают удовольствие. Это концерт для девушек».
На сцену выбежали «Битлз», и шум их приветствия достиг болевого порога. «Теперь и я могу покричать», - произнесла Джейн после небольшой подсказки нашего фотографа, что она и сделала. О концерте в целом Джейн сказала следующее: «Он прошел без сучка и задоринки. Это потрясающе, увидеть всех исполнителей вместе». А если одним словом? «Шумно». И из этого вытекает, что мнение консерватора равно суммарному мнению неконсерватора, сидящего слева от меня».
Мик Джаггер: «Зрелище оказалось невероятным – я впервые видел истерию такого уровня. Волнение публики взбудоражило нас».
Тони Асплер (журналист «Радио Таймз»): «Когда «Битлз» исполнили свой первый номер, Джейн сразу же была впечатлена ими, и сказала, что хотела бы с ними познакомиться. В перерыве мы спустились в раздевалку, которая выглядела точно так, как выглядят мужские раздевалки: ряды темно-зеленых шкафчиков и скамеек, и они были там. Я представил Джейн «Битлз», и Ринго тут же произнес: «Не хотите пойти на вечеринку?». Джейн ответила, что она не против, и спросила меня, не хочу ли я составить ей компанию. Завтра рано утром мне нужно было вставать на работу, поэтому я ответил «нет».
Пол: «Мы знали ее как довольно привлекательную, милую, с правильной речью цыпочку, которую видели в тот год в «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury). Мы думали, что она блондинка, потому что видели ее только по черно-белому телевизору, а от блондинок мы были без ума. А потом она пришла за кулисы, и каждый из нас тут же попытался привлечь ее внимание к себе».
Джейн Эшер: «Когда я впервые их встретила, мне понравились все четверо. Потом я поняла, что Пол мне нравится больше всех, чем обидела остальных».
Пол: «Восхитительная лондонская птичка, мы о таких только слышали. Мы все увлеклись ею, спрашивали: «Выйдешь за меня замуж?». Мы тогда говорили это всем девушкам».
Брайан С. Янг: «18 апреля 1963 года американская музыкальная сенсация по имени Дел Шеннон открывал шоу в Королевском Альберт-Холле в Лондоне. По программе, второй по счёту выступала группа из четырёх молодых джентльменов, которые, быстро вызвав восторг у себя на родине - в Великобритании, тем не менее, были всё ещё неизвестны за её пределами. Участники группы называли себя «Битлз» и носили спортивные костюмы без воротничка. То, как они выглядели, то, как они пели и то, как слушатели встретили их выступление, заставило Дела Шеннона буквально выпрыгнуть из собственных ботинок.
«Битлз» в то время были успешно представлены в британских чартах песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). «От меня тебе» (From Me To You) была результатом последнего на тот момент усилия группы, выпущенным 12 апреля 1963 и неожиданно попавшим через шесть дней на первую позицию, где она и оставалась в течение целых семи недель. В это время Дел Шеннон гастролировал по Англии, раскручивая свою последнюю композицию «Два вида слез» (Two Kind of Teardrops), которая поднялась в итоге до пятого места. Предыдущий сингл Шеннона, «Маленькая городская кокетка» (Little Town Flirt), занял в Англии четвёртое место всего месяцем раньше. Но Делу и другим американским исполнителям не удавалось проникнуть на самую верхушку чартов. «Битлз» были поистине феноменальным коллективом, крепко державшим позиции.
Дел Шеннон однако, тоже давал жару в Англии. Он получил от британцев звание «самого лучшего мужского вокала» 62-го и 63-го года. Однако тем вечером в Альберт-Холле он почувствовал, что земля уходит у него из под ног. Несмотря на то, что первым на афише было указано имя Дела, поклонники хотели видеть битлов больше, чем его».
Дел Шеннон: «Песня «От меня тебе» была здесь большим хитом, и я сказал Джону Леннону, что собираюсь ее записать. Он ответил: «Это будет отлично», но затем, когда он собирался уже выходить на сцену королевского Альберт-Холла, повернулся ко мне и сказал: «Не делай этого». Брайен Эпстайн сказал ему, что не хочет, чтобы какие-нибудь американцы записывали их песни. «Битлз» сами собирались вторгнуться в Америку».
Брайан С. Янг: «В тот вечер битлы буквально сорвали крышу с Королевского Альберт-Холла. Они играли «От меня тебе» и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) с 22:03 до 22:08. Потом Дел Шеннон закрыл шоу медленными «Маленькая городская кокетка» и «Два вида слез». В 22:14 шоу закончилось. Дел отчаянно хотел сделать собственную версию «От меня тебе» и сказал об этом своему менеджеру, Ирвингу Микахнику (Irving Micahnik), сопровождавшему его во время тура. Ирвинг выслушал его и позвонил своему партнёру, продюсеру всех предыдущих записей Дела Харри Болку (Harry Balk), который находился в Детройте. Ирвинг сказал ему, что Дел зациклился на идее перепеть эту британскую мелодию, но Болк был категорически против.
«Какого чёрта, Ирвинг?!» – кричал он в ухо Микахника по международной связи. «Я ненавижу такого рода дерьмо! Перепевать чью-то чужую песню? Дьявол, ещё не было англичанина, который бы имел здесь, в Штатах, хит номер один». Ирвинг отвечал: «Харри, тебе следует на них посмотреть. Они такие заводные! Дел хочет сделать это, мы должны сделать эту песню». После того, как диалог повторился несколько раз с незначительными вариациями в ругательствах со стороны Харри Болка, Болк наконец сдался. «Да, да, да, делайте с Делом, что хотите. Я думаю, что это пустая трата времени, но если вы собираетесь скатать эту стерву (он выразился именно так), то, по крайней мере, поменяйте аранжировку. Не передирайте запись! Нам нужно, чтобы Дел писал нам больше хитов!» Сказав это, Харри отключился. Он был известен своим высказыванием «Будьте лидером, а не догоняющим» и верил, что, встав во главе игры, они навсегда обеспечат себе успех, но, следуя за другими, всегда будут обнаруживать себя в сортире».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Бэрри Майлз: «После концерта «Битлз» показали Делу Шеннону аккорды и текст песни «От меня тебе», что побудило последнего после возвращения домой записать эту песню в США. Таким образом, Дел Шеннон станет первым зарубежным артистом, записавшим песню Леннона-Маккартни».
Брайан С. Янг: «Ирвинг помжет Делу заручиться поддержкой студийных музыкантов и они наймут аранжировщика Айвора Реймонда (Ivor Raymonde) специально для записи американской версии «От меня тебе». В итоге он запишет битловский хит в середине мая 1963».
Пол: «Нам нравились американские рок-музыканты. Я помню, как услышал песню «Беглянка» (Runaway) Дела Шеннона и подумал, как замечательна эта песня и как она отличается от остальных песен того времени. Джон и я написали «От меня тебе» (From Me To You), взяли полюбившийся аккорд а-минор, услышанный в «Беглянке», и вставили его в песню «От меня тебе». Это было моё любимое место в песне, и оно до сих пор мне нравится. Это оказалось забавно, когда Дел перезаписал песню, потому что он сам оказал влияние на то, какой эта песня получилась».
Бэрри Майлз: «После концерта к «Битлз» за сцену прошли «Роллинг Стоунз». Потом Брайан Джонс и менеджер Стоунзов Джорджио Гомельский помогли Мэлу Эвансу и Нилу Аспиналу загрузить оборудование «Битлз» в автофургон. Некоторые из поклонников приняли Брайана за одного из «Битлз», и набросились на него толпой, чтобы взять автографы. Он был поражен этим».
Джорджио Гомельский: «Брайан уходил в оцепенении, спускаясь по ступенькам в задней части здания, и говорил: «Это то, чего я хочу, Джорджио. Это то, чего я хочу!».
Билл Уаймэн (группа «Роллинг Стоунз»): «Встреча с «Битлз» подстегнула нас. Распространено заблуждение, что мы враждовали с «Битлз». На самом деле выступления не позволяли нам встречаться часто, но мы с «Битлз» относились друг к другу с уважением и неподдельным восхищением. Наверное, мы подружились потому, что слишком отличались друг от друга и не ощущали соперничества».
Бэрри Майлз: «После завершения концерта Джейн Эшер отправилась с «Битлз» в отель «Королевский суд» (Royal Court Hotel), где они остановились, и после этого они все вместе пошли к журналисту «Нового Музыкального Экспресса» Крису Хатчинсу (Chris Hutchins) в его квартиру на Кинг-Роуд».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Я понял, что эта девушка - как раз то, что мне надо. Я не стал приставать к ней. Я сказал: «По-моему, ты очень славная девушка».
Джейн Эшер: «Они никак не могли поверить, что я еще девушка».
Кид Бедмен (журналист): «Старая мебель «Риджинс» в тесной гостиной Криса Хатчинса была спешно отодвинута в сторону, чтобы освободить место для неожиданных гостей, рассевшихся на темно-зеленом ворсистом ковре. Будучи единственной женщиной, Джейн была в центре. По имеющимся сведениям, состоялся следующий разговор:
Джон: Да, поклонники группы так сильно нас любят, что хотят разорвать нас на части.
Джейн: (смеется) О, Джон. Ты такой циник. Признайся, ты обожаешь внимание.
Джон: Конечно, я же циник. То, что мы играем, это рок-н-ролл под новым именем. Рок-музыка – это война, боевые действия и завоевание. Мы поем о любви, но имеем в виду секс, и поклонники это знают.
Крис Хатчинс: Поклонники думают, что вы порядочные, честные парни.
Джон: Это всего лишь образ, и он не соответствует действительности. Посмотрите на «Роллинг Стоунз». Очень грубые. Вначале мы были такими же, а теперь они это переняли.
Ринго: Ты не можешь их за это винить.
Джейн: Поклонницы мечтают, что однажды они смогут выйти замуж за Битла.
Джон: Ну да, но только те, кто достиг половой зрелости. Я даю какой-нибудь девушке автограф, и она хочет мой галстук или прядь волос. Потом она хочет заняться сексом. А потом она говорит мне, что ей только 15. Малолетка. Есть что выпить?
Крис Хатчинс: (наливая последнее вино в пустой бокал Джона) Это последнее. Я не ждал, что придет компания.
Джон: Хорошо, без выпивки. Давайте поговорим о сексе. Джейн, как девушки занимаются самоудовлетворением?
Джейн: (шокированная, но сохраняющая спокойствие) Я не собираюсь говорить об этом!
Джон: Ты единственная здесь девушка, и я хочу знать. Как ты дрочишь?
Крис Хатчинс: Здесь только один дрочила.
Джон: Офигеть! Нет выпивки, нет пташек, оскорбления от хозяина… что за бред? Просто великолепно. Поищу-ка я какую-нибудь пышечку. Вызовите мне такси.
Джейн: (плачущая, Джордж ее успокаивает) Знаешь, Джон, иногда ты можешь быть очень жестоким.
Джон: (стоя в дверях, перед тем как выйти, чтобы поймать себе такси) Это зверь внутри меня.
Джейн покинула вечеринку в сопровождении Джорджа.
Бэрри Майлз: «У Джейн и Пола начнутся близкие отношения, которые продлятся до 1968».
Пол: «В итоге я сошелся с Джейн. Может я ухаживал сильнее всех, или я ей понравился, не знаю».
Хантер Дэвис: «Если женитьба Джона Леннона была лишена всякой романтики, то жизнь Пола Маккартни, наоборот, полностью ею наполнена. Как только Пол стал знаменитостью, он начал заводить каждый вечер по новому роману. Признанный всеми самым «интересным» в группе, он также был и самым доступным. Из четырех битлов именно Пол никогда не уставал позировать фотографам и добровольно давать интервью. Именно Пол лукаво улыбался девушкам, поощряя их бегать за своей машиной, и выкрикивал из окна: «Бегом, девочки, бегом!» Именно Пол придумывал немыслимые шляпы и накладные усы для маскировки, прогуливался в таком виде среди толпы девушек, ожидающих у служебного входа, и слушал, что о нем говорят. И все же, несмотря на количество девушек, с которыми встречался, Пол в каждой находил какой-нибудь изъян. Ни одну из них он не привел бы домой познакомить с Мамой Мэри, если бы та была жива. Каждый северянин в глубине ирландско-католической души, прежде всего, ищет девушку, с которой можно создать семью и растить детей. Наконец Пол встретил такую девушку. Звали ее Джейн Эшер, у нее были рыжие волосы и глаза, как изумруды, и Пол совершенно потерял голову».
Пол: «Я начал ухаживать за ней, и успешно, и мы долго были парой. У меня всегда складывались прочные и длительные взаимоотношения с людьми. Я всегда стараюсь пореже упоминать про Джейн, рассказывая историю «Битлз». Она тоже никогда не рассказывала журналистам о наших отношениях, множество людей в такой ситуации с готовностью бы продались журналистам. Поэтому мне неловко чувствовать себя болтуном».

Выступление в зале «Величественный», Финсбери Парк, Лондон (Majestic Ballroom, Finsbury Park, London).
24 апреля 1963 г.

Дмитрий Мурашев: «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) – 5-я неделя в «Первой десятке» (хит-парад «Нового Музыкального Экспресса», Великобритания)».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Величественный», Финсбери Парк, Лондон (Majestic Ballroom, Finsbury Park, London). Это был третий [после 7 марта и 19 апреля] из шести концертов, озаглавленных как «Витрина Мерсибита» (Mersey Beat Showcase), организованных под эгидой «НЕМС». Также выступали группы «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J Kramer and the Dakotas) и «Большая тройка» (The Big Three). Аудитория составила 2000 человек».
Бэрри Майлз: «18 апреля Джорджио Гомельский организовал встречу репортера «Новостей Джаза» Питера Клейтона с группой «Битлз», чтобы обсудить один кинопроект, которым, как надеялся Гомельский, он будет управлять, а Клейтон в нем будет сценаристом. Перед концертом Питер Клейтон еще раз встретился с группой, чтобы обсудить идеи предполагаемого художественного фильма».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Питер Клейтон: «Этот фильм так и не был снят из-за произошедшего случая во время встречи Джорджио Гомельского и Брайена Эпстайна. До сих пор помню Брайена, прижатого к кирпичной стене в пожарном проходе. Одной рукой Джорджио оперся на стену, как будто он хотел ограничить свободу Эпстайна, в то время как другая его рука дико жестикулировала, как будто он был сумасшедшим. Было ясно, что этот парень рассказывал Эпстайну, какая у нас была блестящая идея, и также очевидно было то, что Брайен был в ужасе и совершенно сбит с толку поведением Гомельского. Посмотрев на то, как Гомельский, захлебываясь, по уши заговорил Эпстайна, я понял, что они никогда больше не встретятся».
«В апреле 1963 года Брайен Эпстайн посетил магазин «Город барабанов» (Drum City, Shaftesbury Avenue), чтобы найти замену ударной установке Ринго «Премьер».

Энди Бабюк: «Двумя лондонскими музыкальными магазинами, в которых частенько можно было увидеть «Битлз», были «Город звука» (Sound City) и «Город барабанов» (Drum City). Оба магазина принадлежали Айвору Эрбитеру (Ivor Arbiter)».
«Айвор Эрбитер (Ivor Arbiter) родился в 1929 году Бэлхэме на юге Лондона. Он ремонтировал саксофоны, работал внештатным барабанщиком, а в конце 1950-х открыл специализированный музыкальный магазин на Шафтсбери-Авеню под названием «Город барабанов». Это был первый магазин в Лондоне, специализировавшемся на барабанах».
Айвор Эрбитер (владелец магазина): «Магазин «Город барабанов» тогда был довольно-таки новым для Англии и он в какой-то степени копировал американскую идею магазина, специализирующегося на барабанах».
«Он также открыл магазин по продаже гитар «Город звука», в котором «Битлз» в 1963 году приобрели большую часть своего оборудования».
Джерри Эванс (Gerry Evans, менеджер музыкального магазина «Город барабанов»): «Впервые я узнал о «Битлз», когда они появились возле магазина в автофургоне. Возможно, это было в 1962-м, когда они впервые приехали в Лондон».
Энди Бабюк: «Особенно впечатлил Джерри Эванса тот факт, что у автофургона были боковые окна и проигрыватель в машине – и то, и другое нехарактерное и дорогостоящее дополнительное оборудование по тем временам для автофургона группы. В небольшом грузовичке смогли уместиться четверо «Битлз», дорожный менеджер Нил Аспинал, а также все их оборудование, включая сценические костюмы».
Джерри Эванс: «Они зашли в магазин посмотреть, и мы узнали, что они из Ливерпуля приехали записать демонстрационную запись или что-то вроде этого. Парни, интересовавшиеся ударными – Нил Аспинал и Ринго Старр, зашли в «Город барабанов» на 114 Шэфтесбери-Авеню (Drum City, 114 Shaftesbury Avenue), а остальные, которым были интересны гитары, отправились в «Город звука». Потом большей частью их будет посещать дорожный менеджер Мэл Эванс, но поначалу музыканты сами заходили в магазин и выбирали себе оборудование».
Энди Бабюк: «Где-то в конце апреля Ринго Старр и Брайен Эпстайн зашли в магазин «Город барабанов», чтобы подобрать новое оборудование для ударника группы».
Джерри Эванс: «Старр хотел черную ударную установку. Первоначально он собирался приобрести комплект «Триксон».
Джерри Эванс: «Но так как у нас не было установки «Триксон» соответствующего цвета, я показал ему «Людвиг» с черно-бежевой перламутровой отделкой, и он сказал: «О, это то, что нужно».
Уильям Людвиг (бывший президент и владелец компании): «Мы отправили Айвору Эрбитеру образец черно-бежевого перламутра, около шести дюймов в длину и три дюйма в ширину – новая отделка, предлагаемая «Людвигом». Ринго заметил образец на столе Айвора, и спросил: «Что это? Хочу такой цвет. Ударную установку «Премьер» с такой отделкой». «Такой на установке «Премьер» нет», — отвечает Айвор. – «Только на Людвиге». Тогда Ринго говорит: «Ну, тогда воспользуемся Людвигом, потому что мои друзья используют Людвиг. У меня будет черно-бежевая перламутровая установка Людвиг».
Айвор Эрбитер (владелец магазина): «Основным нашим направлением были барабаны «Триксон», но мы пытались наладить продажи и «Людвига» тоже. Мы только недавно начали предлагать барабаны этой марки. Да второй мировой войны эта фабричная марка была очень известна, и на этом рынке к ней был определенный интерес со стороны профессионалов».
Энди Бабюк: «Фирма «Людвиг» возникла в 1909 году, когда немецкие иммигранты Чикаго Уильям и Теобальд Людвиги основали компанию «Людвиг и Людвиг». Одной из их ранних нововведений была педаль для басового барабана».
«Играть джаз на тогдашних ударных установках было непросто. Для игры на басовой бочке музыканты использовали педаль, изобретенную еще в 1885 году Дж. Олнеем. Она была неудобной, поскольку колотушка, которая била в барабан, не возвращалась в исходное положение самостоятельно. Неудобство такого приспособления сподвигло братьев Людвиг на создание собственной педали. Новая деревянная педаль, сконструированная Уильямом и Теобальдом, без преувеличения, повлияла на дальнейшее развитие музыки в целом. Изобретение Людвигов обладало поднятым валом, системой прямого привода и возвратной колотушкой».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «С возникшим в 1929 году экономическим кризисом, братья «Людвиг» продали свой бизнес и основали новую собственную компанию «Даблви-Эф-Эл».
«В 1930-х годах фирме «Людвиг и Людвиг» пришлось затянуть пояс, как и многим другим предприятиям в период Великой депрессии. Чтобы спасти компанию, было принято решение слиться с другим производителем инструментов, компанией «Си-Джи Конн». Уильям не мог смириться с таким положением, и ушел из фирмы, основав собственное предприятие «Даблви-Эф-Эл» (W.F.L. Drum Company)».

Энди Бабюк: «В середине 1950-х годов они выкупили название «Людвиг» и вскоре заняли лидирующие позиции среди производителей ударных музыкальных инструментов в растущем мире рок-музыки – их громкий, сочный звук барабанов отлично подходил для новой музыки».
«Только в 1950-х, когда музыкальная индустрия оправилась после трудного военного периода, «Людвиг и Людвиг» смогли отделиться от компании «Конн» и продолжить развиваться самостоятельно. С тех пор, а именно с 1955 года, фирма стала называться «Людвиг» (Ludwig Drum Company). Продажи вновь стали расти, вернулся и Уильям Людвиг, объединив свою фирму с компанией брата».
Энди Бабюк: «В начале 1960-х «Людвиг» производил самые востребованные в мире ударные установки».
Джерри Эванс: «После того, как Ринго выбрал «Людвиг», Эпстайн захотел увидеться с владельцем магазина, Айвором Эрбитером».
Энди Бабюк: «Офис Айвора Эрбитера располагался на Джеррард-Стрит, всего в двух шагах от магазина «Город барабанов».
Айвор Эрбитер: «Однажды мне позвонили из магазина и сказали, что там некто по имени Брайен Эпстайн с барабанщиком. По-видимому, Эпстайн хотел приобрести для него барабаны. Он был из группы, которая довольно успешно выступила в Германии. Думаю, они хотели заключить сделку. Поэтому в магазине их направили в мой офис. Там был этот барабанщик, Ринго-Шминго или как его там. Я решил помочь, потому что в то время мы собирались продвигать продукцию «Людвиг». (смеется) Вы могли взять барабаны на целый день».
Джерри Эванс: «Брайен сказал ему, что его группа будет наилучшей, и ему нужно для них новое оборудование. Эрбитер ответил, что он может обеспечить их всем необходимым».
Айвор Эрбитер: «Сначала я попытался сбагрить им установку «Триксон». Но помню, что Ринго посмотрел на мой стол, а там у меня лежали образцы цветов. В этот момент мы еще не обсуждали марку барабанов. Ринго сказал: «Мне нравится этот цвет». Мы как-то не сильно углубились в то, что это за барабаны и как они звучат. Они выбрали «Людвиг» только из-за цвета, и я заключил с Брайеном какую-то сделку».
Джерри Эванс: «Таким образом, они заключили сделку, и заменили устаревшее оборудование на новое. Поскольку Эрбитер был заинтересован, это был план по стимулированию сбыта его товаров».
Айвор Эрбитер: «Кажется, за барабаны они заплатили сколько-то, может, стоимость плюс пять процентов, что-то вроде того. У нас в наличии была эта ударная установка».
«К счастью, в магазине в наличии была ударная цустановка «Людвиг Даунбит» (Ludwig Downbeat) за 238 фунтов-стерлингов в соответствующей отделке.
Эпстайн не хотел платить за барабаны, но Эрбитер отказал ему взять их за так. Они переговорили и, в конце концов, Эрбитер согласился обменять эти барабаны на старую потрепанную установку «Премьер». Эрбитер сказал Эпстайну, что он хотел бы, чтобы название «Людвиг» осталось на басовом барабане, так как он недавно заключил договор на распространение продукции этой компании. Эпстайн согласился, но попросил также разместить на нем название «Битлз».
Уильям Людвиг (бывший президент и владелец компании): «Затем Эпстайн говорит: «Постойте-ка, группа не называется «Людвиг», она называется «Битлз». Где будет название «Битлз»? Так как наверху название «Людвиг», я хочу на этом месте «Битлз», и покрупнее». Что ж, Айвор не хотел упустить эту сделку, и он сказал: «Хорошо, мы поместим тут что-то вроде этого».
Айвор Эрбитер: «В то время я, конечно же, ничего не знал о «Битлз». В те дни каждая группа собиралась стать великой. Мы подыскивали тех, кто мог бы пользоваться нашим брендом для продвижения продукции, поэтому я старался быть максимально отзывчивым. Логотип «Людвиг» появился там из-за меня. Я хотел, чтобы он там был для рекламы, и, по-моему, Брайен сказал: «Давайте поместим на барабан и это название». Определенно, что они не предоставили нам этот эскиз, и определенно, что это мы разработали стиль написания логотипа «Битлз».
Уильям Людвиг (бывший президент и владелец компании): «И Айвор набросал логотип «Битлз», тот, что существует и сегодня. Он самолично взял лист канцелярской бумаги, вычертил круг и создал логотип «Битлз» с большой буквой «Б» и смещенной вниз буквой «Т», который и стал официальным фирменным знаком группы, известный во всем мире».
Айвор Эрбитер: «У нас был художник-оформитель по имени Эдди Стокс (Eddie Stokes), который обычно оформлял в «Городе барабанов» все наши барабаны. Обычно он приходил в магазин. Было довольно удивительно, что одна рука у него была сухая, размером всего в половину от обычной. Чтобы не упасть, он держал палку. Я сказал ему, что нам нужно поместить тут название «Битлз» для господина Эпстайна».
Джерри Эванс (менеджер музыкального магазина «Город барабанов»): «Тот логотип «Битлз», который мы знаем сегодня, со смещенной вниз буквой «Т», был создан в нашем магазине Эдди Стоксом, художником-оформителем, который обыкновенно оформлял для нас поверхности басовых барабанов. Как правило, он приходил во время обеденного перерыва, потому что работал прямо на месте. Айвор Эрбитер набросал эскиз логотипа «Битлз» на листе бумаги, а Эдди переложил его набросок на поверхность барабана.
Было три или четыре варианта, и они остановились на том, со смещенной вниз буквой «Т». Эдди сделал это в моем присутствии. Он нарисовал его от руки на том первом барабане, что мы им поставили. По-моему мы добавили 5 фунтов-стерлингов за эту художественную работу. И когда сегодня я вижу этот логотип со смещенной вниз буквой «Т», то жалею, что не зарегистрировали его тогда. Магазин «Город барабанов» воплотил в жизнь идею Айвора Эрбитера, и очевидно, что если бы у магазина не было бы Эдди, то этот логотип никогда бы и не появился».
Уильям Людвиг (бывший президент и владелец компании): «И все, что Айвор когда-либо получил с разработанного логотипа, было только то, что он продал им эту ударную установку».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 16 ноября 2015 в 10:58)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Выступление в концертном зале города Шрусбери (Music Hall, Shrewsbury).
26 апреля 1963 г.

«В этот день в продажу поступила версия альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), записанная в режиме стерео (PCS 3042). Монофонический альбом поступил в продажу 22 марта».
Неизвестно, какой был тираж первого выпуска альбома в стерео, но все экземпляры этого тиража имеют только два варианта кода оттиска: 1G/1R или 1R/1G. Поэтому полное число экземпляров первого тиража альбома в стерео не может превышать 600 штук. Правда некоторые эксперты считают, что было отпечатано 900 или даже 1000 экземпляров. Первый тираж имеет надпись «Эрнест Дж. Дэй и Ко» (Ernest J.Day & Co) на ламинированной обложке, с крупным словом «стерео». В правом нижнем углу конверта указан фотограф: «Фото Ангуса МакБина».
Первый тираж имеет черную наклейку на диске с золотой печатью и широкой шапкой «стерео» ниже логотипа «Парлофон».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Выступление в концертном зале города Шрусбери (Music Hall, Shrewsbury)».
«Это было второе и последнее выступление группы в этом зале. Организатором этого выступления (как и 14 декабря 1962) был промоутер Льюис Бакли (Lewis Buckley)».

Каникулы: Джордж, Пол и Ринго вылетели в Санта-Круз, Джон с Брайеном Эпстайном в Торремолинос.
28 апреля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Джордж, Пол и Ринго вылетели в Санта-Круз, Тенерифе (Santa Cruz, Tenerife), на 12-дневные каникулы. Джон с Брайеном Эпстайном (на средства Брайена) вылетели в Торремолинос, Испания (Torremolinos, Spain)».
Ринго: «В апреле 1963 года мы с Полом и Джорджем решили отдохнуть на Тенерифе».
Ринго: «Там у родителей Клауса Вурмана был дом - правда, без электричества, поэтому мы чувствовали себя представителями богемы».
Ринго: «Там я впервые в жизни увидел черный песок. Ничего подобного я никогда не встречал».
Джордж: «Я помню черные пляжи».
Клаус Вурман: «Несмотря на всю их эйфорию, выглядели они усталыми и помятыми, и явно нуждались в отдыхе. Астрид тоже волновалась. Она была еще так молода, но всегда по-матерински заботлива. И по тому, как она смотрела на парней, было понятно, что она сделает все, что в ее силах, чтобы позаботиться о них в последующие дни».
Джордж: «В первый или во второй день мы с Ринго заработали солнечный удар. Помню, как меня трясло всю ночь».
Энди Бабюк: «Пока магазин «Город барабанов» готовил новую ударную установку для Ринго Старра, «Битлз» и Брайен Эпстайн выкроили время для двенадцатидневного отпуска».
Бэрри Майлз: «Джон с Брайеном Эпстайном вылетели в Торремолинос, чтобы провести отпуск вдвоем, оставив Синтию с новорожденным ребенком в Ливерпуле».
Синтия: «Когда Джулиану исполнилось три недели от роду, Брайен пригласил Джона поехать с ним отдохнуть в Испанию. Джон спросил, не буду ли я против, и я совершенно честно сказала, что нет: я была полностью занята ребенком, мне было совсем не до путешествий. С другой стороны, я хорошо знала, как Джон нуждается в отдыхе, особенно там, где его никто не знает и где можно по-настоящему расслабиться. Получив мое благословение, они уехали в двенадцатидневный отпуск».
Джон: «Мы решили отдохнуть, и я не собирался жертвовать ради ребенка отдыхом - просто мысленно назвал себя ублюдком и уехал».
Синтия: «А я осталась, держа на руках наше дитя».
Тони Бэрроу: «Во время рождения Джулиана, вместо того, чтобы остаться возле Синтии, Джон улетел в Барселону с Брайеном Эпстайном на десятидневные каникулы. Это удивило битловское окружение. Джон пресёк всю критику одним предложением: «Я просто подумал, какой же я ублюдок, и поехал». Мы знали, что Эпстайн серъёзно увлечён Джоном и что он надоедал битлу предложениями уехать с ним на выходные в Копенгаген, Амстердам и даже в Портмейрион в Уэльсе, но то, что эта пара удрала в Барселону сразу после рождения Джулиана, стало шоком. При уединении нашей собственной клики Джон часто очень открыто шутил о заигрываниях Эпстайна и о радости, которую он получал при завлекании бедного мужчины лишь затем, чтобы в одиннадцатом часу отказать ему наотрез. Джон делал абсолютно очевидным для меня, что в этом пути не было двустороннего движения, что Эпстайн ни в малейшей степени не возбуждал его сексуально и не мог».
Синтия: «Джон потом пожалел, что поехал, потому что эта поездка породила бесчисленные слухи о его отношениях с Брайеном. На него посыпались язвительные замечания, шпильки и намеки насчет его сексуальной ориентации. Все это приводило его в ярость, ведь он всего-навсего хотел провести время с другом, отдохнуть, а люди раздули из этого невесть что.
Отношения Джона и Брайена основывались на взаимном уважении и дружбе. Они искренне восхищались друг другом. Брайен видел в Джоне ум и выдающийся талант. Джон ценил в Брайене деловые способности и страстное желание добиться успеха для группы. Они могли часами разговаривать о будущем группы. Они оба мечтали, чтобы «Битлз» стали самым значимым явлением в мире после Элвиса, и готовы были горы свернуть, чтобы сделать эту мечту реальностью».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Росс Бенсон: «Об этой совместной поездке до сих пор ходит множество слухов. Конечно, Леннон не был невинным младенцем и прекрасно понимал причину интереса, проявляемого к нему Эпстайном. Когда Брайен еще только пробивал контракт на запись грампластинок, Леннону посоветовали согласиться на предложение Эпстайна поехать с ним вдвоем отдохнуть в Копенгаген, на что Леннон ответил: «Заткнитесь. Вы что, не видите, что он подбирается ко мне?» Преследование со стороны Эпстайна продолжалось, и, наконец, в апреле следующего года Джон согласился поехать с ним на отдых в Барселону».
Джон: «Брайен был влюблен в меня. Но мне на это было плевать. Конечно, когда-нибудь о сексуальной жизни Брайена Эпстайна снимут очередной голливудский «Вавилон», но мне на это было плевать, плевать абсолютно».
Пол: «Брайен Эпстайн отправился отдыхать в Испанию и пригласил с собой Джона. Джон был умным парнем. Брайен был гомосексуалистом, и Джон воспользовался случаем, чтобы дать ему понять, кто в этой группе главный. Думаю, именно поэтому Джон отправился отдыхать с Брайеном. И Бог ему в помощь. Он хотел, чтобы Брайен знал, к чьему мнению следует прислушиваться. В этом заключались их взаимоотношения. Джон был прирожденным лидером, хотя никогда не говорил об этом».
Джон: «Я поехал вместе с Брайаном в Испанию. Отсюда и пошли слухи о нашей любовной связи».
Алан Уильямс: «Я думаю, что с кем-то из «Битлз» у Брайена были гомосексуальные отношения. Ведь он был гей. И это не вызывает никакого сомнения».
Джон: «Да, это почти так и было, только не совсем. До этого не дошло, но у нас были очень тесные отношения. Я знал, что он - гомосексуалист - он сам мне в этом признался. Я поехал с ним потому, что Син была беременна. Так я впервые столкнулся с гомосексуалистом, причем знакомым мне по жизни. Там было много веселых историй. Когда мы сидели в кафе в Торремолиносе, глазели на парней, а я его подзуживал: «Тебе нравится вот тот? А этот?». Я наблюдал, как Брайен цепляет парней, вот и притворился педиком - это было забавно. Происходящее мне нравилось, я все время думал: «Все это происходит со мной», - будто я был писателем. Все это выглядело почти как роман, но все-таки романом это не было. Ни в какие отношения мы не вступали. Было лишь интенсивное общение. Таким образом, сочетание нашей близости и этой поездки породило все эти слухи. Но больше не было ничего, что бы вообще могло породить эти дурацкие слухи».
Из интервью Джоффри Эллиса (прим. – один из служащих «НЕМС») Гэри Джеймсу:
Гэри Джеймс: Вы не придаете значения историям о физической близости между Джоном и Брайеном. Как вы думаете, у этих историй есть основание?
Джоффри Эллис: Не знаю. Конечно, были люди, кто говорил об этом. Брайен сказал мне решительно, что «нет!». Я на самом деле однажды как-то спросил его об этом. «Чем тебя привлекает Джон Леннон? У тебя было с ним что-нибудь?». И он ответил: «Абсолютно ничего». Я думаю, его тянуло к нему, но он знал, что Джону это было не по вкусу, и он его не привлекал. Так что, я не сомневаюсь в том, что между ними ничего не было.
Тони Бэрроу: «Джон сказал нам, что он знает, что Брайен влюблён в него, и что в Испании ему нравилось наблюдать, как Брайен цепляет парней в попытке заставить его ревновать».
Пит Шоттон: «Я побывал у Джона через несколько дней после его возвращения в Англию. Когда он начал восторгаться тем, как ему понравилась Испания, я не удержался и решил постебаться над ним. «И, конечно, вы с Брайеном недурно провели время?» – ухмыльнулся я и, подтолкнув его локтем, многозначительно подмигнул. Я несколько опешил, когда Джон – против ожидания – тоже ухмыльнулся. «Да, мать твою, – проворчал он, – не то, что ты, Пит!». «Что значит – не то, что я?». «А то, о чем все пи***т». «Да брось ты, Джон! Не принимай этого всерьез. Ей-Богу, я просто пошутил». «Честно говоря, Пит, – тихо сказал он, – однажды ночью кое-что все же произошло».
Улыбка мгновенно сошла с моего лица. Если бы я даже и допускал, что в этих слухах есть доля правды, я никогда не сделал бы попыток открыть ее первым. Я по-прежнему стоял за Джона, и он, конечно, знал это, и я предоставил бы остальным самим разбираться и выносить моральный приговор, даже если бы он сказал мне, что совершил УБИЙСТВО. И Джон, несомненно, поступил бы точно так же. В конце концов, такова и есть настоящая дружба.
«А случилось вот что, – пояснил Джон. – Эппи все донимал и донимал меня, и вот как-то ночью я, в конце концов, стащил свои штаны и сказал ему: «Да ради Бога, Брайен, на, е*и мою ё****ю жопу!» Но он сказал: «Честно говоря, Джон, я этим не занимаюсь. Мне это не нравится». «Ну, чего же ты тогда хочешь? – спросил я. И он сказал: «Я очень хотел бы дотронуться до тебя, Джон». Я дал ему, и он заставил меня кончить. Это – то, что было. Конец истории». «И это все? – спросил я. – Ну и что же с того? Что тут такого особенного?». «Какого х*я! Эх, бедолага – ему ох****о тяжело, что ни говори…». Под этим он имел в виду «мясников-докеров», которые несколько раз отвечали на предложения Брайена превращением его в кровавую отбивную. «Ну, а что в этом такого плохого, Пит? – риторически спросил Джон. – Ведь ничего плохого! Он просто несчастный ёб****й бедняга и ничего не может с собой поделать». «Да что ты мне объясняешь? – воскликнул я. – Я же все понимаю и не из тех, кто п****т. Что значит подобная х***я для друзей?».
После этого мы перешли на другие темы, и никто из нас никогда больше не вспоминал об этом случае. А что касается меня, то настоящим откровением для меня в тот вечер стало не то, что у Джона с Брайеном «что-то было», а то, что он продемонстрировал (правда, в своей грубой манере) такое великодушное сострадание к самому безнадежно преданному из своих поклонников».
Альберт Голдман: «Гуманист Джон Леннон, щедро предлагавший свое тело отчаявшемуся мужчине. Трогательная картина, однако не очень правдоподобная. Гораздо более убедительным звучит то, что спустя много лет он рассказал Аллену Кляйну. «Это была единственная возможность оказывать влияние на человека, от которого зависела и наша карьера, и наша жизнь».
Росс Бенсон: «Что же касает¬ся того, что в действительности произошло между ними в Испании, то Брайен говорил Питеру Брауну, что именно там началась их гомосексуальная связь. Разумеется, Леннон не мог позволить себе признать, что у него были такого рода интимные отношения - в этом случае ему был обеспечен ярлык извращенца. У Питера Брауна нет никаких сомнений насчет того, что произошло между Ленноном и Эпстайном в номере гостиницы, в котором они жили вместе. «Об этом ходили слухи», - уклончиво заявляет Маккартни и ничего не добавляет к предположению, которое сразу же тогда стало предметом общих разговоров в «семье «Битлз» и за ее пределами».
Венди Хэнсон (помощница Брайена): «Брайен не сделал бы ничего такого, что могло бы испугать Джона. Джон бабник, а Брайен был чрезвычайно чутким человеком. Он никогда не навязывался».
Хантер Дэвис: «В натуральном смысле Леннон никогда не был «голубым», возможно, он действительно занимался сексом с Эпстайном. Имел ли таковой факт место, точно неизвестно, но известно, что, по крайней мере, Леннон не имел ничего ПРОТИВ гомосексуализма. Пожалуй, это единственный вывод, который можно сделать при таком минимуме информации».
Пол: «Так возникли разговоры о гомосексуализме. Я не уверен, что между Джоном и Брайеном что-нибудь было, но мы доставили ему немало неприятностей, когда он вернулся».
Кристофер Сэндфорд (журналист): «В воскресенье «Роллинг Стоунз» играли в Ричмонде перед аудиторией в 400 человек».
Рой Карр (журналист): «Одним из первых журналистов, заинтересовавшихся группой «Роллинг Стоунз», был независимый музыкальный репортер Питер Джонс».
Стивен Дэйвис (журналист): «В конце апреля 1963 года музыкальный журналист Питер Джонс рассказал о группе «Роллинг Стоунз» своему юному коллеге Эндрю Олдхэму и настоял, чтобы тот съездил в Ричмонд и сам послушал их».
Рой Карр: «В «Кроудэдди» Джорджио Гомельский рассказал о новой группе авторитетному специалисту по ритм-энд-блюзу Норману Джоплингу, служившему в журнале «Рекорд Миррор». А тот, в свою очередь, сообщил рок-н-ролльному вундеркинду Эндрю Лугу Олдхэму о том, что Питер Джонс собирается написать для «Рекорд Миррор» восторженную статью про «Стоунз».
Стивен Дэйвис: «В принципе, девятнадцатилетнего Эндрю прельщала идея открыть вторых «Битлз», но к рассказу старшего товарища он отнесся довольно скептически. «Хорошо, - сказал Олдхэм. - Правда, я уже слышал столько новых групп, и большинство не стоят потраченного на них времени. Но если вы хотите, я съезжу и посмотрю этих ребят».
Рой Карр: «В субботу 28 апреля 1963 года Олдхэм вместе со своим боссом Эриком Истоном приехали в Ричмонд».
Стивен Дэйвис: «28 апреля Эндрю с Эриком появились в Ричмонде и вошли в клуб «Кроудэдди».
Рой Карр: «Истон был впечатлен, но вел себя сдержанно. Олдхэм же был ошеломлен. По словам Джорджа Мелли, «он смотрел на Джаггера, как Сильвестр на паштет из дичи».
Эндрю Олдхэм: «Запинающийся бит, вызывающий ассоциации с сексом, сразу же заставил мое сердце пуститься в танец. Не успев переступить порог клуба, я уже понял: это то, что мне нужно. Мик и Крисси Шримптон, бурно выяснявшие отношения на аллее, смотрелись восхитительно, и у меня возникло ощущение, будто должно про¬изойти нечто очень важное. Я сразу же почувствовал импульс, исходящий от них. Моя первая реакция: «Это именно то, что нужно». Я ощутил, что они - настоящее чудо… И вдруг до меня дошло, в чем их секрет. Они были воплощением секса».
Стивен Дэйвис: «Джорджио Гомельски был в это время в Швейцарии на похоронах отца. После выступления Эндрю подошел к Мику и Кейту».
Кристофер Сэндфорд: «И предложил себя в качестве менеджера группы».
Стивен Дэйвис: «В разговор тут же вмешался Брайан Джонс, объявивший себя лидером группы. Эндрю принялся красочно расписы¬вать, как он сделает их еще более великими, чем «Битлз». Он использовал американский сленг, утверждал, что знаком с Филом Спектором, легендарным продюсером и первым юным миллионером в мире поп-музыки.
Эндрю, с подкрашенными глазами и приятными манерами, то и дело повторявший «друзья» и «дорогие мои», заворожил их. Он весьма непочтительно и цинично отзывался об индустрии звукозаписи, создав у них (ложное) впечатление, будто так же сильно, как и они, любит блюз и ритм-энд-блюз, и сказал, что им нужно срочно записываться и выработать стиль, противоположный стилю «Битлз». «Пусть они вы¬глядят прилизанными и добропорядочными,- отозвался на это Кейт, - а мы будем выглядеть неряшливыми и порочными».
Кристофер Сэндфорд: « «Дело, - горделиво заявил Олдхэм, - возьмет в свои руки мой партнер Эрик Истон. Он уже довольно пожилой (ему це¬лых 35 лет) органист и импресарио».

Каникулы на Тенерифе.
30 апреля 1963 г.

Клаус Вурман: «После завтрака мы прогулялись по Пуэрто-де-ла-Крус (Puerto de la Cruz). Джорджу захотелось купить что-нибудь из одежды, поэтому я привел его в один маленький магазинчик. За прилавком стояла хорошенькая, голубоглазая девушка, как раз во вкусе Джорджа. Он все время расхаживал мимо нее, чтобы обратить на себя ее внимание. Мы наблюдали за его попытками заигрывать с нею, и отпускали шутки. После того, как глаза Джорджа и этой девушки встретились, он осмелился заговорить с ней. И тут возникла проблема. Он не говорил по-испански, а она ни слова не знала по-английски. Джордж пытался объяснить руками и ногами, кто он такой. Но в ответ она только улыбалась, очаровательно и беспомощно. Поняв тщетность своих попыток, Джордж вытащил из своей сумки альбом «Битлз» и указал на свое лицо.
«Мио, Джорджио. Я один из Битлз». Она хихикнула. «Лос Битлз, это я. Я один из них». Джордж перегнулся через прилавок, поднеся пластинку еще ближе к ней, и говоря с ней с мольбой в голосе. Остальные покинули магазин, отпуская шуточки. «Битлз? Qué? (исп. – что?). Она не понимала, кто такие «Битлз», потому что никогда не слышала о них, и несколько раз пожала плечами. «Что, нас здесь никто не знает?», - спросил Джордж. – «Что это за планета, на которой мы приземлились?».
Выходя со мной, уже в дверях он оглянулся назад, и с грустью помахал ей. Остальные ждали нас за углом. Весь день Джордж выслушивал их дурацкие шутки. Я не думаю, что в то время Джордж, Пол и Ринго осознавали особенность того момента. Никто не спрашивал у них автограф, никто не пытался до них дотронуться, никто даже не бросал на них второго взгляда. Наоборот. Подобно случаю с Джорджем в магазине, казалось, что их раздражало то, что никто их не знал».
Пол: «Мы отправились туда [на Канары] и некоторое время пробыли там, но, к нашему огорчению, на Канарах нас никто не знал, и это было неприятно. «Вы знаете нас? Мы - «Битлз» Но нам отвечали: «Нет, никогда не слышали».
Клаус Вурман: «Но, на самом деле это был последний раз в их жизни, когда они могли жить обычной жизнью, скажем, выпить в людном месте без помех чашечку кофе. Это было в последний раз, когда кто-то мог спросить? «Битлз? Кто?».
«30 апреля 1963 года менеджер студии «Би-Би-Си» Вернон Лоуренс (Vernon Lawrence) предложил своему начальнику, помощнику главы департамента Дональду Маклину (Donald MacLean), сделать для «Битлз» собственную серию радиопередач. Маклин идею одобрил. Было решено выпустить 4 передачи, а в случае успеха ещё 11. Бюджет каждой получасовой передачи равнялся 100 фунтам-стерлингов, и продюсеру Терри Хенебери (Terry Henebery) было поручено подготовить шоу (прим. – первая запись этой передачи состоится 24 мая 1963)».
Тони Бэрроу (Tony Barrow) становится пресс-агентом «Битлз».
1 мая 1963 г.

Дмитрий Мурашев: «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) 6-я неделя в «Первой десятке» (UK New Musical Express)».
Дмитрий Мурашев: «Тони Бэрроу (Tony Barrow) становится пресс-агентом «Битлз».
Тони Бэрроу: «Когда я только принял предложение работы Брайена Эпстайна [в конце 1962 г.], моей первостепенной задачей являлось узнать о битлах так много, как это было возможно, прежде чем развернуть новое пышно названное «Отделение прессы и рекламы «НЕМС Энтерпрайсиз». Этим я занимался до 1 мая 1963 года, даты, с которой – по соглашению между ним и мной – я должен был начать работать. В качестве части выбранного мною для себя графика обучения, я наблюдал, как группа проходила через утомительную повторяющююся из раза в раз работу по созданию их второго сингла на «Парлофоне». Продвинутые технологии записи нынешних дней позволили бы им закончить эту работу вчетверо быстрее, но, в начале шестидесятых самая малейшая ошибка означала «остановку на полном ходу», возврат в самое начало и запись всей песни ещё раз. Инстинктивно я согласился с предсказанием Джорджа, что «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) доберётся до вершины списков популярности, и я надеялся, что мы убеждены в этом не силой постоянного повторения этой мысли.
Вскоре после того, как я передал своё уведомление в «Декку», я приступил к поиску подходящего помещения для размещения моего нового пресс-офиса. Дик Джеймс знал, что один его друг, композитор и исполнитель-клавишник Джо «господин фортепиано» Хендерсон вот-вот освободит небольшую комнату возле центра лондонской Монмут-Cтрит. Я чувствовал, что её расположение на краю Ковент-Гарден и близко к Денмарк-Стрит было замечательным, а удобства были, эээ, приемлемыми. Привыкший к ценам на аренду жилья в Ливерпуле, Эпстайн пришёл в ужас от того, как мало это место предлагало нам за его деньги – полторы отчасти полуразрушенных комнаты над сомнительно выглядящем магазине с занавешенной задней комнатой, в которой продавались бывшие в употреблении секс-журналы.
Помню, я улыбнулся, когда увидел, что это здание называется «Дом быта». Было решено переехать на Монмут-Стрит, и я лишился соблазнительного света и древней кушетки, но удержал превосходный письменный стол «господина фортепиано» ручной работы, престижную штуку, в которой было встроенное коктейль-бюро. Я считал себя модным, и что у меня хороший вкус, когда я заставил свой подоконник рядом оранжевых и зелёных пластиковых цветов в горшках. Я также решил, что следую моде, наняв американца, Джо Бергмана, как первого человека в свою команду. Эпстайн сказал мне не покупать никаких высококачественных устройств, потому что он получил что-то из одного из своих магазинов в Ливерпуле. Это оказалась довольно неполноценная система низкого качества, которая стояла нетвёрдо на длинных металлических подставках, и к которой по-прежнему был прикреплён ценник «НЕМС» с надписью «УЦЕНЕНО ДО 33 ФУНТОВ».
Филипп Норман: «Одним из первых дел, порученных Тони Бэрроу, была реорганизация клуба поклонников «Битлз», которым руководила Фреда Келли из офиса «НЕМС» в Ливерпуле. Фреда уже не справлялась с просьбами о принятии в члены клуба, приходившими десятками тысяч: с мешками писем; рулонами бумаги, мягкими игрушками и другими знаками внимания, которые ежедневно доставлялись в офис и к ней домой. Тони Бэрроу разделил клуб на «Северный регион», возглавляемый Фредой в Ливерпуле, и на «Южный регион», которым руководила с Монмут-Стрит девушка по имени Беттина Роуз. Бэрроу также придумал «Национального секретаря Энн Коллингхэм», чья факсимильная подпись появлялась во всех выпусках новостей о «Битлз». Для девушек британских островов «Энн Коллингхэм» была реально существующей посредницей между ними и их кумирами».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Бэрроу: «Так как я запустил в работу новый битловский пресс-офис в Лондоне, и эти четыре парня стали в нём частыми гостями. Летом 1963 года они нередко заглядывали к нам без предупреждения и приглашения с предложением поесть или выпить после работы. Обед в самую последнюю минуту. У нас был выбор из хороших ресторанов в районе Монмут-Стрит, включая превосходное французское местечко «Мон плезир» через несколько домов от офиса. Не осмеливаясь рисковать, чтобы не оказаться смущёнными, особенно перед Валери, Пол и я предпочитали более низкопробный мясной ресторан вместо того, чтобы проверять наши школьные знания французского. С точки зрения битлов, можно было быть довольным хорошо прожаренным куском филе и большой порцией жареной картошки. Джон, Джордж и Ринго также внезапно заскакивали и проводили время с девушками, которые разбирали их фанатскую почту. Джордж часто неистово флиртовал с девушками из нашей команды, и им это нравилось по-крайней мере так же сильно, как и ему в те старые добрые докомпьютерные дни!
С мужчинами и с женщинами, близкими друзьями и едва знакомыми, у Джорджа была одна любопытная привычка – подходить очень близко, даже если он начинал самую несерьёзную болтовню. Он стоял лицом к лицу, глаза в глаза, часто не более чем в нескольких сантиметрах от другого человека, и говорил всегда настолько тихо, что у свидетелей этого создавалось полное впечатление, что он делится секретной информацией огромного значения, которая требует абсолютной конфиденциальности. Но более вероятно, что он говорил о своей самой новой гитаре или следующей машине, которую ему хотелось бы купить. На сцене он обычно меньше бросался в глаза, чем Джон и Пол. Главные осветительные прожектора освещали Джона или Пола, тогда как Джордж оставался позади, в тени, прямо перед ударной установкой Ринго или рядом с одним из ведущих вокалистов. Обычно его голова была опущена, когда он играл, что заработало ему у некоторых фанатов репутацию стеснительного и угрюмого. Правда же была в том, что он был сосредоточен на своей игре.
Примерно в то время я обнаружил, что у Пола была особенная причина быть очарованным тем фактом, что мы переняли офис, который прежде занимал Джо Хендерсон. Несколькими годами ранее, когда популярность Хендерсона была на своём пике, и его сингл «Спойте вместе с Джо» располагался высоко в хит-парадах поп-музыки, Пол взял одну свою раннюю подругу по прозвищу «Хэррис», с которой он познакомился в «Пещере», чтобы лично увидеть этого клавишника в театре «Империи» на Ливерпульской Лайм-Стрит. Пол смутил свою пассию, спев к её изумлению вместе со звездой во всю свою глотку. Это было почти в конце их красивых отношений. Я и не пытался использовать это в качестве основы какой-нибудь статьи, потому что, во-первых, Брайен Эпстайн ненавидел видеть в печати что-либо о подругах ребят, а во-вторых, я не думал, что для имиджа Пола будет хорошо, если открыть, что он является тайным фанатом «господина фортепиано». «Хэррис» – настоящее имя Айрис Колдуэлл – была сестрой Рори Сторма, который был лидером ведущей мерсисайдской группы под названием «Ураганы», и, к зависти своих приятельниц по «Пещере», встречалась короткие промежутки времени с Джорджем и Полом, хотя ни те ни другие отношения не достигли серьёзной стадии. Позже Айрис вышла замуж за Шейна Фентона, рок-н-ролльщика, который в семидесятые изменил своё имя на Элвин Стардаст и имел хит №1 «Ревнивый характер».
Когда на горизонте возник Ринго, Джон, Пол и Джордж были вместе почти пять лет – особенно долгое время для лет раннего взросления. Джон был прав – Ринго освоился в роли битла, как будто он был послан на землю именно для этого, но это было поверхностное изменение, которое так и не компенсировало его позднее появление. Думаю, он старался изо всех сил преодолеть свой комплекс неполноценности, но, волнуясь, лишь делал всё хуже. Ринго обычно хранил молчание, пока кто-нибудь не заговаривал с ним. И приватно и публично остальные трое с готовностью принимали его, как равного, но всегда было подспудное чувство, к первоначальному объединению был присоединён посторонний связями, которые никогда не были настолько надёжными, как те, что связывали вместе первоначальную тройку. Ринго говаривал мне: «Я часто думаю, что делает такой оборвыш, как я, со всем этим?» Подобно остальным, Ринго был полностью оплачиваемым музыкантом, которого многие считали лучшим ударником в кругах Мерси-бита.
В отличие от других битлов, он был неспособен делиться воспоминаниями о хороших и не очень моментах самой ранней истории группы и не мог полностью включаться в разговоры о том периоде. Когда Ринго появился, совершенно новый контракт с «И-Эм-Ай» уже был на блюдечке с голубой каёмочкой. Он не застал все надежды и душевные муки, которые сопровождали шестимесячные поиски Брайена Эпстайна соглашения на запись. Вдобавок к этому было и его осведомлённость о том, что его предшественник в «Битлз» пользовался значительной популярностью среди ливерпульских фанатов.
Я обнаружил, что Ринго редко бывает инициатором разговора, если это только не было просьбой зажечь свет или чего-либо такого же банального. С другой стороны, если я пытался начать более содержательный диалог, он был полностью готов принять вызов. Я нашёл его весёлым собутыльником, и мне нравилось его сдержанное чувство юмора.
Его застывшее, неулыбающееся выражение лица часто приводило к тому, что он казался несчастным, но он настаивал, что он совершенно доволен, но он не может отвечать за выражение своего лица. Его лицо просто не выглядит счастливым: «Моё лицо может выглядеть не слишком довольным, но всё остальное от меня довольно». Как-то он сказал мне вполне серьёзно: «Я никогда не осознавал, что у меня большой нос, пока не стал известным, и один парень из «Еврейских хроник» не позвонил мне. Мне пришлось объяснить, что я не еврей». Неизбежно, Ринго получал меньше фанатской почты, чем остальные, просто потому, что фанаты чувствовали, что знают его не очень хорошо.
Джон был последним из великолепной четвёрки, кого я узнал хорошо. Сначала мне казалось невозможным установить хоть мало-мальски хорошие взаимоотношения с этим нахальным парнем, у которого было столь напыщенное мнение о себе, и, казалось, столь невысокое мнение обо мне. На протяжении нескольких месяцев со времени нашей первоначальной встречи большая часть наших словесных контактов носила односторонний характер, – Джон постоянно отпускал злые шутки на мой счет. Мне казалось, что он смеётся не вместе со мной, а приглашает остальных посмеяться надо мной. Я находил его желчный юмор ужасным, но, зная, что у его вспыльчивости короткий фитиль, и что он ловко орудует кулаками, когда ему перечат, я не осмеливался отвечать ему в том же ключе из страха вызвать в нём худшее.
Было неудобно видеть, что он обходится с чувствительным Брайеном Эпстайном настолько же плохо и даже хуже, доводя беднягу до слёз на глазах у остальных из нас. Хуже всего, что я не видел ни одной причины, которая объяснила бы его явно неприязненное отношение ко мне. Всё это делалось во имя юмора, но – как замети я – Джон был единственным, кто смеялся. Я старался изо всех сил не позволить этому испортить наши рабочие отношения, но – тогда, как я быстро привязывался к остальным, с которыми мы становились друзьями легко и непринуждённо – было невозможно прорваться через барьер, который Джон воздвиг между нами. Мне потребовалось много времени, чтобы понять, что этот барьер был там для защиты Джона – не оружием, а щитом, за которым он укрывался, пока изучал людей. Правдой было то, что он был неуверен в себе и во всём сомневался. Конечно же, группа знала это задолго до того, как узнал я, – возможно, именно поэтому они не обращали внимания на его отвратительное поведение и оставляли его в одиночестве расстраивать и шокировать людей. Думаю, что в глазах Джона каждый новый человек, с которым он сталкивался, был для него врагом, пока не доказывал обратного. Хвастовство и словесные оскорбления были его способом воспрепятствовать развитию каких-либо отношений, которые могли оказаться неприятными для него. Названием этой игры было «Достань другого ублюдка раньше, чем он достанет тебя»!
Его во многом не понимали, главным образом, по его собственной вине. Он выстроил кирпичную стену из чистой бравады, чтобы отгородиться, в постоянном страхе не соответствовать чему-либо. Он утверждал, что не является жестоким человеком, но я, например, находил его юмор в нескольких случаях весьма мучительным. У тех, кто был рядом с ним, от помощников и до его возлюбленных, был точно такой же суровый выбор – не обращать внимания на его внезапные приступы плохого настроения и язвительные замечания или просто оставить Леннона в покое. Он говорил то, что думал, и имел в виду то, что говорил. Затем он часто стремился к чему-то новому в страхе, что ему будет скучно. Если – как, например, я – вы находились рядом достаточно долго для этого, то вы обнаруживали, что когда он не задирался и не бушевал, Джон мог быть исключительно деликатным. В его характере присутствовала по-настоящему нежная сторона. Он был трудным для раскалывания орешком, но если вы пробивались через защитную скорлупу, то внутри прятался парень с добрым сердцем. В нём также была жилка философа. Он говорил мне: «Мы не умираем до конца, пока не умрёт самый последний человек на земле, который помнит нас». Хотя и оригинальное, но это довольно мудрое замечание. Я считал Джона запоздалым пижоном и преждевременным панк-рокером, но на протяжении моих первых лет с ним в середине шестидесятых, я не замечал никаких оснований предполагать, что в семидесятых он превратится в проповедника мира и поборника любви во всём мире».
Стивен Дэйвис: «Однажды американский продюсер Фил Спектор, изобретатель «Стены Звука», «первый магнат среди подростков», как назвал его Том Уолф, приехал в Лондон. На Эндрю Олдхэма произвел неотразимое впечатление его антураж: лимузины, телохранители, мышцы, пистолеты, но в еще большей степени - его деловая хватка. Спектор сказал Эндрю, что если тот когда-нибудь найдет группу, продюсером которой захочет стать, то должен сам записать ее и отдать запись в звукозаписывающую компанию, сохраняя за собой права собственности и контролируя процесс. Эндрю арендовал офис на Риджент-Стрит у агента Эрика Истона, тридцатишестилетнего бывшего театрального органиста и ветерана различных шоу. 1 мая он взял с собой Истона в Ричмонд, чтобы показать ему «Стоунзов».
Кристофер Сэндфорд: «1 мая Джонс отправился в Раднор Хаус на улицу Риджент, где находился офис Истона, чтобы обсудить денежный вопрос. Переговоры длились недолго».
Стивен Дэйвис: «Они заманили Брайана Джонса на Риджент-Стрит, где он уступил им руководство группой, подписав от ее имени договор о менеджменте на три года (предусматривавший отчисление 25% всех доходов менеджерам). Вначале Истон заявил, что хочет избавиться от Джаггера, потому что тот не умеет петь. Брайан вроде бы не возражал, но Эндрю горой вступился за Джаггера, и тот остался».
Кристофер Сэндфорд: «Брайан [Джонс] покинул резиденцию импресарио с проек¬том контракта и направился в ближайшее кафе, где его нетер¬пеливо ожидали Джаггер и Ричардс (мнением Уоттса и Уаймена никто не поинтересовался)».

Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 1-я неделя (UK Melody Market).
4 мая 1963 г.

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 1-я неделя (UK Melody Market); Песня «От меня тебе» (From Me To You) номер 1, 1-я неделя (UK Melody Market)».
Ринго: «Началась волнующая пора наших первых пластинок. Когда «Битлз» попали в первую «пятидесятку», мы шли куда угодно, чтобы это отпраздновать. Когда попали в «сороковку», тоже шли отмечать. Потом мы слышали нашу музыку везде: дома, в машине, на улицах. На эти три минуты каждый из нас замирал. Когда пришло время получить первую «золотую» пластинку, мы возглавляли разные хит-парады! Ничто в жизни не волновало меня так, как наши первые пластинки, ничто!»
Стивен Дэйвис: «Эндрю пришла в голову идея нарядить «Роллинг Стоунз» в униформу, подобно «Битлз». На Карнаби-Стрит он купил им черные джинсы, черные свитера с воротником и ботинки на высоком каблуке. У Брайана все это не вызвало восторга. Мику не понравились тесные ботинки, и очень скоро он отказался от них в пользу привычных мокасин».
Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Когда наша карьера только начиналась, мы носили одну и ту же одежду и на сцене, и вне сцены. Эндрю уговорил нас подчиниться правилам дважды во время съемок на телевидении».
Кит Ричардс (группа «Роллинг Стоунз»): «А потом наступил день, когда Эндрю Луг Олдхэм приехал в Ричмонд нас послушать, и потом все понеслось с не¬человеческой скоростью. Примерно в двухнедельный срок мы уже имели на руках контракт на запись. Эндрю раньше работал у Брайена Эпстайна и как-то поучаствовал в со¬здании битловского образа. Но они с Эпстайном из-за чего-то поцапались, и его уволили. Он отошел от всех прежних дел и решил пробиваться в одиночку: «Ну ладно, вы у меня попляшете». А мы стали его орудием мести Эпстайну.
Редактировалось: 2 раза (Последний: 17 ноября 2015 в 09:21)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Мы - динамит, Эндрю Олдхэм - детонатор. Ирония судьбы заключается в том, что в самом начале этот великий автор роллинговского имиджа считал, что ничего хорошего не выйдет, если нас будут воспринимать как патлатых грязных грубиянов. Эндрю ведь был вполне себе мальчик-чистюля, и ему по-прежнему нравилась грандиозная идея про «Битлз» и одинаковые костюмчики, когда все под одну гребенку. Ему нравилась, а нам не очень. Короче, он подыскал нам сбрую, и мы надели эти хреновы твидовые пиджаки в гусиную лапку».

Джордж Харрисон и Ринго Старр в жюри конкурса рок-групп графств Ланкашира и Чешира.
10 мая 1963 г.

Джордж: «В Ливерпульской филармонии состоялся большой концерт. «Битлз» стали знаменитыми, Джерри и немногие другие добились успеха. Все думали: «Черт возьми!» - и стремились в Ливерпуль. Никто и никогда не выступал в филармонии - нас просто не пустили бы туда, тем более с рок-концертом».
Пол Грин (Paul Green): «Победитель конкурса получал возможность выступить на телевидении «Эй-Би-Си» и контракт на запись в «Декке».
Джордж: «Но вдруг там [в Ливерпуле] собрались все ливерпульские группы, даже те, которые и группами-то никогда не были. Группы возникали повсюду - все пытались заработать на буме ливерпульской музыки. Помню, мы встретили нескольких менеджеров из Лондона, одним из которых был Дик Роу».
Дик Роу (глава репертуарного отдела «Декки»): «Мы с Джорджем Харрисоном сидели в жюри на конкурсе талантов в Ливерпуле, и я сказал: «Знаешь, с тех пор как я отказал вам [в январе 1962], меня пинают и пинают». Он ответил: «Тогда, может быть, ты подпишешь контракт с «Роллинг Стоунз»?».
Джордж: «Он [Дик Роу] спросил: «Вы не назовете нам какую-то хорошую группу?» Я ответил: «Я знаю не всех, но «Роллинг Стоунз» вам понравятся».
Дик Роу: «Я говорю: «Никогда не слышал о таких. Где они играют?» - «Поищи их в Ричмонде».
Билл Харри: «В Ливерпуле был большой конкурс, который проходил в филармонии. Мы сидели позади Джорджа Харрисона, который был одним из судей. Среди остальных членов жюри был Дик Роу из «Декки», который ходил с клеймом «человека, отказавшего Битлз». В Ливерпуле была одна группа ритм-энд блюза под названием «Роуд Раннерс» (The Road Runners), которая была действительно хороша. Джордж сказал Дику Роу: «О, мы отправились в Ричмонд посмотреть группу под названием «Роллинг Стоунз». Это ритм-энд-блюзовая группа почти настолько же хорошая, как наша группа «Роуд Раннерс»!». Дик Роу встал, сразу покинув конкурс и не участвуя в судействе, сел на поезд обратно в Лондон и подписал с «Роллинг Стоунз» контракт».
Пэт Смит (бывшая жена Дика Роу): «Вернувшись из Ливерпуля, Дик упомянул, что Джордж Харрисон сказал ему, что он должен послушать группу под названием «Роллинг Стоунз» (прим. – это произойдет 12 мая)».
Кит Ричардс (группа «Роллинг Стоунз»): «Контракт с «Деккой» (прим. – будет подписан 14 мая) перепал нам по единственной причине – из-за того, что Дик Роу отказал «Битлз». Их заполучили «И-Эм-Ай», и он не мог себе позволить совершить ту же ошибку еще раз. «Декка» была в отчаянии – я вообще удивляюсь, что парня не вышибли с работы. По сути, нас взяли на борт только потому, что для них было немыслимо лохануться два раза подряд. Иначе они бы нас и на пушечный выстрел не подпустили. Просто из своих дебильных предрассудков».
Рой Карр (журналист): «Когда в мае 1963 года Эндрю Луг Олдхэм провозгласил: «Роллинг Стоунз» - это не просто группа, это стиль жизни» - мало кто обратил внимание на сию ловкую пропаганду, хотя Олдхэм, возможно, надеялся вызвать саркастическую реакцию тех, кому претило само существование «Роллинг Стоунз». Тем не менее, даже сам Олдхэм не сознавал, сколько истины содержится в этой гладкой фразе. Уволившись с должности рекламного агента «Битлз», Олдхэм вряд ли надеялся заработать на «Роллинг Стоунз» больше, чем на карманные расходы, и поджидал для себя более крупного шанса. Но вскоре он понял, какую колоссальную потенцию таят в себе «Роллинг Стоунз». Нежданно-негаданно перед ним появилась возможность, упустить которую было бы глупо. Так же, как Брайен Эпстайн с помощью «Битлз» смог выразить себя и прославиться, Олдхэм решил использовать «Роллинг Стоунз» в качестве проекции своего эго. Он сразу же начал искать ангажементы для «Роллинг Стоунз», и с этой целью принялся натравливать друг на друга нужных людей, но в основном пытался заинтересовать Дика Роу из «Декки» (снискавшей себе вечную славу отказом от контракта с «Битлз»)».
Пол: «Легенды о нашем соперничестве с «Роллинг Стоунз» выдуманы газетчиками. Само собой, мы казались соперниками. На самом деле контракт на запись им помог заключить Джордж. Он оказался на одной вечеринке вместе с Диком Роу, сотрудником «Декки», известным тем, что он отверг «Битлз». Мы предложили их «Декке», потому что «Декка» пролетела, отказавшись от нас, и они пытались спасти репутацию, расспрашивали Джорджа: «Знаешь еще какие-нибудь группы?» Он сказал: «Ну, есть одна группа, называется «Стоунз». Вот так они получили свой первый контракт».
Джон и Синтия регистрируют рождение Джулиана.
13 мая 1963 г.

Дмитрий Мурашев: «В один из дней с 12 по 18 мая Джон с Синтией зарегистрировали рождение Джулиана».
Синтия: «Как только Джон вернулся из Испании, хорошо отдохнувший и снова рвущийся в бой, мы вместе пошли регистрировать рождение сына. Мы с Джоном хотели, чтобы в полном имени ребенка были наши с ним фамильные имена, Джон и Чарльз, соответственно, в честь его и моего отца. А собственно имя ребенку я предложила дать в честь его матери - Джулиан».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Наши отношения [С Джейн] складывались удачно. Несмотря на гастрольные поездки, у нас была возможность поддерживать их. Сказать по правде, в то время женщины отошли для нас на второй план. Теперь за такие взгляды нас назвали бы шовинистами. А тогда это выглядело так: «Мы - четыре рудокопа, спустившиеся в шахту. А зачем в шахте женщины? Женщины там не нужны». В целом мы, «Битлз», держались особняком. Людям было трудно проникнуть сквозь стену, которой мы себя окружили, - это было трудно даже Синтии, жене Джона. Нашим барьером безопасности были понятные только нам шутки, условные знаки, музыкальные сравнения. Все это объединяло нас и отсекало доступ всем чужакам. Однако личным взаимоотношениям все это, вероятно, шло во вред».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Ноттингем (Odeon Cinema, Nottingham).
23 мая 1963 г.

Рой Орбисон: «Мы с Джорджем часто просыпали автобус. Он уезжал без нас».
Бобби Годсборро (Bobby Goldsboro, музыкант группы Роя Орбисона): «Как-то я сильно повеселился, разыграв всех так, что Битлы поверили, что в автобусе находится лягушка. Я умею довольно точно изображать лягушачье кваканье. Первое время они думали, что в автобус действительно забралась лягушка. Пол тоже научился вполне прилично это делать»
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Ноттингем (Odeon Cinema, Nottingham). Турне с Роем Орбисоном».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Это было первое выступление «Битлз» на этой концертной площадке. Еще раз группа выступит в этом зале 12 декабря 1963 и 5 ноября 1964».
Деби Джонсон («Ливерпуль Эко»): «Гвен Спичли стала поклонницей группы, когда в 1963-м они выступили в ее родном городе Ноттингем [7 марта]. Она написала гитаристу письмо и была рада получить от него ответ. Он пришел [17 апреля] за день до того, как сингл «Битлз» с песней «От меня тебе» (From Me To You) вошел в чарты. В своем письме Джордж призывает Гвен в качестве помощи пойти и купить этот сингл, а также пишет, что с нетерпением ждет встречи с ней, когда приедет в Ноттингем [23 мая], добавив не без нахальства: «Не забудь привести с собой шерифа». Джордж отправил это письмо со своего домашнего адреса: 174 Макет-Лейн, Вултон, а также изобразил гигантскую букву «В» с усиками их раннего логотипа «Битлз».
Гвен Спичли: «Мы с подругой Сьюзен увидели «Битлз» в Ноттингене [7 марта], и решили, что Джордж просто прелесть. Потом мы обе написали ему, и получили ответы [17 апреля]. Позднее он прислал мне прядь своих волос и даже попросил меня встретиться с ним, когда они выступали в «Одеоне», но менеджер не позволил мне к нему приблизиться».

Запись на радио «Би-Би-Си» — Light Programme — Pop Go The Beatles / Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Уолтемстоу (Granada Cinema, Walthamstow, London).
24 мая 1963 г.

Бэрри Майлз: «Студия 2, Эолийский зал, Лондон. Запись программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель современной музыки» (Light Programme), в своей первой собственной передаче «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles)».
«30 апреля 1963 года менеджер студии «Би-Би-Си» Вернон Лоуренс (Vernon Lawrence) предложил своему начальнику, помощнику главы департамента Дональду Маклину (Donald MacLean), сделать для «Битлз» собственную серию радиопередач. Маклин идею одобрил. Было решено выпустить 4 передачи, а в случае успеха ещё 11. Бюджет каждой получасовой передачи равнялся 100 фунтам-стерлингов, и продюсеру Терри Хенебери (Terry Henebery) было поручено подготовить шоу.
Первые четыре передачи вел Ли Питерс (Lee Peters), которого «Битлз» сразу же в шутку переименовали в Пи Литрса (прим. - Pee Litres – «писающий литрами»). В программе музыка чередовалась с беседами. Каждую неделю в студии присутствовали разные гости, обычно записывавшиеся в этот день на «Би-Би-Си». В первом выпуске это были «Трио Лорни Гибсона» (Lorne Gibson Trio). Каждая передача «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles) начиналась и заканчивалась рок-н-ролльной версией детской песенки «Вот идет ласка» (Pop Goes The Weasel), которую «Битлз» записали в этот день.
В этот день программа записывалась с 14.00 до 18.00, включая время, затраченное на репетицию. В этот день «Битлз» записали шесть песен, при этом, только три из них были ранее записаны на «И-Эм-Ай»: «От меня тебе» (From Me To You), «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Ты взяла меня в плен» (You Really Got A Hold On Me), «Страдание» (Misery), «Хиппи хиппи шейк» (Hippy Hippy Shake).
Трансляция первого эпизода передачи «Вот идут Битлз» состоится 4 июня 1963».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Уолтемстоу (Granada Cinema, Walthamstow, London). Турне с Роем Орбисоном. В этот день «Битлз» официально объявлены хедлайнерами гастролей».
Радиостанция «Эхо Москвы» (2000 г.): «Рой Орбисон был хедлайнером тура, следовательно, именно он завершал шоу. Однако, когда «Битлз» обратились к нему с просьбой поменяться местами, он с легким сердцем исполнил ее».
Рой Орбисон: «Брайен спросил: «Кто будет закрывать шоу?». А Джон добавил: «Послушай, ты и так получаешь все деньги, так почему бы тебе не уступить нам?». Я не знаю, правда ли, что я получал намного больше, чем они. Конечно же, я не получал так много. Но тур был распродан за один день. И я согласился, Ведь в моем репертуаре были одни только баллады».
Джордж: «Скоро наше название стали писать на афишах первым. И мы выступали уже после Роя».
Джон: «Прежде мы никогда не значились на афишах первыми».
Рой Орбисон: «Я всегда считал, что в Америке они будут столь же популярны, как и в Европе».
Очевидец: «Роя Орбисона я видел всего один раз, когда он гастролировал с «Битлз». Они выступали в Уолтемстоу. Мой отец взял меня и троих приятелей на концерт в «Гранаду». Орбисон был хедлайнером, и должен был закрывать концерт, а «Битлз» должны были закрывать первую часть концерта. Однако, это был, кажется, уже четвертый концерт, и появилась битломания. По толпе поклонников, собиравшихся снаружи, было очевидно, что они приходили, чтобы увидеть именно «Битлз», поэтому и произошла перемена, и Орбисон закрывал первую часть концерта. Я не слышал ни одной ноты исполняемой «Битлз», так как визги просто оглушали мои уши. Тем не менее, Орбисон отлично выступил, что в полной мере было оценено поклонниками.
Один интересный факт. Мы (по-видимому) встретились с «Битлз». Должен признаться, что в то время я не знал, как они выглядят, так как не обращал внимания на их музыку, считая ее малоинтересной. Кстати, в своей автобиографии Маккартни признал, что считал их ранние номера фигней. Тем не менее, как я уже говорил выше, нас было пятеро, и мы собирались быть в театре к двум часам. Я сидел на заднем левом пассажирском сидении, когда на Палмер-Грин мы остановились у светофора с Северной кольцевой дорогой. Пока мы стояли, рядом остановился синий автофургон типа «Бедфорд», и один из пассажиров опустил стекло. «Вы не знаете, где в Уолтемстоу находится Гранада?», - спросил он. Мой папа сказал ему, чтобы они следовали за нами, так как мы как раз направляемся туда. Роджер, мой приятель, был поклонником «Битлз». Он повернулся к нам и сказал, что это Пол Маккартни спросил дорогу! Автофургон проследовал за нами до Уолтемстоу, где его остановил полицейский автомобиль, который, видимо, ожидал его».
«Это было первое выступление «Битлз» на этой концертной площадке. Еще раз группа выступит в этом зале 24 октября 1964».

Выступление в городском зале Шеффилда (City Hall, Sheffield).
25 мая 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 3-я неделя в «Первой десятке» (UK Record Retailer)».
Бэрри Майлз: «Выступление в городском зале Шеффилда (City Hall, Sheffield). Турне с Роем Орбисоном».
Брайан Клей (Brian Clay): «Когда в начале 1963-го я заказал билеты на «Битлз»/Рой Орбисон, то на самом деле хотел увидеть «Большого О», который был хедлайнером над выскочками из Мерсисайда. К тому времени, когда они добрались до Шеффилда, ливерпульская четверка уже возглавляла афишу. Помню, как великий Рой Орбисон стоял один на сцене, одетый во все черное, покоряя аудитиорию, и ничего не подготовило меня к тому шуму, который возник, когда появились «Битлз». Большую часть времени я провел, наблюдая людей вокруг меня, и не мог в это поверить. В своем дневнике я написал следующее: «Подобно римской оргии с визжащими изгибающимися девушками…», но я был убежден, что они обладали магией».
Ирен Снайделл (Irene Snidall): «25 мая 1963 меня пригласила местный репортер, Сью, чтобы я составила ей компанию, воспользовавшись свободным пригласительным билетом на первый концерт в городском зале Шеффилда. В перерыве между отделениями концерта мы должны были встретиться с «Битлз». Весь день я пыталась сохранять спокойствие и неспешность, но когда «Битлз» появились на сцене, чтобы выступить в первом отделении концерта, мои нервы не выдержали, и я завизжала вместе с другими тремя тысячами их поклонников.
Как только первое отделение концерта закончилось, мы покинули свои места и как могли стали пробираться через толкущуюся толпу из бельэтажа за кулисы в раздевалку. Джон с Полом снимали свои сценические костюмы, чтобы переодеться во что-нибудь повседневное: Джон в серую джинсовую рубашку поверх черной футболки, а Пол в черную водолазку, из ворота которой вдруг показалась взъерошенная битловская прическа с ухмыляющимся лицом. Сью наскоро представила меня Полу и Джону, который торжественно пожал мне руку, а затем ей пришлось умчаться в поисках фотографа. Я чувствовала себя ужасно неловко, сжимая в руках свою сумочку и конверт с долгоиграющим альбомом, но как только Пол заговорил со мной, моя нервозность сразу исчезла. Мое первое впечатление от Пола такое: очень дружелюбный, кажется, что ему действительно интересен тот, с кем он разговаривает, и он может за несколько секунд создать совершенно непринужденную обстановку. Вскоре он общался так, как будто мы были знакомы друг с другом уже много лет. Во время нашего общения Пол избавил меня от конверта с долгоиграющим альбомом, и подписал его такой длинной надписью, что я решила, что он, должно быть, написал там всю свою автобиографию. Потом он передал альбом Джону, который сделал то же самое. В это время появились Ринго с Джорджем, и они любезно тоже подписали обложку альбома.
На вопрос, не хочет ли он чашечку чая, Джон ответил своим самым лучшим грубоватым йоркширским акцентом: «Ой, да, ба, хм, буду», и тут же добавил голосом профессора Леннона: «И что-нибудь немного поесть, пожалуйста!». Это то, что я нашла в Джоне привлекательным. Он постоянно меняется от одного к другому и обратно! У него неординарный юмор, и бессмысленно записывать что-либо за ним, так как будучи напечатанным это никогда не будет таким смешным, как есть на самом деле.
Ринго на сцене всегда выглядит немного несчастным, но за кулисами его лицо сразу расплылось в улыбке, и общался он вполне довольно, явно наслаждаясь возможностью поговорить для разнообразия, поскольку остальные Битлы всегда вызывают ощущение ораторов.
Музыка- это их жизнь. Они едят, спят и дышат музыкой, постоянно слушая пластинки за кулисами на портативном проигрывателе, установленном на крошечном пространстве стола, специально освобожденном от разноцветных желеобразных конфет в виде пупсов – подарок от поклонников. Пока стол был еще загроможден, парни все время рассеянно пичкали себя сладостями, и только один раз между Джоном и Джорджем возникла ссора, кому из них принадлежит пакетик конфет.
Я по очереди пообщалась с каждым из них: сидя на софе с Ринго, когда он пытался убедить меня, что маленькая прядь волос над его ухом действительно седая («Моя бровь тоже, но это незаметно, потому что перед выходом на сцену она подкрашена карандашом»); спросила Пола, не готовится ли какой-нибудь специальный сюрприз на его 21-й день рождения («Ничего из того, что они сделают, меня не удивит»); сделала Джорджа мертвенно побледневшим, попросив его подписать автограф для Барбары (он решил, что я сказала «для парикмахера» (прим. – созвучие слова «barber» - парикмахер с именем Барбара), а всем известно об отношении Джорджа к этому джентельмену!); и обстоятельно побеседовала с Джоном – насколько я могла в промежутках между его дурачествами – о различиях прошлого и настоящего, и их надежд на будущее. Время уходить наступило слишком быстро – как же мне этого не хотелось.
Второе отделение концерта шло полным ходом. Различные артисты покидали гримерную, чтобы выйти на сцену. В промежутке конферансье поспешил вниз, чтобы сделать торопливые приготовления для вечеринки, которая должна была состояться в отеле. С пожеланиями «Битлз» удачи и «до встречи», звенящими в моих ушах, я выскользнула в дверь гримерной, чтобы вернуться в зрительный зал и снова их увидеть во втором отделении. Поистине сказочное окончание фантастического дня».
Бэрри Майлз: «В этот день с 10.00 до 12.00 в программе «Ценитель современной музыки» (Light Programme) радиостанция «Би-Би-Си» транслирует передачу «Субботний клуб» (Saturday Club), записанную 21 мая 1963».

Выступление в ливерпульском театре «Империя» (Empire Theatre, Liverpool)
26 мая 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в ливерпульском театре «Империя» (Empire Theatre, Liverpool). Турне с Роем Орбисоном».
Джон: «Мы не могли открыто признаться в этом, но нам не очень нравилось возвращаться в Ливерпуль. Превратившись в героев местного значения, мы, в общем-то, нервничали. Когда мы выступали, в зале набивалось полно знакомых. Играть перед ними такими чистюлями было неловко. Мы боялись, как бы друзья не подумали, что мы продались. Хотя, впрочем, отчасти так оно и было».
Ринго: «Мы, конечно, не упускали случая похвастаться. Большие профессионалы, как же. Другие-то группы все еще вкалывали, где придется».
Спенсер Лей (Spencer Leigh): «26 мая 1963-го я застал гастроли в ливерпульской «Империи», где «Битлз» возглавляли афишу. Помню, когда Орбисон вышел на сцену, то из зала раздались крики « хотим Битлз». Я задался вопросом, как он справится с этим, но он просто шепнул: «Разноцветный клоун, которого называют песочным человеком», и ушел (прим. – «A candy-coloured clown they call the Sandman» - строчка из песни Роя Орбисона «В мечтах» (In Dreams), вышедшей в качестве сингла в феврале 1963-го. Песня имеет уникальную структуру семи музыкальных частей, в которых Орбисон поет в две октавы – в диапазоне, недоступном большинству рок-н-рольных исполнителей). Аудитория любила его и на тридцать минут она забыла про «Битлз».

Выступление в зале кинотеатра «Кэпитол», Кардифф (Capitol Cinema, Cardiff)
27 мая 1963 г.

Брайан С. Янг: «27 мая 1963 чикагская компания «Ви-Джей Рекордз» решила выпустить битловскую «От меня тебе» с композицией «Спасибо, девушка» на обратной стороне. Запись провалилась и даже не прорвалась сотню».
Брюс Спайзер: «Синглу удалось подняться на 116 место в чартах «Биллборд».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Кэпитол», Кардифф (Capitol Cinema, Cardiff). Турне с Роем Орбисоном».
«Перед концертом группу посетил музыкант Дейв Эдмундс (Dave Edmunds), который в то время работал в одном музыкальном магазине Кардиффа. Его отправил управляющий магазина, чтобы он попытался продать «Битлз» что-нибудь из того, что может понадобиться для выступления».
Дейв Эдмундс: «Они настраивались, собираясь днем провести настройку аппаратуры перед концертом, и мы вкатили. Вечером я просто стоял сбоку от сцены и смотрел, как «Битлз» выступают. Мы были слишком сильно возбуждены, чтобы назначить им цену, поэтому мы просто отдали им все, все эти барабанные палочки и струны. Я отдал Полу Маккартни набор басовых струн».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Это было первое выступление «Битлз» на этой концертной площадке. Также они выступят там 7 ноября 1964 и 12 декабря 1965».
Очевидец: «В 60-х я был подростком. Это было мое первое посещение концерта. Я сидел в четвертом ряду от сцены и почти ничего не мог расслышать из-за визжащих девушек. Будучи довольно-таки серьезным парнем, я думал, что они [девушки] были весьма глупыми, и не мог понять, почему они заплатив целое состояние не слушают музыку! Тем не менее, случайные обрывки музыки, которую я улавливал, были очень интересными. Я помню, во что я был одет, но не могу вспомнить, пошел я на концерт с группой школьных друзей или со своей подружкой. Я помню одну знакомую девушку по имени Венди, бросившуюся на сцену, чтобы бросить свои трусики Полу Маккартни, но не могу вспомнить, какая была погода! Наверное, прекрасный вечер. Я поехал домой на автобусе, но в моих ушах по-прежнему стоял визг и музыка, чувство возбуждения, которое держало меня несколько дней, постепенно стихая».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Выступление в зале кинотеатра «Риалто», Йорк (Rialto Theatre, York).
29 мая 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), 10-я неделя в «Первой десятке» (UK New Musical Express).
Сингл с песней «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) в исполнении группы «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J. Kramer & The Dakotas) номер 1 (UK New Musical Express)».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Риалто», Йорк (Rialto Theatre, York). Турне с Роем Орбисоном».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Это было третье выступление группы на этой концертной площадке. Ранее «Битлз» выступали здесь 27 февраля и 13 марта 1963, и они еще появятся в «Риалто» 27 ноября 1963».
Ван Уилсон (Van Wilson): «Билеты были распроданы за две недели до начала концерта».
В. Эмерсон (B Emmerson): «Рой Орбисон был лучшим исполнителем из всех, кого я видел. Он был настолько хорош, что «Битлз», которые только что стали главными на афише, не могли выйти на сцену, потому что зрители требовали на бис Роя».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Манчестер (Odeon Cinema, Manchester).
30 мая 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Манчестер (Odeon Cinema, Manchester). Турне с Роем Орбисоном».
«Группа выступила на этой концертной площадке только один раз».
Гарри Гудвин (фотограф): «Я вырос на промышленном севере Англии, недалеко от Ливерпуля. Британский рок еще только начинал становиться на ноги, когда я нанялся работать в новом проекте телекомпании «Би-Би-Си» - «Лучшие из лучших» (Top Of The Pop). Первоначально передача создавалась и выходила в эфир из одной из бывших церквей Манчестера. Никто и представить себе не мог, во что разрастется это скромное шоу. Это был север Англии - Лондон, с его толчеей, звукозаписывающими студиями, регулярными поп-обозрениями и акулами музыкального бизнеса, казался невероятно далеким. Но уже через два года наше шоу перебазировалось в лондонскую телестудию «Би-Би-Си». Однажды вечером 1963 года я отправился в манчестерский кинотеатр «Одеон» в надежде раздобыть пару-тройку удачных снимков «Битлз». Сказать по правде, фотографии были не главной моей целью. «Битлз» к тому времени уже были хорошо известны, а тем более на северо-западе Англии, и, когда они приехали в мой родной город, я загорелся идеей увидеть их и в первый раз поймать их в видоискатель моего фотоаппарата. Я был знаком с Брайаном Бинтом, который в то время был управляющим «Одеона», и он разрешил мне прийти до начала представления, чтобы я мог сфотографировать Битлов «в неформальной обстановке».
Я нашел их в гардеробной, и с первой же минуты язвительный северо-английский юмор Джона и мое босяцкое хитроумие помогли нам найти общий язык «Кого еще ты снимал из таких же крутых, как мы?» - не без вызова спросил Джон. «Как тебе Чак Берри, подойдет? - спросил в ответ я. - Он даже был у меня в гостях, пил чай с тостами». «Для меня сойдет, - фыркнул Джон, - давай тогда начинай». Я в то время еще не знал, что Джон - давний поклонник Чака Берри. После этой коротенькой перепалки они стали очень покладистыми и дали мне себя сфотографировать. Джон, известный своим чувством юмора и страстью к экспериментам, охотно согласился с тем, что фотографии должны быть не совсем обычными.
В ту пору у Битлов уже появились клубы поклонников, и девушки-поклонницы соорудили к их приезду в Манчестер большущую открытку с пожеланиями удачи. Они тогда как раз читали эту открытку, и, поговорив с ними, я решил сделать ее частью моей первой фотографии. Какое-то смешное и не совсем приличное посланьице привлекло внимание Джона, и он, засмеявшись, позвал меня посмотреть, что там написано. В этот самый момент я щелкнул фотоаппаратом: Джон смотрел прямо на меня и указывал на открытку. Это была моя первая фотография «Битлз», и мне по сей день кажется, что она отличается от всех остальных, поскольку в ней схвачена сущность Джона. Я сделал еще несколько снимков и лучше узнал этих ребят, но, к сожалению, их продюсер, Брайен Эпстайн, не разрешил мне больше трех или четырех фотографий».
Дерек Тейлор (с 1964 пресс-агент «Битлз»): «Впервые я увидел «Битлз» во время концерта 30 мая 1963 года, когда Джоан (моя жена) и я посетили кинотеатр «Одеон» в Манчестере, где мы тогда жили. В то время мне исполнилось всего тридцать лет, но в 1963 году я был слишком далек от интересов молодежи и потому не слышал о новом феномене. Я работал там театральным критиком и корреспондентом северного издания лондонской «Дэйли Экспресс». Битлы завершали замечательное «сборное выступление» (фраза из 1960-х годов, означающая концерт, в котором большое количество исполнителей выступало в течение получаса или меньше, дважды за вечер, и в основном в кинотеатрах), которое включало Джерри и «Лидеров» и Роя Орбисона. Организатором был Артур Хауз, уважаемый в те дни человек.
Джоан видела «Битлз» по телевизору, и они ей очень сильно понравились. Я их не видел, но, несмотря на то, что понадобилось много времени, чтобы новости достигли газетчиков, я слышал о них, и мы оба считали, что это будет славный вечер. Выступление было совершенно изумительным. Мы сидели в первом ряду и могли видеть мельчайшие детали выступления, хотя, будучи неподготовленными, мы почти не слышали музыки за самыми громкими воплями, с которыми я когда-либо встречался. «Битлз» были превосходны (так же, как Джерри и «Лидеры» и Рой Орбисон), и было совершенно ясно, что происходит нечто исключительное».
Очевидица: «Я видела Роя Орбисона, когда он гастролировал с «Битлз», в манчестерском «Одеоне». Рой, который в то время имел многочисленные хиты, возглавлял афишу. «Битлз» закрывали первую половину концерта. К тому времени, когда Рой вышел на сцену, театр практически опустел, потому что сотни девочек в аудитории выбежали наружу в надежде хотя бы мельком увидеть потрясающую четверку. Мы с моей подругой Анной прослушав буквально пару тактов песни «Поймёт лишь одинокий» (Only the Lonely), посмотрели друг на друга и, к моему вечному стыду и сожалению, тоже покинули театр. К этому времени осталась всего лишь горстка людей, слушавших Роя. Театр был почти пуст. Кстати, снаружи мы так и не увидели «Битлз» - они давно уехали». прим. - судя по этому воспоминанию, возможно, что «Битлз» не всегда закрывали шоу, а время от времени менялись с Роем Орбисоном.
Дерек Тейлор: «Я посмотрел концерт, а два часа спустя, в шумном баре, подошел к телефону и на одном дыхании продиктовал свою статью, предварительно даже не написав ее. Статью опубликовали. Я был уверен, что в лице «Битлз» мир обрел истинных героев века, а может быть, и не только.
Я написал чересчур хвалебную статью, в которой утверждал, что «в Манчестер прибыло ливерпульское звучание», что оно было «великолепно» и что благодаря этому «после многих лет невыразимой ерунды популярная музыка вновь стала хорошей и доброй». Я описал битлов, как «самобытных, нахальных, едких и юных», и даже сейчас эти слова не хуже других подходят для объяснения того, какими они были. После первого выступления они все были для меня на одно лицо; я и понятия не имел, кто есть кто. С того дня, 30 мая 1963 года, меня никогда не покидала уверенность в том, что они зажгли над миром новую радугу, с каждого конца которой лился золотой дождь».
Алан Клейсон (журналист): «Джефф Тэггарт из группы «Зефирс» (Zephyrs) пробрался за кулисы манчестерского «Одеона», чтобы продемонстрировать некоторые из своих песен Рою Орбисону. Затем он передал свою фотокамеру Полу Маккартни, чтобы тот запечатлел его вместе с великим американцем. Ему не пришло в голову попросить Роя сфотографировать его вместе с Полом».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Саутенд-он-Си (Cinema, Southend-on-Sea).
31 мая 1963 г.

«Песня «Не подходишь мне» (Bad To Me) была написана Джоном Ленноном весной 1963 года во время совместного пребывания с Брайеном Эпстайном в Испании. Сохранилась демонстрационная запись этой песни, сделанная Джоном Ленноном 31 мая 1963. 27 июня 1963 песня будет записана Билли Дж. Крэмером».
«В этот день был подписан агентский договор между «НЕМС» и группой «Фредди Старр и Полуночники» (Freddie Starr and the Midnighters)».
Тони Картрайт (Tony Cartwright, друг Фредди Старра): «Фредди был первой настоящей звездой рок-н-ролла в Ливерпуле. У него был сильный голос, и он быстро стал очень известным. Он перепевал американские песни, которые никто в Британии не слышал. У него были все качества, чтобы стать большой звездой среди исполнителей, и он совершал такие безумные действия, как прыжки в аудиторию».
Эдриан Ли (журнал «Экспресс»): «Когда «Битлз» только начинали, Фредди Старр был уже состоявшимся артистом».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Картрайт: «Ливерпуль был как одна большая рок-н-ролльная семья, и Джону Леннону особенно нравился Фредди. Он обладал хорошим чувством юмора, и множество его шуток Леннон находил веселыми. Невероятная популярность Фредди Старра не ускользнула от внимания Леннона, и Джон как-то предложил Фредди присоединиться к «Битлз». Но Фредди только рассмеялся. Он ответил Джону: «Слушай, у меня есть своя группа, и я круче тебя». Также Джон предложил Фредди некоторые из песен, которые он написал, но Фредди они не понравились. Фредди был очень талантлив, но я не думаю, что он когда-нибудь смог бы стать Битлом.
Когда год спустя они записали песню «Люби же меня» (Love Me Do), у «Битлз» возникла проблема. Их барабанщик Пит Бест впал в немилость и Леннон начал искать нового рекрута. В то время Ринго Старр был сессионным барабанщиком, выступавшим с несколькими группами, включая Фредди Старра и его «Полуночников». Он был его близким другом и говорят, что Фредди позволил Ринго - чье настоящее имя Ричард Старки – взять его сценическое имя. В то время барабанщиков в Ливерпуле было хоть пруд пруди. Позже Джон решил извиниться [за Ринго], но Фредди сказал ему, что не стоит об этом беспокоиться.
Еще до того, как Брайен Эпстайн подписал контракт с «Битлз», он хотел управлять Фредди и его группой. Однако у того уже был музыкальный продюсер Джо Мик (Joe Meek), подписавший с Фредди контракт, а в мае 1963 вышел сингл «Кто сказал тебе» (Who Told You)».
Билл Харри: «Сингл «Кто сказал тебе» был первой пластинкой «Фредди Старра и Полуночников», вышедшей 24 мая. В 1963, в одном из писем, направленных в редакцию газеты «Мерси Бит», Джо Мик сказал следующее: «Я был удивлен тем, что «Битлз» и «Джерри и Лидеры» не обратились ко мне, чтобы подписать контракт на запись пластинки, поскольку это в основном тот род музыки, которую я записывал в течение года. Естественно, что я был расстроен, не получив возможности записать стольких талантливых парней, но в то же время, нежданно-негаданно кое что произошло. В 12 ночи мне позвонил мой помощник Дэвид Адамс, посетивший одно шоу в Лондоне, и захлебываясь от восторга рассказал о группе под названием «Фредди Старр и Полуночники». Я сказал ему, что если они ему понравились, то он может устроить им прослушивание, что и было устроено. Услышав «Полуночников» я не мог поверить в то, что до сих пор никто за них не ухватился. Я немедленно связался со всеми издателями, чтобы подобрать для них материал. Было не просто найти подходящие песни, но, в конце концов, запись была сделана.
Сеанс записи оказался одним из тех, что мне никогда не забыть. Фредди был сплошным сгустком энергии. В студии он все время отпускал остроумные шутки и забавно жестикулировал. Я полагаю, что он один из самых талантливых молодых людей».
Эдриан Ли (журнал «Экспресс»): «Однако оптимизм Мика не получил подтверждения. Сингл «Кто сказал тебе» не попал в чарты, как и два последующих за ним».
Тони Картрайт: «Это было удивительно, потому что Фредди был гением. Разница между ним и «Битлз» заключалась только в том, что он не сочинял песен. В конечном счете, возможно именно это сыграло против него».
Эдриан Ли (журнал «Экспресс»): «Но Мика раздражали такие выходки Старра, как демонстрация своей голой задницы проезжающим мимо водителям во время поездки по автостраде М6, или когда он делал вид, что его микрофон выключен».
Спенсер Лей (Spencer Leigh): «Фредди, несомненно, был талантливым, но некоторые люди из этой сферы деятельности не хотели иметь с ним ничего общего. У него был хороший голос в стиле Эдди Кокрена, но он все время нуждался во внимании. Фредди было плевать на то, что он говорил. Леннон был им увлечен и ему нравился его грубоватый юмор школьника».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Саутенд-он-Си (Cinema, Southend-on-Sea). Турне с Роем Орбисоном».
«Еще раз группа выступит на этой концертной площадке 9 декабря 1963. В 2004 строение будет разрушено и на его месте построено одно из зданий университета».

Выступление в городском зале Бирмингема (Town Hall, Birmingham).
4 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в городском зале Бирмингема (Town Hall, Birmingham), в рамках турне с Роем Орбисоном».
«Это было единственное выступление группы «Битлз» в городском зале Бирмингема. Однако Джордж Харрисон еще раз выступит там 3 декабря 1969 во время гастролей с группой «Дилэни и Бонни» (Delaney and Bonnie)».
Бэрри Майлз: «С 17.00 до 17.29 радиостанциея «Би-Би-Си» транслирует программу «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 25 мая 1963».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Ринго: «Брайен был действительно классным парнем. Мы выступали повсюду, играли в каком-то дурацком клубе в Бирмингеме, потому что нас туда пригласили. Теперь я радуюсь тому, что мы не променяли маленькие клубы на «Палладиум», послав всех остальных куда подальше. Мы были честной группой, а Брайен - честным человеком».
Джордж: «Должен заметить, «Битлз» всегда выполняли свои обязательства. Долгие годы после того, как наши пластинки начали занимать первые места, у нас еще оставались шестимесячные контракты на работу в дансингах, где нам платили фунтов пятьдесят за концерт, и мы играли там, хотя могли заработать тысяч пять. Но мы всегда выполняли условия контрактов, потому что мы были джентльменами - точнее, джентльменом был Брайен Эпстайн. Он не мог сказать: «Ну их к черту! Поедем лучше в лондонский «Палладиум».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Глазго (Odeon Cinema, Glasgow).
7 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Глазго (Odeon Cinema, Glasgow), в рамках турне с Роем Орбисоном».
«Это было первое выступление в Глазго».
Джордж: «Кое-где в театрах на сцене закрывали один из занавесов, так что мы могли расставить за ним аппаратуру, а тем временем кто-нибудь уже выступал на сцене. Не помню, где была в это время его группа, но сам Рой каждый вечер выходил на сцену и в конце выступления неизменно пел: «Она возвращается ко мне… ду-ду-ду-ду-ду…» И зрители сходили с ума. А мы ждали, когда он еще раз выйдет на «бис», и думали: «Как мы будем выглядеть после него?». Задача была не из легких».
Ринго: «После Роя было очень трудно выступать. Он клал зал на лопатки, и они вопили, требуя его выхода еще и еще. В Глазго мы стояли за кулисами и слушали гром аплодисментов, которыми его награждали. Он просто стоял там, пел, даже не двигался, - ничего. Когда наступала наша очередь выйти на сцену, мы толкались за занавесом, шепотом подбадривая друг друга: «Угадайте, кто сейчас выйдет? Небось ваши любимчики?». Но как только мы оказывались на сцене, все было о’кей».
Хантер Дэвис: «Правда, не для Нила Аспинала, их гастрольного администра¬тора. Раньше он кружил по одним и тем же залам Ливерпуля, теперь все изменилось. Новая дорога, новая гостиница, новый театр и каждый день новые проблемы».
Нил Аспинал: «Вечные трудности с микрофоном. Ни один театр не ставил их так, как нам было нужно. Даже если на дневных репетициях мы растолковывали, где именно они нам нужны, вечером они все равно оказывались или не на тех местах, или недостаточно громко настроены. Тамошние деятели никак не могли понять, что это не самодеятельность. Нам даже казалось, что они просто недостаточно серьезно относятся к нашей музыке. Мы бесились от злости. Брайен сидел в аппаратной, и мы кричали ему, что все не так. Брайен знаками показывал нам, что на большее они не способны».
Хантер Дэвис: «Больше всего доставалось Нилу. Именно в его обязанности входило привезти «Битлз» вместе с аппаратурой в нужное время в нужное место и расставить все на сцене. По мере того как они обрастали тучами поклонников, представлявших даже физическую опасность и стремившихся стащить на память какую-нибудь частичку их оборудования, Нил уже практически не мог справиться со всеми своими обязанностями один».
Нил Аспинал: «За пять недель я потерял сорок два фунта веса. Можете не верить, но это было именно так. Со ста пятидесяти четырех фунтов я спустил до ста двенадцати. Пять недель я не ел и не спал. У меня минуты свободной не было».

Выступление в танцевальном зале «Башня», Нью-Брайтон (Tower Ballroom, New Brighton, Wallasey).
14 июня 1963 г.

Билл Харри: «В 1963 году у Брайена Эпстайна возникла идея проведения серии концертов с участием его артистов: «Битлз», «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Билли Крэмер и Побережники» (Billy Kramer & The Coasters) и «Большая тройка» (The Big Three). С моего разрешения, потому что «Мерси Бит» было моим зарегистрированным названием, он озаглавил эту серию концертов «Витрина Мерси Бита» (Mersey Beat Showcase). Первый из этих концертов состоялся 7 марта в Ноттингеме, в танцевальном зале «Елизаветинский» (Elizabethan Ballroom, Nottingham). Следующий состоялся в пятницу 29 марта в «Королевском зале» Сток-он-Трента (King’s Hall, Stoke-on-Trent), затем в среду 24 апреля в лондонском танцзале «Величественный» (Majestic Ballroom, Finsbury Park, London), 25 апреля в зале «Фэрфилд» (Fairfield Hall, Croydon), 14 июня в танцзале «Башня» в Нью-Брайтоне (Tower Ballroom, New Brighton), и 16 июня в «Одеоне» в Ромфорде (Odeon, Romford)».
«Это было последнее из 27 выступление группы на этой концертной площадке. Зал был способен вместить до 5000 человек, что делало его одной из крупнейших концертных площадок, где в то время выступали «Битлз». Впервые они выступили там в октябре 1961 перед тремя тысячами зрителей на мероприятии под названием «Операция Большой Бит». В 1969 году танцевальный зал «Башня» был уничтожен пожаром, и на этом месте был разбит парк».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Крис Хатчинс (журналист «Нового музыкального экспресса»): «Есть ли то, чего вы хотите?» — поддразнивают «Битлз», и почти 5000 вопящих поклонников откликаются в ответ в танцевальном зале «Башня» в Нью-Брайтоне во время выступления ливерпопулярцев перед обожающими их ливерпульцами. В минувшие выходные (прим. – статья выйдет 21 июня) я отправился в Мерсисайд, чтобы увидеть первое совместное появление «Битлз» и «Лидеров» на их родной территории с того момента, как «Мне нравится» (I Liket It) и «От меня тебе» (From Me To You) ворвались и возглавили вершины хит-парадов.
Атмосфера накалилась так, что можно было сварить яйцо. Девушек из первого ряда в состоянии полного упадка сил унесла команда работников по оказанию первой помощи, чьих рук было явно недостаточно. Это был фантастический вечер, один из тех, что отражает успех этих хитов.
Потом, когда в своей костюмерной они потягивали ледяные напитки, «Битлз» обсудили события этого дня: опостылевшими помехами во время их выступлений, происходившими из-за многочисленных «потерь сознания» в зале, но, тем не менее, признательностью за то, что они были такими востребованными там, где они выступали бы и бесплатно, только для удовольствия.
Посвежевшие и переодетые, они решили провести время в этот ранний час в «Голубом ангеле», крошечном ливерпульском клубе, где они когда-то выступали за «гроши». В кожаных куртках и джинсах они незамеченными пробирались среди танцующих в «Башне», пока кто-то не узнал их и этот крик разнесся по залу подобно лесному пожару!
Снаружи мы сели в машину Пола Маккартни и выехали на большой скорости, слишком большой, поэтому вскоре наш автомобиль был остановлен патрульной машиной, и Полу пришлось на своей шкуре испытать, что даже «Битлз» у себя дома положено соблюдать скоростной режим!».
«После окончания концерта в 23.45, Пол Маккартни был остановлен полицией на Сибенк-Роуд за превышение скорости. 26 августа он получит штраф с лишением прав на один год».
Крис Хатчинс (журналист «Нового музыкального экспресса»): «Было уже далеко за полночь, когда мы, наконец, достигли своей цели, и группа уселась, чтобы поговорить о своих друзьях, поклонниках. Друг за другом они вспоминали случаи, подобные тому, когда дом Ринго Стара, расположенный в районе Дингл, оказался в окружении более чем двух сотен поклонников.
«Я уже уехал на концерт, но моему отцу так и не удалось убедить их, что меня нет дома. В конце концов, ему пришлось уйти на вечер из дома вместе с моей матерью, потому что из-за шума снаружи они не могли даже услышать телик!», — вспоминает Ринго.
Поклонников, недавно позвонивших в дверь дома, где живет Джордж Харрисон, на пороге встретил сам Битл. Его, по-видимому, неузнанного, спросили, здесь ли живет Пол Маккартни, и сразу же оставили в покое после его ответа «Нет!».
Может из-за того, что внешне они выглядят точно так же, как обычные местные подростки, «Битлз» часто остаются неузнанными. Отвечая на вопрос, заданный Джону Леннону перед дверью его дома, дома ли он, Джон не смог удержаться от того, чтобы не сказать «Нет», но был более чем удивлен, когда задавший вопрос ушел удовлетворенный ответом». «В какой альбом для газетных вырезок они поместят такое?», - вопрошает Джордж.
Также происходит и во время гастролей, где горячка поклонников весьма высока. Во время их недавних гастролей, в одном из городов на севере один парень выпрыгнул на сцену и тут же начал танцевать перед Джоном «пещерный танец с притопами» (да, это такой новый модный танец), выкрикивая «Эти «Битлз» такие потрясающие» (прим. - cavern stomp – танец, часто исполняемый в клубе «Пещера»)».
Пэм Бисли (Pam Beesley): «До некоторого времени нашим любимым клубом была «Железная дверь», пока в 1963 году он не сменил профиль и вследствие этого не утратил свою неповторимую атмосферу, поэтому мы вместе с остальными постоянными посетителями этого клуба переместились в клуб «Пещера». Раньше этот клуб не особо нас вечатлял, наверное, потому, что это был джазовый клуб, и воскресные вечера были отданы джазовой музыке. Однако там исполняли один джазовый номер под названием «Креольский джаз», который все любили, потому что под него можно было танцевать «Пещерный стомп». Партнеры держались правой рукой и, по сути, скакали с ноги на ногу, занимая много места. Хороший способ показать себя перед противоположным полом!».
Пэм Бисли (Pam Beesley): «В танце «Пещерный стомп» предполагалось, что партнеры держатся друг за друга правой рукой (иногда обеими руками, но удерживать только правой) с движением с одной ноги на другую (иногда с подпрыгиванием), и опустив плечи. Плечи становятся более опущенными, если к вам кто-то подошел, а вы не хотите с ним танцевать! Стомп был идеален для клуба «Пещера», который обычно был заполнен, а значит, у вас было мало места для маневра, и приходилось вставать очень близко к своему партнеру. Танец варьировался в зависимости от объема свободного пространства».
Крис Хатчинс (журналист «Нового музыкального экспресса»): «Еще в одном городе два парня спрятались в одном из номеров отеля только ради того, чтобы поздороваться с «Битлз» за руку, когда они вернулись из театра.
Похоже, что не все из поклонников «Битлз» стремятся заполучить сувенир. Есть и те, кто отдает. Группу ежедневно заваливают разными подарками, начиная от пакетов с конфетами до огромного плюшевого медведя с музыкальной шкатулкой внутри. Буквально большое множество подарков для Пола прибыло в дом Маккартни к его двадцатиоднолетию, которое будет во вторник. Остальные любимцы Ливерпуля смотрели, как он начал открывать поздравления, прибывшие со всех частей Великобритании.
«Потрясающая жизнь, и мы не хотели бы упустить ее для этого мира» - сказал мне Джон. – «Хотя они, как кажется, теперь готовы быть с нами день и ночь, мы любим этих поклонников, и не хотели бы думать, что потеряем хотя бы одного из них. Жаль, что мы не можем познакомиться со всеми ими».
«Также в танцевальном зале «Башня» группа выступала в следующие дни: 10 и 24 ноября; 1, 8, 15 и 26 декабря 1961; 12, 19 и 26 января; 15, 16 и 23 февраля; 2 марта; 6 апреля; 21 и 29 июня; 13, 21 и 27 июля; 17 августа; 14 и 21 сентября; 12 октября; 23 ноября; 1 и 7 декабря 1962».
Хантер Дэвис: «В переписке с поклонниками Джон Леннон был мил и любезен. Фиона, судя по всему, не попала на их выступление из-за болезни: место проведения концерта не указано, но в течение 1963 года они выступали в различных приморских и провинциальных городах, намереваясь, очевидно, побывать там снова в следующем году. Снова он пишет на клочке бумаги, возможно, где-нибудь в гримерке. Он шутит, что вынужден быть кратким, но не позволяет никаких грубостей. Письмо Джона Леннона к Фионе, 1963: «Дорогая Фиона. Жаль, что тебе нездоровится и что не удалось на нас посмот¬реть. Может, в этом году или в следующем? Вынужден кончать по понятным причинам (я про письмо). С горячим приветом От Джона Леннона хх».

Запись на радио «Би-Би-Си» - BBC Maida Vale Studios, London - Pop Go The Beatles.
17 июня 1963 г.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «В Лондоне, в студии «Би-Би-Си» Майда Вале (BBC Maida Vale Studios, London) «Битлз» записывают четвертую программу из серии «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles)». В качестве приглашенного гостя программы выступила группа «Холостяки» (The Bachelors). «Битлз» записали следующие песни: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)), «Мальчики» (Boys), «Цепи» (Chains), «Посриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».
Во время записи программы, «Битлз» также дали интервью Ли Петерсу (Lee Peters):
Ли Петерс: Рядом с «Битлз» находится кое-кто еще. Это Шейла Силвия, она стоит рядом и ждет, когда прочитают ее поздравительную открытку. Эй, Пол? Как ты себя чувствуешь перед своим двадцать первым днем рождения?
Пол: Замечательно, замечательное время.
Ли Петерс: Скажи мне… скажи мне, Гарри уже был здесь?
Пол: Ага, со своей коробкой.
Ли Петерс: Так это был он?
Пол: Да.
Ли Петерс: Коробка отличная, а он сам?
Пол: Выглядит прекрасно.
Ли Петерс: Хорошо.
Пол: Все отлично.
Ли Петерс: Что ты чувствуешь сегодня?
Пол: Прекрасные ощущения, спасибо, Ли.
Ли Петерс: Замечательно.
Пол: Прекрасное время.
Ли Петерс: [Песню] «Анна» исполняет Джон Леннон. Джон, мне очень понравилось, как ты ее спел.
Джон: Очень приятно, на самом деле.
Ли Петерс: Я очень, очень рад за Гвендолин Хопкин из Ноттингема, потому-что она сказала, что полюбит тебя еще больше, если ты споешь ей.
Джон: (смеется).
Ли Петерс: Ты доволен?
Джон: Да.
Ли Петерс: Я приветствую наших слушателей, Валери Кинг и Мисс Элл Гоусен из Слау, а также Сюзанну, Паулу Лоттон из Лондона. Всем привет.
Джон: Привет.
Ли Петерс: И теперь на десерт. Он сидит на возвышении и задает парням ритм. Это наш Ринго. Большинство поклонников считает, что это несправедливо. Итак, сейчас Ринго Старр прочитает некоторые из открыток, адресованных ему лично. Зачитай нам парочку из них, Ринго.
Ринго: Ээээ… тут от одной девушки из Ливерпуля.
Пол: О, это от одной из наших школьных подружек.
Джон: Коллега, так сказать.
Ринго: Пуддинговый коллега!
Джон: Молчи.
Ринго: Хорошо, убедил. Также для Джил, Джанет, Бренды, Линн и… моей собачки Дианы? От Уэйкфилд, Йоркшир.
Ли Петерс: Хорошо. Какие ощущения от прочитанного, Ринго?
Ринго: О, весьма соответствующее.
Ли Петерс: Хорошо, [песня] «Мальчики». Вы знаете, он сможет нам ее спеть, Ринго сможет. И, как считают Кэролин Хилл и Джейн Ричардс из Богнора, он изумителен. По их мнению, Джорджа можно назвать великолепным. Великолепный, не прочтешь ли нам свою открытку?
Джордж: Ээээ… пожалуйста, спой [песню] «Цепи», мы считаем ее классной. С любовью, Росс и Кэти, Уэмбли. Спасибо, Росс и Кэти.
Ли Петерс: Вы услышали ваш желанный голос? Это был Джордж. Итак, ребята сняли свои кандалы и дали нам «Цепи», запись с их альбома.
(Звучит песня «Цепи»).
Ли Петерс: Так, тут две рассерженные девушки. Это Джулиан Эрчер и Патриция Маклин. Они из Хэмилла. Они сердиты, потому что не знают, кто исполняет эту песню на альбоме. Кто?
Пол: Это я.
Ли Петерс: А ты кто?
Пол: Пол.
Ли Петерс: Будем надеяться, что это так. О, нет, [песня] «Посриптум, я люблю тебя».
(Звучит песня «Посриптум, я люблю тебя»).
Ли Петерс: У нас тут множество открыток, направленных в адрес «Битлз». Сейчас я буду вытаскивать наугад некоторые из них. Хорошо? Начали.
Пол: Спасибо.
Ли Петерс: Что ты скажешь, Джордж?
Джордж: Эээ… Это для Айрен и Сандры Леннон, скобки открываются, не родственники Джона, скобки закрываются. А также для нашей Айрен.
Ли Петерс: Хорошо, достаточно. Ринго?
Ринго: Здесь одно для Стива Мэнсфилда, который сейчас в больнице, от его сестры Джейн Мэнсфилд.
Ли Петерс: Что у тебя, Джон?
Джон: У меня для Лиллиан и Маргарет, а еще для малыша Шарона, которому только три годика.
Ли Петерс: Пол, твой выбор.
Пол: Это для классов 3-икс и 3-си школы «Уэнстэд Кантри» от Эдди, Терки, Джуди, эээ… да их тут тысячи.
Ли Петерс: Их миллионы. И каждый из них хочет услышать [песню] «Танцуй твист и вопи»!

«Трансляция четвертой программы, включая интервью Ли Петерсу, состоится 25 июня 1963».
Бэрри Майлз: «После окончания записи, группа вернулась в Ливерпуль».

Празднование в честь 21-го дня рождения Пола.
18 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «С 17.00 до 17.29 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует третью часть программы «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 1 июня 1963».
Из дневника Брайена Эпстайна: «18 июня 1963 г. Полу 21».
Бэрри Майлз: «В Хайтоне, в саду тети Джин в доме 147 по Динес-Лейн (147 Dinas Lane, Huyton), состоялось празднование в честь 21-го дня рождения Пола».
Хантер Дэвис: «Все поклонники, конечно, прекрасно знали о дне рождения своего кумира, поэтому Пол не смог отметить его у себя дома на Фортлин-Авеню. Пришлось справлять праздник у тетушки Джинни в Хайтоне, одной из сестер матери, которые всячески помогали Джиму после ее смерти».
Синтия: «Вечеринка была организована на заднем дворе дома его [Пола] тетушки».
Пит Шоттон: «В честь этого события в саду тетушки Пола Джин был установлен специальный шатер».

Алан Уильямс: «Это был грандиозный праздник; в саду, на заднем дворе дома, где жил Маккартни, был даже воздвигнут специальный шатёр».
«Среди приглашенных гостей были также Билли Дж. Крэмер и группа «Тени» (The Shadows). Аккомпанирующая группа Клиффа Ричарда выступала в Блэкпуле. В Ливерпуле они встретились с Полом Маккартни и его подругой Джейн Эшер возле театра «Империя», и затем все вместе отправились на Динес-Лейн».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Росс Бенсон: «Пол в самом расцвете романа с Джейн Эшер гордился тем, что их видели вместе, гордился настолько, что даже привез ее домой в Ливерпуль, а раньше за ним таких поступков никогда не наблюдалось. [Брат Пола] Майк вспоминал, какая суматоха поднялась в доме, когда Пол позвонил из Лондона и сообщил, что привезет Джейн на Фортлин-Роуд».
Майкл Маккартни: «Теперь я могу признаться, что оба мы – и Пол, и я, обожали Джейн Эшер».
Синтия: «Там же, на дне рождения, я познакомилась с новой девушкой Пола, семнадцатилетней Джейн Эшер. Она была настоящая красавица, с зелеными глазами и рыжевато-каштановыми волосами. Она играла в театре с пяти лет и была довольно успешной актрисой, однако это никак не сказалось на ее манере общения с окружающими: Джейн со всеми держалась открыто и приветливо».
Пит Шоттон: «За несколько дней до этого, Пол забежал к нашему старому приятелю Биллу Тернеру и попросил его обязательно привести с собой и меня. Мы не виделись с Джоном уже около двух недель, и я решил преподнести Джону сюрприз — появиться там, не предупреждая его.
И дом, и сад были битком набиты пьянствующей толпой, включавшей несколько поколений Маккартни и подлинных представителей «кто есть кто в Мерсибит». Поначалу я подумал, что Джон не пришел, но вскоре обнаружил его в каком-то дальнему углу. Он с трудом сидел и посасывал виски с кока-колой с самым мрачным выражением на лице. Однако, увидев меня, он сразу просиял. «Ё* твою мать, Пит! Откуда ты взялся?» – оглушительно заорал он, вскочив на ноги, чтобы обнять меня. – «Пошла на х** эта ё***** вечеринка! Давай-ка лучше с тобой выпьем!». Хотя я так и не узнал, что именно его тогда терзало, мое появление, похоже, озарило его настроение, как нежданный луч солнца посреди долгого ненастного дня. Мы пошли в сад, где нас атаковал внушительный грохот группы «Формоуст».
«По просьбе Пола Маккартни для гостей играла группа «Формоуст» (The Fourmost). Пол предложил им заплатить по их обычной ставке, но группа согласилась взять только по четыре пенса и полпенни на каждого. В конечном итоге, говорят, что им так и не было ничего уплачено».
Пит Шоттон: «После нескольких стаканчиков душевное состояние Джона вроде бы стало улучшаться, особенно, когда он стал замечать в толпе разных знаменитостей, в том числе, если не ошибаюсь, одного или двоих из группы «Тени». Джон всегда был почитателем «звезд» (и эта черта надолго у него сохранилась и после того, как он сам стал одной из самых великих «звезд» мира). «Сегодня даже Клифф Ричард может объявиться», – с благоговейным трепетом произнес он. «Клифф Ричард?» – потрясенно переспросил я. Казалось бы, Джон не должен был испытывать к этому самому праведному и порядочному из британских доморощенных суррогатных рок-н-ролльщиков ничего, кроме презрения. Но Клифф Ричард все же был КЛИФФОМ РИЧАРДОМ (хотя он так и не появился на вечеринке Пола).
После еще нескольких стаканчиков, а возможно, и больше чем нескольких, я, пошатываясь, побрел в «заведение», предоставив Джона самому себе. В ту самую минуту к нему, видимо, и подкрался Боб Вулер, вооруженный колкими остротами насчет «медового месяца в Испании».
Тони Бэрроу: «Что до мифической связи между Эпстайном и Ленноном, то это дело достигло апогея во время пьяной вечеринки на 21-й день рождения Пола».
Алан Уильямс: «В этот период своей карьеры «Битлз» всегда проводили свободное время вместе. Они были неразделимы. Но однажды Эпстайн и Леннон уехали в отпуск вдвоём. Поскольку Брайен был гомосексуалистом, по Мерсисайду поползли разного рода слухи и сплетни, которые, конечно же, доходили до ушей Леннона. Джон не был педиком, и ему не нравились подобные разговоры. Боб Вулер был в числе приглашённых и непрерывно пил. Леннон тоже пропустил несколько порций. Почва была подготовлена. Бедный Боб прямо в неё и влез, сказав что-то Джону, намекая на гомосексуальные отношения между ним и Брайеном Эпстайном».
Пит Шоттон: «Боб Вулер спросил Джона: «Ну и как прошел медовый месяц, Джон?».
Синтия: «На вечеринке их давний товарищ Боб Вулер, ди-джей в клубе «Пещера», обращаясь к Джону, уже изрядно выпившему, грубо пошутил по поводу его недавнего отпуска».
Тони Бэрроу: «Ди-джей «Пещеры» Боб Вулер, местный герой для музыкантов мерси-бита, а также фанатов, шутливо загнал Джона в ловушку: «Ну же, Джон, давай, расскажи нам о себе и Брайене в Барселоне».
Синтия: «Тот взорвался, набросился на Боба, и к моменту, когда их удалось растащить, успел поставить ему синяк под глазом и чуть не переломал ребра».
Пит Шоттон: «Джон сбил Боба с ног и начал методично бить его по лицу – насколько я понял – садовой лопатой».

Алан Уильямс: «Боб оказался в дерьмовой ситуации. Он не боец и все, что он мог делать, это прикрывать голову от непрерывно сыпавшихся ударов. Его лицо было серьёзно разбито».
Джон: «Однажды я избил Боба Вулера, диск-жокея из «Пещеры». Это случилось на дне рождения у Пола, когда ему стукнуло 21. Боб пустил слух, что в Испании мы с Брайеном были любовниками. Должно быть, я испугался того, что во мне действительно живет гомик, и потому разозлился. От выпитого спиртного я вышел из себя. А Боб настаивал: «Давай, Джон, расскажи про вас с Брайеном, мы же все знаем». Видите ли, когда тебе двадцать один год, тебе хочется быть мужчиной. Если бы я такое услышал сейчас, я бы и глазом не моргнул, но тогда я избил его, бил чем попало и впервые в жизни понял, что мог убить этого парня. Я понял каким-то образом, просто как в кино, что, если я еще раз его ударю, он умрет. Я дал выход своей жестокости. Отсюда началась история о «нехорошем» Ленноне».
Синтия: «Брайен отвез Боба в больницу».
Тони Бэрроу: «Сильно пьяный Джон ударил кулаком Вулера за насмешку над тем, что было или не было, и я оказался разговаривающим посреди ночи с журналистами новостей с Флит-Стрит, объясняя причину этого нападения».
Из интервью Пола Маккартни журналу «Кью» в конце 1997 г.:
«Кью»: Ты чувствовал когда-нибудь досаду на то, что Брайен Эпстайн не питал к тебе нежных чувств?
Пол: Нет, эта сторона жизни никогда меня не занимала. Когда мы приходили в ночной клуб, где оказывались почти одни мужчины, мы просто удивлялись. С Брайеном у нас были хорошие отношения, и он никак не выказывал определённых склонностей. На мой взгляд, ближе всех нас к этой стороне жизни подошёл Джон во время пресловутого «отпуска с Брайеном в Испании», и я не совсем понимаю, чего Джон хотел достичь этой поездкой. Возможно, решил продемонстрировать свою власть над Брайеном. Брайен не раскрывал перед нами свою личную жизнь, во всяком случае, не раскрывал её передо мной.
Синтия: «Я с ужасом думала о том, что Джон снова сорвался. Мне казалось, что такое больше никогда не повторится. Но он никак не мог успокоиться и без умолку твердил, что Боб обозвал его педиком».
Пит Шоттон: «Когда я вышел из туалета, Джона уже нигде не было видно, а за время моего короткого отсутствия вся вечеринка, казалось, превратилась из праздника в похороны. Несомненно, произошло нечто УЖАСНОЕ, но я никак не мог понять, что именно, пока ко мне не подлетел Билл Тернер и не выпалил: «Джон только что отп**дил Боба Вулера!». «Что за х**ня, не может быть! – опешил я. – Я же минуту назад был здесь!».
Билл подвел меня к шатру, где на полу сидел Леннон и, обхватив голову руками, прятаясь от колющих взглядов участников вечеринки. «Ты сволочь, Леннон!» – сказал кто-то и плюнул в него. «Да оставьте вы его в покое!» – вмешался я. – «Идите вы все отсюда на х**!». Я еще не знал всех кровавых подробностей, но понял, что Бобу Вулеру уже ничем не поможешь: дело было сделано. Теперь меня больше волновал Джон.
«Из-за чего все началось-то?» – отважился я наконец спросить, как только толпа разошлась. «А-а-а… Эта сука слишком далеко зашла в своих шутках обо мне и Брайене», – вздохнул Джон. – «Наверное, это и стало последней каплей». Но, похоже, его уже терзало раскаяние. «Что я наделал?» – вдруг застонал он, схватившись за голову. – «Что я наделал, что я наделал?». «Да брось, Джон», – сказал я. – «Ни х** тут не поделать! А Полу сегодня 21. Давай пойдем и выпьем по этому поводу!».
Синтия: «Я поспешила увести Джона домой».
Пит Шоттон: «С вечеринки мы уехали только на рассвете, и к тому времени Джон был уже изрядно навеселе и настолько, что с трудом передвигался. Впрочем, то же было и со мной. Пока мы ждали, когда наши утомленные ожиданием Бет и Син заберут нас, Джон устроил дискуссию по вопросу об обмене женами – об этом мы тогда только-только узнали из бульварных газеток. По мере того, как он говорил, эта идея все больше и больше возбуждала его.
«Ну, как ты на этот счет, а, Пит?!» – воскликнул он наконец. – «Давай поменяемся женами на одну ночь?». «То есть, ты хочешь обменяться НАШИМИ девушками?» – скептически спросил я. «Ну конечно», – пришел в восторг Джон. – «Это здорово! Давай устроим это!». «Ну нет, Джон! Пошел ты на х**! Я такой ерундой заниматься не собираюсь». «Да ладно, ладно», – рассмеялся Джон, – «я просто пошутил, Пит». Но он не шутил. Джон всегда был готов и хотел испытывать все новое: новые химикалии, новые разновидности секса, все новое – хотя бы раз!
Последним моим воспоминанием об этом памятном вечере было то, что мы буквально выкатились на улицу, раздираемые хохотом от какой-то хохмы Джерри Марсдена (из «Джерри и Лидеров»). Я, к сожалению, не помню, чем именно Джерри нас так разобрал, но, несомненно, он заслуживает здесь краткого упоминания, как прекраснейший комедийный актер, когда-либо возглавлявший одну из групп Мерсибита.
Несмотря на возвращение хорошего настроения, в ту ночь Джон глубоко переживал свое нападение на Боба Вулера. Его ярость вышла за все обычные пределы, на которые он считал себя способным. Драки на кулаках были обычным явлением для Ливерпуля, если их участники строго придерживались определенного кодекса чести. Но бить кого-то по лицу лопаткой, или, скажем, бутылкой, – к такому не прибегал ни один уважающий себя драчун. К тому же, Боб Вулер ничем не напоминал уличного драчуна и, в отличие от невозмутимой жертвы Джона в Гамбурге, конечно же, был одним из самых добрых поклонников, помощников и друзей Джона».
Майкл Маккартни: «Боб Вулер был одним из самых первых, кто так много сделал для «Битлз» в самом начале их пути. Не мог быть совсем плохим человек, написавший в 1961 году, за два года до начала битломании, в газете «Мерси Бит» следующее: «Битлз» - это настоящий феномен. Думаю, что таких, как они, больше не будет».
Модератор
Віталій
Медаль
Сообщений: 708
Харьков
6 дней назад
Есть фотки с празднования Полова совершеннолетия.
""
""
Редактировалось: 1 раз (Последний: 17 ноября 2015 в 15:36)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Спасибо Виталий, сейчас всё интересней и интересней будет, нужны фото!!!! dance
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Фотосессия с Дезо Хоффманом.
20 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день была зарегистрирована издательская компания «Битлз Лимитед» (The Beatles Limited), с Брайеном Эпстайном в качестве одного из директоров».
«Хотя большая часть бизнеса группы по-прежнему управлялась предприятием «НЕМС», новая компания подразумевала партнерство, позволявшее каждому из «Битлз» иметь определенную долю их успеха и обеспечивала более низкие ставки корпоративного налога. «Битлз Лимитед» просуществует до апреля 1967, когда ее сменит «Эппл корпс» (Apple Corps)».
Тони Бэрроу: «Когда я, в конечном счёте, добрался до сдавшегося Джона, он сказал мне сердито: «Вулер повёл себя сильно хреново. Он назвал меня чёртовым гомиком, поэтому я и стукнул его. Это не выпивка заставила меня сделать это, я был не настолько бухой. Ублюдок заслужил это. Он разозлил меня, я его ударил кулаком. Конечно, я не стану извиняться».
Бэрри Майлз: «В этот день по настоянию Брайена Эпстайна, Джон посылает Бобу Вулеру телеграмму следующего содержания: «Действительно сожалею, Боб. Ужасно переживаю о том, что я сделал. Что тут еще скажешь?».
Алан Уильямс: «В результате Эпстайн и Леннон собрались вместе и послали Бобу телеграмму с извинениями».
Синтия: «Когда Джон успокоился, ему стало стыдно, и он все повторял: «Боже, Син, что я наделал!». Он отправил Бобу телеграмму: «Боб мне очень жаль точка с ужасом думаю что я наделал точка что тут еще скажешь Джон Леннон».
Тони Бэрроу: «Я привёл в порядок, смягчил и состряпал ответ Джона».
Джон: «Потом он привлек меня к суду, мне пришлось заплатить двести фунтов, чтобы уладить дело».
Тони Бэрроу: «Сердечный Вулер с готовностью согласился не настаивать на обвинении в нападении, но взял с Леннона 200 фунтов, чтобы замять это непривлекательное дело».
Пит Шоттон: «И хотя Боб пролежал в больнице несколько недель, он все же решил не подавать на Джона в суд после того, как Леннон и Брайен Эпстайн принесли формальные извинения и 200 фунтов наличными».
Синтия: «Джон поклялся, что больше не сделает ничего подобного, и, насколько я знаю, держал свое слово. По крайней мере, пока мы были вместе».
Джон: «Вероятно, это была последняя настоящая драка, в которую я ввязался. С тех пор я перестал драться - разве что иногда бил свою дорогую жену в давние времена, когда был вне себя (не могу сказать, что я не допускаю насилия, - временами я становлюсь сам не свой)».
Пит Шоттон: «В конце концов, все было прощено и забыто. А Джон со своей стороны навсегда отрекся от насилия и старался не прибегать к нему больше никогда».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Бэрроу: «Это был мой первый опыт вытаскивания Леннона из неприятностей, но не худший и не последний. Этот эпизод заставил меня понять, как же поверхностны были отношения Джона с Синтией даже в те ранние дни его первой женитьбы. Я знал мало – если вообще знал – отцов, которые предпочли бы улететь на солнечные выходные на двоих с другим мужчиной в тот момент, когда родился его первый сын».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Гилфорд (Odeon Cinema, Guildford).
21 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «Новость о нападении Джона на Боба Вулера с некоторым опозданием достигла прессы и появилась на последней странице газеты «Дейли Миррор» - это было первое негативное упоминание о группе в прессе».
Алан Уильямс: «Билл Маршалл из «Дейли Миррор» тоже узнал об этом инциденте».
Синтия: «К сожалению, местная пресса подхватила эту историю. Появилась заметка и в «Дейли Миррор», что отнюдь не помогло имиджу Джона».
Джон: «Так что первым в национальной прессе появилось сообщение на последней странице «Дейли Миррор» - о том, как я избил Боба Вулера на двадцать первом дне рождения Пола. Оно стало первой историей из цикла «хулиганские выходки Леннона».
Тони Бэрроу: «Специалист по шоу-бизнесу в «Дэйли Миррор», Дон Шорт, написал: «Гитарист Джон Леннон, 22-х летний лидер поп-группы «Битлз», сказал прошлым вечером: «Почему мне пришлось ударить моего лучшего друга? Я был настолько не в себе, что не понимал, что я делаю. Потом он послал телеграмму с извинениями 29-летнему ливерпульскому конферансье рок-концертов, диск-жокею Бобу Вулеру, залечивающего синяк под глазом, сломанные ребра и поврежденные суставы пальцев.
В прошлый вечер Боб и Джон были в Ливерпуле на вечеринке, организованной по случаю празднования двадцатиоднолетия Пола Маккартни — еще одного участника группы «Битлз».
На этой вечеринке, проходившей в Ливерпуле в Хайтоне на Динес-Лейн, в то время, когда началась драка, были и другие звезды бит-музыки, включая членов групп «Тени» и «Лидеры».
Вчера Вулер сказал следующее: «Я не знаю, почему он это сделал. Я получил удар в лицо. Я умолял его остановиться. В конце концов, его оттащили другие гости вечеринки. Долгое время я был другом «Битлз». Я часто вел концерты с их участием. Я ужасно расстроен всем этим, как физически, так и психологически».
Вулеру была оказана медецинская помощь в больнице, куда его отвез господин Брайен Эпстайн, у которого с «Битлз» подписан контракт. Вчера вечером Эпстайн сказал следующее: «Я не видел, как случился этот инцидент. Все, что я сделал, это отвез его в больницу. Могу только надеяться, что он поправится в ближайшее время».
Вчера вечером в Лондоне Джон Леннон сказал, что: «На вечеринке я много пил, и очень мало закусывал. Когда это случилось, я не осознавал, что делал. Боб является последним человеком в мире, с которым я хотел бы подраться. Я лишь могу надеяться, он понимает, что я был слишком не в себе, чтобы осознавать, что я делаю».
Один из присутствовавших на вечеринке мужчин сказал: «Я выглянул в окно и увидел Боба Вулера. Его шатало, а лицо было все в крови. Он произнес: «Позовите Брайена Эпстайна». Позднее я узнал, что это Джон Леннон напал на Вулера».
Кульминационный момент всего этого: Леннон помог «Битлз» написать мелодию их очередного хита, песню «От меня тебе» (From Me To You)».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Гилфорд (Odeon Cinema, Guildford)».
Крис Хатчинс (журналист «Нового музыкального экспресса»): «В эти выходные на свой 21-й день рождения Битл Пол Маккартни получил от группы преданных девушек-поклонниц Мерсисайда большую, БОЛЬШУЮ, поздравительную открытку. Парни, восхищенные этой открыткой, сфотографировались с ней в своей костюмерной во время выступления в танцевальном зале «Башня» в Нью-Брайтоне [14 июня]. Эксклюзивный снимок «Нового музыкального экспресса» от Грэхэма Спенсера.
Есть ли то, чего вы хотите?» — поддразнивают «Битлз», и почти 5000 вопящих поклонников откликаются в ответ в танцевальном зале «Башня» в Нью-Брайтоне во время выступления ливерпопулярцев перед обожающими их ливерпульцами. В минувшие выходные (прим. – статья выйдет 21 июня) я отправился в Мерсисайд, чтобы увидеть первое совместное появление «Битлз» и «Лидеров» на их родной территории с того момента, как «Мне нравится» (I Liket It) и «От меня тебе» (From Me To You) ворвались и возглавили вершины хит-парадов.
Атмосфера накалилась так, что можно было сварить яйцо. Девушек из первого ряда в состоянии полного упадка сил унесла команда работников по оказанию первой помощи, чьих рук было явно недостаточно. Это был фантастический вечер, один из тех, что отражает успех этих хитов.
Потом, когда в своей костюмерной они потягивали ледяные напитки, «Битлз» обсудили события этого дня: опостылевшими помехами во время их выступлений, происходившими из-за многочисленных «потерь сознания» в зале, но, тем не менее, признательностью за то, что они были такими востребованными там, где они выступали бы и бесплатно, только для удовольствия.
Посвежевшие и переодетые, они решили провести время в этот ранний час в «Голубом ангеле», крошечном ливерпульском клубе, где они когда-то выступали за «гроши». В кожаных куртках и джинсах они незамеченными пробирались среди танцующих в «Башне», пока кто-то не узнал их и этот крик разнесся по залу подобно лесному пожару!
Снаружи мы сели в машину Пола Маккартни и выехали на большой скорости, слишком большой, поэтому вскоре наш автомобиль был остановлен патрульной машиной, и Полу пришлось на своей шкуре испытать, что даже «Битлз» у себя дома положено соблюдать скоростной режим!
Было уже далеко за полночь, когда мы, наконец, достигли своей цели, и группа уселась, чтобы поговорить о своих друзьях, поклонниках. Друг за другом они вспоминали случаи, подобные тому, когда дом Ринго Стара, расположенный в районе Дингл, оказался в окружении более чем двух сотен поклонников.
«Я уже уехал на концерт, но моему отцу так и не удалось убедить их, что меня нет дома. В конце концов, ему пришлось уйти на вечер из дома вместе с моей матерью, потому что из-за шума снаружи они не могли даже услышать телик!», - вспоминает Ринго.
Поклонников, недавно позвонивших в дверь дома, где живет Джордж Харрисон, на пороге встретил сам Битл. Его, по-видимому, неузнанного, спросили, здесь ли живет Пол Маккартни, и сразу же оставили в покое после его ответа «Нет!».
Может из-за того, что внешне они выглядят точно так же, как обычные местные подростки, «Битлз» часто остаются неузнанными. Отвечая на вопрос, заданный Джону Леннону перед дверью его дома, дома ли он, Джон не смог удержаться от того, чтобы не сказать «Нет», но был более чем удивлен, когда задавший вопрос ушел удовлетворенный ответом». «В какой альбом для газетных вырезок они поместят такое?», - вопрошает Джордж.
Также происходит и во время гастролей, где горячка поклонников весьма высока. Во время их недавних гастролей, в одном из городов на севере один парень выпрыгнул на сцену и тут же начал танцевать перед Джоном «пещерный танец с притопами» (да, это такой новый модный танец), выкрикивая «Эти «Битлз» такие потрясающие» (прим. — cavern stomp – танец, часто исполняемый в клубе «Пещера»).
Еще в одном городе два парня спрятались в одном из номеров отеля только ради того, чтобы поздороваться с «Битлз» за руку, когда они вернулись из театра.
Похоже, что не все из поклонников «Битлз» стремятся заполучить сувенир. Есть и те, кто отдает. Группу ежедневно заваливают разными подарками, начиная от пакетов с конфетами до огромного поюшевого медведя с музыкальной шкатулкой внутри. Буквально большое множество подарков для Пола прибыло в дом Маккартни к его двадцатиоднолетию, которое будет во вторник. Остальные любимцы Ливерпуля смотрели, как он начал открывать поздравления, прибывшие со всех частей Великобритании.
«Потрясающая жизнь, и мы не хотели бы упустить ее для этого мира» - сказал мне Джон. – «Хотя они, как кажется, теперь готовы быть с нами день и ночь, мы любим этих поклонников, и не хотели бы думать, что потеряем хотя бы одного из них. Жаль, что мы не можем познакомиться со всеми ими».
Полина Сатклифф: «[После смерти Стю Сатклиффа в апреле 1962] Мир моей матери отныне вращался только вокруг всего, что было связано со Стюартом. И чем выше поднимались «Битлз» на вершину успеха, тем больше она желала, чтобы был признан художественный талант ее сына. Это было трудной задачей, так как Стюарт не был известен как художник.
Попытки организовать выставку в Лондоне натолкнулись на препятствия. Искусствовед и критик Джон Виллет благосклонно относился к творчеству Стюарта, но он был вынужден признаться нам, что кое-кто в Лондоне не хочет, чтобы такая выставка имела место. Так как имя Стюарта имело отношение к деятельности «Битлз», то стало нежелательно, чтоб об этом знала общественность».

Джон участвует в передаче Juke Box Jury / Выступление в зале муниципалитета города Абергавенни (Ballroom, Town Hall, Abergavenny).
22 июня 1963 г. (См. на стр.1 этой темы)!

Запись на телевидении - Alpha TV Studios, Birmingham - Summer Spin.
23 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день с 10.31 до 11.30 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует передачу «Легкий Бит» (Easy Beat), записанную 19 июня 1963».
Бэрри Майлз: «Телестудия «Альфа», Бирмингем (Alpha TV Studios, Birmingham). Запись для передачи «Летняя прогулка» (Summer Spin) – летнее название передачи «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars). Вся передача была посвящена исполнителям «Мерси». Ведущий программы Пит Мюррей (Pete Murray). Под фонограмму группа исполнила песни «От меня тебе» (From Me To You) и «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There)».
Энди Бабюк: «23 июня «Битлз» исполнили под фонограмму песни «От меня к тебе» и «Я увидел ее, стоящую там». Маккартни играл на басу «Хофнер», Леннон на своем черном «Рикенбэккере», Харрисон на новом «Гретч Кантри Джентлмен», и Старр на ударной установке «Людвиг» с нанесенным новым логотипом «Битлз» со смещенной вниз буквой «Т».
«Трансляция передачи состоится 29 июня с 18.05 до 18.45 по каналам телесети независимого вещания Великобритании. Однако последние 10 минут трансляции прошли одновременно с появлением Джона Леннона в программе «Би-Би-Си Жюри музыкального автомата», записанной днем ранее».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Ринго: «Все мы покупали одежду в одном и том же магазине. Я выбирал голубую рубашку, кто-то - розовую, а кто-то - на пуговицах сверху донизу. Если посмотреть на фотографии, то видно, что мы все всегда одеты в одном стиле, потому что происходило это так, как я вам сказал. К примеру, в знаменитых пиджаках с круглым воротом мы выступали в телешоу «Благодари свои счастливые звезды». Незадолго до концерта мы очутились где-то в окрестностях Шафтсбери-Авеню. Мы увидели костюмы на витрине, зашли в магазин и купили их. Все мы были одеты одинаково, костюмы стали нашей униформой. Мы ходили по магазинам и покупали для себя униформу. Вот почему мы выглядели как «Битлз» - у нас были не только одинаковые прически, но и одинаковая одежда». (прим. – утверждение Ринго не совсем точно по содержанию, поскольку костюмы без воротников, как и прочие другие костюмы, для «Битлз» придумал и сшил Дуги Миллингс).

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Филипп Норман: «[мать Ринго] Элси Глив была откровенно озадачена тем, что произошло с ее Ричи. Совсем недавно он сидел на пособии по безработице; теперь же у него появилось столько денег, что мать начала сомневаться - честным ли путем он их добыл».
Оливия Джонсон (соседка Элси Глив): «Я помню, однажды она пришла ко мне в ужасном волнении, потому что обнаружила, что туалетный столик Ринго набит фунтовыми ассигнациями. Он еще не открыл свой счет в банке. В конце концов, это сделал за него Брайен».

Пол принимает участие в сессии звукозаписи Билли Дж. Крэмера.
27 июня 1963 г.

Бэрри Майлз: «Воспользовавшись выходным днем, Пол вылетел в Лондон, чтобы принять участие в сессии звукозаписи Билли Дж. Крэмера в студии на Эбби-Роуд, записывающего песни «Ко мне неблагосклонна» (Bad To Me) и «Я зову тебя» (I Call Your Name)».
«Песня «Ко мне неблагосклонна» (Bad To Me) была написана Джоном Ленноном весной 1963 года во время совместного пребывания с Брайеном Эпстайном в Испании. Сохранилась демонстрационная запись этой песни, сделанная Джоном Ленноном 31 мая 1963».
Из интервью Марка Льюисона с Полом Маккартни:
Марк Льюисон: А что вы скажете насчет тех песен, кото¬рые вы подарили другим исполнителям, скажем, «Ко мне неблагосклонна»? Ведь среди них попадались отличные!
Пол: Джон и я составляли команду по сочинению песен, а в те времена такие команды писали для всех - бывало, конечно, что не удавалось вообще ничего придумать или хотелось оставить песню для себя, потому что она была слишком уж хорошей, чтобы отдавать ее на сторону. Мы с Джоном, бывало, решали: «Ух ты! Надо нам написать песню для Билли Дж. О’кей (напевает очень просто кусочек из песни «Ко мне неблагосклонна»): «Птицы в небе будут…», ну, и мы просто сочиняли их. В голове у нас существовала общая формула, и мы сочиняли запросто. Как раз сегодня утром я прочитал, будто Джефф Эмерик где-то рассказывает, что он и Джордж Мартин могли просидеть рядом во время записи не один час и не обменяться ни одним словом, и все думали, что они какие-то полоумные. А это происходило оттого, что они понимали друг друга без слов. Так же и мы с Джоном, когда речь шла о песне для Билли Дж., или группы «Формоуст», или для Силлы.

If you ever leave me, I’ll be sad and blue
Если когда-нибудь ты уйдешь от меня, я буду печален и грустен
Don’t you ever leave me, I’m so in love with you
Никогда не покидай меня, я так тебя люблю
The birds in the sky would be sad and lonely,
Птицы в небе станут печальны и одиноки,
If they knew that I lost my one and only,
Если узнают, что я потерял свою единственную,
They’d be sad if you’re bad to me
Они будут печальны, если ты ко мне неблагосклонна
The leaves on the trees would be softly sighin
Листья деревьев будут тихо вздыхать
If they heard from the breeze that you left me crying,
Если услышат от ветерка, что ты оставила меня плачущим
They’d be sad, don’t be bad to me Они будут печальны, не будь ко мне неблагосклонна
But I know you won’t leave me ‘cos you told me so,
Но я знаю, что ты никогда не оставишь меня, потому что ты так мне сказала,
And I’ve no intention of letting you go,
И у меня нет желания отпускать тебя
Just as long as you let me know, you won’t be bad to me
Столь долго, сколько ты позволишь мне знать, не будь ко мне неблагосклонна
So the birds in the sky won’t be sad and lonely,
И птицы в небе не будут печальны и одиноки,
‘Cos they know I got my one and only
Потому что они знают, что я со своей единственной
They’d be glad that you’re not bad to me
Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна
But I know you won’t leave me ‘cos you told me so,
Но я знаю, что ты не оставишь меня, потому что ты так мне сказала
And I’ve no intention of letting you go,
И у меня нет желания отпускать тебя
Just as long as you let me know, you won’t be bad to me
Столь долго, сколько ты позволишь мне знать, не будь ко мне неблагосклонна
So the birds in the sky won’t be sad and lonely,
И птицы в небе не будут печальны и одиноки,
‘Cos they know I got my one and only
Потому что они знают, что я со своей единственной
They’d be glad that you’re not bad to me, Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна
They’d be glad that you’re not bad to me, to me, to me
Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна, ко мне, ко мне

Бэрри Майлз: «Песня «Я зову тебя» (I Call Your Name) была написана в основном Джоном Ленноном».
Джон: «Это моя песня, написанная тогда, когда еще не было никаких «Битлз», никакой группы. Я ее просто придумал. Это моя попытка сочинить что-то в стиле блюза, а 8-тактовая вставка в середине [песни] для неё написана была уже когда планировалось включить её в альбом несколькими годами позже. Первая часть была написана ещё до Гамбурга. Это одна из моих первых попыток написать песню».
Пол: «Эта песня была написана в Ливерпуле, в доме тёти Джона на Менлав-Авеню. Мы работали над песней вместе, но основная идея принадлежала Джону. Когда я вспоминаю слова этой песни, я начинаю размышлять: «Постой-ка. Что он имел в виду? «Я зову тебя, но тебя нет рядом» (I call your name but you’re not there). Может он имел в виду свою мать? Или своего отца?» Признаться, в то время, я не замечал всего этого, ведь мы были лишь парой мальчишек, сочинявших песни. Только спустя какое-то время начинаешь анализировать многие вещи».
Марк Льюисон: «Использование восьмитактового перехода в этой композиции позволяет говорить о первой попытке «Битлз» написать песню в стиле ска (первой волны). В 1963 году Джон передал песню Билли Джей Крэмеру из ливерпульской группы «Дакоты», у которой в то время был контракт с Джорджем Мартином и студией «Парлофон». По некоторым данным, Леннон был недоволен аранжировкой «Дакот» и тем, что песня вышла на оборотной стороне сингла, поэтому «Битлз» примут решение самостоятельно записать песню, и выпустят её в 1964 году на пластинке «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

I call your name but you’re not there
Я зову тебя, но ты не рядом,
Was I to blame for being unfair
Виноват ли я, что был так несправедлив?
Oh I can’t sleep at night
О, я не могу спать по ночам
Since you’ve been gone
С тех пор, как ты ушла.
I never weep at night
Я никогда не плачу ночью,
I can’t go on
Но я так больше не могу.

Well don’t you know I can’t take it
Разве ты не знаешь, что я не выдержу всего этого,
I don’t know who can
И не знаю, кто бы смог.
I’m not going to make it
Я не собираюсь терпеть это,
I’m not that kind of man
Я не такой человек.

Oh I can’t sleep at night
О, я не могу спать по ночам,
But just the same
Но точно так же
I never weep at night
Я никогда не плачу ночью,
I call your name
Я зову тебя.

Don’t you know I can’t take it
Разве ты не знаешь, что я не выдержу всего этого,
I don’t know who can
И не знаю, кто бы смог.
I’m not going to make it
Я не собираюсь терпеть это,
I’m not that kind of man
Я не такой человек.

Oh I can’t sleep at night
О, я не могу спать по ночам,
But just the same
Но точно так же
I never weep at night
Я никогда не плачу ночью.
I call your name
Я зову тебя,
I call your name
Я зову тебя,
I call your name
Я зову тебя.

«В этот день, у Пола Маккартни в доме на Фортлин-Роуд, Леннон и Маккартни закончили работу над песней «Она любит тебя» (She Loves You)».
Пол: «Однажды вечером мы сидели там, когда мой папа смотрел телевизор и курил сигареты «Плейерс», и написали песню «Она любит тебя». На самом деле мы просто закончили ее, потому что начали еще в номере отеля. Мы прошли в гостиную: «Папа, послушай это. Как она тебе?». Так что мы проиграли ее моему папе, и он сказал: «Очень мило, сынок, но везде и без того полно этих американизмов. Почему бы вам не петь «Она любит тебя, Да! Да! Да!» (She loves you. Yes! Yes! Yes!)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Майкл Маккартни: «Папаша, услышав песню «Она любит тебя», сделал заключение, что местный акцент Пола был слишком резок. Когда же он услышал жёстский американский акцент «Она любит тебя, Ага! Ага! Ага!» это стало для него последней каплей. «С таким дурным произношением ты далеко не уедешь! Почему бы тебе не спеть «Она любит тебя, Да! Да! Да!» начал приставать он к Полу».
Пол: «В этот момент мы просто рухнули замертво, и сказали: «Нет, папа, ты совершенно не понимаешь!».
Джон: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы ливерпулец пел «Да» (yes)? Только «Ага» (yeah)! Это была самая броская фраза. Мы написали песню, нам требовалось что-то еще, и мы спели «ага - ага - ага», и это подошло. Эта идея пришла в голову Полу: вместо того чтобы снова петь: «Я люблю тебя», — он написал именно от третьего лица. Он, кстати, до сих пор не отказался от этого хода. Он предпочитал писать о ком-то, а я более склонен писать о себе».

«Биг Топ Рекордз» выпускает песню «От меня тебе» (From Me To You) в версии Дела Шеннона.
29 июня 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 8-я неделя (UK Record Retailer)».
Бэрри Майлз: «В этот день телеканал «Би-Би-Си» транслирует передачу «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury) с участием Джона Леннона, записанную 22 июня.
Радиостанция «Би-Би-Си» транслирует передачу «Субботний клуб» (Saturday Club), записанную 24 июня».
Брайан С. Янг: «3 июня нью-йоркская «Биг Топ Рекордз» выпустила песню «От меня тебе» (From Me To You) в версии Дела Шеннона. К 29 июня сингл вышел на 77 место в первой сотне».
Письмо Джорджа сестре Луизе Колдуэлл: «Суббота 29 июня. Дорогая Лу, прости, что так долго не отвечал, но сейчас совсем нет времени на что-нибудь нормальное. Прежде всего, спасибо за твое письмо. Я договорился с нашим музыкальным издателем, чтобы отправить с десяток копий «От меня тебе», так что они должны дойти до тебя вскоре после этого письма. На них будет этикетка «Парлофон Британии», приклеенная на что-то вроде «Ви-Джей для США», так что они должны быть в порядке. Мы ничего не можем с этим сделать, и наши пластинки мы издаем в США через фирменные магазины «И-Эм-Ай», вот почему мы на «Ви-Джей». Тем не менее, я считаю, что это вполне хорошая компания, и у них под этой маркой много успешных пластинок.
Ну что же, я закончил с этой частью, и не знаю, с чего начать, так как есть много чего рассказать тебе.
1) В сентябре мы будем возглавлять афишу в лондонском Палладиуме, что является почти вершиной профессиональных амбиций каждого.
2) Наша долгоиграющая пластинка была (и остается) номером 1 в параде популярности альбомов. Кстати, в Великобритании она была продана в количестве большем, чем что-либо еще после саундтрека [к фильму] «Юг Тихого океана». Как тебе это! (прим. – фильм «South Pacific» 1958 года по одноименному мюзиклу).
3) В понедельник запишем нашу следующую пластинку с названием «Она любит тебя» (She Loves You).
Кстати, ты не возражаешь, если мы с Ринго неожиданно нагрянем в гости, чтобы увидеться со всеми вами в конце сентября? Я не шучу, у нас есть еще 2 недели отпуска (определенные даты еще не определены), поэтому я подумал слетать, чтобы увидеться со всеми, и может быть также заглянуть на пару дней в Нэшвилл, повидаться с Роем Орбисоном (с которым мы познакомились здесь на гастролях) и, возможно, с моим любимым Четом Аткинсом, если будет время. Я приеду один, если Ринго не соберется, но думаю, что он поедет, так как тоже хочет увидеть Штаты.
Это письмо кажется не очень осмысленным, но не беспокойся слишком об этом, потому что сейчас довольно поздно, и я устал, и потребовалась некоторая стоикость, чтобы решить: «Я пойду спать позже, поверь!».
Передавай привет Гордону, и мою любовь Гордону младшему и Лесли. Всего хорошего с любовью от Джорджа.
Поскриптум. Скоро куплю новую машину, возможно «Ягуар» (важничаю!)».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 18 ноября 2015 в 08:34)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Запись песен She Loves You и I’ll Get You.
1 июля 1963 г.

Брюс Элдер (журналист): «30 июня группа «Формоуст» (The Fourmost) подписала с Брайеном Эпстайном контракт на управление».
Билл Харри: «Подписав с ними контракт и следуя своей обычной практике, Эпстайн предложил их менеджеру записи Джорджу Мартину, но они обнаружили, что у них нет своего материала, достаточно сильного, чтобы подойти для записи. Оуи [Brian (Owie) O’Hara] спросил у Джона Леннона, нет ли у них какого-нибудь номера, который они [«Битлз»] могли бы им отдать, и Джон Леннон ответил, что есть один такой, который он сочинил, сидя на унитазе (прим. – в манере Джона Леннона шутить по любому поводу)».
Билли Хэттон (музыкант группы «Формоуст»): «Мы договорились зайти к Джону Леннону домой, и они [«Битлз»] отдали нам копию с текстом песни».
Билл Харри: «Джон сказал им, что номер, который они могут получить, называется «Привет, малышка» (Hello Little Girl), который он сочинил еще в юности, и входил в репертуар группы еще с 1958 года. «Битлз» также записывали ее во время своего прослушивания на «Декке» 1 января 1962 и на «Парлофоне» 6 июня 1962».
Джон: «Это была одна из первых песен, которую я закончил. Мне тогда было около 18-ти. Мы отдали ее группе «Формоуст». Я думаю, что это была первая песня моего сочинения, которую я попытался записать с другой группой».
Билл Харри: «Джон также отметил, что песня была отчасти основана на паре старых стандартов, которые ему пела его мать, когда он был маленьким ребенком, и в ней была предпринята попытка передать настроение тех песен, написанных еще в 1930-х годах».
Пол: «К сожалению, текст песни был не слишком прекрасный. Он был слегка посредственный, а «Формоуст» жаждали иметь хит, но они были хорошими друзьями «Битлз». Они были больше комедийной группой, по-настоящему смешными исполнителями в стиле кабаре, и когда они появлялись, чтобы записать пластинку или им нужно было быть серъезными на каком-нибудь телешоу, они всегда смеялись и хихикали. Они всегда так сильно смеялись, что это создавало им трудности. Они были просто не из тех парней, у кого мог появиться главный хит. Я пытался для них несколько раз».
Билли Хэттон (музыкант группы «Формоуст»): «Мы не слышали этот номер до этого, и Джордж с Джоном дали нам общее представление о ней, записав мелодию на пленку. Мы получили эту пленку в понедельник [1 июля] в 4 часа утра. Перед записью этой песни в среду [3 июля], у нас было два дня, чтобы достаточно хорошо подготовить аранжировку и записать ее на пластинку».
Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. «Битлз» записывают свой следующий сингл с песнями «Она любит тебя» (She Loves You) и «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You).
«Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; Звукоинженер: Норман Смит. Группа приступила к записи в 17.00, и закончила сессию в 22.00, хотя первоначально студия была зарезервирована на время с 14.30 до 17.30».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «1 июля группа снова появилась в студии № 2, чтобы записать свой четвертый сингл. Как видно по фотографиям, сделанным во время этой сессии, Старр играет на ударной установке «Людвиг», Леннон на гитаре «Гибсон Джи-160К», подключенной к усилителю «Вокс Эй-Си 30». Маккартни играл на своем «Хофнере», который к этому времени несколько изменился: видимо в какой-то момент держатель звукоснимателя у грифа ослабился, скорее всего, из-за выпавших фиксирующих винтов, и самым быстрым решением проблемы было закрепить этот звукосниматель черной изолентой».
Пол: «У этого баса было столько много работы, что он был скреплен скочем».
Энди Бабюк: «На этой сессии Харрисон использует гитару «Гретч Кантри Джентлмен», подключенную к усилителю «Вокс Эй-Си 30». На некоторых фотографиях с этой сессии Харрисон подключается через небольшое устройство гитарного эффекта «Фузз» (прим. – фузз - гитарный эффект, основанный на нелинейном искажении звука электрогитары, с ярко выраженным «органным» или «кларнетным» звучанием) – «Гибсон Маэстро фузз-тон» (Gibson Maestro Fuzz-Tone). «Фузз» был электронной формой искажения звука, а «Маэстро» была первой, кто предложила использовать этот эффект. Харрисон на удивление рано начал экспериментировать с этим эффектом, еще за несколько лет до его [эффекта] появления в качестве звука на какой-либо записи «Битлз». Интересно представить, как бы звучали песни «Она любит тебя» (She Loves You) или «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You) с добавлением гитарного фузз-эффекта, устройство для которого было приобретено ими в музыкальном магазине Селмера (Selmer’s music store) на Чаринг Кросс-Роуд в центре Лондона».
Дуг Эллис (служащий магазине Селмера): «Группа «Битлз» была в магазине несколько раз, и я помню, как однажды они купили «Гибсон фузз-тон» По-моему, это было утром в будний день, когда они появились чтобы купить его, поскольку в это время в магазин не кишел вопящими людьми».
Билл Харри: «Идея песни «Она любит тебя» (She Loves You) пришла Джону Леннону и Полу Маккартни 26 июня во время поездки на автобусе в Ньюкасл, где был запланирован очередной концерт».

Пол: «Песню «Она любит тебя» мы написали вместе с Джоном».
Джон: «Это наша общая с Полом песня. Была написана во время гастролей. Идея песни пришла в голову Полу: вместо того чтобы снова петь: «Я люблю тебя», - он написал именно от третьего лица. Он, кстати, до сих пор не отказался от этого хода. Он предпочитал писать о ком-то, а я более склонен писать о себе».
Пол: «В то время у Бобби Райделла была песня «Забудь его» (Forget Him), и, как часто бывает, когда пишешь одну песню, думаешь о другой. Мы ехали в Ньюкасл в концертном автобусе. У меня была задумка песни «с ответом», в которой двое из нас пропевали бы «она любит тебя» (she loves you), а двое других отвечали: «да да» (yeah yeah). Мы решили, что это неважная идея, но, по крайней мере, у нас появилась идея написать песню под названием «Она любит тебя».
«27 июня у Пола Маккартни в доме на Фортлин-Роуд, Леннон и Маккартни закончили работу над этой песней».
Пол: «Однажды вечером мы сидели там, когда мой папа смотрел телевизор и курил сигареты «Плейерс», и написали песню «Она любит тебя». На самом деле мы просто закончили ее, потому что начали еще в номере отеля. Мы прошли в гостиную: «Папа, послушай это. Как она тебе?». Так что мы проиграли ее моему папе, и он сказал: «Очень мило, сынок, но везде и без того полно этих американизмов. Почему бы вам не петь «Она любит тебя, Да! Да! Да!» (She loves you. Yes! Yes! Yes!)».
Майкл Маккартни: «Папаша, услышав песню «Она любит тебя», сделал заключение, что местный акцент Пола был слишком резок. Когда же он услышал жёстский американский акцент «Она любит тебя, Ага! Ага! Ага!» это стало для него последней каплей. «С таким дурным произношением ты далеко не уедешь! Почему бы тебе не спеть «Она любит тебя, Да! Да! Да!» начал приставать он к Полу».
Пол: «В этот момент мы просто рухнули замертво, и сказали: «Нет, папа, ты совершенно не понимаешь!».
Джон: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы ливерпулец пел «Да» (yes)? Только «Ага» (yeah)! Это была самая броская фраза. Мы написали песню, нам требовалось что-то еще, и мы спели «ага - ага - ага», и это подошло. Это было навеяно похожими «завываниями» в песне «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) американской группы «Братья Айсли».
Джордж Мартин: «Я сидел на своем обычном месте в студии 2 на высоком табурете, когда Джон с Полом впервые исполнили эту песню в сопровождении акустических гитар. Джордж присоединялся к ним во время припевов. Я решил, что песня была замечательной, но меня заинтересовал финальный аккорд, который был нетипичной разновидностью большой сексты (прим. - интервал в шесть ступеней и четыре с половиной тона). Джордж играл сексту (прим. - sexta - шестая, музыкальный интервал шириной в шесть ступеней), а Джон с Полом терцию (прим. – терция - интервал в три ступени, содержащий два тона) и квинту (прим. – квинта - музыкальный интервал шириной в пять ступеней), подобно аранжировке Гленна Миллера».
Билл Харри: «Песня «Она любит тебя» заканчивается вокальным аккордом с секстой. Эта идея принадлежала гитаристу группы Джорджу Харрисону, который и выводил сексту в заключительном аккорде».
Пол: «Песню «Она любит тебя» мы написали вместе с Джоном, но идея закончить песню шестикратным «йе-йе» принадлежит Джорджу Харрисону».
Джордж Мартин: «Я сказал им, что это старо как мир. Гленн Миллер делал такое двадцать лет назад. А они отвечают: «Это классный аккорд! Никто никогда до этого его не слышал!». Конечно же, я знал, что это было не совсем так».
Пол: «Мы принесли песню Джорджу Мартину и спели: «Она любит тебя, йе-йе-йе…» - с секстаккордом в конце. Джордж Мартин сказал: «Да, концовка ничего, как в старомодных вещах, но я не стал бы заканчивать секстаккордом». Но мы возразили: «Если это хорошо звучит, остальное не важно - пусть остается так. Это самый замечательный для гармонии аккорд».
Он часто давал нам такие указания: «Не стоит удваивать терцию», или: «Заканчивать секстаккордом, а тем более септаккордом банально». На что мы отвечали: «А нам так нравится, это очень по-блюзовому». Хорошо, что нам удавалось часто переубеждать его отказываться от его так называемых профессиональных решений. Если бы кто-нибудь спросил меня сейчас: «Каков признак талантливости автора песен?» - я ответил бы: «Удачное звучание его песен». Мы никогда не следовали никаким правилам».
Из интервью Пола Маккартни с Марком Льюисоном:
Марк Льюисон: А потом был знаменитый последний ак¬корд в песне «Она любит тебя», «гленнмиллеровский»?
Пол: Правильно. Мы обожали этот кусок и играли, репетировали его без конца. Мы с Джоном написали эту песню в гостинице, лежа на кроватях в свободный день. Это было в свободный день, а мы ведь сидели и сочиняли! Мы это дело обожали. Это не было работой.
Мы порепетировали самый конец песни «Она любит тебя» и показали Джорджу, а он просто рассмеялся и сказал: «Да вы что?! Так заканчивать - это просто смешно, это невозможно! Это же точь-в-точь сестры Эндрюс». Мы сказали: «Хорошо, попробуем без этого». Попробовали. Стало хуже, и тогда (я подчеркиваю эту черту Джорджа [Мартина]) он согласился. «Да, вы правы, здорово получается». Мы были очень гибкими, мы тоже прислушивались к идеям Джорджа, потому что он был продюсером, музыкантом, явно знал толк во всем этом, так что существовал обмен. Одна из замечательных особенностей нашей работы в те, ранние, дни заключалась в том, что условия для нее были гораздо лучше, чем мои нынешние. Если я сейчас записываюсь, то я и исполнитель, и, вероятнее всего, продюсер; конечно же, я играю на басе и тд., для микширования я еще дол¬жен работать и со звукоинженером. Короче, я участвую в каждом шаге. А тогда ты заходил в студию, пел, а потом отправлялся в паб, а они оставались, чтобы сводить; они звонили тебе, если им казалось, что есть материал для сингла; ты же звонил им и спрашивал: «Ну что, получился хит?». И все твои заботы. Это были изумительные, роскошные условия, если подумать серьезно. А теперь, как я уже сказал, приходится тянуть работу каждого и по ходу дела еще и убиваться по любому поводу. Иногда я оглядываюсь на те давние дни и думаю: «Господи, что лучше? Мало денег и много свободного времени в пабе или масса денег и отсутствие возможности выйти из студии?» Равновесие найти трудно.
Необычайно привлекательный припев песни обеспечил продажи дисков и поднял группу на новую волну популярности. Даже сейчас, если вы скажете фразу «йе-йе-йе» практически любому британцу, он вспомнит «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Йен Макдональд (музыкальный критик): «В итоге, рефрен «йе-йе-йе» (yeah, yeah, yeah) станет визитной карточкой не только самой песни, но и в некотором смысле группы».
Синтия: «Эти «йе-йе-йе» в конце припева - их пела вся страна, устоять было невозможно. «Битлз» доказали, что они талантливы, оригинальны и достаточно сильны для того, чтобы конкурировать на поп-сцене с американскими звездами. Мне эта песня особенно нравилась: она напоминала о том, что Джон написал мне в своей первой рождественской открытке: «Я люблю тебя, да, да, да!». Тогда авторы не заявляли публично о том, что та или иная песня посвящена любимому человеку, однако я знаю, и Джон сам часто говорил, что многие его песни были написаны для меня. Они с Полом творили, основываясь на своих собственных эмоциях и опыте, а я занимала настолько значительное место в жизни Джона, что составляла неотъемлемую часть его сочинительской кухни. Естественно, его песни о любви становились нашими песнями».
Норман Смит (звукорежиссёр): «Я не был впечатлён этой песней, увидев перед началом записи ее текст. Однако как только началась запись, гармония мелодии и слов привели меня в восторг».
Джордж Мартин: «Мое мнение относительно способности «Битлз» писать хорошие песни стало меняться после того, как они сочинили «От меня тебе» (From Me To You) и особенно «Она любит тебя». Вот тогда я понял, что нам ничего не грозит».
Пол: «В то время нам говорили, что это самая не¬удачная песня в нашем репертуаре».

She loves you yeh, yeh, yeh,
Она любит тебя, да, да, да,
She loves you yeh, yeh, yeh.
Она любит тебя, да, да, да,
You think you’ve lost your love,
Ты думаешь, что потерял свою любимую,
Well I saw her yesterday — yi — yay,
Ну что ж, я видел её вчера,
It’s you she’s thinking of,
Ты тот, о ком она думает,
And she told me what to say - yi - yay.
И она сказала мне, что тебе сказать.
She says she loves you,
Она говорит, что любит тебя,
And you know that can’t be bad,
И знаешь, это очень даже неплохо,
Yes, she loves you,
Да, она любит тебя,
And you know you should be glad.
И ты знаешь, что ты должен быть счастлив.
She said you hurt her so,
Она сказала, что ты её так обидел,
She almost lost her mind,
Что она почти потеряла разум,
And now she says she knows,
А сейчас она знает,
You’re not the hurting kind.
Ты не из тех, кто делает больно.
She says she loves you,
Она сказала, что она тебя любит,
And you know that can’t be bad,
И знаешь, это очень даже неплохо,
Yes, she loves you,
Да, она любит тебя,
And you know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
She loves you yeh, yeh, yeh,
Она любит тебя, да, да, да,
She loves you yeh, yeh, yeh,
Она любит тебя, да, да, да,
And with a love like that,
И с любовью, как эта,
You know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
You know it’s up to you,
Конечно, это твоё дело,
I think it’s only fair,
Но, по-моему, будет справедливо,
Pride can hurt you too,
Ведь гордость может навредить и тебе,
Apologise to her.
Если ты извинишься перед ней.
Because she loves you,
Потому что она любит тебя,
And you know that can’t be bad,
И знаешь, это очень даже неплохо,
Yes, she loves you,
Да, она любит тебя,
And you know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
She loves you yeh, yeh, yeh,
Она любит тебя, да, да, да,
She loves you yeh, yeh, yeh.
Она любит тебя, да, да, да.
With a love like that,
И с любовью как эта,
You know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
With a love like that,
И с любовью как эта,
You know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
With a love like that,
И с любовью как эта,
You know you should be glad.
И знаешь, ты должен быть счастлив.
Yeh, yeh, yeh,
да, да, да,
Yeh, yeh, yeh.
да, да, да.

Газета «Таймз» (14 мая 2009 г.): «В обнаруженном недавно письме Джорджа Харрисона поклоннице Линн Смит в ответ на ее вопрос о том, на каких треках он поет, он пишет: «Я пел в припевах и в словах «Она любит тебя», то есть, в «Я видел её вчера» (I saw her yesterday), «И она сказала мне, что тебе сказать» (And she told me what to say) и т.д.».
Стивен Кноултон: «Песня «Она любит тебя» - это типично битловское исполнение, при этом в припеве удачные синкопы, когда Ринго парой флэмов вносит контраст в общий импульс группы».
«В перерыве сессии звукозаписи в левом от студии проходе между домами состоялась фотосессия».
Терри О’Нейлл (Terry O’Neill, фотограф): «Свой самый первый фотоснимок, относящийся к поп-музыке, я сделал на Эбби-Роуд. Я не знал, как это делать, поскольку до этого никто не фотографировал группу, поэтому я просто вывел их из здания вмести с гитарами, а Ринго с тарелками. Это было единственное, что я смог придумать. Эти фотоснимки получились такими безхитростными. Они также не знали, что нужно делать, но это было началом всего.
Джон был старшим, и на снимке можно увидеть, что он лидер. Он, определенно, был сильной личностью. И он хотел быть на переднем плане. Джон с Полом составляли замечательный дуэт, и не только на сцене. Вне сцены они были умными молодыми энергичными людьми. Джон был ироничным, Пол – обаятельным. Джордж был блестящим музыкантом, но застенчивым и серьезным. Ринго был в группе новичком, но очень забавным парнем.
«Для стороны «Б» сингла была записана песня «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You).
Марк Льюиссон: «Первоначально песня называлась «В конце концов, я тебя добьюсь» (Get You in the End)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Билл Харри: «Основной автор этой песни — Леннон».
Пол: «Это было наше равное сотворчество. В основном эта песня была написана в доме Леннонов на Менлав-Авеню, и это был редкий случай, поскольку Мими, тётя Джона, с которой он всё ещё жил там, неодобрительно относилась к деятельности Битлз».

Oh yeh, oh yeh.
О, да, о, да.

Пол: «Мне нравится, как мы поём слова «О, да, о, да» (Oh yeah, oh yeah). Это звучит так по-битловски».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Насыщая песни возгласами «йе!» и окрашивая их отчётливым ливерпульским акцентом, весьма заметным в их ранних записях, Леннон и Маккартни прокладывали собственный путь в наивно-глуповатой любовной лирике».

Imagine, I’m in love with you,
Представить, что я люблю тебя,

Бэрри Майлз: «Открывающая песню строка «Представить, что я люблю тебя» была инновационной, немедленно обрисовывающей слушателю сюжет песни. Маккартни приводил это как пример раннего влияния творчества Льюиса Кэрролла на тексты песен Леннона; это будет проявляться и в дальнейшем, в текстах таких песен, как «Люси в небе с алмазами» (Lucy in the Sky with Diamonds), «Земляничные поляны навсегда» (Strawberry Fields Forever) и «Представьте» (Imagine)».

It’s easy ‘cos I know,
Нетрудно, потому что,
I’ve imagined I’m in love with you,
Я представлял, что люблю тебя,
Many, many, many times before.
До этого много, много, много раз.
It’s not like me to pretend,
Не хочу притворяться,
But I’ll get you in the end,
Но я добьюсь тебя, в конце концов,
Yes I will, I’ll get you in the end, oh yeh, oh yeh.
Да, я добьюсь тебя в конце концов, о, да, о, да,
I think about you night and day,
Я думаю о тебе ночью и днем,
I need you ‘cos it’s true.
Ты нужна мне, потому что это правда,
When I think about you, I can say,
Когда я думаю о тебе, то могу сказать,
I’m never, never, never, never blue.
Я никогда, никогда, никогда, никогда не грущу.
So I’m telling you, my friend,
Поэтому я говорю тебе, моя подруга,
That I’ll get you, I’ll get you in the end,
Что я добьюсь тебя, добьюсь тебя, в конце концов,
Yes I will, I’ll get you in the end, oh yeh, oh yeh.
Да, я добьюсь тебя, в конце концов, о, да, о, да,
Well, there’s gonna be a time,
Да, придет время,
When I’m gonna change your mind.
Когда я изменю твое мнение.
So you might as well resign yourself to me, oh yeh.
Так почему бы тебе не уступить мне, о, да.

Марк Льюиссон: «Вначале были записаны вокал и основной трек, затем наложены губная гармоника Джона и хлопки в ладоши остальных членов группы».

Пол: «В этой песне есть очень интересный аккорд. Его можно услышать во втором слоге слова «pretend». Он был позаимствован из композиции Джоан Баэз под названием «Все мои испытания» (All My Trials). В её песне аналогичный аккорд берётся в слове «buy» (в строке «Есть только одно, что нельзя купить за деньги» (There’s only one thing that money can’t buy). Похоже на аккорд в ре-мажор, переходящий в ля-мажор. Меня всегда приводил в восхищение такой переход, поэтому я решил использовать его в нашей песне».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «В отличие от большинства песен «Битлз» того времени, в песне нет отдельной партии для соло-гитары - Джордж Харрисон играет партию второй ритм-гитары.
Типично для стиля вокальных партий этого периода «Битлз», Джон Леннон и Пол Маккартни на большей части этого трека поют в унисон, кроме нескольких случаев, когда они поют на два голоса».
Марк Льюиссон: «В средней части Джон ошибся: в то время как Пол правильно пел (верхняя партия): «Когда я изменю твое мнение» (When I’m gonna change your mind), Джон, возможно, от усталости, спел (нижняя партия): «Когда я успокою тебя» (When I’m gonna make your mind)».
Газета «Таймз» (14 мая 2009 г.): «В обнаруженном недавно письме Джорджа Харрисона поклоннице Линн Смит в ответ на ее вопрос о том, на каких треках он поет, он признается, что текст песни «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You) был спет неправильно. В мелодии, которая внезапно появляется в средней части «Я тебя добьюсь» (текст спет неверно, если внимательно прислушаться)».
Джефф Эмерик (звукооператор): «Джордж Мартин решил, что большинство слушателей не заметит эту оплошность Джона, к тому же часы в студии тикали, а время – деньги».
Дэвид Хэбер (David Haber): «Нет сведений о том, сохранилась ли хоть одна мастер-плёнка песни «Я тебя добьюсь». Стандартная процедура на студиях Эбби-Роуд в то время заключалась в том, что стирались двухдорожечные плёнки с сессий звукозаписи, если запись предназначалась для сингла, после того как запись микшировалась (сводилась) в окончательный микс (тогда обычно монофонический) на мастер-плёнку, которая уже использовалась для печати дисков. Все последующие переиздания осуществлялись на основе перезаписей с синглов».
«Сингл с песнями «Она любит тебя» (She Loves You) и «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You) поступит в продажу 23 августа 1963».
Тони Бэрроу: «После [записи] «Пожалуйста, обрадуй меня» я посещал по мере возможности как можно меньшее число сессий записи на протяжении моих шести лет с «Битлз», за исключением тех случаев, когда у меня было дело, имеющее отношение к одному или нескольким ребятам. Я находил более правильным подождать и услышать законченную работу на диске в моём офисе на следующий день. Таким образом, для меня не стало проблемой, когда в не столь отдалённом будущем битлы настоятельно исключали посторонних со своих сессий записи, ревниво охраняя святилище студии, как свою частную и личную мастерскую. Для битлов их студийное пространство было не менее священным местом, чем гримёрка для актёра за полчаса до поднятия занавеса. В конечном счёте, когда сессии стали более сложными и напряжёнными, жён и других любимых женщин в семье и на работе попросили сделать свои визиты краткими, или оставаться вместе в стороне.
Этот запрет распространялся на несущественные визиты деловых помощников, хотя, очень редко, они позволяли мне впустить горстку заслуживающих доверия журналистов и избранных фотографов. Они доверяли мне вводить нужных людей и, по крайней мере, в ранние дни они признавали необходимость контакта со средствами массовой информации и принимали, что рекламные возможности должны иногда брать верх над их желанием уединиться на рабочем месте. Думаю, музыкальный издатель Дик Джеймс был одним из тех, кто мешал битлам идеей политики открытых дверей во время сессий звукозаписи. Шумливый, весёлый, трудолюбивый, гениальный, проницательный, имевший добрые намерения Дик не мог устоять против соблазна всякий раз нажать кнопку связи Джорджа Мартина и прокричать через динамики слова поздравления или поощрения группе, находящейся внизу в студии, как только они заканчивали каждый дубль. Присутствие Брайена Эпстайна обычно терпелось, если только он не вмешивался в процесс создания музыки. Тогда мы слышали резкую отповедь Джона со студийного этажа: «Иди и считай наши деньги, Брай. Мы будем заниматься музыкой, а ты придерживайся процентов». Битлы следовали ливерпульской привычке сокращать имена своих друзей и коллег, иногда даже до одного-единственного слога, если это было возможно. Эпстайн стал «Эппи», Брайен был сокращён до «Брай». Когда битлы говорили с ним, они называли его «Брай», а когда они упоминали его имя в разговорах с остальными из нас, то это был «Эппи». Они называли Нила Аспинолла «Нил», чтобы не путать с «Нелли», их прозвищем для подростковой покорительницы чартов Хелен Шапиро, когда они гастролировали вместе в 1963 году. Я понял, что я зарабатываю одобрение ребят, когда сперва Пол, а затем постепенно и все остальные начали называть меня «Тон».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Выступление в мемориальном зале победы в Нортвиче (The Victory Memorial Hall, Northwich).
6 июля 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 9-я неделя в «Первой десятке» (UK Record Retailer)».
Бэрри Майлз: «Карнавал в Нортвиче, парк Вердин (Northwich Carnival, Verdin Park)».
Том Макензи: «Я устроил с ними незабываемое шоу в июле 1963».
Бэрри Майлз: «Во второй половине дня «Битлз» присутствуют на карнавале, на котором Пол возложил корону на Королеву каранвала».
Том Макензи: «Я спросил их, не будут ли они так любезны, чтобы возложить корону на нашу королеву карнавала. Помню, что я попросил Джона распечатать программки, и заехал за ними на маленьком автофургоне домой к его тете Мими. В тот день было жарко и душно, и парням пришлось ждать, пока процессия не обошла весь город. Парад продлился на час дольше запланированного времени, и «Битлз» ждали своего объявления в своем автофургоне с часу до четырех на этом пекле».
Барбара Тернер: «Мне было тогда всего девять лет. До поры до времени они укрывались в автофургоне, стоящем позади сцены».
Том Макензи: «Когда процессия, наконец, вернулась в парк, мы продали все билеты и программки, которых было около десяти тысяч! Кстати, перед этим подошел Брайен Эпстайн и попросил проигрывать весь день через громкоговорители песню «Люби же меня» (Love Me Do)».
Барбара Тернер: «Внезапно появились «Битлз» и толпы народа бросились вперед. Все толкались, в суматохе я получила удар по носу, и кровь начала капать мне на платье. Кому-то удалось поднять меня на сцену, и после этого все казалось немного размытым, хотя я помню сотрудников карнавала и полицейских, вставших в живую цепь, чтобы попытаться удержать поклонников. Не было драк или чего-то такого, просто все были так взбудоражены возможностью увидеть «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Том Макензи: «Ну, в итоге «Битлз» вышли на сцену и Пол водрузил корону вверх тормашками, потому что у нас было так мало времени, и у нас не было никакой возможности произнести длинную речь, поэтому он сказал просто: «Я хотел бы короновать Мисс Миллингтон, вашу новую королеву карнавала».
Кэтрин Эванс (королева карнавала): «Я помню, как Пол Маккартни сказал: «Не плачь». Наверное я была влюблена в Пола, потому что он был из них самым красивым. Потом Джордж. Но если честно, я больше была поклонницей «Стоунз». Когда я начала делать свой реверанс, прибыли «Битлз», и меня просто вытолкнули на сцену и очень быстро проводили восвояси – была серъезная опасность, что меня сомнут, а на моем платье остались отпечатки ног. Толпу в шесть тысяч человек пытались удержать трое полицейских и несколько сотрудников и организаторов каранвала, сформировавших живую цепь. Потом разразилась гроза, про которую местные метеорологи сказали, что она возникла из-за шума толпы».
Барбара Тернер: «Из-за того, что так случилось, я не смогла взять у них автографы, хотя книжка для автографов была у меня с собой. Этот день нельзя забыть, и ничего подобного не происходило ни до, ни после этого».
Джина Беббингтон (газета «Нортвич Гардиан»): «На обед они [«Битлз»] отправились в поместье «Лефтвич» (Leftwich), где жила тетя Джорджа Харрисона».
Пэм Беддард (Pam Beddard, репортер «Гардиан»): «Это был не «Лефтвич», дом родственников Джорджа Харрисона. На самом деле это был дом тети Пола Маккартни, миссис Аврил Тобин (Avril Tobin), которая жила на Вудсайд-Террас (Woodside Terrace) – улице, где я выросла и где до сих пор живет моя мама. До своей славы, парни довольно часто заходили туда в гости, направляясь на концерты в северо-западной части страны. Однажды мой брат Майк Беддард, которому тогда было года три, облил из ведра воды Джона с Полом за их длинные волосы и курение!».
Майк Беддард: «На самом деле мне было пять, и я лепил из песка пирожки со своей подружкой Барбарой Хит в саду на Вудсайд-Террас. Пол Маккартни спросил, как меня зовут, но моя мама запретила мне разговаривать с незнакомыми людьми, поэтому я выплеснул ему на голову ведро воды! Он был ошарашен, но это было всего лишь детское жестяное ведерко «Джек и Джил», так что не так уж он был и облит. На самом деле ребята были потрясающими, а Ринго был самым приятным, он заставлял нас смеятся, и у него была удивительная улыбка. Он ставил свою ударную установку на лужайку и делал свое дело, в то время как остальные бренчали и практиковали свои песни. Они взяли с собой нашу ватагу из детей в парк на Виттон-Пэрк покачаться на качелях, но, к сожалению, мы с Барбарой были слишком молоды для этого.
Я до сих пор помню, как они приезжали на своем ненадежном автофургоне и просили мистера Хита заглянуть под капот и проверить там, что к чему. В то время наша семья была единственной на улице, у кого был телефон, и Пол обычно звонил моей маме и просил позвать тетю Эврил».
Бэрри Майлз: «Выступление в мемориальном зале победы в Нортвиче (The Victory Memorial Hall, Northwich)».
«Это было пятое из шести выступлений группы в этом зале. Также группа выступала на этой концертной площадке 23 июня, 15 сентября и 1 декабря 1962, 27 апреля и 14 сентября 1963».

Выступление в зале театра «Эй-Би-Си», Блэкпул (ABC Theatre, Blackpool).
7 июля 1963 г.

«Ринго празднует свой день рождения с родственниками и друзьями-музыкантами».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале театра «Эй-Би-Си», Блэкпул (ABC Theatre, Blackpool)».
«Это было первое выступление «Битлз» из пяти на этой концертной площадке в Блэкпуле, состоявшихся в период с июля по сентябрь 1963. Выступления проходили либо в «Эй-Би-Си», либо в театре Королевы».
Стивен Дэйвис (журналист): «Бирмингем, 7 июля, воскресенье. «Роллинг Стоунз», нервно улыбаясь, впервые появились на телевидении в передаче «Благодари свои счастливые звезды», чтобы исполнить под фонограмму «Давай» (Come On) среди других, ныне забытых номеров, в юношеских черных вельветовых пиджаках со стоячими воротниками. Мик тряс своей остриженной а-ля Битлз головой и делал конвульсивные движения телом, в то время как работники телевидения взирали на него в оцепенении. Критики начали сравнивать «Стоунз» с более обаятельными «Битлз», и отнюдь не в пользу первых. «Обезьяны», «пещерные люди» - эти ярлыки, казалось, намертво приклеились к «Стоунз», этим антиподам солнечных и располагающих к себе симпатичных ребят из Ливерпуля, к вящей радости [менеджера] Эндрю Олдхэма, который всячески способствовал тиражированию подобного образа, и к ужасу родственников музыкантов».
Кит Ричардс (группа «Роллинг Стоунз»): «А потом наступил день, когда Эндрю Луг Олдхэм приехал в Ричмонд нас послушать, и потом все понеслось с нечеловеческой скоростью. Примерно в двухнедельный срок мы уже имели на руках контракт на запись. Эндрю раньше работал у Брайена Эпстайна и как-то поучаствовал в создании битловского образа. Но они с Эпстайном из-за чего-то поцапались, и его уволили. Он отошел от всех преж¬них дел и решил пробиваться в одиночку: «Ну ладно, вы у меня попляшете». А мы стали его орудием мести Эпстайну. Мы - динамит, Эндрю Олдхэм - детонатор. Ирония судьбы заключается в том, что в самом начале этот великий автор роллинговского имиджа считал, что ничего хорошего не выйдет, если нас будут воспринимать как патлатых грязных грубиянов. Эндрю ведь был вполне себе мальчик-чистюля, и ему по-прежнему нравилась грандиозная идея про «Битлз» и одинаковые костюмчики, когда все под одну гребенку. Ему нравилась, а нам не очень. Короче, он подыскал нам сбрую, и на телевидение на запись «Благодари свою счастливые звезды» мы надели эти хреновы твидовые пиджаки в гусиную лапку. Но сразу после программы их выбросили, оставили только кожаные жилеты, которые Эндрю купил на Чаринг-Кросс-Роуд. «Где твой пиджак?» - «А фиг его знает. Подружка взяла поносить». И он очень быстро въехал, что вот теперь ему всегда придется иметь дело с таким отношением. А что ему оставалось? «Битлз» везде, торчат из каждого угла, аж глазам больно. И если у тебя еще одна классная группа, нех*й мучиться и тупо копировать «Битлз». Так что нам, естественно, досталась роль анти-Битлз. Еще одна «фантастическая четверка» в униформах - нет, нам было в другую сторону. Но тогда Эндрю устроил из этого беспредел. Раз все такие сладкие и все одеваются по шаблону и кругом сплошная показуха, делай все против правил, по крайней мере, с точки зрения шоу-бизнеса и Флит-Стрит. То есть Эндрю взял идею того, что нужно как-то подавать себя публике, и превратил ее в черт знает что.
Само собой, мы ни в чем этом не волокли. «Чувак, мы слишком крутые, нам кривляться западло. Мы, блин, блюзмены, в свои-то восемнадцать лет. Прошли всю Миссисипи, видали Чикаго». Вот так дурачишь сам себя. И все же мы действительно были бельмом на глазу. Плюс, разумеется, по времени попадание было прямо в точку. Все знают «Битлз», мамы их обожают и папы их обожают, а эти - вы разрешите своей дочери выйти замуж за такое? И тема с имиджем «назло всем» оказалось почти гениальной. То есть ни Эндрю, ни мы гениями не были, просто эта придумка попала точно в яблочко, и после того, как все всё про нас поняли, стало нормально - мы теперь были готовы включиться в игру под названием «шоу-бизнес» и оставаться самими собой».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В Великобритании выходит мини-альбом «Битлз» - Twist And Shout / Выступление в зале «Зимние сады», Маргит (Winter Gardens, Margate).
12 июля 1963 г.

«Организована новая компания «НЕМС презентейшн лимитед» (NEMS Presentations Limited), предназначенная для продвижения концертной деятельности. Брайен Эпстайн в составе директоров».
Бэрри Майлз: «В этот день в Великобритании выходит мини-альбом «Битлз» - «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), но только в формате моно. В мини-альбом вошли следующие песни:
Сторона «А»: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Вкус меда» (A Taste Of Honey);
Сторона «Б»: «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Есть место» (There’s A Place)».
На некоторых экземплярах первого тиража название песни отпечатано с ошибкой: «Do You Want A Know A Secret» вместо «Do You Want To Know A Secret».
Фиона Адамс (фотограф): «Снимок, запечатлевший «Битлз» в прыжке [18 апреля 1963], Джон Леннон и Тони Бэрроу выбрали для обложки миньона «Танцуй твист и вопи». Думаю, что в тот день я сделала снимки гораздо лучше, чем этот, но я работала над обложкой пластинки, и картинка с прыжком подходила очень хорошо для пластинки с таким названием».
Мини-альбом (или миньон, EP от англ. Extended Play) - грампластинка, на каждой стороне которой помещались только 2-4 музыкальных композиции общей длительностью звучания 15-20 минут. Помимо термина «мини-альбом» в русском языке также употребляется термин «миньон». В англоязычных странах этот формат в 1950-е гг. стали называть «EP» - «Extended Play» - расширенное звучание, чтобы обозначить различие между ними и синглами (SP; одно-, двухпесенными пластинками); термин «мини-альбом» также используется в английском языке.
« Несмотря на то, что все песни, включенные в этот мини-альбом, до этого выходили на альбоме «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), пластинка была продана в количестве более 800 000 экземпляров».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Рой Карр: «В те годы мини-альбомы были существенной частью продукции музыкальной индустрии - золотой серединой между синглом и догоиграющим альбомом. Успешные мини-альбомы нередко продавались тиражом 150 000, а иногда и 250 000 экземпляров. Поскольку на каждой стороне у них было по две нарезки (в иных случаях и по три), мини-альбомы использовались для получения дополнительных денег с пары хит-синглов, уже сошедших с вершины хит-парада, или, как это было в случае с «Битлз», для продажи альбома «в рассрочку». Зачастую альбом разбивали на три части, или просто издавали наиболее популярные песни вместе со средненькими номерами. Но, как ни странно, немногие группы понимали достоинства мини-альбомы как отдельной категории».
Тони Бэрроу: «В 1982 году я был очень сильно польщён и приятно удивлён, когда получил звонок от Фила Коллинза. Я был его представителем в ранние дни c «Пламенеющей юности» до «Дженисис». Теперь он хотел поговорить о моей аннотации для конверта одного из мини-альбомов «Битлз». Он сказал: «Ты понимаешь, какой [мини-альбом] я имею в виду - они все прыгают в воздух возле кирпичной стены на передней фотографии обложки». Я понял, что он говорит о мини-альбоме «Танцуй твист и вопи» и удивился вслух, чем она его так заинтересовала. «Вот что», – сказал Фил, - «Дженисис» выпускает мини-альбом под названием «3х3». Если я заставлю Джереда Манковица сделать чёрно-белое фото, точно такое же, как фотография «Танцуй твист и вопи», но с нами тремя, прыгающими в воздух, не сделаешь ли ты похожую аннотацию для конверта, в стиле, который ты использовал для «Битлз» в шестидесятых?». Я подумал, что это замечательная идея, и с радостью написал аннотацию на конверт, которая заканчивались: «Цените этот экземпляр «3х3». Кроме того, что он является прекрасным предметом в коллекции любого знатока «Дженисис», кажется, эти дорожки повышаются в аудио-цене при каждом дополнительном прослушивании». Как видите, я не потерял хватки».
Тони Бэрроу: «Когда Элвис Костелло перевыпустил записи своих «Коджак варьете» на компакт-диске в 2004 году, он написал несколько дополнительных замечаний на конверте, в которых упоминались вещи, которые я писал для «Битлз» примерно за сорок лет до этого. Он сказал, что его компакт-диск не мог отказаться от заметок, «которые отдают должное людям, подобным Тони Бэрроу», чьи аннотации на конвертах для битловских альбомов он «сосредоточенно изучал многими часами, словно прочтение их снова и снова откроет что-то новое…». Моя запоздалая благодарность Элвису, не только за упоминание моего имени, но также и за его солидный вклад в поп-музыку и ритм-н-блюз в более поздние десятилетия 20-го века».
Бэрри Майлз: «В этот день «Полидор» (Polydor H 21-610) также выпустила мини-альбом «Битлз» с песнями, записанными в Гамбурге совместно с Тони Шериданом. В этот мини-альбом вошли следующие песни:
Сторона «А»: «Моя милая» (My Bonnie), «Почему» (Why);
Сторона «Б»: «Плач по тени» (Cry For A Shadow), «Святоша (Когда ступают святые)» (The Saints (When The Saints Go Marching In))».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Зимние сады», Маргит (Winter Gardens, Margate)».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Запись на радио «Би-Би-Си» - BBC Paris Studio, London - Pop Go The Beatles
16 июля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Парижская студия «Би-Би-Си», Лондон (BBC Paris Studio, London). Запись восьмой, девятой и десятой программ для серии «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles) в течение одной продолжительной сессии записи.
С 15.00 до 17.30 для восьмой программы были записаны следующие песни: «Я сяду и заплачу (о тебе)» (I’m Gonna Sit Right Down and Cry (Over You)), «Плачу, жду, надеюсь» (Crying, Waiting, Hoping), «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!), «Узнать ее - значит, любить ее» (To Know Her Is To Love Her), «Песня медового месяца» (The Honeymoon Song) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). В качестве приглашенных гостей выступала группа «Свингующие Блу Джинс» (The Swinging Blue Jeans)».
«Я сяду и заплачу (о тебе)» (I’m Gonna Sit Right Down and Cry (Over You)) - песня, написанная в 1953 году Джо Томасом и Говардом Биггсом. Была впервые опубликована 4 января 1954 года.
«Плачу, жду, надеюсь» (Crying, Waiting, Hoping) - песня Бадди Холли, была выпущена в 1959 году.
«Канзас-Сити» (Kansas City) - песня, написанная Либером и Столлером в 1952 году. Впервые была записана Литлом Вилли Литлфилдом в том же году.
«Эй-Эй-Эй!» (Hey-Hey-Hey-Hey!) - песня, написанная американским певцом Литлом Ричардом и выпущенная впервые в 1958 году. Литл Ричард также записал попурри, соединив «Эй-Эй-Эй!» с песней «Канзас-Сити». Именно на попурри Литла Ричарда опирались «Битлз», записав свою версию.
«Песня медового месяца» (The Honeymoon Song) – музыкальная тема фильма 1959 года «Медовый месяц». Песня была написана греческим композитором Микисом Теодоракисом.
Марк Льюисон: А откуда взялась «Песня медового месяца»? Я всегда был страшно заинтригован.
Пол: «Песня медового месяца» принадлежала Марино Марини, итальянцу, и сопровождавшей его группе. Их как-то пока¬зывали по телику, и меня больше всего поразило в этой группе то, что у них был ножной регулятор громкости. Нельзя сказать, что «Песня медового месяца» пользовалась большим успехом. По-моему мнению, у нее была прекрасная мелодия. Я настоял на ее исполнении, остальные считали, что тема была слащавой. Сейчас я с этим согласен.
Бэрри Майлз: «С 18.00 до 20.30 для девятой программы были записаны следующие песни: «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Она любит тебя» (She Loves You), «Ты взяла меня в плен» (You Really Got A Hold On Me), «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You) и «У меня появилась женщина» (I Got a Woman). Во время трансляции в качестве приглашенных гостей выступала группа «Холлиз» (The Hollies)».
«У меня появилась женщина» (I Got a Woman) - песня, написанная Рэем Чарльзом и Ренальдом Ричардом. Впервые песня была выпущена в виде сингла в декабре 1954 года.
Бэрри Майлз: «С 20.45 до 22.30 для десятой программы были записаны следующие песни: «Она любит тебя» (She Loves You), «Я совершенно счастлив» (Glad All Over), «Я просто не понимаю» (I Just Don’t Understand), «Дьявол в его сердце» (Devil In His Heart) и «Сбавь темп» (Slow Down). В качестве приглашенных гостей выступала группа «Расс Сейнти и Ну-Ноутс» (Russ Sainty & The Nu-Notes)».
«Слова любви» (Words Of Love) - песня, написанная Бадди Холли и выпущенная им же в 1957 году.
«Я совершенно счастлив» (Glad All Over) - песня, написанная Ароном Шрёдером, Сидом Теппером и Роем Беннетом. Первое исполнение песни принадлежит американскому исполнителю Карлу Перкинсу, которая в его исполнении была выпущена 6 января 1958 года.
«Я просто не понимаю» (I Just Don’t Understand) - песня, написанная Кентом Уэстберри и Мериджон Уилкин и записанная американской певицей шведского происхождения Энн-Маргрет. Песня была впервые выпущена в виде одноимённого сингла в июне 1961 года.
«Дьявол в его сердце» (Devil In His Heart) - песня, написанная американским автором Ричардом Дрэпкином, была выпущена в 1962 году.
«Программы будут транслироваться радиостанцией «Би-Би-Си» 6, 13 и 20 августа 1963. Во время трансляции 20 августа десятой части программы песня «Она любит тебя» (She Loves You) была из девятой части».

Брайен Эпстайн подписывает соглашение на выступление в Париже / Запись на радио «Би-Би-Си» - Playhouse Theatre, London - Easy Beat.
17 июля 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), 17-я неделя в «Первой десятке» (UK New Musical Express).
В этот день Брайен Эпстайн подписывает контракт на выступление «Битлз» в зале парижского театра «Олимпия» в январе 1964».
Билл Харри: «17 июля 1963 г. Брайен Эпстайн подписал соглашение, согласно которому они, еще не достигшие звездного статуса, должны были получить небольшой гонорар в 3000 фунтов-стерлингов».
Джеки (Jacques): «Владельцем «Олимпии» был Бруно Кокуатрекс (Bruno Coquatrix). Впервые он услышал группу, когда ему попал в руки один из синглов, выпущенного в Англии. Ему показалось интересным их звучание».
Билл Харри: «Первоначально они [Битлз] планировали появиться в Париже 26 сентября совместно с Джибертом Бекодом (Gibert Becaud) – звездой Франции, затем посетить Израиль, как было написано в «Новом Музыкальном Экспрессе». Бруно Кокуатрекс настоял на том, чтобы «Битлз» возглавляли афишу».
Бэрри Майлз: «Лондонский театр «Плейхаус» (Playhouse Theatre, London). С 20.45 до 21.45 запись для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель современной музыки» (Light Programme), в передаче «Легкий Бит» (Easy Beat). В присутствии аудитории подросткового возраста они исполнили четыре номера: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Порция ритм-энд-блюза» (A Shot Of Rhythm And Blues), «Есть место» (There’s A Place) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».
«Это была третья запись из четырех для радио-шоу «Легкий Бит». Трансляция программы состоится 21 июля 1963 с 10.30».
Брюс Элдер (журналист): «30 июня группа «Формоуст» (The Fourmost) подписала с Брайеном Эпстайном контракт на управление».
Грэхэм Кэлкин (журналист): «3 июля 1963 года песня «Привет, малышка» (Hello Little Girl) была записана британской группой «Формоуст» под руководством Джорджа Мартина в студии на Эбби-Роуд».
Грэхэм Кэлкин: «17 июля 1963 в студии на Эбби-Роуд была записана ещё одна версия песни «Привет, малышка» (Hello Little Girl), на этот раз группой «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers). До этого ее 3 июля записала группа «Формоуст». Вторая версия не удовлетворила руководство студии, поэтому именно версия «Формоуст» будет выпущена в виде сингла 30 августа 1963 года, при этом авторство песни было обозначено как «Маккартни-Леннон».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Уэстон-сьюпер-Мер (Odeon Cinema, Weston-super-Mare).
22 июля 1963 г.

Боб Спайзер: «Предполагалось, что в США в июле 1963 выйдет в свет альбом «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles). Первоначально запланированный к выпуску в июле 1963 года, этот альбом выйет в свет только 10 января 1964 года.
Когда сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) был издан в США, «Ви-Джей Рекордз» подписала договор с «Трансглобэл» (Transglobal) - фирмой, аффилированной с «И-Эм-Ай», которая работала над размещением заказов среди американских лейблов, - о получении прав на первое издание записей «Битлз» в течение пяти лет. Как часть этого соглашения, «Ви-Джей» планировала издать альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» в США, и она получила пленки с мастер-копиями стерео- и моно-версий альбома в конце апреля или начале мая 1963 года.
Первоначально «Ви-Джей» собиралась выпустить альбом в том же виде, что он был издан в Великобритании. Пробная ацетатная пластинка, изготовленная «Юниверсал Рекординг Корпорейшн оф Чикаго» приблизительно в мае 1963 года, содержала те же 14 песен, что и на альбоме, изданном в Великобритании, и с тем же названием. Но, придерживаясь американской нормы «12 песен на альбом», «Ви-Джей» предпочла удалить песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Скажи мне почему» (Ask Me Why), а затем изменила название альбома на «Представляем (вам)… Битлз». Также, звукоинженер «Юниверсал» в Чикаго подумал, что отсчет Пол Маккартни «раз, два, три, четыре» в начале песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) является ненужным для записи на диске звуком, а не составной частью песни, и убрал «раз, два, три», оставив лишь «четыре» и в стерео-, и в моно-версиях песни. За исключением этих удалений, порядок и содержание альбома остались нетронутыми, в результате чего этот альбом наиболее схож с британским изданием из тех американских альбомов, что были выпущены до появления альбома «Револьвер» в 1966 году.
Подготовка к выпуску альбома продолжалась до конца июня или начала июля 1963 года, включая производство мастер-копий и металлических матриц для печати, а также отпечатывания в типографии 6 тысяч обложек для диска. Но, несмотря на заявленное во многих старых книгах, что «Представляем (вам)… Битлз» был выпущен в свет 22 июля 1963 года, нет никаких подтверждений «на бумаге», что этот альбом вообще был выпущен когда-либо в 1963 году.
После перетрясок в менеджменте компании, включая отставку президента компании Эварта Абнера после того, как он использовал средства компании для покрытия игорных долгов, «Ви-Джей» отменило выпуск «Представляем (вам)… Битлз», так же как и альбомов Фрэнка Айфилда, Альмы Коган и еврейского кантора».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Уэстон-сьюпер-Мер (Odeon Cinema, Weston-super-Mare). Первое из шести выступлений в этом зале».
Селия Гринслэйд (Celia Greenslade): «Уэстон целую неделю сходил с ума от «Битлз», и даже водитель автобуса напевал «Она любит тебя».
Саймон: «Воспоминания Сели Гринслэйд почти наверняка не верны. «Битлз» выступали в Уэстон-сьюпер-Мер с 22 июля по субботу 27 июля 1963, а песня «Она любит тебя» не выходила до 23 августа того года, поэтому замечание о том, что водитель автобуса в Уэстон-сьюпер-Мер напевал «Она любит тебя» во время пребывания там «Битлз» кажется довольно маловероятным. Скорее всего, что этот водитель пел «От меня тебе».
Дженнифер: «Мы, я и три мои подруги, на неделю остановились в Брине на стоянке для домов-фургонов. Мы были на концерте «Битлз» в «Одеоне». Мы сидели почти на первом ряду, и это было потрясающе».
Чарли: «Группа «Джерри и Лидеры» (Gerry and the Pacemakers) затмила всех своей «Ты никогда не будешь один» (You’ll Never Walk Alone). В театре была сплошная темнота, кроме небольшого круга света от прожектора, освещавшего лицо поющего Джерри Мэрсдена. Никогда этого не забуду. Ничего не могу вспомнить о выступлении там «Битлз».
Кэролайн: «Когда мне было девять лет, я, мой младший брат, и мама с папой на целый день отправились в Уэстон-сьюпер-Мер, где увидели, что в «Одеоне» выступают «Битлз». Мы спросили, остались ли еще билеты на дневной концерт, и дама ответила: «да, конечно, сколько вам нужно?». Таким образом, мы взяли четыре билета на первом ряду балкона за 4 шиллинга и 6 пенсов (прим. — до перехода в 1971 на десятичную систему, фунт делился на 20 шиллингов, а каждый шиллинг состоял из 12 пенсов). Помню, что девушки бросались в Пола желеобразными конфетами. Если честно, то они не были уж так хороши, но мне все равно понравилось. После концерта моя мама произнесла ставшее у нас классическим заявление: «Мне понравились «Джерри и Лидеры», но не думаю, что эти «Битлз» далеко пойдут!». Впоследствии мы часто припоминали ей эти слова!».
Роджер: «Я был рабочим сцены в «Одеоне». Мой папа был знаком с менеджером, поэтому после окончания моей дневной работы, вечером я отправился в «Одеон», чтобы за плату устанавливать оборудование группы перед их выходом и закрывать занавес. После того, как «Битлз» покинули сцену, нам пришлось собирать все эти желеобразные конфеты, которыми бросались в Ринго – он был тем, кто сказал, что они ему нравятся, чтобы подготовить сцену к выходу следующих артистов».
Дез Хенли (Des Henly): «Я всегда буду помнить тот день, когда я встретился с «Битлз». Это было жарким летним вечером 22 июля 1963 года. В то время мы с Марио, его братом Ремо и барабанщиком Бобом Дейвисом сформировали группу, известную как «Айвис» (The Iveys). В тот вечер мы выступали на концерте в нескольких милях от города в Брент-Кнолле в школе для девочек «Россхолм». После окончания концерта мы отправились в обратный путь в Уэстон. Я ехал на своем мотоцикле «Триумф Тайгер Каб» с Бобом за спиной. Ремо со своим братом ехал на мотороллере «Веспа». Всем нашим оборудованием заправлял отец Марио, и оно разместилось на заднем сиденье его «Ровера 90». Мы тогда только начинали!
Приехав в Уэстон, мы были удивлены, увидев тысячи сильно возбужденных людей, окруживших кинотеатр «Одеон». Затем пришло осознание, что в городе «Битлз» и они только что выступили на своем первом вечере из продолжительной недельной серии концертов в «Одеоне». Несмотря на то, что в 1963-м они были самой значительной группой, они еще не достигли тех невиданных высот, которые были им предназначены – отсюда их концерты в течение недели в Уэстон-сьюпер-Мер!
По толпе было очевидно, что «Битлз» еще не покинули «Одеон», поэтому мы припарковались (тогда это было сделать гораздо легче, чем сейчас), чтобы насладиться этим моментом. Через пять минут галдеж собравшейся толпы превратился в рев, когда белый автофургон «Теймз» припарковался задом к выходу напротив паба «Бристол и Эксетер». «Битлз» были у самого выхода из здания!
За рулем был их давний друг и водитель Нил Аспинал. Он осторожно сдавал задним ходом сквозь толпу, стараясь подъехать так, чтобы «Битлз» смогли запрыгнуть в его заднюю дверь сразу из служебного входа. Этот непростой маневр взбудоражил толпу. «Потрясающая четверка» проскочила через выход и нырнула в автофургон, найдя при этом время на улыбки и приветственные взмахи своим поклонникам.
Задняя дверь захлопнулась, и они умчались. Мы запрыгнули на свои байки, последовав за ними по горячим следам, но вскоре поняли, что безнадежно их потеряли, безрезультатно двигаясь по кругу.
На нашем втором круге в направлении Уэдхэм-Стрит мы увидели остановившийся автофургон. Должно быть, они видели, как мы последовали за ними, так как одна из задних дверей открылась, и в ней появилась голова Джорджа, и он спросил меня своим характерным ливерпульским акцентом: «Вы можете подсказать, как проехать до отеля Королевская пристань?». Стараясь не показать свое волнение этой неожиданной встречей, я ответил: «Конечно, следуйте за нами».
Мы отправились со следующими за нами «Битлз», добрались до отеля и, пользуясь предоставленным случаем, зашли с ними вовнутрь. Однако, стоя с ними возле стойки регистрации, мы почувствовали себя немного неловко, не зная, что делать дальше. Мы повернулис к ним и попрощались. Джон Леннон посмотрел на нас… «Большое спасибо, парни. Доброй ночи!». Все еще испытывая волнение, я подумал, что наше «битловское приключение» подошло к концу, но это было только начало!».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Уэстон-сьюпер-Мер (Odeon Cinema, Weston-super-Mare).
24 июля 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), 18-я неделя в «Первой десятке» (UK New Musical Express)».

Брайан С. Янг: «26 июня 1963 «Битлз» выпустили мини-альбом под названием «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Весьма примечателен тот факт, что в июле того года в британских чартах присутствовали целых три версии этой песни: группы «Брайан Пул и Тремилос» (Brian Poole and the Tremelos») на 7 месте, «Битлз» на 13 месте и «Братья Айсли» (Isley Brothers) на 22 месте. Пластинка, записанная «Битлз», стала первым британским мини-альбомом в истории, попавшим в американский список «Первой десятки» – 24 июля она поднялась до 8 места».
Сандра Блэйкин (Sandra Blaken): «В среду утром [24 июля 1963] мы с Джойс отправились в Уэстон. Узнали, в каком отеле остановились «Битлз». Во второй половине дня пошли в отель «Королевская пристань» (Royal Pier). Получили автографы Пола, Фреда [Мэрсдена] и Леса Чедвика. Вышли Джерри [Мэрсден], Джон и Джордж, они спешили, но удалось получить автограф Джерри.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


У меня была фотокамера, и я сделала несколько снимков, где они сидели за рулем – Джон в большом белом автофургоне, а Джордж в своем темно-зеленом «Яге» (Ягуаре)».
Сандра Блэйкин: «Мы выяснили, в каком номере остановились «Битлз», дождались, когда они ушли, а швейцара не было у входа, и вошли вовнутрь, дождавшись этого момента. Парень, дежуривший у двери, ушел к автомобилю, поэтому мы, примерно шесть человек, поднялись туда. Фред сказал нам, что спальня «Битлз» под номером 49. Открыли дверь, вошли, внутри никого, платяной шкаф открыт. Открытая Библия на одной из двух кроватей. Письмо Джорджу на туалетном столике и обложка пластинки с именем Джона в платяном шкафу. Должно быть, это спальня Джона и Джорджа. Платяной шкаф был открыт, и я увидела в нем все эти новые белые хлопчатобумажные трусы с этикетками. Мой приятель взял конверт от пластинки, а взяла одну из этих этикеток. Это была большая бирка с одной из пачки трусов «Волси Коттон»! А потом нас выгнал менеджер. Чуть не попали в полицию, так как проникли в спальню».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Уэстон-сьюпер-Мер (Odeon Cinema, Weston-super-Mare). Третье из шести выступлений в этом зале».
Из дневника Сандры Блэйкин: «Пошли на концерт (на второе выступление) – потрясающе!!! Они нас узнали, особенно Пол с Фредом».
Дез Хенли (Des Henly): «В один из вечеров «Битлз» выскочили из назначенного выхода, где мы их ожидали, а автофургон не появился. Мы оказались на тротуаре с «Потрясающей четверкой» и тысячами вопящих поклонников, находящихся за углом и ожидавших их появления! В любую секунду можно было ждать крика «Вот они!» с последующим за этим засасыванием в пучину.
Джордж произнес, как мне показалось, что-то вроде: «надо найти машину». Так вышло, что неделей ранее Джордж приобрел себе «Марк 10 Джэг» (Mark 10 Jag) в гараже «Виктория» (Victoria Garage), который в то время располагался прямо напротив того выхода, что был выбран на тот вечер».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Дез Хенли (Des Henly): «У одного из участников моей группы – Майка Миллингтона, были ключи от гаража «Виктория» (он там работал механиком). Мы все побежали через зеленые насаждения к входу в гараж. По дороге Джон Леннон упал, изрыгая проклятья, я помог ему подняться, и мы продолжили бег, по-настоящему боясь быть замеченными в любой момент толпой. Мы вошли в гараж, Майк подвел группу к автомобилю Джорджа. Все они выглядели озадаченными. Джордж спросил: «что, черт возьми, мы здесь делаем?». Я ответил: «Ты сказал, надо найти машину». Джордж: «Я сказал такси (cab), а не машину (car)!». Блин! Мы с четверкой «Битлз», все еще одетых в свои классические сценические костюмы, стоим в плохо освещенном гараже в Уэстон-сьюпер-Мер в десять тридцать вечера – это было нереально! Они все запрыгнули в машину Джорджа, и мы сопроводили их домой в целости и сохранности. Будучи за кулисами с ними в течение следующих четырех вечеров, у нас было много разговоров».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Интервью Алану Смиту в лондонском отеле «Вашингтон».
29 июля 1963 г.

Алан Смит (журналист газеты «Новый музыкальный экспресс»): «По шаткой деревянной лестнице, над водосточными трубами, мимо огромных дымовых труб роскошного лондонского отеля «Вашингтон», я полез вместе с «Битлз» на крышу. Внизу, с головокружительной высоты, мельтешило уличное движение. «После вас!» - засмеялся Пол Маккартни, указывая на зияющую пустоту, простирающуюся вниз на улицу.
Он пошутил (я надеюсь). Здесь было 80 футов высоты! Но Пол, как правило, всегда такой – вежливый, и при этом веселый! Известность его не изменила. «Если уж на то пошло», - сказал он мне, - «все люди разные».
«Это не так просто объяснить, но когда я встретился с некоторыми из моих старых приятелей, они, как мне показалось, не были прежними. Их отношение ко мне изменилось. Возможно, что они решили, что мы все стали важными, когда вошли в чарты, не знаю. Но они сильно ошибаются».
Мы достигли вершины лестницы, и «Битлз» встали напротив нескольких дымовых труб, дожидаясь запыхавшегося фотографа.
«Заметьте», - произнес Пол, - «я никого не осуждаю. Я полагаю, что люди не могут отказаться от убеждения, что мы изменились. Это естественная реакция». Есть много того, что не известно о Поле, который первый в нашей серии «Битл крупным планом», рассказывающей о его ранних днях в качестве гитариста, его семейной жизни, и начале его совместной деятельности с Джоном Ленноном.
«Мое начало было не очень впечатляющим», — сказал он мне. – «Первая гитара появилась у меня, когда мне было 15 лет, и я просто убивал с ней время, в той или иной степени, но со временем, все же, я стал проявлять к ней больший интерес. Мне было все те же 15 лет, когда я встретился с Джоном Ленноном на сельском празнике в Вултоне, в Ливерпуле. Он играл с парой своих приятелей, и я спросил, могу ли я к ним присоединиться. Вот так все и началось, вообще-то. Полагаю, что мы просто двигались вперед, все больше набирая силу – Джон, я, Джордж и еще один парень по имени Пит Бест, который сейчас в другой группе.
Вы и подумать не могли бы, какие названия у нас были: «Джонни [Джон Леннон] и лунные псы», «Кворримен» и «Радуги». Последнее название появилось потому, что все мы были одеты в рубашки разного цвета, а другие нам были не по карману! Потом кто-то решил назвать нас «Долговязый Джон Силвер и восемь реалов» (Long John Silver and the Pieces Of Eight)! Мы это не приняли, но на некоторое время остановились на «Серебряных жуках». А затем стали просто «Битлз».
Думаю, что это чистая случайность, что я встретился с Джоном. Дело в том, что моя мать была участковой медсестрой до того, как умерла, когда мне было 14, и из-за ее работы мы время от времени переезжали с места на место. Один переезд и свел меня с Джоном. С тех пор по моему предположению мы с Джоном написали около ста песен, включая «Ко мне неблагосклонна» (Bad To Me) для Билли Дж. Крэмера (прим. – сингл с одноименной песней вышел у Билли Дж. Крэмера 26 июля). Потрясающе, что все так хорошо сложилось, не так ли?».
Пол приехал из Аллертона, типичном пригороде Ливерпуля, где его отец все еще работает продавцом хлопка. Он учился в школе «Ливерпульский институт», и получил аттестат зрелости перед отъездом.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Я решил, что хотел бы пойти в художественный колледж, если бы в шоу бизнесе мы провалились», - сказал он. «Я получил свидетельство об образовании в искусстве, и все еще очень интересуюсь этим предметом. Во время гастролей я часто делаю наброски, когда не пишу песни или не катаюсь на картинге! Сейчас это мое большое увлечение – картинг. Мы недавно им занимались, и теперь я подумываю, чтобы заняться им всерьез. В остальном, на самом деле я не интересуюсь спортом, за исключением плавания. Но это только в жаркие дни, не так ли? Это действительно освежает».
Как остальные Битлы ладят с Полом? «О, прекрасно», - засмеялись они, когда мы выстроились напротив общего дымохода. «Он не сильно изменился, если что. Он все тот же самый старина-умник (old big-‘ead), которого мы все знаем и любим!».
«Забавные привычки?» - спросил Джон. – «Я скажу! Вы знали, что он спит с открытыми глазами? Мы наблюдали за ним, когда он дремал, и видели белки его глаз. И он нам не поверил, когда мы ему рассказали об этом. Он хороший парень, на самом деле. У нас не особо много проблем из-за него, разве что он становится слегка беспокойным во время еды. Он всегда покладистый, когда мы ему приказываем, потому что знает, что если он этого не сделает, то мы не поведем его на прогулку на его цепочке!».
Пол воспринимает все это с присущим ему хорошим чувством юмора. «Остается только посмеяться, не так ли? Если в этой жизни не жить с чувством юмора, то скоро вас все достанет. Это то, как я на все это смотрю, так или иначе. Знаете, иногда я чувствую себя так, что ничего не было бы лучше, чем вернуться к тому, чем мы занимались год назад. Просто играть в «Пещере» и других местах в окрестностях Ливерпуля. Полагаю, что остальные парни время от времени тоже испытывают такие же чувства. Такое чувство, как если бы вы хотели повернуть время вспять. Хотя, это всего лишь мимолетное настроение. В последнее время, большую часть времени мы жили на седьмом небе. Все происходило для нас как надо! Нет, я не приобрел себе ничего особенного с тех пор, как все случилось. Может, я смогу приобрести кинокамеру – и тогда парни смогут снять на пленку, когда я дремлю, и я смогу узнать, действительно ли я сполю с открытыми глазами!».
прим. - статья Алана Смита будет опубликована 9 августа на 10-й странице «Нового Музыкального Экспресса».
Анкеты, заполненные битлами для еженедельника «Новый Музыкальный Экспресс»:

Настоящее имя: Джон Леннон;
Дата рождения: 9 октября 1940 г.;
Место рождения: Ливерпуль;
Рост: 180,3 см;
Вес: 72 кг;
Цвет глаз: карие;
Цвет волос: каштановые;
Братья, сестры: нет;
На каких инструментах играет: ритм-гитара, губная гармоника, перкуссионные, фортепьяно;
Образование: средняя школа, художественный колледж;
С какого возраста в шоу-бизнесе: с 20 лет;
Прежнее занятие: учащийся;
Хобби: сочинение песен, поэм и пьес; девушки, живопись, ТВ, общение с людьми;
Любимые певцы: «Ширеллиз», «Миреклз», Чак Джексон, Бин E. Kинг;
Любимые актеры: Роберт Митчем, Питер Селлерс;
Любимые актрисы: Джульет Грейс, Софи Лорен;
Любимые блюда: тушеное мясо под соусом «кэрри» и студень;
Любимые напитки: виски и чай;
Любимая одежда: сомбреро;
Любимый ансамбль: «Куинси Джонс»;
Любимый инструменталист: Сонни Терри;
Любимые композиторы: Лютер Диксон;
Что любит: блондинок и кожаные куртки;
Что не любит: тупиц;
Предпочтения в музыке: ритм-энд-блюз, госпелз;
Личные стремления: написать мюзикл;
Профессиональные стремления: стать богатым и знаме¬нитым;

Настоящее имя: Пол Маккартни;
Дата рождения: 18 июня 1942 г.;
Место рождения: Ливерпуль;
Рост: 180,3 см;
Вес: 72 кг;
Цвет глаз: ореховые;
Цвет волос: черные;
Братья, сестры: Майк;
На каких инструментах играет: бас-гитара, ударные, фортепьяно, банджо;
Образование: средняя школа;
С какого возраста в шоу-бизнесе: с 18 лет;
Прежнее занятие: учащийся;
Хобби: девушки, сочинение песен, люблю поспать;
Любимые певцы: Бен И. Кинг, Литл Ричард, Чак Джексон;
Любимые актеры: Ларри Уильямс, Марлон Брандо, Тони Перкинс;
Любимые актрисы: Бриджит Бордо, Джульет Грейс;
Любимые блюда: цыпленок табака;
Любимые напитки: молоко;
Любимая одежда: замшевый костюм;
Любимый ансамбль: «Билли Коттон»;
Любимый инструменталист: нет;
Любимые композиторы: Гоффин и Кинг;
Что любит: музыку, ТВ;
Что не любит: бриться;
Предпочтения в музыке: ритм-энд-блюз, современный джаз;
Личные стремления: увидеть свой портрет в журнале «Денди»;
Профессиональные стремления: популяризировать наш стиль в музыке;

Настоящее имя: Джордж Харрисон;
Дата рождения: 25 февраля 1943 г.;
Место рождения: Ливерпуль;
Рост: 180,3 см;
Вес: 64 кг;
Цвет глаз: темно-карие;
Цвет волос: каштановые;
Братья, сестры: Луиза, Питер, Гарри;
На каких инструментах играет: гитара, фортепиано, ударные;
Образование: средняя школа;
С какого возраста в шоу-бизнесе: с 17 лет;
Прежнее занятие: учащийся;
Хобби: вождение машины, грампластинки, девушки;
Любимые певцы: Литл Ричард, Эйра Китт;
Любимые актеры: Вик Морроу;
Любимые актрисы: Бриджит Бордо;
Любимые блюда: отбивная баранина, чипсы;
Любимые напитки: чай;
Любимая одежда: все равно;
Любимый ансамбль: «Дуани Эдди»;
Любимый инструменталист: Чет Аткинс;
Любимые композиторы: нет;
Что любит: водить машину;
Что не любит: стричься;
Предпочтения в музыке: акустическая гитара, кантри-энд-вестерн;
Личные стремления: сконструировать гитару;
Профессиональные стремления: чтобы осуществились надежды всей группы;

Настоящее имя: Ричард Старки;
Дата рождения: 7 июля 1940 г.;
Место рождения: Ливерпуль;
Рост: 172,7 см;
Вес: 61 кг;
Цвет глаз: голубые;
Цвет волос: темно-каштановые;
Братья, сестры: нет;
На каких инструментах играет: ударные, гитара;
Образование: средняя школа, технический колледж;
С какого возраста в шоу-бизнесе: с 18 лет;
Прежнее занятие: механик;
Хобби: вождение машины ночью; люблю поспать и посмотреть вестерны;
Любимые певцы: Брук Бентон, Сэм «Молния» Хопкинс;
Любимые актеры: Пол Ньюман, Джек Пейлэнс;
Любимые актрисы: Бриджит Бордо;
Любимые блюда: бифштекс;
Любимые напитки: виски;
Любимая одежда: костюм;
Любимый ансамбль: «Артур Лаймен»;
Любимый инструменталист: нет;
Любимые композиторы: Берт Бачарач, Маккартни и Леннон;
Что любит: гоночные автомобили;
Что не любит: лук и утенка Дональда;
Предпочтения в музыке: кантри-энд-вестерн, ритм-энд-блюз;
Личные стремления: стать счастливым;
Профессиональные стремления: достичь вершины;

Хантер Дэвис: «Джон Леннон заполняя вопросник, присланный ему поклонницей по имени Линда, перечислил некоторые из своих пристрастий, вполне невинных. Несколько месяцев группу забрасывали желей¬ными конфетками, после того, как один из них неосторожно признался в подобного рода анкете, что они обожают такие конфетки. В ответ на вопрос «Вы женаты или нет?» он ставит галочку без уточнений, давая таким образом понять, что у него нет времени на свидания, - конечно же нет.
Заполненный вопросник для Линды, июль 1963:
Вот список. Пожалуйста, заполните его (спасибо, Линда хх)
1. ЛЮБИМЫЕ:
ЕДА - КУКУРУЗНЫЕ ХЛОПЬЯ, ЖЕЛЕ;
НАПИТОК – ЧАЙ;
ДЕНЬ НЕДЕЛИ – СУББОТА (ДЕНЬ ЗАРПЛАТЫ);
ВРЕМЯ ГОДА – ЛЕТО;
ЗАРУБЕЖНАЯ СТРАНА – ФРАНЦИЯ;
ЦВЕТ – ЧЕРНЫЙ;
АКТЕР – БРАНДО;
АКТРИСА – ГРЕКО;
ПЕВЕЦ – ЭЛВИС;
ПЕВИЦА — МЭРИ УЭЛЛС;
2. ВАМ НРАВИТСЯ (ПОЖАЛУЙСТА, ВСТАВЬТЕ «ДА» ИЛИ «НЕТ») ГАЛОЧКА ЗНАЧИТ «ДА»:
3. ЧАЙ? V 2. КОФЕ? V 3. МОЛОКО? V
4. ПИВО? V 5. ВИСКИ? V 6. ВОДА? V
5. ЗАПЕЧЕННЫЕ БОБЫ? V 8. СПАГЕТТИ? V
6. ЯИЧНИЦА? V 10. ВАРЕНЫЕ ЯЙЦА? V
7. СЫР? V 12. ДЖЕМ? V
8. БУТЕРБРОДЫ С МАСЛОМ? V 14. СЛИВКИ? V
9. БЛОНДИНКИ? V 16. БРЮНЕТКИ? V
10. РЫЖИЕ? V 18. ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ? V
11. КОРОТКИЕ ВОЛОСЫ? V
12. ДЕВУШКИ В ОЧКАХ? V
13. ДЕВУШКИ БЕЗ ОЧКОВ? V
14. ЕЗДИТЬ НА МАШИНЕ? V
15. ЕЗДИТЬ В АВТОБУСЕ? X
16. ЕЗДИТЬ НА МОТОЦИКЛЕ? X
17. ВЫ ЖЕНАТЫ ИЛИ НЕТ? V
ЕСЛИ НЕ ЖЕНАТЫ, ЕСТЬ ЛИ ВРЕМЯ НА ВСТРЕЧИ С ДЕВУШКАМИ? HEТ
НРАВИТСЯ ЛИ ВАМ ЖИЗНЬ В ЦЕЛОМ? ДА-А!

В некоторых интернет-источниках указывается также, что в этот день состоялась фотосессия с Марком Шарраттом (Marc Sharratt). До этого он фотографировал «Битлз» 16 марта 1963.

Запись песен Please Mister Postman и It Won’t Be Long
30 июля 1963 г.

«В Великобритании выходит в свет сингл Томми Куикли (Tommy Quickly) с песней Леннона-Маккартни «Кончик моего языка» (Tip Of My Tongue)».
Сами «Битлз» записали эту песню 26 ноября 1962.
Бэрри Майлз: «10.00 – 13.30. Студия Эбби-Роуд. Запись песен «Пожалуйста, господин почтальон» (Please Mister Postman) и «Еще не долго» (It Won’t Be Long)».
«Продюсер: Джордж Мартин; звукорежиссер: Норман Смит; 2-й звукорежиссер: Ричард Лэнгхэм».
Пол: «Песня «Пожалуйста, господин почтальон» — это влияние [группы] «Марвелетс», которые сделали оригинальную версию этой песни. Идея пришла от наших поклонников, которые писали: «ПОЖАЛУЙСТА, мистер ПОЧТАЛЬОН» на обороте конвертов. «Почтальонушка, не замедляй, будь как «Битлз» и давай, мужик, давай!». Вот как-то так».
«The Marvelettes» — американская женская вокальная группа 1960-х годов, с песней «Пожалуйста, господин почтальон» достигшая первого места в американском национальном чарте. Выпускалась на лейбле звукозаписи «Мотаун».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Группа «Битлз» включила эту песню в свой живой репертуар ещё в 1962 году, однако, ко времени записи второго альбома группы она уже выпала из их привычного репертуара, поэтому потребовала довольно значительной студийной работы. Для своей версии участники группы несколько изменили текст песни (так как в оригинале он ведётся от женского лица)».
Марк Льюиссон: «Окончательным вариантом песни стало наложение дубля 9 на дубль 7. Голос Джона был записан дважды, одна запись наложена на другую».
Джон: «Тогда мы открыли для себя двойное наложение [звука]. Когда я обнаружил это для себя, то начал использовать это на каждой дорожке. Он [Джордж Мартин] умолял меня: «Ну, давай оставим хотя бы одну песню…», но я был непреклонен!».
Марк Льюиссон: «Песня «Еще не долго» (It Won’t Be Long) стала первой оригинальной композицией, записанной для второго альбома».
Бэрри Майлз: «Авторство песни указано как Леннон-Маккартни, однако основным её автором был Джон Леннон (Маккартни лишь немного помог с текстом и аранжировкой)».
Джон: «Я сочинил эту песню для нашего второго альбома».
Пол: «Это была оригинальная идея Джона, но написана нами совместно».
Джон: «Средний класс начал нас слушать только после того, как какой-то парень в Лондонской «Таймс» сказал, что мы включили «эолийские каденции» в песню «Еще не долго», такую же, как в одной симфонии Маллера. До сих пор не имею понятия, что это за чертовщина. С этого и началась вся эта интеллектуальная ерунда вокруг Битлз».
прим. — На самом деле критик Уильям Мэнн сказал это о другой песне с этого же альбома — «Не во второй раз» (Not a Second Time).
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Припев песни основан на игре слов be long (длиться долго) и belong (принадлежать, быть с кем-то)».
Бэрри Майлз: «Маккартни сравнивал это с игрой слов из песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Пол в школе увлекался литературой, играми со словами, ономатопоэтикой. Джон уроки литературы не любил, но был начитанным, поэтому разделял это увлечение».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «Как и в случае с синглом «Она любит тебя» (She Loves You), за¬писанным месяцем раньше, песня Леннона «Еще не долго» строилась на подпевке «йе-йе».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Для песни характерны ранние особенности творчества «Битлз», такие как подпевки «йе-йе», «переклички» между соло-вокалистом и бэк-вокалистами, а также гаммо-подобные гитарные риффы. Ещё одна особенность — окончание (похожее на таковое в песне ««Она любит тебя»», записанной незадолго до этого), при котором музыка довольно неожиданно прерывается, давая Леннону возможность продемонстрировать короткую сольную вокальную импровизацию прежде чем песня закончится на большом мажорном септаккорде».

Джон Робертсон (музыкальный критик): «Два сингла с использованием одного и того же приема? Как объясняют музыковеды, эта песня начинается с фразы, оканчивающейся на первой доле третьего такта. Композитор, придерживающийся традиционных взглядов, стремился бы к четырехтактовому разделу и продолжил бы фразу тремя четвертными паузами, завершив все тактом паузы. А Леннон оставляет фразу трехтактовой и начинает ее повтор на второй доле четвертого такта».
Стивен Нолтон: «Это невероятно сложная композиция, но в ней барабаны удачно соответствуют всем переменам по ходу песни».

It won’t be long yeh, yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, Еще не долго, да, да,
Till I belong to you. Когда я буду принадлежать тебе.

Ev’ry night when ev’rybody has fun, Каждый вечер, когда все веселятся,
Here am I sitting all on my own. Я сижу совсем один.
It won’t be long yeh, yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
Till I belong to you. Когда я буду принадлежать тебе.

Since you left me I’m so alone, С тех пор, как ты оставила меня, мне так одиноко,
Now you’re coming, you’re coming home, Но теперь ты возвращаешься, ты возвращаешься домой
I’ll be good like I know I should, Я буду хорошим, каким, как я знаю, мне и следует быть,
You’re coming home, you’re coming home. Ты возвращаешься, ты возвращаешься домой.
Ev’ry night the tears come down from my eyes, Каждую ночь слезы льются из моих глаз,
Ev’ry day I’ve done nothing but cry. Каждый день я только и делал, что плакал.
It won’t be long yeh, yeh, yeh, yeh. Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, yeh, Еще не долго, да, да, да,
It won’t be long yeh, yeh, Еще не долго, да, да,
Till I belong to you. Когда я буду принадлежать тебе.

Марк Льюиссон: «В первой половине дня было записано 10 дублей этой песни, во второй будет записано еще 7. После ещё пять, пронумерованных 18 — 23. В альбом войдет комбинация 17-го и 21-го, которые будут сведёны вместе 21 августа».
Бэрри Майлз: «Лондонский театр «Плейхаус» (Playhouse Theatre). Две записи для радиостанции «Би-Би-Си» в программе «Ценитель современной музыки» (Light Programme): интервью с Филом Тейтом (Phil Tate) для рубрики «Разговор о поп-музыке» (Pop Chat) в рамках передачи «Поп-музыка без остановки» (Non Stop Pop) и сессия для передачи «Субботний клуб» (Saturday Club), во время которой они записали следующие песни: «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), «Она любит тебя» (She Loves You), «Я совершенно счастлив» (Glad All Over), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Ты взяла меня в плен» (You Really Got A Hold On Me) и «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You)».

Интервью «Битлз» для программы «Би-Би-Си» - «Разговор о поп-музыке»:
Фил Тейт: Гости этой недели в программе «Разговор о поп-музыке» - «Битлз»: Джон, Пол, Джордж, Ринго. Давайте начнем с вас, Ринго. Все знают, что «Битлз» - ливерпульская группа, но родились ли вы действительно в Ливерпуле?
Ринго: Да, все.
Фил Тейт: И у вас у всех есть свои дома в Ливерпуле, или вы планируете переехать в Лондон, или еще куда-нибудь?
Ринго: Не думаю, что кто-нибудь из нас переедет. В Лондоне у нас должна быть своя база, потому как мы здесь живем чаще, чем в Ливерпуле. Но мы не собираемся переезжать.
Фил Тейт: Джон, теперь поговорим о тебе. В последнее время ты много сочинял. Вы всегда работаете как команда?
Джон: В основном, да. Все наши лучшие песни — те вещи, которые все хотят услышать, - они были написаны в соавторстве.
Фил Тейт: Пишите ли вы слова и музыку вместе, или же кто-то один из вас пишет тексты?
Джон: Да, но… Иногда, половина слов пишу я, а он заканчивает. На самом деле, мы пишем тексты вместе.
Фил Тейт: Так вы написали вашу новую запись?
Джон: Ээ… ты имеешь ввиду «Она любит тебя»? Да.
Пол: Да.
Джон: На самом деле, мы сочиняли эту песню два дня, прежде чем записать ее.
Пол: Мы сочинили ее в номере отеля в Ньюкасле.
Фил Тейт: Тогда я задам вопрос одного из ваших поклонников. Откуда у вас такие ни на кого не похожие прически?
Джордж: Ну, гм… Не думаю, что кто-то из нас принимал ванну и изобрел вот такую вот прическу, мы всегда носили длинные волосы. Пол и Джон ездили в Париж и вернулись уже с этими прическами – как-то так. А я принял ванну и сделал себе такую же.
Фил Тейт: Еще один поклонник хочет знать, остается ли у вас время на личную жизнь. Я хочу сказать - что если вы куда-нибудь идете с девушкой, то трудно быть не узнанным, Пол?
Пол: Ух, не знаю… приходится уносить ноги.
Фил Тейт: Теперь, Джон, я знаю, что сейчас ты занимаешься только одной музыкой. Но если бы у тебя было свободное время, - то чем бы ты занялся, может быть каким-то спортом?
Джон: Ну, я бы не назвал нас поклонниками спорта, знаешь ли. Единственное, что нас привлекает - это плаванье. Мы не считаем это спортом, но… а вот хобби - это сочинение песен.
beatlesbible.com: «Трансляция этого интервью состоится 30 августа с 17.00. Трансляция записи для передачи «Субботний клуб» состоится 24 августа с 10.00».

Бэрри Майлз: «С17.00 до 17.29 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует седьмую часть программы «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 10 июля 1963».

Бэрри Майлз: «17.00 – 23.00. Студия Эбби-Роуд. Запись песен «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Еще не долго» (It Won’t Be Long) и «Всю мою любовь» (All My Loving)».

«Вторая сессия в студии 2 на Эбби-Роуд началась с работы над песней «Деньги (Это все, что мне нужно)», (Money (That’s What I Want)). «Битлз» записали эту песню во время сессии 18 июля, но в этот день Джордж Мартин сделал наложение фортепианных аккордов, которые сам же и исполнил. Было сделано 7 дублей.
«Пока не появилась ты» была еще одной песней, запись которой началась 18 июля. В этот день «Битлз» записали дубли с 4-го по 8-й, последний из которых был признан лучшим.
Затем было записано пять дублей песни «Перевернись, Бетховен» с ведущим вокалом Джорджа Харрисона. После этого было сделано два наложения, но использовано было только одно из них. Затем была отредактирована часть, содержащая финальный гитарный аккорд».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «Еще до образования «Битлз» Леннон, Мак¬картни и Харрисон исполняли эту популяр¬ную рок-н-ролльную композицию Чака Бер¬ри 1956 г. Если раньше вокал исполнял Джон, то с 1961 г. - Джордж, что не вызывало проблем в студии, где соло-гитара накладывалась позже, однако подобное было трудно осуществить на сцене».
Джордж: «Во времена «Битлз» у меня была настоящая паранойя, я страшно нервничал, и это мешало мне петь».
Алан Клейсон (журналист): «Тем не менее, песня «Перевернись, Бетховен», исполненная Джорджем более гладко, чем это получалось у Леннона, была выпущена на сингле и стала хитом во многих зарубежных странах».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «В первой своей студийной записи этой чисто американской рок-композиции, «Битлз», несмотря на свое рок-н-ролльное прошлое, звучат несколько странно: темп ускорен до такой степени, что Джордж едва успевает проговаривать слова».
Стивен Нолтон (музыкальный критик): «Песня «Перевернись, Бетховен» звучит еще круче, чем версия Чака Берри (чему, кроме прочего, способствовало изменение тональности и ускорение темпа)».
«Далее была завершена запись песни «Это не займёт много времени». Попытки записать ее на пленку во время утренней сессии были признаны неудачными. «Битлз» записали еще семь дублей, пронумерованных с 11 по 17, и шесть отредактированных фрагментов (18-23).
Последней, записанной в этот день, стала песня Пола Маккартни «Всю мою любовь».
Джон: «Это песня Пола, к сожалению. Потому что это чертовски хорошая работа. Одна из его первых больших удач. А я играю довольно средненькую гитарную партию фоном».
Пол: «Да, я написал это один. Иногда я брал в руки гитару, иногда садился за фортепиано. От инструмента зависело то, что я пишу. Каждый раз это бывало по-новому. Песня «Всю мою любовь» родилась из стихов, которые лишь потом я положил на музыку. Это было впервые, когда у меня сначала были слова, а не музыка. Я написал слова в автобусе на гастролях, а когда уже приехали – получилась мелодия. В первый раз я работал вот так, наоборот».
Йен Макдональд: «Текст песни представляет собой как бы письмо, следуя в этом модели, уже использованной группой в песне «Посриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You)».
Из интервью Марка Льюиссона с Полом Маккартни:
Марк Льюиссон: Я всегда считал ее ва¬шей первой по-настоящему большой удачей.
Пол: Знаете, первым человеком, на которого она произвела впечатление, оказался диск-жокей Дэвид Джейкобз, хипповый парень. Он разбирался в поп-музыке. Настоящий эксперт, особенно если учесть, что он принадлежал к старшему поколению. Я помню, как во время своей радиопередачи он выделил эту песню, и с этого момента она стала пользоваться большой популярностью. Я и сам ее по-другому услышал. А раньше воспринимал просто как один из номеров альбома. Но когда Дэвид передал ее в своей радиопрограмме и ее узнали миллионы слушателей Би-Би-Си, я подумал: «Ух ты! Это действительно замечательная песня!» Она мне всегда нравилась. Это, кажется, было впервые, когда я написал слова без мелодии. Я их придумал в нашем фургоне во время гастролей с Роем Орбисоном. Мы тогда много сочиняли. А потом, когда мы добрались до места, где должны были выступать, я нашел пианино и придумал музыку. Так я сочинял в первый раз.

Close your eyes and I’ll kiss you, Закрой свои глаза, и я поцелую тебя,
Tomorrow I’ll miss you, Завтра я буду скучать по тебе,
Remember I’ll always be true, Помни, что я всегда буду тебе верен,
And then while I’m away, И когда я буду далеко,
I’ll write home every day, Я буду писать домой каждый день,
And I’ll send all my loving to you И буду посылать тебе всю мою любовь.

I’ll pretend I am kissing, Я буду представлять, как целую,
The lips I am missing, Эти губы, которых мне так не хватает,
And hope that my dreams will come true, И надеюсь, что мои мечты сбудутся,
And then while I’m away, И когда я буду далеко,
I’ll write home every day, Я буду писать домой каждый день,
And I’ll send all my loving to you И буду посылать тебе всю мою любовь.

All my loving, I will send to you. Всю мою любовь я пошлю тебе
All my loving, darling, I’ll be true. Всю мою любовь, дорогая, я буду верен.
«Записанные дубли были пронумерованы как 1-14, хотя дубля 5 не было. Из них первые 11 дублей включали в себя исполнение песни, а 12-14 были наложениями. В альбом войдет смешение дублей 11 и 14».
Марк Льюиссон: «Микширование моно-версии будет осуществлено 21 августа, а стерео-версии - 29 октября».

Запись на радио «Би-Би-Си» - Light Programme / Pop Go The Beatles (Playhouse Theatre, Manchester).
1 августа 1963 г.

Бэрри Майлз: «Театр «Плейхаус», Манчестер (Playhouse Theatre, Manchester). Запись еще двух частей для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель современной музыки» (Light Programme), в передаче «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles).
С 13.30 до 16.00 для 11-й части передачи были записаны следующие песни: «О, душа моя» (Oh My Soul), «Никогда не меняйся» (Don’t Ever Change), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Она любит тебя» (She Loves You), «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)) и «Порция ритм-энд-блюза» (A Shot Of Rhythm And Blues)».
«О, душа моя» (Oh My Soul) – песня из репертуара Литтл Ричарда 1958 г.
«Никогда не меняйся» (Don’t Ever Change) — песня, написанная Джерри Гоффином и Кэрол Кинг в 1961 году. Оригинальная версия песни, записанная группой «Крикетс» (The Crickets), достигла пятой позиции в чартах Великобритании летом 1962 года.
Бэрри Майлз: «Их гостями в 11-й части стала группа «Все звезды ритм-энд-блюза Сирила Дэвиса» (Cyril Davies’ Rhythm & Blues All-Stars) с Долговязым Джонон Болдри (прим. - Long John Baldry, Джон Уильям Болдри - британский блюзовый исполнитель).
С 16.00 до 18.00 в 12-й части их гостями была группа «Брайен Пул и Тремелос» (Brian Poole & The Tremeloes). Для этой части программы были записаны следующие песни: «От меня тебе» (From Me To You), «Я тебя добьюсь» (I’ll Get You), «Деньги (Это все, что мне нужно)» (Money (That’s What I Want)), «Есть место» (There’s A Place), «Нет, дорогая» (Honey Don’t) и «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven).
«Песню «Нет, дорогая» (Honey Don’t), написанную Карлом Перкинсом и выпущенную им в 1956 году, спел Джон Леннон, что вызывает к ней особый интерес. Когда группа запишет ее в 1964 году для альбома «Битлз на продажу», ее будет исполнять Ринго Старр.
Трансляция записи состоится 27 августа».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «В этот день вышел в свет первый номер журнала для поклонников группы «Битловская книга». Журнал формата А5 выходил раз в месяц, публикуя на своих страницах эксклюзивные фотографии группы, а также подробные (и некритичные) новости о их деятельности».
Энди Бабюк: «К лету 1963 года Брайену Эпстайну удалось извлечь выгоду из дальнейшего успеха «Битлз». Шон О’Махони (Sean O’Mahony), издатель журнала «Бит инструментал» (Beat Instrumental), увидя огромную популярность группы, обратился к Эпстайну с идеей издавать журнал, ориентированный исключительно на поклонников «Битлз» (прим. - 1 июня 1963 в парижской студии «Би-Би-Си» Брайен Эпстайн встретился с Шоном Махони и обсудил с ним возможность издания журнала).
Журнал «Бит инструментал» О’Махони начал издавать в мае. Он целиком был посвящен растущей популярности британской музыки, в центре внимания были музыкальные инструменты и оборудование. В связи с этим О’Махони было относительно несложно издавать журнал для поклонников «Битлз» (прим. - 13 июля редактор журнала и фотограф Лесли Брайс (Leslie Bryce) приехали в Маргит, и сделали ряд фотоснимков группы)».
Энди Бабюк: «Журнал «Битловская книга» начал издаваться в августе 1963 года под редакцией Шона О’Махони, подписывавшего свои статьи псевдонимом Джонни Дин (Johnny Dean)».
Редактор журнала Шон О’Махони (Sean O’Mahony), подписывающийся псевдонимом Джонни Дин (Johnny Dean); Тони Бэрроу (Tony Barrow), подписывающийся псевдонимом Фредерик Джеймс (Frederick James); Питер Джонс (Peter Jones), подписывающийся псевдонимом Билли Шеферд (Billy Shepherd); Фотограф Лесли Брайс (Leslie Bryce).
Джонни Дин (редактор журнала): «Первый номер журнала вышел из печати в августе 1963 года, а к его концу [в 1969 году] продажи возрастут до 300 000 экземпляров в месяц».
Энди Бабюк: «Журнал имел огромный успех, и не в последнюю очередь из-за того, что он публиковал для поклонников «Битлз» редкую уникальную информацию, поскольку у О’Махони был единственный в своем роде доступ присутствовать на сессиях записи группы, а также к некоторым событиям их частной жизни. О’Махони и его сотрудники стали частью внутреннего круга группы».
Тони Бэрроу: «Лето 1963 года также увидело запуск «Битловской книги», единственного санкционированного официально ежемесячного журнала, посвящённого всецело новостям и статьям о Джоне, Поле, Джордже и Ринго. Издатель и редактор Шон О’Махони заключил эксклюзивную сделку с Брайеном Эпстайном и мною. Эпстайн надеялся получить отчисления для ребят; я же был больше заинтересован в том, чтобы регулярно выходил журнал для поклонников, который я мог бы использовать в рекламных целях. С помощью сочетания профессиональной мудрости и явной удачи вкупе с небольшим предвидением, О’Махони превосходно подобрал время для выхода «Битловской книги». Через два месяца после первого выпуска в Британии вспыхнет битломания, и спрос публики сильно поднимет тиражи. Я считал «Битловскую книгу» чудесным способом для группы оставаться на связи с поклонниками без того, чтобы «НЕМС» раскошеливалась на какую-либо дополнительную печать для фан-клубов и почтовые расходы. Мои переговоры вертелись вокруг редакционного контроля и содержания, и я добился обещания от О’Махони, что у нас будет как минимум две страницы ближе к началу каждого выпуска для новых писем из фан-клубов. К тому времени мы основали национальную штаб-квартиру клуба поклонников над моим пресс-офисом в «Доме быта», 13, на Монмаут-Стрит. Шон согласился печатать этот адрес полностью каждый месяц вместе с данными коллектива. В ответ на его ценные услуги, «Битловской книге» был предоставлен регулярный доступ к Джону, Полу, Джорджу и Ринго, их фотографирование и интервью. Я предоставлял самую последнюю информацию о текущей и предстоящей деятельности группы, включая статьи с эксклюзивными новостями, когда это было возможно.
У нас установились превосходные долговременные рабочие отношения, и я нашёл Шона О’Махони весьма отзывчивым на все мои просьбы. Он также стал хорошим другом, и мы общались вместе, вчетвером с нашими супругами на различных обедах в нерабочее время, а также во время должностных обязанностей по бизнесу.
О’Махони тоже охотно принял политику только «хороших новостей» для «Битловской книги», в соответствии с чем он печатал лишь окрашенные в розовый цвет версии сомнительных историй о ребятах. Мы использовали его публикации, как платформу, с которой мы могли отрицать отвратительные слухи и прекращать безвкусные сплетни. Каждый месяц у нас были одна-две новостные страницы, которые мы использовали, по-крайней мере, в пропагандистских целях, публикуя те аспекты самых последних приключений группы, которые мы хотели по той или иной причине донести до поклонников.
В первом выпуске журнала мы напечатали краткие очерки о каждом из битлов. Джордж (соло-гитара): «Теперь, когда появились деньги, я могу потакать себе немного больше, чем раньше. Но я не особо много трачу. Я хотел бы купить большой дом где-нибудь в тихом месте, а пока я просто покупаю всё, что мне нравится в отношении одежды и записей». Джон (ритм-гитара): «Я должен когда-нибудь поставить на сцене мюзикл. Определённо. Это стало бы большим вызовом для меня, но я бы наслаждался этим». Пол (бас-гитара): «Для меня очень важно сочинение песен. У нас с Джоном хорошо с этим получается. Кажется, у нас нет недостатка в идеях». Ринго (ударные): «Я привил себе уверенность в отношении большинства вещей, связанных с игрой на ударных. Но моей главной целью является теперь быть способным сыграть всё что угодно, неважно левой или правой рукой. Это сложно, требует много практики, но это приходит».
На странице «Письма от битловских людей» (это название я придумал для поклонников группы) было опубликовано письмо от Кристин Кеттл из Суррея: «Я была рада узнать, что вы сегодня в «Субботнем клубе». Я была на кухне, когда услышала, как вы поёте «Перевернись, Бетховен». Я помчалась, чтобы сделать радио громче, споткнулась, потеряла свою туфлю и сломала ноготь на пальце ноги. Ваши автографы компенсировали бы мою травму».
Я добавил краткий очерк о Брайене Эпстайне («Брайен – спокоен, невозмутим и уверен в себе по натуре…») и Джордже Мартине («Запись групп позволяет ему очень тесно работать с артистами…»). Страница битловских новостей рапортовала, что ребятам понравилась их первая неделя в варьете в «Зимних садах» в Маргит, и «многие продюсеры фильмов предлагали сценарии менеджеру Брайену Эпстайну, так как они хотят включить эту британскую покоряющую хит-парады и собирающую толпы группу в свои новые художественные фильмы, чтобы придать им дополнительный толчок».
По взаимному согласию между Эпстайном и О’Махони, большая часть статей «Битловской книги» не содержала совсем или содержала мало рекламы, не считая родственных публикаций О’Махони и малого ранга «Немпикс» – глянцевые фотографии фанатов «Битлз» и других групп Эпстайна. Битлы и их менеджер решили, что фан-клуб должен действовать, как источник информации, а не рынок сбыта товаров, и эта политика распространилась на «Битловскую книгу».
Не все имена, которые появлялись в «Битловской книге», были настоящими. Шон О’Махони решил, что его редакторское имя должно быть Джонни Дин. Джонни не существовал, но являлся вымышленным именем Шона, который выполнял обе работы – ежемесячно сочиняя передовую статью, которая подписывалась «Джонни Дин» и периодически давая интервью прессе под этим именем. Я написал многочисленные статьи для этого журнала, включая несколько под своим собственным именем, а некоторые (по их просьбам) под индивидуальными именами битлов. В остальных я был Фредерик Джеймс, — мои собственные средние имена. Большая часть «Фан-клуб ньюслеттерс» подписывалась «Энн Коллингэм», которая также не существовала. Это имя скрыло растущую команду людей, в основном молодых девушек, которые работали на меня в качестве помощниц фан-клуба на Монмаут-Стрит. Главной причиной, по которой я побудил использование псевдонима «Коллингэм», было то, что пресс-офис и фан-клуб до марта 1964 года располагались по одному адресу и телефонному номеру (Ковент-гарден 2332), и это сильно упрощало всё, когда мы могли сразу же определить, в какой офис пытаются попасть люди. Если он спрашивали Энн, то они никогда не попадали в пресс-офис.
Мы – «ребята из задней комнаты» – были не единственными, использовавшими вымышленные имена, когда это было нужно для различных наших целей.
Этот журнал был очень успешным как в качестве рекламного средства, так и в качестве популярного источника новостей и статей о великолепной четвёрке. Первый выпуск стоил семь с половиной старых пенсов в 1963 году; почти 40 лет спустя последние выпуски стоили 3 фунта».
Редактировалось: 3 раза (Последний: 18 ноября 2015 в 10:59)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
Джонни Дин (редактор журнала): «Одним из ранних требований «Битлз» было то, что они не хотели, чтобы журнал слишком глубоко вторгался в их частную жизнь. И в самом деле, мы как можно дольше избегали публикации фотографий и информации об их подружках и, в случае Джона, о его жене. Но трудности нарастали очень быстро. Национальная пресса, в частности, например, газета «Дейли Миррор» со своими почти шестью миллионами подписчиков предлагала читателям статьи о подружках битлов и фотографии девушек, а мы – нет. Это было явно опрометчиво, поэтому нам пришлось изменить нашу политику и все-таки вторгнуться в личную жизнь битлов. Когда вы принимаете во внимание, что подобная информация почти ежедневно прочитывается миллионами людей, нет никакого смысла притворяться, что жен и подружек битлов не существует. И если ежедневная пресса могла постоянно топтаться в их гостиных, я не видел никакого вреда в том, чтобы вежливо постучаться к ним в парадную дверь».
Редакторская статья Джонни Дина, август 1963: «Привет! Я начинаю свою первую редакторскую колонку для «Битловской книги», думая о всех вас, тех, кто написал мне или самим «Битлз», потому что именно ваши письма более всего прочего помогли подарить Джорджу, Джону, Полу и Ринго их собственный ежемесячный журнал.
Я горжусь тем, что удостоился чести быть их редактором, так как я думаю, что они являются самым значительным явлением за всю историю Британской поп-музыки.
В этом первом номере журнала о каждом из ребят и их менеджере Брайене Эпстайне есть вводная, вступительная статья. Позднее мы будем по очереди публиковать полный рассказ о каждом их них. Но на это потребуется несколько номеров «Битловской книги».
Итак, в номере первом – некоторые из многих регулярных рубрик: НОВОСТИ ОТ ОФИЦИАЛЬНОГО БИТЛОВСКОГО КЛУБА ПОКЛОННИКОВ под редакцией Энн Калингем; БИТЛОВСКАЯ ПЕСНЯ ЭТОГО МЕСЯЦА; БИТЛОВСКИЕ НОВОСТИ; ПИСЬМА ПОКЛОННИКОВ БИТЛЗ и, конечно, множество лучших фотографий, которые мы можем вам предложить.
«Битлз» — прекрасные исполнители и интересные личности, и я постараюсь отводить каждому из них ровно четверть площади журнала. Но в некоторых выпусках это будет сделать невозможно, и вы обнаружите, что кто-то из ребят удостоился большего числа фотографий, чем остальные. Но не волнуйтесь, потому что я выровняю баланс в последующих номерах.
Если у вас будут какие-либо комментарии или пожелания, не забудьте записать их и прислать мне.
Письма, адресованные «Битлз», или заявления о приеме в клуб поклонников следует всегда направлять непосредственно на Монмаут-Стрит, где находится этот клуб.
Должен уведомить, что в номере №2 мы начнем печатать «РАССКАЗ О ЧЕТЫРЕХ БИТЛАХ». Это подлинная история их фантастического взлета к успеху и еще кое-что, что вы никак не захотите пропустить. Плюс все «лакомые кусочки», о которых я уже упоминал.
До скорой встречи. ДЖОННИ ДИН, редактор.
Статья Билли Шеферда: «Джордж Харрисон не в ладах с парикмахерами. Он постоянно говорит о своей прямо-таки животной ненависти к стрижке. Он впервые встретил битла Джона Леннона в расположенной возле школы лавчонке, торгующей рыбой с картофелем во фритюре, и его мгновенной реакцией было: «Он хороший парень. Он тоже не подстрижен».
Улыбчивый и сообразительный Джордж Харрисон играет на ведущей гитаре, но также умеет играть на ударных и фортепиано. Гитара – главное хобби в его жизни, и он говорит: «Однажды я хочу сесть, собраться с мыслями и разродиться абсолютно революционной идеей для конструирования новой гитары. Можно назвать ее Гитарой Харрисона».
«Чет Аткинс является для меня лучшим инструменталистом из всех прочих. Потрясающий техник. Но я также очень люблю группу Дуэйна Эдди, прекрасного музыканта. Вот как я провожу большую часть своего свободного времени: просто слушаю записи моих любимых исполнителей – и они вдохновляют меня взять мою собственную гитару и немного поиграть для себя самого».
В школе Джорджу легко давались предметы, связанные с художественным творчеством, но он проваливался по таким предметам, как математика и история. В ливерпульской начальной школе «Давдейл» он был фанатиком спорта. Он убежден, что мог бы достичь в спорте довольно высоких результатов. «Но к тому времени, как я перешел в ливерпульский институт, я потерял к спорту всякий интерес», - говорит он.
«Думаю, я наслаждался теми школьными денечками, которые теперь кажутся такими далекими. Но я должен сказать, что мой вариант школьной униформы не одобрялся учителями, особенно классным руководителем. Обычно я надевал тесные, обтягивающие брюки, жилетку и замшевые туфли. Я полагал, что это очень модно, но, конечно, моя одежда очень сильно отличалось от того, что предписано носить школьникам».
Рост Джорджа чуть меньше шести футов, при его 180-ти с лишним сантиметрах ему не мешало бы поправиться килограммов на шесть. Он весит всего около 65-ти килограммов. У него есть сестра Луиза и два брата - Питер и Харри. И он родился 25 февраля 1942 года, на четыре месяца раньше самого молодого битла Пола Маккартни.
«Кроме увлечения девушками и прослушивания пластинок с этими девушками, моим самым главным хобби является вождение автомобиля. Я получаю огромное удовольствие от длительных поездок, но хотя считаю себя хорошим водителем, не уверен, что с этим согласятся полицейские».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Сейчас у меня появились деньги, и я могу позволить себе больше, чем раньше. Но я не транжира. Когда-нибудь я хотел бы купить большой дом в тихом местечке, а пока покупаю одежду по своему вкусу и пластинки.
Ей-богу, забавно. Когда-то я просто назначал девушкам свидания, вот и все. Сейчас люди интересуются, почему мне нравятся определенные типы девушек, и просят советов и подсказок в такого рода деликатных делах. Ну что ж, мне нравятся миниатюрные блондинки, которые могут вместе со мной посмеяться над чем-нибудь. Наличие у них чувства юмора очень важно для меня, но я способен быстро и легко переключаться из одного настроения в другое. Как бы то ни было, я назначаю свидания с такой же частотой, с какой у меня выдается свободный вечерок, а таких сейчас не слишком много! Нет, постоянной подружки у меня нет. Это было бы неприемлемо ни для нее, ни для меня при моей вечной занятости в настоящее время».
Как и у каждого битла в отдельности, у Джорджа есть свои поклонники. Его пристрастие к желейным леденцам – он разделяет его с Джоном Ленноном – однажды стало причиной легкой паники. Джордж был забросан сотнями фунтов таких леденцов. Как-то раз он пел песню «Три крутых парня» (Three Cool Cats) (прим. - буквально – «Три крутых кота») и потом был завален свертками и коробками с фарфоровыми котами. И плюшевыми медвежатами – он получил множество таких.
«Почти все время находясь на гастролях, я иногда не успеваю отвечать на письма поклонников, — признается он. – Я не надеюсь получить предложение о вступлении в брак по почте, но стараюсь отвечать на любое письмо, которое требует ответа. Огромное количество девушек спрашивают, какой возраст я считаю лучшим для женитьбы. Но дело вовсе не в возрасте – просто вы сами должны почувствовать, когда следует вступать в брак».
Джордж щедр на похвалы своим родителям – Гарольду и Луизе Харрисон. Хотя его родители не особенно сведущи в музыке, они помогали ему как могли. «Они никогда не жаловались на шум, который я производил, когда начал учиться играть, — говорит он. – Думаю, теперь они гордятся всеми нами».
Хотя ритм-энд-блюз является главной составляющей музыки «Битлз», Джорджу также нравится слушать кантри-вестерн и испанскую гитару. Он перфекционист – всегда стремится к совершенству. Он является ключевой фигурой в создании битловского звучания. Он очень приятный парень. И он несчастен только тогда, когда ему приходится идти стричься.
Еще совсем недавно перед благодарной аудиторией в Рединге, графство Беркшир, выступали два ливерпульских парня, называвшиесебя «Близнецы Нарк» (The Nurk Twins). Одним из них был Пол Маккартни. Другим – Джон Леннон. Джон ВИНСТОН Леннон – ритм-гитарист квартета «Битлз».
Джон Леннон, кареглазый парень со светло-каштановыми волосами, также играет на губной гармонике, на ударных и немного бренчит на пианино. Джон близорук – настолько, что циркулирует множество слухов о том, что он медленно слепнет. Это неверно, но Джон признается: «На репетициях и вне сцены я почти всегда ношу сильные очки. Находясь на сцене без очков, я не вижу далеко. Может, это не так уж плохо – я не могу разглядеть выражение лиц тех людей, которых не увлекла наша музыка. Это помогает мне чувствовать себя уверенно. Я знаю о присутствии зрителей только по производимому ими шуму – воплям и всему прочему».
Рост Джона 5 футов 11 дюймов («ну уж давайте округлим до 6 футов») – такой же, как у Пола и Джорджа. (прим. - приблизительно 180 сантиметров.) Зато он тяжелее – с его примерно 72-мя килограммами он весит лишь на 1 фунт больше своего давнего приятеля Пола (прим. - 1 английский фунт - 453,6 грамма).
Джон получал образование в начальной школе «Давдейл», средней школе «Кворрибэнк», а затем в ливерпульском художественном колледже. Действительно, искусство было тем предметом, в котором Джон всегда выделялся. «По математике и естественным наукам я проваливался неоднократно, - вспоминает он. – Все, что было связано с цифрами, ставило меня в тупик. – Джон улыбается. – Но сейчас я могу сказать, что цифры являются одним из главных интересов в моей жизни!».
Интересоваться музыкой он начал под влиянием своей матери Джулии. К сожалению, она умерла до того, как Джон стал звездой, но она сыграла важную роль в становлении его как музыканта, обучая сына игре на банджо. Сейчас Джон живет с тетушкой Мими, которая была просто ошеломлена, когда «Битлз» достигли вершины.
«Обычно при исполнении песен моя мать аккомпанировала себе на банджо, - говорит Джон. – Отец тоже пел. Но сейчас не хватает времени, чтобы собраться всем вместе – у меня есть только сводные сестры Джулия и Жаклин. И хотя свободное время выпадает довольно редко, не думаю, что я хотел бы что-то изменить в своей жизни – разве что попытался бы избежать этих ужасных хлопот, когда приходится вставать в пять часов утра, чтобы отправиться в длительную гастрольную поездку.
Люди часто спрашивают меня, чем бы я занимался, если бы больше не смог зарабатывать на жизнь музыкой. Если бы это случилось, то стало бы для меня кошмаром, но я бы непременно продолжал ее писать. Большую часть свободного времени я провожу за сочинением нового материала и считаю своей главной задачей продолжать сочинять хиты».
«Но я должен ежедневно выдавать на гора новую музыку. Это несомненно. Трудная задача, но я получаю от этого удовольствие. Честное слово, я испытываю наслаждение, сочиняя песни, сочиняя хоть что-нибудь. Это доставляет мне радость, если вы понимаете, что я имею в виду».
Джон мастер острить и подпускать саркастические шпильки, он мгновенно схватывает любую новую музыкальную идею. Если продюсер на радио просит его сымпровизировать, Джон обязательно идет ему навстречу. Без колебаний и без затруднения. Его живой и гибкий ум быстро перебирает несколько возможных альтернатив и делает правильный выбор для каждого случая.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Он говорит быстро, всегда с хорошим чувством юмора. Он может выдать резкую остроумную реплику на полном серьезе и с каменным лицом, поэтому ее смысл доходит до вас не сразу.
«Это всеобщее увлечение «Битлз» – просто фантастика, - говорит он. – За последние два месяца я встретил так много интересных людей. Конечно, иметь деньги тоже приятно. Возможно, когда-нибудь я выйду за рамки музыкального бизнеса. В том смысле, что буду финансировать что-то другое. Может быть, несколько высококлассных магазинов одежды. Сейчас я трачу кучу денег на одежду – поэтому если я стану владельцем магазина, то смогу делать себе скидки».
«Мне по вкусу одежда из замши, кожи, вельвета и джинсовой ткани. Мне не нравится только одно – слишком яркие цвета».
День рождения Джона – 9 октября. Ему всего 22 года, а бывший студент художественного колледжа уже написал вместе с Полом Маккартни более 100 песен. Сонни Терри является его любимым музыкантом, он также с восхищением слушает диски Литтла Ричарда, Чака Джексона, Чака Берри, Мэри Уэллс, а из групп ему нравятся «Мистерия» (Miracles), «Ширеллиз» (Shirelles), «Клифтонс» (Cliftons) и «Марвелетс» (Marvelettes). Он не анализирует свои вкусы. «Мне просто нравится этот стиль пения».
На отдыхе он иногда ходит в кино – особенно если в фильме играет Брижитт Бардо. Но также любит поспать. К вождению автомобилей и самим автомобилям он остается равнодушным. Он прост, но в то же время себе на уме. И решительно настроен стать первоклассным писателем, может быть, даже прославить свое имя в качестве певца и музыканта.
Бас-гитара – Пол Маккартни. Джеймса Пола Маккартни часто считают самым старшим участником Битлз – но на самом деле он появился на свет 18 июня 1942 года и является самым молодым в группе (прим. – эта неточность, как и в случае с Джорджем Харрисоном, исправлена в следующем номере журнала). Леворукий бас-гитарист, плодовитый композитор-песенник, энергичный говорун и интересный собеседник… в списке его излюбленных хобби числится сочинение рассказов и наблюдение за птицами – орнитология.
Пол жизнерадостен, деловит, активен. Он выглядит выше остальных членов группы, но на самом деле его рост точно такой же, как у Джона Леннона и Джорджа Харрисона. Весит Пол 71,6 килограмма, он по-спортивному подтянут, а его голову венчает шапка темно-каштановых волос. Его орехового цвета глаза находятся в непрерывном движении (следствие наблюдения за птицами!).
Мать Пола, Мэри Маккартни, уже умерла. Но его отец, Джеймс Маккартни, оказывал помощь сыну в его увлечении музыкой. Около тридцати лет назад он возглавлял собственную группу «Джаз-бэнд Джима Мака».
Пол говорит: «Отец всегда поощрял мой интерес к музыке. Думаю, ему нравится наше звучание, но иногда он сетует на то, что мы слишком редко бываем дома. Он годами терпел мои музыкальные упражнения, и это показывает, какой он прекрасный человек». «Хотел бы он быть еще кем-то, кроме музыканта?». «Ну конечно – он хотел бы стать умным и талантливым!».
Иногда жизненный путь Пола как левши можно выразить фразой «задом наперед». Его главные детские воспоминания связаны с манерой письма «справа налево» — от этой привычки он все-таки избавился. И от кручения педалей своего велосипеда «задом наперед» тоже, сейчас он делает это как положено!
Первоначально Пол играл на «обыкновенной» гитаре – а как-то раз во время одной из поездок «Битлз» в Германию занял место пианиста. Он перешел на бас-гитару после смерти Стю Сатклиффа.
«В мое свободное время вы всегда можете застать меня за прослушиванием пластинок американских музыкантов, особенно в жанре ритм-энд-блюз, — говорит Пол. – Что-нибудь в исполнении Чака Джексона, «Миреклз», Кетти Лестер, Литтл Ричарда или Марии Хендриксон из «Реклетс». Можете записать сюда же и Жюльетт Греко – она потрясающе выглядит и хорошо поет».
В школе Пол увлекался английской литературой, но не преуспел в географии и математике. Чувство безнадежности и отчаяния, возникавшее при необходимости решить арифметическую задачу, характерно для всех четырех битлов. Они всегда тянулись к более «художественным» предметам. И если Джон Леннон не любит стричься, то Пол старается уклониться от бритья. Как-то раз он сказал, что вместо крема для бритья воспользовался подвернувшейся под руку зубной пастой – и был завален жалобами фанатов, которые попытались последовать его примеру и обнаружили, что ничего у них не выходит!
«Полагаю, я стал большим транжирой, - говорит Пол, на минутку делаясь серьезным. – Когда-нибудь я бы хотел купить дом, и пригласить всех обмыть покупку, но деньги мгновенно расходятся на всякие мелочи вроде продуктов и одежды. Я вроде как расслабляюсь во время еды. А то просто сплю или играю на гитаре. Фильмы? Да, я люблю кино. Хожу на кинокартины с участием Марлона Брандо, Бельмондо, Софи Лорен, Питера Селлерса. О, да – и с Жульетт Греко. Эти хитовые пластинки дали нам многое. Однако мы всегда чувствовали, что однажды способны создать что-то значительное. Но это произошло так неожиданно».
«Мы в неоплатном долгу перед нашим менеджером Брайеном Эпстайном, понимаете? Он великолепен. Умный и симпатичный… даже когда слишком давит на нас. Зови его хорошим парнем, папочка!». Со времен учебы в ливерпульском институте Пол очень дружен с Джорджем Харрисоном. Для общения между собой они выработали прикольно-юморной стиль разговора, своего рода «хохмический» жаргон, услышав который впервые, вы будете огорошены и ничего не поймете. Он говорит, что научил Джорджа его первому гитарному аккорду.
Можно быть совершенно уверенным в том, что Пол когда-нибудь женится. Он признается, что его привлекает семейная жизнь, но он не связывает женитьбу с каким-то наиболее подходящим для этого возрастом. «Полагаю, это просто произойдет, и все», - говорит он. И оставляет это на волю случая.
«Я получаю около семидесяти странных писем в неделю, — говорит он. – И поверьте, многие из них очень, очень необычны. Я стараюсь отвечать по мере сил, но это требует времени. Надеюсь, мои поклонники это понимают. Ужасно разочаровывать их, но мы можем выкроить для ответов на письма только один день».
Пол также поигрывает на ударных и на банджо, но не подлежит сомнению, что его главным увлечением является бас-гитара. Ему нравится смотреть, как действуют другие музыкальные инструменты… поэтому он понимает трудности их освоения.
«Сочинение песен очень важно для меня, — говорит он. – Мы занимаемся этим вместе с Джоном. Мы не испытываем нехватки в новых идеях. Удивляет то, что некоторые американцы проявляют интерес к процессу создания нашей музыки».
Таков Пол Маккартни. Артистичный, амбициозный. А также большой специалист по наблюдению за птицами!».
Алан Уильямс: «1 августа 1963 года мы с Биллом и ещё одним парнем, имя которого пусть останется неизвестным, организовали крупнейшее бит-шоу на открытом воздухе, которое когда-либо видел мир. Мы арендовали открытый ливерпульский стадион «Стэнли»; в программе были заявлены Билли Джей Крэмер, Майк Сарн, Джон Лейтон, группа «Искатели» (The Searchers), ансамбли «Большая Тройка», «Алексис Корнер Блюз Инк.», «Холлиз», Пит Маклейн и группа «Клан», Ли Кэртис, Джонни Сэндон и «Ремо Фо», группа «Мочос», Рори Сторм и «Ураганы», «Крис Нава Комбо», Берил Мэрсден, «Мерсибитс», Эрл Престон, «Гробовщики» (The Undertakers), Санни Уэбб, «Эскортс», «Изи Битс» и «Пантерс». Роль конферансье и ведущего была возложена на Боба Вулера.
Это был полный провал. Погода не соответствовала, и шоу собрало всего тысяч десять зрителей. Нам надо было в несколько раз больше, чтобы хотя бы оправдать затраты.
Брайен Эпстайн сказал, что «Битлз» не смогут принять участие в шоу, поскольку в этот день у них было запланировано выступление в Саутпорте. По правде говоря, стоимость их приглашения теперь значительно превышала мои финансовые возможности.
Брайен прибыл на стадион и внимательно всё осмотрел. Мы предусмотрели дополнительные эстрадные подмостки, организовали ярмарки, парады, бары и установили усилители, которые могли бы разнести музыку за мили от этого места.
«Господи, Алан, вот так и надо это делать! В самом деле, впечатляет!». Его глаза загорелись, предвкушая финансовый потенциал и эффектное захватывающее зрелище. В моём обращении в магистрат за лицензией на проведение шоу мой адвокат написал следующее: «Мистер Уильямс является импресарио и антрепренером подобных зрелищных мероприятий. Он был именно тем человеком, который помог группе «Битлз» начать их карьеру. Он фактически создал «ливерпульский бит» или «Звучание Мерси», что теперь является ведущим музыкальным направлением в стране. Ливерпуль стал Меккой современной музыки, и этот феномен будет развиваться и дальше, в чём значительную роль сыграет упомянутое шоу, которое по размаху и качеству станет крупнейшим шоу подобного типа, которые когда-либо организовывались в Европе».
Шоу могло бы сыграть значительную роль в развитии музыки. Но не моего банковского счёта. Нам не стоило вылезать из своих тёплых постелек».

Выступление в «Залах Грэфтона», Ливерпуль (Grafton Rooms, Liverpool).
2 августа 1963 г.

«Согласно опубликованной информации, у групп «Битлз», «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers) и «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J. Kramer & The Dakotas) за 6 месяцев в Великобритании продано 2,5 миллионов пластинок».
Бэрри Майлз: «Выступление в «Залах Грэфтона», Ливерпуль (Grafton Rooms, Liverpool)».
«Это было четвертое и последнее выступление «Битлз» в этом ливерпульском зале. Впервые группа выступила в «Залах Грэфтона» почти год назад – 3 августа 1962. «Битлз» возглавляли афишу, на которой также были представлены группы: «Гробовщики» (The Undertakers), «Сонни Уэбб и Водопады» (Sonny Webb & The Cascades), «Побережники» (The Coasters) и «Деннисонс» (The Dennisons). По соглашению, которое было заключено 14 января 1963 Брайеном Эпстайном и организатором концерта Альбертом Киндером (Albert Kinder), оплата «Битлз» за это выступление составила 100 фунтов-стерлингов.
С 19.30 до 20.30 выступала группа «Чик Грэм и «Побережники» (Chick Graham And The Coasters); с 20.30 до 21.30 — «Сонни Уэбб и Водопады» (Sonny Webb & The Cascades); с 21.30 до 22.00 – «Битлз»; с 22.00 до 23.00 — «Гробовщики» (The Undertakers); с 23.00 до 23.30 – «Битлз»; с 23.30 до 24.30 — «Деннисонс» (The Dennisons)».
Энди Бабюк: «В августе 1963 года Харрисон начал использовать сделанную в Австралии цельнокорпусную гитару «Мэтон» (Maton). На фотографиях «Битлз», сделанных 2 августа в ливерпульских «Залах Грэфтона», и 4 августа в «Театре королевы» Блэкпула (Queen’s Theatre, Blackpool), Харрисон играет на гитаре «Мэтон».
Билли Кинсли (группа «Мерсибитс»): «Это была модель «Эм-Эс 500 Мастерсаунд» (MS-500 Mastersound). Ее можно увидеть на нескольких фотографиях, но он только взял ее взаймы, потому что его «Гретч» был в ремонте. Он взял ее в музыкальном магазине Бэррэтта в Манчестере».
Джон Ф. Кроули: «Джордж «модернизировал» свою гитару «1962 Гретч 6122 Кантри Джентлмен»: он выкинул сур¬дины, а позже привинтил кнопку для басового регист¬ра».
Энди Бабюк: «Мэтон является одной из немногих резонансных гитар производства Австралии. Ее сконструировал Билл Мэй в 1944 году в Кентербери, Виктория. Через пять лет в модельный ряд были добавлены электрические гитары, и цельнокорпусная модель «Мастерсаунд Эм-Эс 500» была запущена в производство в конце 1950-х.
Существует история о том, что потом Харрисон отдал гитару «Мэтон» Тони Хиксу (Tony Hicks). Но Хикс, некоторое время игравший в группе «Холлиз» на подобной гитаре «Мэтон» в начале 1960-х, утверждает, что Харрисон никогда не давал ему такую гитару. Также говорилось, что «Мэтон» Харрисона оказался у музыканта группы из Шеффилда Роя Бэрбера, который в 1960-х был гитаристом в «Дейв Берри и Круизеры» (Dave Berry & The Cruisers). Бэрбер утверждает, что он получил эту гитару от одного из музыкантов группы «Холлиз» в обмен на «Фендер Стратокастер», и хранил этот «Мэтон» до последнего времени».
Энди Бабюк: «В этот период времени Леннон играет на своем черном «Рикенбэккере 325», и оба гитариста использую свои новые усилители «Вокс Эй-Си 30» со стойками. Маккартни играет на бас-гитаре «Хоффнер» с закрепленным изолентой звукоснимателем, и использует басовый усилитель «Вокс Эй-Си 30», установленном на басовую акустическую систему «Т-60». Старр настолько интенсивно играл на своей новой ударной установке «Людвиг», что буква «г» с логотипа «Людвиг» оторвалась».
Джек Вейл (сын Джона Вейла): «Компания «Вейликс» (Valex) была основана в Блэкпуле моим отцом Джоном Вейлом, фотографом из Поултона. Вейл снимал популярных звезд и продавал открытки с их изображениями (в основном, в Блэкпуле)».
Синтия: «Я гордилась Джоном, была возбуждена и немного напугана. Все случилось так стремительно, и мне казалось, что чем больше их успех, тем сильнее Джон отдаляется от меня. Я постепенно привыкала к роли матери своего сына, но все чаще ощущала себя скорее матерью-одиночкой, удрученной бесконечным заключением в четырех стенах. Я любила Джулиана, но понимала, что, не родись он, я бы чаще была с Джоном. Даже будучи вынуждена скрывать наши отношения, я все равно могла бы время от времени ездить с ним в Лондон или на гастроли. А так я оказалась отрезана от его жизни в самые захватывающие ее моменты.
Джон возвращался домой всякий раз, когда у него появлялась такая возможность, но всегда ненадолго. Брайен все время уплотнял их график, и ребят постоянно ожидала сессия звукозаписи или очередной концерт. Я соскучилась по их живым выступлениям, которые часто посещала в прошлом. Пока газеты не спешили реагировать на их успех, я до конца не понимала, насколько они популярны. Хиты появлялись один за другим, но, приходя домой, Джон не любил рассказывать о концертах, о том, как их принимали: дом был для него местом, где ему хотелось отключиться от всего и почувствовать себя нормальным человеком.
Вести нормальную жизнь при этом не всегда получалось, даже когда Джон находился дома. Первые несколько месяцев после рождения сына мы все еще жили у Мими, и напряженная атмосфера в доме не позволяла нам расслабиться. Джулиан постоянно плакал, возможно, ощущая неладное. Я укладывала его в коляску и уходила в глубину сада, подальше от Мими. В ее отношении к нам чувствовалось презрение; она постоянно ворчала, что ее дом перевернут вверх дном, и прочее. В конце концов, накопившаяся усталость довела меня до полного истощения, и как-то ночью Мими даже сжалилась надо мной и предложила забрать Джулиана к себе наверх, чтобы я немного поспала. Конечно, я была ей благодарна, но меня настолько беспокоило, как она там с ним справится, что я так толком и не сомкнула глаз.
Это была единственная попытка Мими хоть как-то мне помочь. Все остальное время она либо говорила, что плохо себя чувствует, либо жаловалась, что ее выжили на второй этаж, забыв, что в свое время она сама же это и предложила.
Я продолжала кормить ее кошек, сдерживая рвотные позывы от запаха вареной рыбы. Несмотря на то, что я много раз просила Мими не выпускать кошек на мою половину дома, она все равно часто делала это, когда меня не было. Приходя, я нередко заставала их спящими в кроватке Джулиана, после чего все белье оказывалось в кошачьей шерсти. Мне трудно было поверить, что это происходит случайно».
Мими: «Вокруг нашего дома постоянно слонялись поклонники. В любое время года, в любую погоду. Обычно они сидели на ступеньках ночь напролет. Некоторые девушки, из тех, что посмелее, забирались даже на противоположную сторону дома и подглядывали в окна: так что окна почти всегда были зашторены. По утрам Джон выбирался из дома следующим образом: я выходила на крыльцо и затевала разговор с теми, кто в тот день был на «вахте», а в это время Джон вылезал в окно, преодолевал забор и был таков. Однако больше всего меня удивляло другое - Синтия каждый день мелькала у них перед глазами, в саду висели штанишки и рубашки маленького Джулиана, а они все никак не могли сложить дважды два и понять, что Джон женат».
Джордж Тремлетт: «Широкая публика долгое время ничего не подозревала, хотя Джон и Синтия были женаты уже продолжительное время, и у них уже родился сын. Джон тогда проживал с семьей в доме Мими Смит».
Синтия: «К этим моим неприятностям добавлялось еще одно обстоятельство, которое расстраивало меня больше всего: само мое существование по-прежнему держалось в секрете. Я хотела, чтобы меня признавали как жену Джона. Хотя в Ливерпуле некоторые из поклонников это знали, для всей страны он оставался свободным молодым холостяком. Не было случая, чтобы на прогулке с Джулианом я не натыкалась на какую-нибудь девицу, которая обязательно спрашивала меня, правда ли, что я жена Джона. Мне приходилось говорить «нет», как и требовалось, и спешно катить прочь коляску с ребенком».
Мими: «Некоторое время спустя слухи о женитьбе Джона дошли, в конце концов, до ушей поклонников, и тогда к нашему дому ста¬ли приходить заплаканные девушки и спрашивать, правда ли это. Я всегда отвечала, что это неправда, и что я никогда бы это¬го Джону не позволила, поскольку он еще молод. Но долго это не могло оставаться тайной и вот однажды в одной из местных газет появилось сообщение, что Джон Леннон действительно в тайне от всех женился. В тот день к нашему дому пришла одна бедняжка, она все время плакала, и говорят, в течение нескольких дней ничего не ела».
Синтия: «Меня угнетало, что мне приходилось все время врать и всячески скрывать свое замужество. На этом прежде всего настаивал Брайен, а не Джон. Он, наоборот, пытался спорить, доказывая, что это никак не повредит имиджу группы, но Брайен требовал соблюдать свое распоряжение. По понятным причинам, он не распространялся о подробностях своей частной жизни; наверное, каким-то образом это повлияло на такое же табу в отношении «Битлз». Боле того, Брайен не хотел, чтобы люди знали и о связи Пола с Джейн Эшер. В 50 – 60-е годы звездам рока «не полагалось» иметь жен, детей и подружек. Считалось, что это отпугивает поклонников. Так что и мне пришлось «подписаться» под контрактом, обязавшим меня довольно продолжительное время не признаваться в том, что я – жена Джона Леннона. Конечно, это было досадно».
Ринго: «Я получил указания делать вид, что я не знаю Морин, и что у меня нет любимой девушки. Представляете, ка¬ково ей было узнавать из газет, что я не знаю никого по имени Морин Кокс?».

Последнее выступление в клубе «Пещера» (Cavern Club).
3 августа 1963 г.

«Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 13-я неделя в хит-параде британского издания «Рекорд Ритейлер».
Хантер Дэвис: «Битлз» все еще считались чисто ливерпульской группой, которая иногда выезжала в другие города из доброго старого Мерсисайда. В последний раз груп¬па выступила в «Пещера» 3 августа 1963 года».
Синтия: «Третьего августа 1963 года «Битлз» в последний раз выступали в «Пещере». К моему большому сожалению, мне не разрешили прийти: фанаты прослышали о том, что у Джона есть жена и ребенок, и Брайен не хотел подогревать их страсти моим появлением на концерте. Я осталась дома с Джулианом».
«Билеты на последний концерт поступили в продажу еще 21 июля в 13.30, и были проданы в течение 30 минут».
Тони Крейн (музыкант группы «Мерсибитс»): «У «Битлз» уже была пластинка с успешным хитом, и они еще раз играли в «Пещере». Поэтому это был знаменательный вечер, и люди стояли в очереди несколько часов».
Пэдди Делани (швейцар клуба «Пещера»): «Толпы снаружи сходили с ума. Когда Джон Леннон прорвался через кордон девушек, его пиджак из ангорки лишился рукава. Я схватился за него, чтобы не дать девушке удалиться с этим сувениром. Джон пришпилил его на место».
Боб Вулер: «Тем августом они появились [в «Пещере»] только потому, что Брайен Эпстайн не смог освободить их от выступления в «Графтоне» накануне вечером. Лес Экерли (Les Ackerley), бывший на самом деле Альбертом Киндером (Albert Kinder) сказал: «Я заполучил их в соответствии с контрактом», и Эпстайн был в ярости, потому что у него были другие планы относительно их. Он обозвал Экерли всеми бранными словами, за исключением непристойностей, поскольку никогда этого не делал. У Экерли [в контракте] был один пункт, запрещающий «Битлз» выступить в Ливерпуле до, но не после концерта, поэтому Брайен попросил нас включить выступление «Битлз» в «Пещере» на следующий вечер. В субботу. Я негодовал, поскольку он делал это только ради того, чтобы достать Экерли, но, так или иначе, я пригласил все группы на субботу 3 августа. Если бы я отказался, то он пошел бы к [владельцу клуба] Рэю Макфолу, который бы сказал: «Конечно, мы их примем».
Синтия: «Джон потом говорил мне, что обстановка в клубе была наэлектризована до предела. Местные фанаты понимали, что «Битлз» уже известны всей стране, и чувствовали, что теперь они слишком велики для такого места, как «Пещера».
Боб Вулер: «Мы все чувстовали, что это была их лебединая песня, и что мы никогда больше не увидим их в «Пещере».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Синтия: «Однако в тот вечер они еще полностью принадлежали Ливерпулю. Казалось, увидеть «Битлз» и порадоваться за них пришла добрая половина города».
«Концерт длился с 18.00 до 23.30. Также на афише значились группы: «Эскорты» (The Escorts), «Мерсибитс» (The Merseybeats), «Роуд Раннерс» (The Road Runners), «Джонни Ринго и Кольты» (Johnny Ringo And The Colts) и «Фламинго Фэйрона» (Faron’s Flamingos)».
Билл Харри: «В Ливерпуле [10 мая 1963] был большой конкурс, который проходил в филармонии. Мы сидели позади Джорджа Харрисона, который был одним из судей. Среди остальных членов жюри был Дик Роу из «Декки», который ходил с клеймом «человека, отказавшего Битлз». В Ливерпуле была одна группа ритм-энд блюза под названием «Роуд Раннерс» (The Road Runners), которая была действительно хороша. Джордж сказал Дику Роу: «О, мы отправились в Ричмонд посмотреть группу под названием «Роллинг Стоунз». Это ритм-энд-блюзовая группа почти настолько же хорошая, как наша группа «Роуд Раннерс»!». Дик Роу встал, сразу покинув конкурс и не участвуя в судействе, сел на поезд обратно в Лондон и подписал с «Роллинг Стоунз» контракт».
Фэйрон (музыкант группы «Фламинго Фэйрона»): «Я был на афише последнего концерта «Битлз» в «Пещере». Я выступал в луже воды, и толпа была такая, что два участника моей группы упали в обморок, и их вынесли наружу».
Тони Крейн (музыкант группы «Мерсибитс»): «Мы выступали как раз перед «Битлз», и были в восторге от оказанного нам приема, поскольку все восхищались и сходили с ума. У «Битлз» вытянулись лица, и Леннон произнес: «Нам не следовало сюда возвращаться». Все было запотелым и влажным, и мы сказали им, что нужно убедиться, что сцена не скользит. После того, как стены покрылись влагой, весь этот конденсат стал падать на сцену, и это было опасно. Не знаю, думали ли «Битлз», что они больше не будут там играть, или было что-то еще, но в раздевалке они были очень молчаливы, в то время как мы болтали. Они были очень подавлены».
Пэдди Делани (швейцар клуба «Пещера»): «Они могли изменить своему стилю где-нибудь в другом месте, но не в «Пещере». Это были все те же старые «Битлз», с Джоном, произносящим: «Хорошо, обтерханная башка (tatty-head), мы сыграем для тебя номер». Никогда не было ничего подготовленного в его объявлениях номеров».
«Во время выступления «Битлз» из-за падения напряжения их инструменты перестали играть, а «Пещера» погрузилась в темноту».
Тони Крейн (музыкант группы «Мерсибитс»): «И когда они вышли на сцену, минут через пять все электричество отключилось. Помещение было полностью заполнено, стены были влажные, с водой… все было влажным. Их усилители отключились, свет погас, наступила кромешная тьма. Независимо от того, что что-то могло пойти не так, как надо, в тот вечер все пошло не так, как надо. Это было, на самом деле, жутковато. Когда выступали мы, все было прекрасно. Это было странно, что они должны были дать одно выступление, и все пошло не так».
beatlesbible.com: «Тогда, ожидая, когда появится электричество, Леннон и Маккартни исполнили акустическую версию песни «Когда мне будет 64» (When I’m Sixty-Four) – запись этой песни состоится только 6 декабря 1966. Тем не менее, Леннон остался очень недоволен примитивным техническим оснащением клуба».
Тони Крейн (музыкант группы «Мерсибитс»): «Как было установлено, от влаги коротнуло электрику, и свет погас. Обычно в таких случаях Джон Леннон отпускал шуточки, пока кто-нибудь все исправлял, но в этот раз он был в таком плохом настроении, что просто покинул сцену».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 19 ноября 2015 в 08:21)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2158
Черкассы
5 часов назад
«Первоначально клуб был местом выступления джазовых коллективов, и группа «Кворримен» впервые выступила там в качестве скиффл-группы 7 августа 1957. Как «Битлз» группа дебютировала там 9 февраля 1961. Этот концерт официально был объявлен руководством клуба как 292-е выступление «Битлз» в этом клубе, хотя точность этого числа остается спорной. Зафиксировано 280 выступлений, состоящих из 155 дневных и 125 вечерних концертов».
Боб Вулер: «Битлз» получили за выступление 300 фунтов-стерлингов, что было немалой суммой, и Брайен ограничил число зрителей до 500. Я не могу винить Брайена за это, поскольку он видел, насколько «Пещера» была переполнена, и думал о безопасности «Битлз». Плата за вход составляла 10 шиллингов, следовательно, на входе мы собрали только 250 фунтов-стерлингов (прим. — до перехода на десятичную систему в 1971 фунт делился на 20 шиллингов). Было выплачено вознаграждение всем сотрудникам, и другим группам, участвовавшим в концерте, поэтому прибыли в тот вечер мы не получили. В тот вечер это был скорее «Меркантильный бит», а не «Мерсибит» (прим. – игра слов: «Mercenary Beat» — меркантильный бит, «Mersey Beat» — укоренившееся словосочетание, означающее бит-музыку для групп из Ливерпуля рядом с рекой Мёрси). Группы «Эскорты» (The Escorts) и «Мерсибитс» (The Merseybeats) готовы были еще и приплатить за тот вечер: им было достаточно престижа быть на одном выступлении с «Битлз». Когда я сказал им, что мы хотели бы начать вечер на час раньше, первое, что они спросили, было: «Нам, тем не менее, заплатят, не так ли, Боб?».
«Хотя Брайен Эпстайн и пообещал ведущему концерта Бобу Вулеру, что «Битлз» еще там выступят, они больше никогда туда не вернутся».
Боб Вулер: «Брайен Эпстайн до сих пор должен «Пещере» шесть выступлений «Битлз», всякий раз отменяя их заказ, говоря: «Ты же не встанешь на пути мальчиков, не так ли, Боб?».

Выступление в театре Королевы, Блэкпул (Queen’s Theatre, Blackpool)
4 августа 1963 г.

Интервью Алана Смита с Джорджем Харрисоном для «Нового Музыкального Экспресса», в ливерпульском клубе «Голубой ангел» (будет опубликовано 16 августа):
«Джордж Харрисон оперся на стол в ливерпульском клубе «Голубой Ангел», лениво постукивая по зеленому сукну глядя сквозь клубящийся сигаретный дым. Был час дня, Джордж был в задумчивом настроении, когда мы беседовали о его роли в истории успеха «Битлз». Он потягивал Пепси-Колу.
«Знаешь, можно сказать, что «Битлз» стали моей карьерой. До этого, я работал всего один раз на другом месте. Месяца два. В семнадцать я оставил «ливерпульский институт» и стал работать электромонтером. Монтаж и все такое. Но меня это не впечатлило. Я очень любил музыку. Кроме того, в школе я познакомился с Полом и нас сблизил общий интерес к гитарам. На самом деле, в начале у него была только труба. Я помню, что мы всегда играли «Когда ступают святые» (When The Saints Go Marching In). Все время всегда «Святые»! Если бы Пол мог одновременно петь и играть на трубе, то, кто знает, может сейчас «Битлз» были бы известны, как создатели «Ливерпульского трубного звучания». В конце концов, он перешел на гитару, а потом мы познакомились с Джоном. Я до сих пор не рассказывал об этом, но мы оба, Джон и я, ходили в одну школу, на Довдейл-Роуд. Но мы никогда не встречались, до тех пор, пока мне не исполнилось шестнадцать или семнадцать.
Одно время (смеется) я использовал группу, которую назвал «Бунтари» (Rebels) или что-то подобное. Позднее я появился в составе «Кворримен», на выступлении в мужском клубе в зале «Британского Легиона». Это были Джон, Пол и я. Но это все было нерегулярно. Я играл как «свободный художник». Фактически, в то время я одновременно играл сразу в трех группах! Помню, что когда мы с Полом играли на гитарах, Джон мог петь без какого-либо инструмента вообще. В те дни мы были без ума от Бадди Холли, от таких его номеров, как «Подумай хорошенько» (Think It Over) и «Это так легко» (It’s So Easy).
У нас были и смешные случаи. Как-то раз мы выступали в Манчестере на конкурсе открывателей талантов Кэролла Левиса, и впервые на прослушивании участвовал Билли Фьюри. Тогда он был еще Рональд Уичерли и у него был свой номер «Марго». По-моему, к этому времени мы уже назывались «Джонни и лунные псы». На том прослушивании победителей оценивали по количеству аплодисментов, а нам нужно было успеть на последний поезд. Нас все равно не смогли бы найти, даже если бы мы выйграли! Но Билли прошел прослушивание, я это помню.
Смешно, но «Пещера», которая сейчас для нас как второй дом в Ливерпуле, не слишком уж привечала нас несколько лет назад. Это было тогда, когда там, в основном, играли джаз и скиффл. Обычно мы играли дикие роковые вещи, типа «Пока все танцуют» (Whole Lotta Shakin’ Goin’ On), и тогда нам из зала посылали записочки с предложением убраться восвояси! Мне кажется, что «Никто иной, детка» (No Other Baby) была единственной вещью в стиле кантри-энд-вестерн или скиффл, что мы знали. Обычно мы играли ее вновь и вновь. Мы делали этот номер плохо, надеясь, что ее не будут нам заказывать!
Ничего особенного в этот период не происходило. Мы разошлись, потом снова сошлись, уже с парнем, которого звали Стюарт Сатклифф. Стю покинул группу после одной из наших поездок в Гамбург, потому что захотел остаться в Германии. Я говорю об этом с грустью, потому что он умер».
Он зажег сигарету. «Помню, как мы прослушивались у Ларри Парнса, и он отправил нас на гастроли в Шотландию. К тому времени у нас было около восьми комплектов от ударной установки, потому что ударники постоянно менялись и, уходя, каждый из них что-то оставлял! Полу даже приходилось самому садиться за ударную установку.
Потом мы поехали в Германию. Это было в августе 1960-го. Я хорошо это запомнил, потому что немецкая полиция, узнав, что я был еще несовершеннолетним и не имел разрешения работать в клубах, выслала меня домой в Ливерпуль. Через несколько дней остальные парни тоже вернулись домой, но собрались мы вместе уже не сразу. На самом деле прошло некоторое время, не слишком большое, когда стараниями Боба Вулера мы снова получили работу. Я думаю, что Боб знает ливерпульскую сцену, как никто другой. Сейчас он конферансье в «Пещере». Боб дал нам возможность работать в танцевальном зале, это было в 1960-м, сразу после Рождества. Было забавно: мы долгое время пробыли в Германии, нас никто не помнил. На афише мы были как «Только что прибывшие из Германии», и все думали, что мы немцы! Одна из девушек подошла ко мне и сказала: «Да, ваш английский не очень хорош» (Aye, don’t you speak good English)».
Кто-то принес Джорджу еще пепси-колы, и он прервался, чтобы поприветствовать Боба Вулера, только что вошедшего в помещение.
Говорит Боб: «Я так вам скажу – Джордж совершенно не подвержен звездной болезни! Я написал текст песни для Билли Дж. Крэмера, для его будущего альбома. Я не думал, что услышу записанную версию до выхода альбома, но Джордж сумел раздобыть копию записи и промчался четыре мили, чтобы я смог услышать ее. На первый взгляд это может показаться не слишком уж и значительным, но меня все это убедило в том, что он действительно стремится помогать другим».
Джордж выглядел скромным: «Но если не ты, то кто-то же должен что-то делать для других? Я знал, что тебе нетерпелось услышать пластинку. После того, как мы записали в Германии для «Полидора» свою пластинку, я целый день слушал ее, не переставая. На самом деле, я думаю, что мы не назывались «Битлз», когда вышла немецкая пластинка. Это было непереводимо, поэтому фирма назвала нас «Братья Бит».
В последнее время мы начали забавляться с магнитофоном. Джон напевает слова – их нельзя назвать стихами или текстами песен, — затем я слушаю эту запись. Эдакий странный материал. Я не уверен, что кто-либо со стороны поймет, о чем там идет речь!
У нас было много времени несколько недель назад, когда мы были с «Джерри и Лидерами» в Уэстон-сьюпер-Мер. Мы все сидели в автомобиле, а Джерри, надев шляпу и темные очки, спрашивал прохожих, как ему пройти к местному полю для гольфа. Мы слышали немного странные ответы. Получилось что-то вроде передачи «Скрытая камера», только со звуком! А потом эта идея с картингом. Несколько недель назад я говорил об этом с Адамом Файтом, мне кажется, он увлечен этим не меньше нас. Видимо, мы можем заинтересовывать людей».
Джордж не принимает всерьез предположения, что «Битлз» могут распасться в ближайшие годы.
«Друг друга мы знаем уже лет шесть или семь. Если мы раньше и могли не уживаться, то сейчас с этим все в порядке. Я знаю, что я сейчас очень счастлив. Ринго говорит, что я раздражительный в какой-то степени, но думаю, что он просто разыгрывает.
Считаю, что у нас впереди большие возможности. Я хотел бы заняться инвестициями в различные области шоу бизнеса. Полагаю, что мне доставило бы удовольствие писать песни. Я не расчитываю, что у меня будет получаться так же, как это получается у Джона и Пола, но хотелось бы рано или поздно и в этом преуспеть. На самом деле, однажды я написал один номер, если это, конечно, можно назвать «творчеством». Это было в Гамбурге, как раз во время выхода песни «Апачи» у группы «Тени». Кто-то спросил у нас с Джоном, как рождается мелодия, и мы попытались это продемонстрировать.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Результат не сильно был похож на «Апачи», но нам он понравился, и мы использовали его некоторое время во время выступлений. Мы даже ее назвали «Плач по тени» (Cry For A Shadow)! Сейчас он на нашем полидоровском миньоне (прим. – эта композиция была записана «Битлз» 22 июня 1961 в Гамбурге)».
Джордж не претендует на то, чтобы быть во многом честолюбивым Битлом.
«Я люблю вечеринки и немного веселья, как и кто-либо другой», - говорит он, - «но для меня нет ничего лучше, чем немного тишины и покоя. Сидеть у большого огня в домашних тапочках и смотреть телик. Вот это жизнь!».
«Выступление в театре Королевы, Блэкпул (Queen’s Theatre, Blackpool). «Битлз» были вынуждены проникнуть в театр через люк в крыше, пробравшись к нему по лесам, установленным в соседнем дворе, потому что нормальный вход был полностью заблокирован поклонниками».
«Группа выступила во второй и последний раз в этом зале. До этого они играли там 21 июля 1963».
Кен Вуд: «4 августа в Блэкпуле Брайен Эпстайн встречается с Джоном Вейлом (согласно письма Брайена от 2 августа), вероятно, чтобы обсудить условия соглашения с компанией «Вейликс» на изготовление фотографической продукции с использованием изображений группы».

Выступление в зале Спрингфилда, Сэнт-Сэйвиер, Джерси (Springfield Ballroom, St Saviour, Jersey).
6 августа 1963 г.

Брайан С. Янг (журналист): «6 августа сингл «От меня тебе» (From Me To You) в исполнении «Битлз» поднялась на самую высокую свою позицию в американском «Биллборде» - № 116».
Филипп Норман: «В этот день, во избежание раскола в магазине на Уайтчепэл, Брайен перевел «Предприятия НЕМС» на Мурфилдс (24 Moonfields), около старой ливерпульской биржи, переехав туда с тремя своими сотрудниками. Новые офисы, расположившиеся над магазином, имели приемную, декорированную увеличенными фотографиями всех певцов и групп «НЕМС». Подруга [секретаря клуба поклонников] Фреды Келли - Лаури Маккафери, ирландка с густым голосом, - была принята на должность секретаря и телефонистки. Другим пополнением штата был курьер Тони Брэмуэлл, друг детства Джорджа Харрисона».
Лес Уотсон: «Помню, как шел по одной из улиц Джерси, и увидел Джорджа Харрисона и Джона Леннона, как они просто гуляли. В то время пиво стоило 10 пенсов за пинту».
«С 17.00 до 17.29 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует программу из серии «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 16 июля».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале Спрингфилда, Сэнт-Сэйвиер, Джерси (Springfield Ballroom, St Saviour, Jersey)».
«Это был первый из четырех концертов, которые были даны «Битлз» на острове Джерси — самом большом из Нормандских островов (прим. — Нормандские острова в проливе Ла-Манш (англ. Channel Islands — «острова Чаннел») — группа островов, состоящая из двух больших, Джерси и Гернси, нескольких мелких и множества островков и скал. Архипелаг находится западнее Нормандии). Концерты «Битлз» на островах Джерси и Гернси были организованы промоутером Лес Де Ла Маром (Les De La Mare), который заплатил группе 1000 фунтов-стерлингов. Договор между Лес Де Ла Маром и Брайеном Эпстайном был заключен 30 марта 1963».
Бэрри Майлз: «[21 июля 1963] «Битлз» встретились с Доном Хауртом (Don Haworth) с телевидения «Би-Би-Си» в Манчестере, чтобы обсудить возможность съемок получасового документального фильма о «Битлз» и сцене Мерси-бита. Группу заинтересовало это предложение, и планы получили свое развитие».
Йорг Пиппер (журналист): «Продюсер «Би-Би-Си» Дон Хаурт решил отразить на экране появившийся бум на музыку «месибита» как некое социологическое исследование. На встрече, которая состоялась 21 июля, «Битлз» выразили мнение, что фильм должен показать группу как серъезных артистов, а не просто улыбающийся коллектив. 6 августа они подписали соответствующий контракт. Съемки фильма начнутся 27 августа».

Выступление в зале «Сады Кэнди», Гернси (Auditorium, Candie Gardens, Guernsey).
8 августа 1963 г.

«В этот день Йоко Оно родила дочь Киоко Кокс».
Бэрри Майлз: «На 12-местном самолете «Битлз» перелетают на остров Гернси».
«После двух выступлений на острове Джерси, «Битлз» сели в 12-местный самолет, чтобы преодолев 30 миль, приземлиться на острове Гернси. Оборудование было отправлено на пароме».
«Группа выступила в двух концертах в зрительном зале «Сады Кэнди» в Сэнт-Питер Порт (Candie Gardens, St Peter Port, Guernsey). Концерты состоялись в 19.00 и 21.15. Это было их единственное выступление на этом острове, которое было организовано промоутером Бэроном Понтином (Baron Pontin).
Стоимость билетов составляла 17 шиллингов и шесть пенсов, 15 шиллингов, 12 пенсов и шиллингов и 10 шиллингов. Также в концерте принимали участие следующие группы и исполнители: Вик Сатклифф (Vic Sutcliffe), Лес Делл (Les Dell), Ансамбль Роба Чарльза (The Rob Charles Combo), группа «Братья Роберт» (The Robert Brothers) и Майк Келли (Mike Kelly)».
«После концерта Джон Леннон отправился на арендуемую Ройстоном Эллисом (Royston Ellis) квартиру. «Битлз» подружились с Эллисом после выступления в качестве группы поддержки в июне 1960».
Бэрри Майлз: «Будучи на Нормандских островах Джон Леннон снова встретился с Ройстоном Эллисом, который познакомил его на вечеринке со странной девушкой, называвшейся «Полиэтиленовая Пэм» (прим. - Polythene Pam - песня с одноименным названием будет записана «Битлз» 25 июля 1969)».
Сева Новгородцев: «В основе песни - биографический эпизод, когда один из приятелей Леннона пытался втравить его в коллективное гуляние с раздеваньем, но Леннон устоял - не разделся и не загулял».
Пол: «Отрывок песни под названием «Полиэтиленовая Пэм» был написан Джоном после того, как давным-давно поэт Ройстон Эллис, наш ливерпульский друг, познакомил его с одной девушкой. Мы встретили его на юге во время турне, кажется, в Шрусбери - он просто пришел на концерт. Джон поужинал с ним, потом побывал у него в гостях и там встретил девушку, которая, по сути, была одета в полиэтилен. Джон вернулся и рассказал нам об этой девушке: «Черт! Там была такая цыпочка, это было здорово…». И мы подумали: «Ого!» А Джон, в конце концов, написал эту песню».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джон: «Полиэтиленовая Пэм» - это мои воспоминания о встрече с одной женщиной в Джерси и о человеке, который был ответом Англии на Аллена Гинзберга. Конечно, она не носила ботфорты и килты - это я додумал. Этакий извращенный секс в полиэтиленовом мешке. Я просто искал, о чем бы написать песню».
Ройстон Эллис (британский поэт и романист): «Мы [с «Битлз»] снова [после июля 1960 г.] встретились во время посещения ими [островов] Джерси и Гернси, где они выступали. В интервью журналу «Плейбой» Джон рассказал, что песня «Полиэтиленовая Пэм» была написана под впечатлением той ночи, когда мы с ним в моей квартире в Гернси разделили одну девушку, одетую в черный полиэтилен. Все потому, что Джону понравилось мое стихотворение «Я желал секса среди черных кожаных простыней…», но у нас не было черной кожи. Мы читали про все эти фетиши с кожей, но кожи у нас не было. Однако, у меня была тонкая клеёнка и немного полиэтиленовых пакетов. Мы все надели их; в постели мы тоже были в них. Джон провёл ночь вместе с нами на одной кровати. Не думаю, что произошло что-либо действительно захватывающее; мы все потом удивлялись, в чём заключается забавность таких «извращений». Вероятно, всё это было скорее моей идеей, чем Джона».

Выступление в театре «Эй-Би-Си», Блэкпул (ABC Theatre, Blackpool).
11 августа 1963 г.

Бэрри Майлз: «Когда «Битлз» сели в аэропорту Манчестера, там их встретил Мэл Эванс, сидя за рулем автофургона. Это был его первый день в качестве штатного сотрудника группы».
Хантер Дэвис: «Летом 1963 Брайену пришлось взять на работу Малколма Эванса, вышибалу из «Пещеры».
В декабре 1962 Мэл Эванс начал регулярно заходить в «Пещеру», где стал подрабатывать там вышибалой. 20 января 1963 Мэл подменил заболевшего гриппом Нила Аспинала, и отвез оборудование группы в Лондон и обратно. Вероятно, что где-то в это время Мэл Эванс начал постоянно работать с «Битлз».
Ринго: «Мэл Эванс начал постоянно работать с нами в 1963 году».
Лил Эванс (жена Мэла Эванса): «Он провел в поездках с ними множество бессонных ночей. Я этого не хотела. Я говорила ему: «Ты человек сам себе на уме, тебе не нужно следовать за другими». Но он был просто помешан на «звездах».
Хантер Дэвис: «Около трех месяцев Мэл совмещал основную службу с заботами вышибалы в «Пещере», а летом 1963 года Брайен попросил его оставить свое место инженера связи на телевидении и стать путевым администратором «Битлз».

Джордж: «Когда мы начали выступать чаще, мы поняли, что нам нужен водитель автофургона, чтобы Нил мог присматривать за нами, нашими костюмами и так далее. Решение было принято единодушно. Мэл уволился и начал работать с нами».
Нил Аспинал: «За одни гастроли я похудел на целых восемь килограммов и сказал Брайену, что мне необходим помощник. Тогда мы и приняли на работу Мэла Эванса. Все мы знали вышибалу Мэла, он был добрым великаном и хорошим другом».
Хантер Дэвис: «Он присоединился к Нилу в роли еще одного дорожного администратора и сохранял этот пост во время всех гастролей «Битлз». Оба они стали их ближайшими и закадычными друзьями. Во время гастролей Мэл должен был перевезти на автофургоне всю аппаратуру из театра в театр, установить и проверить ее - до прибытия «Битлз». А после концерта ему надо было собрать аппаратуру и проследить за тем, чтобы в следующий пункт назначения она прибыла в целости и сохранности. Нил занимался непосредственно самими «Битлз».
Нил Аспинал: «Мэл начал водить машину, сторожить аппаратуру и сценические костюмы, а на мою долю остались сами «Битлз», пресса и остальные люди в нашей жизни. Мне пришлось учить Мэла расставлять барабаны Ринго (поначалу Ринго заверял, что будет устанавливать их сам, но делать это пришлось все-таки мне)».
Хантер Дэвис: «Мэл считает, что в первую неделю работы его можно было уволить раз шесть».
Мэл Эванс: «Прежде я никогда в жизни не видел вблизи ударной установки. И ни черта, конечно, в этом не смыслил. Пару дней Нил помогал мне, а вот как только я оказался предоставленным самому себе, на меня напал ужас. Огромная сцена - и на ней я с совершенно пустой головой. У меня потемнело в глазах. Я не знал, что куда ставить. Тогда я попросил помочь мне ударника из другой группы, - я ведь представления не имел, что каждый расставляет барабаны по-своему. Он и поставил их, как ему удобно. Но Ринго-то это совершенно не подходило».
Ринго: «Мэл Эванс был нашим телохранителем и отлично выполнял свою работу, потому что ни разу никого не покалечил. С его габаритами ему было достаточно произнести: «Простите, ну-ка дайте ребятам пройти». Он был очень сильный, мог один поднять усилитель для баса, что казалось нам чудом. Ему следовало бы выступать в цирке».
Пол: «Мэл часто повторял: «Служить - значит править».
Джордж: «Мэл любил свою работу, был великолепен. До сих пор я думаю: «Мэл, где ты теперь?» Если бы только он был сейчас с нами! Он был не только добрым и забавным парнем, но и во многом помогал нам: он умел делать все. С собой он возил сумку, которая с каждым годом становилась все толще, потому что мы постоянно спрашивали: «Мэл, у тебя есть пластырь? А не найдется ли у тебя отвертки? А ты не прихватил с собой бутылку? А это у тебя с собой? А то?..» И у него всегда все находилось. Он был из тех людей, которые преданы своему делу и всегда готовы помочь. Каждый кому-нибудь служит в том или ином смысле слова, но многие об этом и не подозревают. У Мэла таких проблем не возникало. Он держался очень скромно, но с достоинством; его не унижала необходимость выполнять наши просьбы, он идеально подходил нам - именно это нам и требовалось».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Ринго: «У нас не было других администраторов, кроме Нила и Мэла. На протяжении всей нашей карьеры о нас заботились только двое этих парней».
Хантер Дэвис: «Нил - худощавый, смышленый, спокойный, но твердый в достижении цели, с определенными воззрениями и уж никак не из тех, кто всем поддакивает. Внешне он немного похож на Джорджа. Мэл - здоровенный детина, простодушный, покладистый добряк, - словом, легкий в общении. Нил ради «Битлз» бросил работу бухгалтера. У Мэла служба была менее импозантной, но он великолепно с ней справлялся».
Мэл Эванс: «Мои представления о «Битлз» вскоре изменились. До сих пор они были для меня четырьмя замечательно красивыми людьми. Я смотрел на них как на богов. Но я понял, что это обыкновенные парни, вовсе не из золота. Они могли наорать на меня, а я не мог ответить им тем же. Надо было просто терпеть».
Бэрри Майлз: «Выступление в театре «Эй-Би-Си», Блэкпул (ABC Theatre, Blackpool)».
«Это было третье из пяти выступление группы в театре «Эй-Би-Си» в Блэкпуле, состоявшихся с июля по сентябрь 1963».
Джек Вейл (сын Джона Вейла): «Компания «Вейликс» (Valex) была основана в Блэкпуле моим отцом Джоном Вейлом, фотографом из Поултона. Вейл снимал популярных звезд и продавал открытки с их изображениями (в основном, в Блэкпуле)».
Кен Вуд (weybridge.de): «Первые фотоснимки «Битлз» от компании «Вейликс», скорее всего, были сделаны 2 декабря 1962 года во время их выступления в Питерборо, когда они в костюмерной обнаружили сценический грим Теда Тейлора, который показал, как им нужно пользоваться».
Пол: «Сразу после этого [наложения грима] нас сфотографировали для плаката в Блэкпуле. Там были плакаты нелегального изготовления (что означало, что мы, по всей очевидности, становились довольно популярными), и в компании, занимающейся изготавлением постеров, сказали, что нам следовало бы сделать официальный. Так и получился постер, на котором мы в четырех квадратах – каждый в своем. И на нем можно увидеть, что у нас подведены глаза. Мы никогда так не делали!».
Кен Вуд : «После съемок 2 декабря 1962 компанией «Вейликс» были сделаны новые снимки, на которых Ринго уже с новой прической (с более короткой челкой), которую он изменил 25 марта. Компания «Вейликс» изготовила новые открытки, вероятно, 4 или 11 августа, во время выступления группы в Блэкпуле. Судя по фону на портретных снимках, съемка велась, скорее всего, не в студии, а за кулисами театра. 2 августа Брайен Эпстайн написал Джону Вейлу письмо, в котором отметил, что он: «с нетерпением ждет встречи с вами в Блэкпуле в воскресенье [4 августа]. Искренне Ваш, Брайен Эпстайн». В этом письме Брайен просит подписать соглашение, и второй экземпляр вернуть ему. Скорее всего, что соглашение было подписано к 11 августа, а не к 4.
На снимках, запечатлевших «Битлз» на сцене, на полу ясно различим зигзагообразный узор. 4 августа группа выступала в Блэкпуле в театре Королевы, но такой узор на полу был в кинотеатре «Эй-Би-Си», из чего можно сделать вывод, что снимки были сделаны 11 августа».

Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Лландидно (Odeon Cinema, Llandudno).
13 августа 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день «И-Эм-Ай» подтвердила, что миньон «Битлз» «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) получил статус серебряного, так как количество продаж достигло 250 000 копий – первый миньон, достигший такого результата».
«С 17.00 до 17.29 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует программу из серии «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 16 июля».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Лландидно (Odeon Cinema, Llandudno). После второго концерта группа вернулась ночью в Ливерпуль».
Роберт Фримен (фотограф): «На следующей неделе я познакомился с их [«Битлз»] пресс-агентом в Лондоне. Он представил меня Брайену Эпстайну, их менеджеру, который попросил показать несколько образцов моих работ, сделанных в Лландидно, вУэльсе, где в это время выступали «Битлз». Я захватил с собой большие черно-белые снимки: на мно¬гих из них были портреты джазистов – Диззи Гиллеспи, Элвин Джонс, Коулмен Хокинс и Джон Колтрейн. «Битлз» к моему предложению отнеслись положительно, им нравилось фотографироваться. Брайен пригла¬си меня в Борнмут (Bournemonth), где они должны были выступать».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 19 ноября 2015 в 08:50)
Посетитель
Морозова Елена
Сообщений: 1
Екатеринбург
1188 дней назад
Уважаемый автор данного форума!
А почему это Вы обманываете читателей форума, что это именно Вы скурпулезно и долго искали и систематизировали материалы, хотя на самом деле Вы просто скопировали их с этого ресурса: http://beatles-chronology.ru/
Если внимательно посмотреть, то можно увидеть когда появился Ваша тема форума и указанный мною сайт.

С уважением к справедливости!
|
Перейти на форум:
Страницы: Первая 1 2 3 4 5 6 Последняя
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.