ГлавнаяФорумИсторияThe Beatles: хроника феномена 1961-1970.

The Beatles: хроника феномена 1961-1970.

Фото, факты, стенограммы, статьи.
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Я пришла в такой восторг, что бросилась к нему на шею. Мой всплеск эмоций смутил Брайена. Он, не привыкший к проявлению эмоций на людях, был несколько смущен, но очень доволен тем, что смог нас таким образом осчастливить. Никто из присутствующих не знал об этой квартире Брайена. Он объяснил, что держит ее для редких встреч с клиентами, а больше мы и не спрашивали. Потом мы поняли, что она служила ему холостяцкой берлогой. Хотя Брайен по-прежнему жил с родителями, ему нужно было место, где можно вдали от любопытных глаз встретиться с партнером или просто побыть в одиночестве. То, что он отдал нам ее в подарок, было очень похоже на Брайена - тонкого и очень щедрого человека.
Вот так прошла наша свадьба во всём её блеске. Я бы¬вала на многих венчаниях в церкви, но все они - ничто по сравнению с нашей скромной свадебкой, запомнившейся на всю жизнь. И обошлась-то она нам всего в каких-то 15 шиллингов. За свадебный обед платил Брайен.
Никто из нас тогда еще не знал об одном магически-странном совпадении: оказывается, череда событий вокруг нашей с Джоном свадьбы была практически полной копией того, что проделали двадцать четыре года назад его родители: они тоже расписались на Маунт-Плезант, пообедали в «Рисиз», и - точно так же, как нам - Мими неодобрительно цокала языком им вслед. Узнав об этом позже, я понадеялась, что Джулии и Фреду было тогда так же весело, как нам, и, самое главное, что мы с Джоном не расстанемся, как они.
В тот же самый день мы переехали в квартиру на Фолкнер-Стрит».
Джон: «После того как я женился на Син, Брайен Эпстайн отдал нам свою квартирку, которую он снимал в Ливерпуле для своих тайных сексуальных связей, - не домой же ему было кого-то приводить».
Синтия: «Брайен помог мне собрать вещи, Джон тоже привез все необходимое от Мими. Вот уж чего точно не было у его родителей, когда они поженились: уютного гнездышка для начала совместной жизни. Нам же досталась со вкусом отделанная и полностью обставленная квартира на первом этаже, состоящая из спальни, кухни, ванной комнаты, гостиной и даже небольшого палисадника.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Вселение в квартиру Брайена прошло молниеносно: она была прекрасно обставлена, а личных вещей у нас бело не так уж и много. Квартира растянулась на весь первый этаж. У нас была даже такая роскошь, как маленький, обнесённый стеной садик. Единственным недостатком было то, что наша спальня находилась у фасада дома, вы¬ходившего на Фолкнер-Стрит. В остальные части квартиры можно было попасть, лишь пройдя через главный вестибюль и мимо передней двери, которой пользовались все жители дома. Это было крайне неудобно, если ночью возникала нужда воспользоваться ванной. Любой мог зайти с улицы в парадную дверь, если её оставляли открытой. И хотя сам дом был старой добротной постройки и выглядел прекрасно, окружающие места были очень невзрачные».
Джордж: «Вечером, когда мы сидели в машине Брайена, направляясь на концерт (в тот вечер мы и вправду выступали), он [Джон] сообщил: «Вообще-то я женился». Этот факт не замалчивался, просто его не раздували в прессе. Свадьбы не было - ее заменила пятиминутная церемония регистрации. В то время все было по-другому. Мы старались не терять времени».
Ринго: «На свадьбе мы не были (прим. – точнее, он сам) — Джон даже не сообщил мне, что женится. Джон и Синтия хранили свою тайну от всех. Если кто-нибудь проговаривался, все спохватывались: «Тс-с-с, здесь Ринго!». От меня все скрывали, потому что поначалу меня не считали своим. Я был членом группы, но мне еще нужно было заслужить право считаться им. Джон ничего не рассказывал мне, пока мы не отправились на гастроли и не познакомились поближе».
Джон: «Мы не из чего не делали тайны, просто, когда мы впервые вышли на сцену, нас ни о чем не спрашивали. Никого не интересовало, женаты мы или нет. Нам часто задавали вопрос: «Какие девушки вам нравятся?». И если вы читали наши первые интервью, там сказано: «Блондинки». Я не собирался сообщать, что я женат, но никогда не утверждал и обратного. Я всегда терпеть не мог читать о чужой семейной жизни».
Альберт Голдман: «Брайен очень опасался, что женитьба Джона, а также его предстоящее отцовство разрушат имидж «Битлз» и помешают их успеху. Беременная жена могла вызвать скандал среди поклонниц. На что это будет похоже, если Синтия с пузом будет ждать Джона за кулисами или околачиваться на улице? О женитьбе не стоило упоминать вообще. Синтия страшно огорчилась и обиделась, но согласилась с этим условием».
Синтия: «Достаточно того, что Джона всюду узнавали и гонялись за ним. Я не хотела попасть в такое же положение».
Джон: «Я думал, что если женюсь, так придется распрощаться с группой. Все кругом твердили, что кончится именно этим. Мы никогда не брали в «Пещеру» своих девушек, считали, что иначе растеряем поклонниц. Оказалось, это чушь. И все же, став женатым, я почувствовал себя не в своей тарелке. Подумать только, я - муж! Да это все равно, что ходить в разных носках или с незастегнутой ширинкой».
Пит Бест: «О том, что они решили пожениться, ничего не знали даже близкие друзья. В те времена, в начале 60-х, женитьба рок-музыканта приравнивалась к публичному самоубийству».
Джордж Тремлетт: «Даже миссис Вэй Колдуэлл, мать Рори Сторма, которой они обычно посылали открытки из Гамбурга и в чей дом они частенько после выступлений заходили поесть супу, была в неведении. Не¬задолго до своей смерти она поделилась: «Они скрывали это от всех, включая меня. Однажды вечером я заметила в разговоре, что видела в регистрации парня, похожего на Джона. Пол выскочил из кресла, забегал по комнате и заорал: «Он не женат. Мы говорим тебе, не женат!».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в танцевальном зале «Риверпарк» (Riverpark Ballroom, Chester)».
«Разогревающей группой была «Ремо Фо». Говорят, Джон Леннон был возмущен тем, что они исполнили несколько песен, которые были в репертуаре «Битлз». Он поднялся на сцену с требованием, чтобы они сказали, что еще они собираются играть».
Гарри Притэрч (барабанщик «Ремо Фо»): «Этот танцзал был длинным и узким, костюмерная располагалась справа от сцены. В середине нашего выступления, в середине песни, Джон Леннон выскочил на сцену и завопил на нас: «Сколько наших гребаных номеров вы собираетесь сыграть?». Меня это взбесило, и я выскочил со своего места за ударной установкой. Я к нему был ближе всех. К счастью, Дейв Уильямс меня успокоил. Мы были не какой-нибудь там многообещающей группой, у нас был большой опыт, и так не ведут себя по отношению к артистам-коллегам. Что ж, в те времена, если ты жил в неблагополучном районе, ты всегда заботился о себе сам, и я просто инстинктивно среагировал.
После того, как Дейв успокоил меня, мы продолжили играть. В конце концов, в то время они были всего лишь одной из групп. Да, они были популярны, но не больше, чем Рори Сторм, Фэрон, Блу Джинес, Кингсайз и Джерри. И все перепевали популярные номера, свои и чужие.
Когда мы покинули сцену, то узнали, что в тот день Джон женился. Приняв это во внимание, мы его простили. Должно быть для него это был трудный день».
Пол: «В то время существовало множество групп: «Голубые ангелы», «Испуганные беглецы», но все они были похожи друг на друга, как близнецы. У «Теней» и Роя Орбисона появилась тьма подражателей. Потом возникли группы, больше напоминающие нас, играющие нечто неопределенное, но ориентированное на блюз. А поскольку мы играли необычные песни, мы выделялись из общего ряда, нам подражали.
Мы начали завоевывать уважение. Нас спрашивали, откуда мы взяли такие песни, как «Если хочешь кого-нибудь одурачить» (If You Gotla Make A Fool Of Somebody), а мы объясняли, что из альбома Джеймса Рея. Вернувшись в Ливерпуль, мы узнали, что хитом группы «Фредди и Мечтатели» («Freddie & the Dreamers») стала песня «Если хочешь кого-нибудь одурачить». (Фредди Гаррити услышал, как мы играем эту песню в клубе «Оазис» в Манчестере и решил последовать нашему примеру.)
Мы оказывали заметное влияние на этих людей. Так или иначе, песен нам хватало с избытком. Мы не могли записать их все, поэтому другие группы брали наши песни и делали из них хиты - так поступили «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Jeans) с песней «Хиппи-хиппи шейк» (The Hippy Hippy-Shake), одним из моих лучших номеров».
Ринго: «Группа [«Битлз»] мне нравилась. Они играли лучше всех, хотя своих песен было мало: пели «Ширеллз», Чака Бeppи - и делали это хорошо. Мы, в нашей группе [«Ураганы»] играли, в принципе, те же самые песенки, что и «Битлз», но мы играли их немного не так. В то время все группы играли почти одни и те же песни».
Нил Аспинал: «Популярных радиостанций в то время было немного. В воскресенье вечером мы слушали «Радио-Люксембург», вот и все. У матросов торгового флота можно было купить американские пластинки, которые редко слушали в Англии. И та из групп, которая слышала новую запись первой, начинала ее играть. Если Джерри Марсден находил какую-нибудь песню раньше всех остальных, она становилась его песней, а если ее начинал играть кто-нибудь еще, считалось, что он подражает Джерри».
Пол: «По-моему, мы рано поняли, что ничего не добьемся, если не будем выделяться: тем, кто не отличался оригинальностью, приходилось туго. Вот вам пример: я часто пел «Я помню тебя» (I Remember You) Фрэнка Айфилда. Ее на редкость хорошо принимали повсюду, но, если выступавшая перед нами группа тоже играла «Я помню тебя», мы лишались одного из лучших номеров. Мы спрашивали группы: «Какие песни вы будете петь?» И если они упоминали «Я помню тебя», повторять ее не имело смысла. Нам приходилось играть песни, которых не было в репертуаре других групп, а иногда договариваться с другими, кто и какую песню будет петь.
Все это вылилось в то, что мы начали сочинять и исполнять собственные песни. Поначалу мы играли их только в клубе «Пещера». Кажется, первой собственной песней, которую мы исполнили, была одна из самых неудачных, под названием «Как поступают мечтатели» (Like Dreamers Do), которую позднее тоже стали петь другие. Поначалу и этого вполне было достаточно. Мы отрепетировали ее и начали играть, она всем понравилась, потому что была новой. Услышать ее можно было только придя на наш концерт. Оглядываясь назад, мы понимаем, что поступали очень разумно, хотя действовали интуитивно: мы превращались в группу, не похожую на другие.
Множество наших песен, наверное, нельзя назвать классными. (Думаю, будь мы просто классными, наша судьба сложилась бы иначе.) Но у нас были свои плюсы. Джон играл «Порция ритм-энд-блюза» (A Shot Of Rhythm And Blues) или «Ты взяла меня в плен» (You Really Got A Hold On Me) - их можно было назвать классными. Но потом у нас появились такие вещи, как «Если хочешь кого-нибудь одурачить» -действительно потрясающая песня, потому что это был, вероятно, первый вальс в стиле ритм-энд-блюз.
Я никогда не мог понять разницу между просто красивой мелодией и клёвой песней в стиле рок-н-ролл. Отец и другие родные привили мне любовь к таким балладам, как «Пока там не появилась ты» (Till There Was You) и «Мой забавный Валентин» (My Funny Valentine), и я считал их отличными. То, что мы не стеснялись играть разные песни, означало, что репертуар группы становился разнообразным. Без этого мы не могли обойтись, потому что играли много песен, подходящих для кабаре. Песни вроде «Пока там не появилась ты» и «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet) - вещи, которые могли бы с успехом звучать поздно ночью в кабаре. Они свидетельствовали о том, что мы нечто большее, чем еще одна группа, играющая рок-н-ролл. Теперь уже никто не мог подойти к нам и заявить, что «Пока там не появилась ты» - ерунда».
Синтия: «Вечером Джон с ребятами отправились на запланированный задолго до свадьбы концерт в Честере, а я решила остаться в нашем новом жилище, чтобы разобрать вещи до возвращения Джона. Когда он пришел домой, мы улеглись в кровать и, обнявшись, наслаждались компанией друг друга. Нам не верилось в такое счастье: раньше нам негде было проводить время вместе, не опасаясь, что кто-нибудь придет и застанет нас врасплох; в первый раз в жизни мы могли закрыть входную дверь и расслабиться, уверенные, что никто нас не потревожит. «Ну, миссис Леннон, и каково вам быть замужем?» - спросил меня Джон.
Мы были охвачены ощущением новизны и некоторой странности происходящего. Джон как-то сказал: это все равно, что ходить в носках разного цвета, и я прекрасно понимала, что он имеет в виду. Не успели мы свыкнуться с самой мыслью, как уже оказались женатыми».

Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern).
26 августа 1962 г. (воскресенье)

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с группами «Майк Ферри и Фантомы» (Mike Berry & The Phantoms), «Джазмены красной реки» (The Red River Jazzmen) и «Свингующие Блу Джинез» (The Swinging Blue Genes)».

Синтия: «Ринго познакомили со мной, когда Джон и я поженились. Я впервые встретила его, когда мы с Джоном гостевали в квартире Брайена. Никогда не забуду, как пожала руку со всеми этими кольцами. Мы оба сконфузились из-за этого.
Успешные деловые операции в Лондоне требовали от ребят часто ездить в столицу. Я всё чаще оставалась одна. В те короткие промежутки времени, когда я видела Джона, я занималась тем, что стирала и гладила весь его гардероб перед очередной поездкой. В один из таких «домашних» дней Джон представил меня Ринго Старру.
Он присоединился к группе за пять дней до свадебной церемонии и какое-то время спустя зашел к нам домой повидаться с Джоном. До этого я несколько раз его видела, когда он играл с Рори Стормом, но мы с ним не разговаривали. К сожалению, наша первая встреча не задалась с самого начала. Я пригласила Ринго к нам на ужин и приготовила тот самый рис с карри, не зная, что в детстве он много болел, и с тех пор не мог есть острую пищу. Он отказался от еды и почти не обращал на меня внимания, разговаривая с Джоном. Я совершенно растерялась и тщетно силилась понять, что же я сделала не так.
Ринго не знал, что мы женаты и что я вхожу в число «избранных». После нашего знакомства у меня было ясное ощущение, что на меня смотрят с большим подозрением. Действительно, какое-то время в наших отношениях преобладала насторожённость. В то время я думала: может, это из-за того самого «заречного синдрома»? Позже мне пришло в голову, что он, вероятно, посчитал меня слишком высокомерной. В Ринго, выходце из рабочих кварталов Ливерпуля, наверное, взыграла пресловутая неприязнь к жителям «другого берега». Может быть, от этого он чувствовал себя неловко в моем присутствии.
В любом случае, на первых порах мы с ним относились друг к другу настороженно, но затем постепенно подружились, и я обнаружила, что Ринго самый что ни на есть добрый, приветливый и легкий в общении человек. Еще задолго до того, как я прониклась к нему симпатией, мне было очевидно, что он идеально вписывается в группу. В свои двадцать два Ринго был на три месяца старше Джона и сразу поладил со всеми ребятами, как будто играл с ними с самого начала. Ринго обладал таким же острым, ехидным чувством юмора, молниеносно парировал любой выпад в свой адрес, и это им ужасно нравилось».

Выступление в зале «Цветочный» (Floral Hall Ballroom, Morecambe).
29 августа 1962 г. (среда)

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в танцевальном зале «Цветочный» (Floral Hall Ballroom, Morecambe)».
Соглашение от 29 августа 1962 года между Дж.Фланнери, далее именуемым как «Организатор», с одной стороны, и Брайеном Эпстайном, эсквайр, именуемым далее как «Эстрадный артист», с другой стороны.
Стороны удостоверяют, что Организатор настоящим соглашением принимает на работу Эстрадного артиста и Эстрадный артист согласен выполнить эту работу, и быть представленным в действии как «Битлз» в танцевальном зале от этой даты и на период и за заработную плату, указанные в приложенном расписании, и при соблюдении условий, указанных в Приложении 1 обычной формы контракта, предусмотренной в решении г. А.Дж.Эштона от 22 сентября 1919 года.
График. Эстрадный артист соглашается выступить на одном вечернем концерте за заработную плату в размере 30 (тридцати) фунтов-стерлингов в субботу 24 ноября 1962 года, в «Ройял Лидо», Престэтине, Сев. Уэльс, который пройдет с 20-00 до 24-00. Эстрадный артист не будет выполнять более двух получасовых выступлений в двух отдельных сессиях.
Дополнительные условия. Указанный Эстрадный артист не будет появляться в радиусе десяти миль от места выступления в течение десяти недель.
Мы, нижеподписавшиеся, ознакомились с соглашением, графиком и дополнительными условиями, и согласились его придерживаться одинакого точно.
Подпись: Брайен Эпстайн.
Адрес: «Предприятия НЕМС лимитед», 12-14 Уайтчепел, Ливерпуль 1
Синтия: «Следующие несколько недель Джон был полностью занят делами группы - концертами и подготовкой к записи пластинки. У меня оказалась в распоряжении куча времени, однако я чувствовала себя так плохо, что делать все равно ничего не могла. Каждое утро я, как по часам, бежала в ванную, не совладав с тошнотой, а потом плелась со стонами назад в комнату. Квартира Брайена имела один серьезный недостаток: спальня была отделена от остальных помещений, и проходить в нее нужно было через общий холл, куда выходили двери других жильцов дома. То есть, кто угодно мог зайти с улицы в нашу спальню либо в гостиную, если только обе двери не были заперты на ключ. Когда мы были вдвоем, мы их не запирали, но, оставаясь одна, я все-таки делала это ради своей же безопасности. Ужасно неудобно, особенно когда тебя постоянно тошнит и надо то и дело бегать в ванную.
Когда Джон находился дома, нам нравилось играть в мужа и жену. Он нежно заботился обо мне на всем протяжении беременности, дарил цветы и приносил в дом разного рода забавные вещицы. Однажды, вернувшись с выступления, он сказал: «А ну-ка, закройте глаза, миссис Леннон, у меня для вас сюрприз». Джон настоял на том, чтобы я ощупала его подарок вслепую, прежде чем увидеть его. Это всего-навсего был старенький кофейный столик, но Джон радовался так, будто приобрел его в универмаге «Хэрродз»: «Это просто фантастика, Син, правда? Наш первый кофейный столик. Посмотри, медная чеканка, ручной работы, и всего-то за пятерку!». Несмотря на некоторые сомнения, я, конечно, не могла не сдаться перед этим натиском восторга.
Еду в доме готовила всегда я: Джон понятия не имел, как это делается, да и я, надо сказать, была довольно беспомощной кухаркой. Мои кулинарные способности ограничивались приготовлением сосисок с картофельным пюре, бутербродов с сыром или нашего любимого блюда - риса с говядиной под соусом карри, - которое я покупала в виде полуфабриката, разогревала и подавала с нарезанными сверху дольками банана».

Выступление в городе Страуд (Subscription Rooms, Stroud)
1 сентября 1962 г. (суббота)

Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Уехали [из «Батлинз»] в 10 в субботу утром, добрались до дома в 4.30».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в городе Страуд, Глостершир (Subscription Rooms, Stroud in Gloucestershire)».
beatlesbible.com: «Это было второе из двух выступлений «Битлз» в этом большом здании, расположенном на Джордж-Стрит в Страуде. Это шоу было организовано с помощью лондонской компании «Агенство варьете Кана» (Cana Variety Agency), которым управляли Джон (Джэк) Фэллон (John (Jack) Fallon) и Билл Фрейзер Рейд (Bill Fraser Reid), занимавшиеся организацией концертов по всей южной Англии. Так же группа выступила на этой площадке 13 марта 1962 года».
Ринго: «Работая и играя на ударных, я скопил немного денег и в восемнадцать лет (прим. – т.е. в 1958 году) купил свою первую машину. (прим. – возможно что воспоминания Ринго не совсем точны, относительно дат. Судя по записям в дневнике Джонни «Гитары», даже в 1960 году у Ринго не было своего автомобиля. Первое упоминание в дневнике Джонни «Гитары» о наличии у Ринго своего автомобиля относится к 18 ноября 1961 года: «Плаза, Св. Елена. Сыграли хорошо, многое не нравится. Поехал домой в машине Ринго». Так что, возможно, Ринго купил свой первый автомобиль «Стандарт Вангард» осенью 1961 года, а не в 1958-1959).
Я продал «Стандарт-вангард» другому барабанщику из Ливерпуля, и после первых трех месяцев пребывания в «Батлинз» купил себе «Зефир-зодиак», который просто обожал. В этой машине я чувствовал себя королем. Я стал взрослым парнем с машиной, я мог кого-нибудь подвезти. Я поехал на завод, остановил машину у ворот и пошел проведать ребят, которые все еще работали там. «А мне живется недурно!» - потому что я стал больше зарабатывать. На заводе мне платили шесть фунтов в неделю, а в «Батлинз» - двадцать. У меня завелись деньжата» (прим. – после «Батлинз», т.е. осенью 1961, Ринго приобрел «Стандарт Вангард». В 1962-м, после «Батлинз» 1962 года, он, по-видимому, и приобрел «Форд Зодиак»).
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Студия 2 Эбби-Роуд - запись песен Love Me Do и How Do You Do It?
4 сентября 1962 г.

Из газеты «Мерси Бит» (от 23 августа 1962 г.): «Во вторник 4-го сентября «Битлз» летят в Лондон, чтобы записаться на студии «И-Эм-Ай». Они сыграют номера, специально написанные для группы, которые они получили от своего менеджера звукозаписи Джорджа Мартина (Парлофон)».
Пол: «В сентябре мы отправились в Лондон вместе с Ринго».
Из газеты «Меси Бит»: «4 сентября в 8.15 утра, верите вы или нет, «Битлз» собрались в Ливерпульском аэропорту. Ребята чувствовали себя прекрасно, несмотря на раннее время и предстоящий утомительный перелёт. Их менеджер сопровождал лондонского импресарио Дона Ардена, на которого «Битлз», как и следовало ожидать, произвели прекрасное впечатление».
Марк Льюиссон: «Этот наступающий день выдался влажным и ветреным, и незадолго до восхода солнца «Битлз» собрались в Спике, чтобы отправиться в свой первый полет из ливерпульского аэропорта (прим. – до этого они вылетали из манчестерского аэропорта). Это была все та же грунтовая взлетная полоса, на которой Пол (и, вероятно, Джордж) ребенком высматривал самолеты, и где Джон во время летних каникул 1958 года работал на кухне помощником, плюя в бутерброды.
Брайен пообещал написать в «Мерси Бит» отчет о сессии записи, и начал с того, что сделал фотоснимок «Битлз» на взлетной полосе».
Марк Льюиссон: «Сочетание ветра, дождя, до ужаса раннего часа (8:10 утра), старого пропеллерного самолета «Висконт», на который они собираются сесть, странноватой прически Ринго с седой прядкой, синяка Джорджа, который нельзя не заметить, его плохой стрижки и оттопыренных ушей, четырех неулыбчивых лиц, ожидающих Эппи, чтобы забраться в эту чертову штуку - все это складывается в один из наименее приукрашенных, но наиболее интригующих из всех фотоснимков «Битлз». Если каждая отдельная фотография рассказывает свою историю, то эта – целая выставка».
Бэрри Майлз: «Битлз» вылетели из аэропорта Ливерпуля в Лондон».
Ринго: «В тот год мы начали летать. В первый раз, когда мы оказались в самолете все вместе с Брайеном Эпстайном и полетели из Ливерпуля в Лондон, Джордж Харрисон сел у окна, а окно открылось. Он даже закричал от неожиданности».
Джордж: «Помню, как я летел впервые, самолет ударился о взлетную полосу, а прямо рядом с моим местом открылся иллюминатор. Я перепугался, думая, что меня вытянет воздухом наружу, закричал, а стюардесса подошла и просто его закрыла».
Бэрри Майлз: «В Лондоне они разместились в небольшом отеле в Челси».
Из газеты «Меси Бит»: «В Лондоне после регистрации в отеле в Челси они прибыли в студийный комплекс «И-Эм-Ай» в Сент Джонс Вуд».
«Около полудня они прибыли в студию на Эбби-Роуд».
Из газеты «Меси Бит»: «В студии № 2 их ждали продюсер Джордж Мартин со своим помощником Роном Ричардсом, а вместе с ними - дорожный менеджер группы Нил Аспинал, который привёз из Ливерпуля инструменты и оборудование».
Пол: «Когда мы впервые пришли в студию, чтобы записать [песню] «Люби же меня», там был приглашенный Брайеном фо¬тограф Дезо Хоффман: нам понадобились рекламные фотографии, и он должен был отщелкать несколько черно-белых кадров. Джордж Харрисон решительно этому воспротивился, потому что у него сиял фонарь под глазом. В клубе «Пещера» кто-то ему зафинтилил из ревности как следует».
Джордж: «Несколько поклонников - их было немного - вопили: «Пит лучший!» и «Ринго - никогда, Пит Бест - всегда!». Но их было совсем мало, и мы не обращали на них внимания. Но через полчаса они нас достали, и я прикрикнул на них. Когда же мы вышли из уборной в темный коридор, какой-то парень бросился на меня и поставил мне синяк под глазом. Сколько мы натерпелись из-за Ринго!».
Пол: «Еще я помню огромные белые экраны студии - вроде щитов на крикетных полях, - они так и нависали над нами. Бесконечная лестница вела в аппаратную. Аппаратная была все равно, что небо, на котором обитают боги, а мы, жалкие существа, ютились внизу. Господи! Нервы были напряжены до предела!».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Студия 2, Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит».
Марк Льюиссон: «[Когда] 6 июня «Битлз» записали четыре вещи, но ни одну Мартин не счёл подходящей для их первой пластинки, поэтому 4 сентября Джон, Пол, Джордж и, на этот раз, Ринго, вернулись в студию для следующей сессии».
«После первой сессии 6 июня 1962 года они вернулись, чтобы попытаться во второй раз записать свой дебютный сингл. Это была первая сессия записи группы с участием Ринго Старра».
Бэрри Майлз: «До пяти вечера они репетировали».
Энди Бабюк: «Как видно на снимках Дезо Хоффмана, 4 сентября Маккартни играет на своем басе «Хофнер» через басовый усилитель «Квэд», [в свое время] усовершенствованный Эдрианом Бэрбером. Похоже, что «Квэд» был выбран как подходящий усилитель баса для записи на «И-Эм-Ай».
Из газеты «Меси Бит»: «И вот наступил момент, которого все так долго ждали, - началась запись первого диска. Первого диска для самой большой звукозаписывающей компании мира. Сначала была проведена репетиция, которая потребовала долгой и тяжёлой работы до самого вечера».
«Перед началом записи «Битлз» провели репетицию под контролем сотрудника «И-Эм-Ай» Рона Ричардса (Ron Richards). Несколько раз они проиграли шесть песен. Две из них — «Люби же меня» (Love Me Do) и «Как ты это делаешь?» (How Do You Do It?) - были отобраны для записи».
Из газеты «Меси Бит»: «Из шести песен были выбраны две для сессии записи как таковой».
Марк Льюиссон: «В этот раз были записаны две вещи – «Люби же меня» и «Как ты это делаешь?», автором последней был композитор Митч Мюррей».
Росс Бенсон: «По словам Джорджа Мартина, он выбрал «Люби же меня» только потому, что она была лучшей из предложенных».
Джордж Мартин: «Они сыграли «Люби же меня» (Love Me Do), и хотя Леннон и Маккартни написали её вместе, я попросил Пола исполнить основную партию, так как хотел, чтобы гармоника Джона вплеталась в вокальную партию, – а он, разумеется, не мог играть и петь одновременно. Поэтому Пол вёл ведущую партию, а Джон – партию сопровождения со своим неповторимым, внешне однообразным звучанием в нос, которое станет характерным для их раннего стиля».
Пол: «Предполагалось, что Джон будет петь все слова, но они передумали и попросили, чтобы я тоже спел в одном отрезке, так как они хотели, чтобы Джон играл на гармонике. До тех пор мы ни разу не репетировали с гармоникой; Джордж Мартин добавил её прямо в процессе записи. Это было нервное потрясение».
Джордж Мартин: «Особенно мило звучит в ней губная гармошка Джона».

Синтия: «Они записали «Люби же меня», песню, сочиненную Джоном и Полом. Меня несколько удивил этот выбор: на мой взгляд, песенка была не из лучших, и звучала довольно монотонно. Однако Джон сказал мне, что так решил Джордж Мартин, которому понравилась его партия на губной гармошке».
Джон: «В детстве я много играл на губной гармонике. «Люби же меня» - рок-н-ролл, причем прифанкованный. Весь секрет - в гармонике. Была такая песня «Эй, детка» (Hеу! Baby) и еще одна жуткая вещь - «Я помню тебя» (I Remember You). Мы играли и ту, и другую - они обе с гармошкой, и потому мы начали использовать ее и в «Люби же меня» просто для аранжировки».
Джон Робертсон: «Песня является образцом творческого союза Леннона и Маккартни, ее тяжелова¬тый ритм несколько оживляется губной гармошкой Леннона. Этот трюк Джон заимствовал из хита Брюса Ченнела 1962 г. «Эй, детка» и затем неоднократно использовал на протяжении последующих двух лет. Версия «Люби же меня» (без губной гармошки) и раньше входила в репертуар «Битлз», но не была в числе лучших».
Билл Харри: «Насколько известно, «Битлз» выступали вместе с Брюсом Ченнелом и Делбертом Макклинтоном на концерте, 21 июня 1962 года в «Башне». В тот вечер Джон Леннон общался с Макклинтоном, который показал ему, как играть на губной гармошке отрывок из песни «Эй, детка».
Брюс Ченнел: «Делберт был в костюмерной с Джоном Ленноном, который проявил большой интерес к его губной гармошке. Делберт что-то сыграл для него и, по-видимому, Джону пришла идея использовать ее звучание в песне «Люби же меня».
Бэрри Майлз: «Макклинтон подыгрывал на губной гармошке во время исполнения Брюсом Ченнелом взрывного хита «Эй, детка». Когда Макклинтон обнаружил, что Джон тоже играет на этом инструменте, он дал лидеру «Битлз» несколько ценных советов о том, как улучшить свою технику. После этого, в течение последующих двух лет, Джон стал включать партию губной гармошки в большинство оригинальных композиций группы».
Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер» в августе 1971 г.:
«Мелоди Мейкер»: Когда вы впервые встретились с «Битлз», вы рассматривали их серьезно как музыкантов в целом? Как гитаристов или композиторов?
Джордж Мартин: Они не рассматривались как композиторы. Я не увидел, что они могут вообще что-то сочинять. Песня «Люби же меня» мне показалась довольно бледной, но это было лучшее, что мы могли записать. У них ничего другого не было, а я не просил, что бы они показали мне что-то еще. Как музыканты они были весьма адекватны - они могли довольно хорошо играть на гитарах, обладая свободным звучанием.
Джордж: «Мы играли «Люби же меня» на сцене, она звучала неплохо. Мы хотели спеть именно ее: другие песни, которые нам предлагали, были слишком слащавыми».
Тони Бэрроу: «Постепенно до него [Мартина] дошло, что будет неправильно изменять естественную природу группы, и он остановился на четвёрке без лидера, в которой пение будет постоянно меняться от песни к песне, главным образом оставляя в центре внимания превосходные голоса Леннона и Маккартни, но изредка давая возможность и другим».
Джордж Мартин: «И тут до меня дошло: это группа, разделить которую нельзя. И я должен работать с ними именно как с группой. Эта неповторимая гармония, этот уникальный звуковой сплав, – вот что будет их лицом. Это было как раз тем смутным ощущением, которое поразило меня ещё при прослушивании демо-дисков. Я не мог сравнить это со звучанием ни одной другой группы в мире поп-музыки, включая десятки американских, которые я слышал. В нём были отголоски Эверли Бразерс и старых блюзменов, Элвиса Пресли и Чака Берри, но было и что-то совершенно новое и чисто английское, что-то означавшее Ливерпуль и что-то означавшее «Битлз». Главным вопросом было – пойдёт ли это? Был только один путь узнать это. И я подписал с ними контракт.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Когда я увидел их, то изменил свое мнение о них - они были неплохи. Но я продолжал считать, что их песни никуда не годятся. Однако я предложил им договор, так как думал использовать «Битлз» как сопровождающий ансанбль для какого-нибудь известного певца, вроде «Шедоуз» для Клиффа Ричарда. Я подумал, что ничего не потеряю, если подпишу с ними контракт: Хотя, честно говоря, у меня не было ни малейшего представления, что с ними делать, какие песни стоит записывать».
«Репетиция продолжалась с двух до пяти часов дня. Во время репетиции они также сыграли в более медленном, блюзовом исполнении песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). На протяжении всей этой песни Джордж Харрисон играл ее главный мотив».
Джон: «Это была моя попытка написать песню в стиле Роя Орбиссона. Я помню день, когда написал ее. Помню розовое пуховое одеяло на постели, помню, как я сидел в одной из спален в своем доме на Менлав-Авеню, у тети. Я услышал по радио, как Рой Орбиссон исполнял «Только одинокие» (Only The Only). Я написал «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Это пошло оттуда. И еще я был заинтригован словами: «Пожалуйста, прислушайся к моим мольбам» (please let you little is my mine please) из песни Бинга Кросби. Меня всегда очаровывало двойное значение слова «пожалуйста» (please). Это слово в песне употреблялось в двух значениях. В моей песне как бы объединялись песни Роя Орбисона и Бинга Кросби».

Last night I said these words to my girl Прошлой ночью я сказал эти слова своей девушке
I know you never even try girl Знаю, ты никогда даже не пыталась, милая
Come on, come on, come on, come on, Ну, давай же, давай же, давай же, давай же,
Please please me Пожалуйста, доставь мне удовольствие
Oh yeah like I please you. как я доставляю удовольствие тебе

You don’t need me to show the way, love Тебе не нужен я, чтобы найти этот путь, любимая
Why do I always have to say, love Почему я всегда должен говорить, любимая,
Come on, come on, come on, come on, Ну, давай же, давай же, давай же, давай же,
Please please me Пожалуйста, доставь мне удовольствие
Oh yeah like I please you. как я доставляю удовольствие тебе

I don’t want to sound complaining Не хочу звучать жалостливо
But you know there’s always rain in my heart. Но, знаешь, дождь всегда в моем сердце
I do all the pleasing with you Я делаю все, получая с тобой удовольствие
It’s so hard to reason with you. Это так тяжело, уговорить тебя
Oh yeh why do you make me blue. О, почему ты заставляешь меня грустить
Last night I said these words to my girl, Прошлой ночью я сказал эти слова своей девушке
I know you never even try girl, Знаю, ты никогда даже не пыталась, милая
Come on, come on, come on, come on Ну, давай же, давай же, давай же, давай же,
Please please me Пожалуйста, доставь мне удовольствие
Oh Yeh like I please you—you. как я доставляю удовольствие тебе

Из интервью Джорджа Мартина корреспонденту журнала «Лайф Онлайн» в конце 90-х:
Лайф Онлайн: Сэр Джордж (Мартин получил рыцарское звание в 1996 г.), насколько хороша музыка «Битлз»?
Джордж Мартин: Вы хотите спросить, насколько она велика?
Лайф Онлайн: Ну, в общем, да.
Джордж Мартин: Знаете, когда я впервые их услышал, я был абсолютно уверен, что никто не станет покупать их песни. Да, да! И я до сих пор испытываю нечто подобное, когда слушаю их ранние композиции: все, что у них тогда получалось, это медленные и ужасно скучные вариации на тему «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Первый после 909» (One After 909).
Лайф Онлайн: Ну, «Первый после 909» написана левой ногой.
Джордж Мартин: (так, словно его тошнит): Да ладно, ладно! Если бы они тогда продолжали писать эту чепуху, я бы уже давно переквалифицировался в архитекторы.
Ринго: «В мой первый приезд в сентябре мы просто показали несколько песен Джорджу Мартину. Мы даже сыграли «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Я запомнил это, потому что, когда мы записывали ее, я держал маракасы в одной руке, а бубен в другой. Думаю, именно поэтому Джордж Мартин пригласил «профессионала» Энди Уайта, когда мы приехали через неделю, чтобы записать «Люби же меня». С ним договорились заранее, видимо помня о неудаче с Питом Бестом. Джордж больше не хотел рисковать, ну а мне делать было нечего».
Из интервью Робина Флэнса с Ринго, июль 1997 г.:
Ринго: Одна из самых забавных историй - это когда мы в первый раз поехали в Лондон показать Джорджу Мартину песню «Пожалуйста, порадуй меня». Я играл ногой на бас-барабане, в одной руке у меня был маракас, в другой - бубен, и я ещё акцентировал - ударял по тарелкам. Думаю, он [Джордж Мартин] поглядел на меня и решил пригласить Энди Уайта (смеётся). Типа, «ох, пусть уж лучше сыграет настоящий ударник». Я старался, чтобы было побольше акцентов и всяких звуков, и бил по тарелке бубном, умудряясь ещё трясти маракас.
Джордж Мартин: «На этой стадии песня «Пожалуйста, порадуй меня» была очень скучной. Она напоминала Роя Орбисона, но очень медленного, с блюзовым пением. Для меня было очевидно, что ее крайне необходимо взбодрить. Я сказал им, что в следующий раз мы еще раз над ней поработем».
Джон: «В конце концов, Джордж Мартин предложил нам записать другую песню. «Пожалуйста, порадуй меня» запишем в следующий раз, - пообещал он, - а пока попробуйте немного доработать ее».
Синтия: «Когда тот [Джордж Мартин] согласился с их выбором, они были страшно довольны и в то же время нервничали. «Надеюсь, все получится, - сказал мне тогда Джон. - Иначе мы будем выглядеть полными идиотами».
Ринго: «На студии «И-Эм-Ай» нас приняли хорошо, поскольку мы выдержали прослушивание, и Джордж Мартин решил попытать удачу. Хотя то, что мы родом с севера, произвело на многих не слишком приятное впечатление».
Джордж Мартин: «Брайен привел Ринго. Я отнесся к нему несколько подозрительно».
Бэрри Майлз: «Потом [после репетиции] Джордж Мартин пригласил группу в свой любимый итальянский ресторан, чтобы узнать их поближе».

Из газеты «Меси Бит»: «В перерыве Джордж Мартин пригласил «Битлз» на обед в свой излюбленный итальянский ресторан».
«С пяти до семи вечера Джордж Мартин пригласил «Битлз» и Нила Аспинала отведать спагетти в итальянском ресторане на Мэрилбон Хай-Стрит (Marylebone High Street)».
Пол: «К половине второго мы записали две песни. Затем нам дали часовой перерыв на обед (за который платили мы). Мы зашли за угол, в паб «Алма», в конце Сент-Джонс-Вуд. Мы были еще молоды, а пабы считались местами для взрослых, поэтому мы закурили, чтобы выглядеть постарше, и заказали по пиву и булочки с сыром. Само собой, разговор крутился вокруг записи».
Из газеты «Меси Бит»: «Во время обеда он к всеобщему удовольствию рассказал о своей работе по записи пластинок Питера Селлерса и Спайка Миллигана».
Бэрри Майлз: «Там он развлекал их воспоминаниями о своей прошлой работе с комиками Питером Селлерсом и Спайком Миллиганом».
Пол: «Затем мы вернулись в студию».
«Сессия записи началась в семь часов вечера».
Бэрри Майлз: «С большой неохотой, они записали песню «Как ты это делаешь?».
«Песня «Как ты это делаешь?» была выбрана Мартином для дебютного сингла «Битлз».
Бэрри Майлз: «Эта песня была написана профессиональным композитором Митчем Мюрреем, и Джордж Мартин предложил ее в качестве заглавной композиции на сторону «А».
Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер» в августе 1971 г.:
Джордж Мартин: После того, как мы записали [6 июня] «Люби же меня», я решился найти для них хитовую песню. В поисках материала для нашей группы, которую никто знать не хотел, я переворошил весь издательский офис. Так что, я нашел для них эту песню Митча Мюррея, которую, я думал, было просто идеаль¬но им выучить к следующей сессии. Когда ребята пришли на запись, они сказали, что песня им не понравилась.
«Мелоди Мейкер»: Что это было?
Джордж Мартин: «Как ты это делаешь?».
«Группе была отправлена ацетатная пластинка с демонстрационной записью этой песни, написанной Митчем Мюрреем. В начале 1962 года в лондонской студии «Риджент» ее записали Бэрри Мэйсон и «Пятерка Дейва Кларка». Сам Мюррей расчитывал на то, что эта песня будет записана и выпущена Адамом Фэйтом. Между тем, «Битлз» переиначили эту песню, подогнав ее под свой ритм-энд-блюзовый вкус, заменив при этом большую часть беззаботности оригинальной демо-записи».
Пол: «Он [Джордж Мартин] знал, что это был хит номер один, поэтому он дал нам ее демонстрационную запись, маленькую белую ацетатную пластинку. Мы привезли ее в Ливерпуль и задались вопросом: «Что мы будем с ней делать? Это то, что он хочет, чтобы мы записали. Он наш продюсер. Мы должны это сделать. Мы должны ее разучить». Так мы и сделали. Но она нам не нравилась, и, вернувшись, мы сказали Джорджу: «Ну, может быть это и номер один, но мы не хотим записывать песни такого рода, мы не хотим, чтобы у нас была такая репутация. Мы собираемся записать другую композицию, кое-что новое». Полагаю, что мы были довольно напористы для нашего положения. Но он понял. Впоследствии Джордж взял нашу пробную запись и сыграл ее Джерри, сказав: «Они ее не хотят, а это великолепный хит, запишите его», и Джерри ухватился за эту возможность. Он оставил музыкальный темп очень похожим на нашу версию, которая довольно сильно отличалась от первоначальной демонстрационной записи, потому что, в основном, это была наша аранжировка».
«Как известно из битловской истории, ливерпульская четверка могла выпустить в 1962 году песню «Как ты это делаешь?». Но не выпустила. В 1963-м эта композиция займет первое место в британском хит-параде, но в исполнении «Джерри и Лидеров». Недавно вокалисту коллектива Джерри Мардсену дали послушать малоизвестную демо-версию трека, записанную Барри Мейсоном еще до «Битлз» и «Лидеров». По словам Мардсена, он никогда не слышал данный вариант (его короткий фрагмент включен в первую программу «Анталогии»)».
Джерри Мардсен: «Неудивительно, что Джону не понравилась песня. Это было ужасно. Джон сказал Брайену: «Забудь, это ерунда. Отдай ее Джерри, он сделает. Неудивительно, что он так заявил, ведь это было кошмарно. Брайен прислал мне копию битловской версии, которая звучала как демо для «Братьев Эверли». Брайен спросил, хочу ли я записать песню, и я ответил - да. Я никогда не слышал это демо Барри Мейсона, определенно нет. Мы делали песню с битловской аранжировкой, действительно, но мы не пародировали. Мы добавили, конечно же, пианино».
Марк Льюиссон: «Битлз» без всякого удовольствия восприняли предложение записать песню, которая им не понравилась, но была навязана, и даже не пытались скрыть своё отношение к материалу при записи. Правда, такая практика была общепринятой в пятидесятые-шестидесятые годы».
Нил Аспинал: «Во время этих сессий, 4 и 11 сентября, «Битлз» предложили записать песню Митча Мюррея «Как ты это делаешь?». Обычно все происходило так: автор песен находил издателя, издатель - знакомого продюсера со студии звукозаписи, а тот подыскивал группу для записи песни».
Джордж Мартин: «В те дни было обычным делом подыскивать песни для исполнителей. Для этого следовало дойти до Тин-Пэн-Элли и послушать записи у издателей. Такие походы были неотъемлемой частью моей жизни: я подолгу искал песни, и та, которую я предложил «Битлз», была настоящим хитом. Я был убежден, что «Как ты это делаешь?» просто обречена на успех. Она вовсе не была шедевром, не была самой чудесной песней, какую я когда-либо слышал, но я считал, что в ней есть тот необходимый компонент, который притягивает людей».
Хантер Дэвис: «Мартин настаивал на своем. В конце концов, это он - босс, и он хочет, чтобы «Битлз» записали именно эту песню. Значит, так тому и быть. Они же по-прежнему ругали песню и отказывались браться за ее исполнение».
Пол: «Джордж Мартин объяснил нам, что мир музыкального бизнеса состоит из авторов песен и групп. Обычно группам предлагали песни такие издатели, как Дик Джеймс, а также друзья продюсеров. Но мы начали работать как группа, исполняющая собственные песни».
«Хотя они послушно и записали несколько дублей песни «Как ты это делаешь?», «Битлз» не были расположены размещать на своем дебютном сингле заимствованную песню. Это нежелание «Битлз» было принято к сведению Мартином, который согласился дать шанс их собственной композиции».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Он сказал: «Эта песня может сделать название «Битлз» таким же популярным в стране, как «Харпик» (прим. - «Харпик» - фирменное название порошка для чистки сантехники.). Когда сможете сами написать такую песню, я ее запишу».
Мы сказали: «Это хит, Джордж, но у нас уже есть песня «Люби же меня». Джордж возразил: «А по-моему, ваша не станет хитом». Мы ответили: «Да, зато она наша, вот и всё. Мы хотим играть блюз, а не сладкие баллады. Мы студенты. Люди искусства. И если мы привезем такую песню домой в Ливерпуль, нас поднимут на смех. Зато мы можем спеть «Люби же меня» - она понравится людям, которых мы уважаем, таким, как «Большая тройка». Мы не хотели, чтобы над нами смеялись другие группы. Но Джордж уверял, что его песня обязательно станет хитом. И мы сказали: «Ладно, мы разучим ее». Мы вернулись домой, сделали сносную аранжировку и записали «Как ты это делаешь?», а Джордж Мартин сказал: «И все-таки это номер один».
Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер» в августе 1971 г.:
Джордж Мартин: Они все же записали ее, но сказали, что предпочитают сделать один из своих собственных номеров. Я сказал, что не слышал у них ничего хорошего. Поэтому они записали «Как ты это делаешь?». Джон пел соло, причем весьма хорошо. Но он пришел ко мне и стал умолять: «Послушайте, я думаю, мы можем сочинить песню лучше. Если мы напишем кое-что получше, мы сможем это записать?». Я ответил: «Да, но вы отвергаете хит».
Пол: «Мы ненавидели эту песню и не хотели ее исполнять. Мы чувствовали, что у нас есть свой стиль, стиль «Битлз», который знали в Гамбурге и Ливерпуле. Мы понимали, что «Как ты это делаешь?» была одной из лучших песен, и Джордж [Мартин] настаивал на ее записи, но мы хотели исполнять толь¬ко свои песни. Мы сказали, что будем жить и умирать с песней «Люби же меня», хотя понимали, что она менее привлекательна, но идти нам надо было своим путем. Ведь мы старались сохранить собственное лицо».
Росс Бенсон: «Больше всех на этом настаивал Пол. Он писал песни с четырнадцати лет и был убежден, что они звучат совсем не хуже других».
Пол: «В то время я без конца рылся дома в пластинках, выискивая что-нибудь интересное на сторонах «Б». «Мы бы сделали из этого конфетку», - думал я про себя. Потом эти песни пользовались в разных клубах громадным успехом, но, когда дело доходило до студии звукозаписи, требовалось больше авторства. Еще и поэтому мы не стали исполнять «Как ты это делаешь?». Мы подумали: «Подождите-подождите, мы начинаем создавать себе репутацию, репутацию мощную - по крайней мере, мы на это надеемся, - так что надо соблюдать осторожность». Мы хоте¬ли исполнить прежде всего «Люби же меня», потому что в этой песне было что-то от блюзов и мы решили, что таким образом сохраним свою чистоту перед ливерпульскими ребятами».
Ринго: «О студии «И-Эм-Ай» я запомнил то, что все мы приготовились отстаивать принцип: «Мы написали эти песни и хотим исполнять их». Мы решительно настаивали на своем, остальные держались увереннее, чем я, потому что я был новичком. Я просто говорил: «Давайте, ребята, действуйте». Я все еще чувствовал себя неуверенно, но они, к счастью, твердо решили не петь песню, которую им предложили. Вспоминая об этом, я понимаю, как они рисковали, потому что, как я уже говорил, за этот кусок пластмассы любой продал бы душу. Не думаю, что Клифф Ричард стал бы так упорствовать. Клифф никогда не был автором. Всем этим Дикки Прайдам и Билли Фьюри просто приносили песни, а они пели их».
Джордж Мартин: «Все же мы записали ее. Солировал Джон. Им эта песня не нравилась, но запись получилась, и я чуть было не выпустил ее как первый сингл «Битлз». В конце концов, я согласился на «Люби же меня», но выпустил бы и «Как ты это делаешь?», если бы меня не уговорили прослушать еще один вариант песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)» (прим. - это будет 11 сентября).
Хантер Дэвис: «Но Леннон и Маккартни твердо стояли на своем. Они хотели видеть на пластинке только свои собственные пес¬ни, и песня Митча Мюррея так и не будет включена в пластинку».

«Запись песни «Как ты это делаешь?» останется неизданной до своего появления в 1994 году в «Анталогии 1».
Бэрри Майлз: «Отсутствие у группы энтузиазма по поводу этой песни заметно по ее невзрачному звучанию на пленке».
«Затем группа приступила к записи песни «Люби же меня», записав около пятнадцати дублей дорожки сопровождения».
Пол: «Так или иначе, но мы стали записывать «Люби же меня».
Хантер Дэвис: «Джорджа Мартина песня «Люби же меня» по-прежнему не приводила в восторг. Мело¬дию песни он считал банальной, а стихи Маккартни типа «люби меня, ты знаешь, что я люблю тебя» — примитивными. Он говорил, что те первые песни были «просто ужасными».
Джон: «Мы представили «Люби же меня» Мартину как медленный номер, вроде «На полпути к раю» (Halfway To Paradise) Билли Фьюри. Но Джордж Мартин предложил играть ее быстрее. Я рад, что мы послушались его. И вообще, своим успехом мы во многом обязаны Джорджу. Проявляя огромное терпение, он направлял наш энтузиазм в правильное русло».
Пол: «Никогда не забуду нашу первую запись. Аранжировка «Люби же меня» была уже продумана и сыграна. А в студии Мартин заявил, что это никуда не годится, и надо все менять. Нам показалось, что если мы от¬клонили его песню, то он сделает все, чтобы мы не записали свою. Начали играть новый вариант и все никак не могли попасть в ритм. Я чувствовал себя не своей тарелке».
Рэй Эннис (группа «Свингующие Блю Джинес»): «[7 октября 1962 года] я впервые услышал, как «Битлз» исполняют [на сцене] песню «Люби же меня». Это не было рок-н-роллом и, по-моему, звучала несколько в стиле музыки скиффл. Я знаю, что сначала «И-Эм-Ай» хотела, чтобы Пол Маккартни сыграл ее на контрабасе, и Пол перебросился парой слов с Лесом Брейдом [играющем на контрабасе в группе «Свингующие Блю Джинес»] по поводу игры на контрабасе. Пол спросил: «Как ты это делаешь, на контрабасе нет же порожек подгрифа?». Лес показал ему, как добиться октавы левой рукой, и они сгрудились над контрабасом, пробуя это. Думаю, что они на самом деле попытались записать ее с контрабасом, но в таком виде она не была выпущена».
Из газеты «Меси Бит»: «Запись заглавной песни «Люби же меня» была непростым делом. Каждый стремился добиться наилучшего звучания, которое точно передавало бы уникальный стиль группы».
«После этого был наложен вокал. Полу Маккартни неожиданно дали партию основного вокала, после того, как Мартин сказал группе, что Джон Леннон не может одновременно петь и играть на губной гармошке».

Love, love me do Люби, люби же меня,
You know I love you Знаешь, я люблю тебя
I’ll always be true Я всегда буду верен
So please, love me do Так пожалуйста, люби же меня
Oh, love me do О, люби же меня

Someone to love Любить кого-то
Somebody new Кого-то нового
Someone to love Любить кого-то
Someone like you Кого-то, похожую на тебя

Пол: «Начали играть: «Люби, люби же меня, знаешь, я люблю тебя». Я пою вторым голосом, а потом идет «пожааалуууйста» - стоп. Тут Джон начинает «люби же меня», подносит ко рту губную гармошку и играет «уаа, уаа, уаа». Но Джордж Мартин закричал: «Постойте, постойте, вы перепутали, кто что должен делать! Один пусть поет «люби же меня», потому что нельзя петь «люби же уаа». Иначе и песню придется назвать «люби же уаа». Поэтому, Пол, пожалуйста, пой «люби же меня». Господи! Только этого еще недоставало! Он перепутал нам все карты! Мы продумали этот вариант уже давным-давно. Джон и должен был пропустить эту строчку; он пел: «пожааалуууйста», потом брал губную гармошку, и я пел «люби же меня», а Джон включался со своими «уаа, уаа, уаа». Мы постоянно делали так на сцене, и ничто друг на друга не накладывалось! А теперь ни с того ни с сего мне поручается такое соло прямо во время записи нашей первой пластинки, без всякого фона, когда все замирает, юпитер направлен только на меня одного… в результате я и спел дрожащим голосом: «люби же меня-я-я». Я до сих пор помню этот денек: ты дудишь, а я пою «люби же меня-я-я». Я очень нервничал! Я просто оцепенел от страха. По сей день при звуках этой пластинки слышу свой дрожащий голос. На записи у меня дрожал голос, а Джордж Мартин продолжал принимать все это за самодеятельность. Когда мы вернулись в Ливерпуль, помню, Джонни Густафсон из группы «Большая тройка» сказал мне: «Ты должен был дать Джону спеть эту строчку». Конечно, ведь Джон пел ее лучше меня: у него был более низкий голос и пел он немножко более, если можно так выразиться, «блюзово».
Я попытался изобразить блюз в песне «Люби же меня». Но получилась более «белая» музыка - неизбежный финал таких попыток. Ведь мы - белые и начинали всего-навсего как молодые ливерпульские музыканты. Мы не владели никакими тонкостями, и воссоздать «черный» звук нам было не под силу. Но «Люби же меня», кончено же, первая наша блюзовая попытка».
Норман Смит: «Уже в самом начале Пол почти всегда выступал в роли музыкального директора. Конечно, много замечаний делал и Джон, но последнее слово оставалось за Полом. И это было прекрасно, потому что он был истинным музыкантом и уже на той стадии настоящим продюсером».
Из газеты «Меси Бит»: «Для записи инструментального сопровождения (голоса были наложены позже) потребовалось не менее 15 дублей, и губы Джона, игравшего на гармонике, онемели, так что атмосфера стала напряженной».
Хантер Дэвис: «Они сделали семнадцать дублей [песни «Люби же меня»], прежде чем Джордж Мартин остался доволен».
Синтия: «Они сделали около двадцати дублей этой песни, так что потом Джон просто слышать ее не мог».
Джордж Мартин: «Я не считал, что это так уж здорово, но я был потрясен реакцией на «Битлз», и меня совершенно поражало их звучание. Надо было выпускать пластинку».
«Сессия должна была закончиться к десяти часам вечера, но продлилась до 23-15».
Пол: «Когда нам что-нибудь особенно удавалось, нас спрашивали: «Хотите послушать запись в операторской?» И мы думали: «Что? Мы окажемся там наверху, в раю?». До сих пор мы никогда не слышали, как играем. Мы слышали свою игру в наушниках, но когда пленку пускали через динамик, это было классно. Совсем как настоящая запись! Послушать бы это еще и еще, много раз подряд! Так мы пристрастились к наркотику записи, и, когда мы с Джоном садились писать очередную серию песен, мы думали только об одном: «Помнишь, как здорово это было? Посмотрим, сумеем ли мы написать что-нибудь получше».
Из газеты «Меси Бит»: «Когда голоса, наконец, были записаны, и сессия поздно ночью закончилась, все настолько устали, что уже не могли сказать, получилось ли вообще что-либо».
«После того, как «Битлз» ушли, обе песни были сведены и записаны на ацетатные пластинки для Джорджа Мартина и Брайена Эпстайна, чтобы они прослушали их на следующий день».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern).
5 сентября 1962 г.

«После того, как 4 сентября «Битлз» ушли, обе песни были сведены и записаны на ацетатные пластинки для Джорджа Мартина и Брайена Эпстайна, чтобы они прослушали их на следующий день».
Из газеты «Меси Бит»: «Когда поздно ночью сессия закончилась, все настолько устали, что уже не могли сказать, получилось ли вообще что-либо. Только на следующее утро сомнения исчезли, когда менеджер «Битлз» прослушал запись в офисе Джорджа Мартина. Они оба остались полностью удовлетворены».
Пол: «В итоге все получилось, и с этого момента мы приобрели некоторую уверенность в себе. И даже начали, в конце концов, понимать, что же такое звукозапись».
Марк Льюиссон: «Джордж Мартин всё ещё не был удовлетворён, и назначил третью сессию – через неделю, 11 сентября. Редко когда столько времени и денег затрачивалось на дебютный сингл».
«Из-за второй сессии записи «Битлз» на студии «И-Эм-Ай», прошедшей днем ранее, планируемое дневное выступление в клубе «Пещера» было перенесено на следующий день. Не было уверенности в том, что они вовремя успеют вернуться в Ливерпуль».
Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с группами «Деннисонс» (The Dennisons) и «Гас Трейвис и Полуночники» (Gus Travis & The Midnighters)».
«5 сентября 1962 года «Пещеру» посетил звукооператор «Гранады» Гордон Батлер, чтобы сделать повторную аудиозапись «Битлз», используя для этого три микрофона, а не один, как это было 22 августа. Он записал исполнение ими песни «Канзас-Сити / Хэй, хэй, хэй, хэй», которую можно услышать в серии «Анталогия».
Бэрри Майлз: «Часовое выступление «Битлз» было записано на пленку с качественным звуком звукоинженером телевидения «Гранада», с целью дальнейшего совмещения с фильмом, снятым в «Пещере» двумя неделями ранее. Но этот проект не будет реализован, и пленка будет уничтожена. Уцелели только две ацетатных пластинки, одна с песней «Тот парень» (Some Other Guy) и другая с «Канзас-Сити / Хэй, хэй, хэй, хэй» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey)».
Боб Вулер: «Звукоинженер изготовил для меня ацетатную пластинку с песнями «Тот парень» и «Канзас-Сити», и дал экземпляр Рэю Макфолу и пару Брайену Эпстайну. Свой экземпляр я хранил в коробке с пластинками, и мне следовало быть более осмотрительным. Когда «Битлз» стали знаменитыми, эта пластинка исчезла. В 1993 году она всплыла на аукционе «Кристи» и была продана за пятнадцать тысяч фунтов-стерлингов. Не уверен, была ли это моя пластинка, доказать мне было нечем».
Выдержка из интревью Джона в прямом эфире диск-жо¬кею нью-йоркской радиостанции WNEW-FM Денису Эльзасу 28 сентября 1974 года:
Эльзас: Наш сегодняшний гость - Джон…
Джон: Да, собственной персоной.
Эльзас: Ты принес какие-то пластинки?
Джон: У меня с собой только четыре, из них парочка по-настоящему редких. Я хотел было принести сотню, но тогда у меня не осталось бы времени, чтобы представить собствен¬ный альбом. Вот это еще одна американская пластинка, которую никто, кого я знаю, не слышал. Это «Твой парень» Ричи Баретта. Есть любопытный бутлег «Битлз» с довольно жесткой версией «Твоего парня», запись из «Пещеры», где-нибудь 1961-го года.
Газета «Экзаминер» (март 2015): «Давно потерянная оригинальная запись группы «Битлз», исполняющих песню «Тот парень» (Some Other Guy) в клубе «Пещера» в 1962 году, выставлена на торги. Эта версия песни ранее не издавалась. Продюсер Джонни Хэмп нашел эту пленку в ящике стола через 50 лет после записи песни в клубе. 22 августа 1962 года съемочная группа телевидения «Гранада» снимала «Битлз» в «Пещере» для программы «Узнай Север» (Know The North). Музыканты исполняли песни «Тот парень» и «Канзас-Сити». Однако качество звука было настолько плохим, что пустить запись в эфир было невозможно.
5 сентября звукоинженер Гордон Батлер вернулся в «Пещеру», чтобы сделать более качественную запись и заменить звук у оригинала. Батлер взял с собой три микрофона, два из которых были установлены на Джоне Ленноне и Поле Маккартни, и качество песни «Тот парень» получилось таким хорошим, что Брайен Эпстайн попросил звукоинженера сделать пять ацетатных копий, которые можно было бы использовать для продвижения группы.
Когда Батлер вернулся в «Гранаду», он передал пленку продюсеру — Хэмпу. Однако из-за юридических вопросов с другими музыкантами, которые должны были появиться в программе «Узнай Север», и плохого качества видеоматериала запись не показали, и пленка оставалась в ящике продюсера на протяжении 50 лет. Недавно Хэмп ее нашел и выяснил, что она осталась «кристально чистой». Местонахождение четырех ацетатных копий неизвестно, пятую продали в 1993 году за $24,3 тыс. компании «Эппл Рекордз».

Выступление в зале «Вилледж» (Village Hall).
7 сентября 1962 г. (пятница)

Бэрри Майлз: «Выступление в школе танцев «Ньютон» (Newton Dancing School, Village Hall, Irby, Heswall in the Wirral)».
«В зале «Вилледж» (Village Hall), располагавшемся в доме 15 по Твингвелл-Роуд (Village Hall at 15 Thingwall Road in Irby, Heswall, Wirral) «Битлз» выступали только один раз. В то время в здании находилась школа танцев Ньютона, руководила которой Мэри Ньютон. Она преподавала месячные курсы для учеников в возрасте от 14 до 18 лет».
Мэри Ньютон: «В тот вечер я была заправилой мероприятия. «Битлз» были всего лишь одной из групп, но они были хорошей группой».
Эрни Ирлэм: «В тот вечер Леннон спросил у моего сына: «Вы занимаетесь светом?». Он ответил утвердительно. Тогда Леннон сказал: «Когда мы будем играть «Голубую луну» (Blue Moon), включите синию лампу. Сможете с этим управиться? Отлично».
«Мэри Ньютон сохранила билет на этот концерт вместе с письмом Эпстайна, подтверждающего выступление группы. Они были проданы в 2004 году на лондонском аукционе «Кристи» за 5500 фунтов-стерлингов анонимному зарубежному покупателю».
Мэри Ньютон: «Они исполняли «Люби же меня» (Love Me Do) и весь тот ранний репертуар».
«После выступления Джордж Харрисон случайно забыл картонную коробку, в которой лежали гитарные струны. Коробка была сделана из прессованного картона с пластмассовой окантовкой, на боках которого стояли инициалы Харрисона. Небольшая надпись на нем гласила: «Г-н Джордж Харрисон для передачи группе Битлз» (Mr George Harrison c/o Beatles Party)».
Эрни Ирлэм: «Они прибыли сюда со всем этим новым техническим оснащением, прекрасное оборудование. Но у них оставалось некоторое количество того сего от старого оборудования. Это был конец эпохи».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Коробка была взята Дейвом Ирлэмом (Dave Irlam), барабанщиком местной группы «Пики» (The Spades), которую «Битлз» порекомендовала Мэри Ньютон».
Эрни Ирлэм: «Мы не могли собрать достаточно денег, чтобы заплатить им».
«Билеты на концерт стоили по семь шиллингов, но организаторам не удалось набрать 35 фунтов-стерлингов, чтобы заплатить «Битлз» сумму, установленную Брайеном Эпстайном. Группа получила только 20.
Благотворительная распродажа, состоявшаяся на лужайке для игры в шары, располагавшейся напротив зала «Вилледж», позволит собрать дополнительную сумму. Чтобы забрать деньги, Эпстайн вернется на своем Ролл-Ройсе».
Эрни Ирлэм: «Спустя несколько дней Эпстайн заехал к нам за остатком. Он был очень сердит. Я напомнил ему, чтобы он не забыл тот старый ящик, и он ответил, что пришлет кого-нибудь за ним, но этого так никогда и не случилось».
«Содержимое коробки вынули, а сама она была оставлена на чердаке, где пролежала сорок лет, пока ее не обнаружили вновь».

Эрни Ирлэм: «Лет пятнадцать спустя я нашел его на чердаке, и Дэвид сказал мне, что это была коробка «Битлз», которую они забыли».
«Коробку не удалось продать на лондонском аукционе «Бонэмс» за 2500 фунтов-стерлингов, но в 2004 анонимный покупатель приобрел ее за 5500 фунтов-стерлингов. Она была выставлена в музее «Мерсибит» в Нью-Брайтоне, Уэллэси.
Филипп Норман: «На следующем совещании представителей фирм грамзаписи «И-Эм-Ай», где каждая информировала о своих планах выпуска пластинок на будущий месяц, Джордж Мартин вызвал взрыв веселья своим сообщением о том, что «Парлофон» выпускает сингл группы под названием «Битлз». Все подумали, что это будет еще один комедийный диск».
Джордж Мартин: «Кто-то даже спросил: «Это замаскированный Спайк Миллиган?». «Я ответил: «Я говорю совершенно серьезно. Это отличная группа и мы еще не раз услы¬шим их». Но никто не придал этому большого значения».
Тони Бэрроу: «Вся степень равнодушия «И-Эм-Ай» [к «Битлз»] стала очевидной, когда пришло время выпуска «Люби же меня». Комитет продюсеров и рекламщики компании отвели первому синглу «Битлз» до постыдного низкий статус, что означало, что на него будет потрачено минимум рекламного времени и усилий, и что он почти не получит рекламного бюджета. Ещё более важно то, что это означало отказ от насыщенного проигрывания в эфире «Би-Би-Си» и радио «Люксембург», которое превратило многие посредственные записи в самые лучше продаваемые синглы.
Так как дата выпуска в октябре приближалась, Брайен Эпстайн спросил меня, что ещё, по моему мнению, он может сделать для рекламы синла «Люби же меня». Я сказал ему, что как обозреватель пластинок, я часто получаю печатный материал, биографические заметки и фотографии от независимых рекламных агентов, которые представляют звукозаписывающихся артистов в добавление к любому материалу, который выпускает в средства массовой информации пресс-служба соответствующей звукозаписывающей компании. «Можешь сделать печатный набор о «Битлз» для меня?» – спросил Брайен. Тут возникло потенциально щекотливое положение. Смогу ли я выйти сухим из воды, сидя за столом в «Декке» и сочиняя рекламный материал для ансамбля «И-Эм-Ай»? Я утешал себя мыслью, что «Декка» никогда не оспаривала мою активность свободного художника. Я использовал свой кабинет в «Декке» последние пару лет, чтобы проигрывать пластинки «И-Эм-Ай» и другие обзорные пластинки, а затем писал о них в «Эхо Ливерпуля». Поэтому я убедился, что закончил свои месячные аннотации для конвертов вовремя, и, подумал, что то, что я работаю по совместительству на кого-то ещё, не имеет значения. Брайен согласился выплатить мне разово 20 фунтов, чтобы оплатить которые – как я подсчитал позже – битлам нужно было продать почти 5 тысяч копий «Люби же меня».
Я начал собирать биографические детали о битлах, делая свои изыскания с помощью продолжительных телефонных звонков каждому из ребят в Ливерпуль, потому что Эпстайн посчитал, что это будет дешевле, чем оплачивать мне визиты к Джону, Полу, Джорджу и недавно присоединившемуся Ринго в их дома лично. В дополнение к этим слепым интервью я собрал остальное из своей «строки о жизни» информации о ребятах (что любят, что не любят, предпочтения в еде, физические данные и так далее) у Фреды Келли, которая работала в ливерпульском офисе «НЕМС» и занималась почтой поклонников ансамбля. Джон сказал, что его хобби являются сочинение песен, стихов и пьес, девушки, рисование, телевизор и встречи с людьми. Полу нравились девушки, сочинение песен и сон. Джордж назвал вождение автомобиля и прослушивание пластинок, а затем девушек, тогда как главными предпочтениями Ринго были вождение автомобиля по ночам, сон и просмотр вестернов. Их списки любимых певцов были любопытны, так как ни один из выбранных ими не имел текущих хитов в списках популярности в сентябре 1962 года. Джон назвал «Ширеллес», «Мирэклс» и Бена И. Кинга; Пол назвал Бена И. Кинга, Литтл Ричарда и Чака Джексона; Джордж сказал Литтл Ричард и Ёрфа Китта; в то время, как Ринго выбрал Брука Бентона и Сэма «Молнию» Хопкинса. Их личными целями были: «сочинить мюзикл» (Джон); «чтобы опубликовали моё фото в «Денди»» (Пол); «разработать гитару» (Джордж); «стать счастливым» (Ринго).
При составлении печатного набора я установил для себя несколько приоритетов. Первым было сделать акцент на написании названия группы. Если бы я не заострил внимание на «ea» в середине, то корректоры и помощники редакторов по всей стране внимательно исправляли бы его на «Жуки» (Beetles). Джон прислал мне копию безумной статьи, которую он написал для газеты «Мерси Бит» Билла Харри двумя месяцам ранее. Названное «Краткое отвлечение о сомнительных происхождениях «Битлз» (переведённое с Джона Леннона)» это произведение было его способом обратить внимание на название группы и её ранние корни, и в то же время сделать полезную рекламу в «Мерси Бит» в преддверии дебюта их в записи для «Парлофон».
Моей второй целью было дать своему материалу всё, что помогло бы заметить его в кипе другой прессы, которую читатели получали по почте. Моим кумиром среди рекламных агентов лондонского шоубизнеса был Лесли Перрин, который позже был представителем «Роллинг Стоунз», Лулу и множества других международных звёзд. Он представлял весь свой написанный материал на бумаге с цветным текстом, оставляя одну страницу на даты турне, другую на информацию о выпуске записей, и ещё одну на биографические данные. Я следовал этому же формату, отбирая яркие нюансы, чтобы придать каждой странице максимальное воздействие. Наконец, чтобы оправдать большую стоимость в двадцать фунтов, мне пришлось обеспечить, чтобы этот печатный набор попадал к нужным людям. Я знал, что в офисе печати «Декки» был обширный почтовый список, и что один недавно уволившийся работник этой службы взял с собой его копию. Во время одной тайной встречи за обедом в буфете здания «Би-Би-Си» я связал свой материал с его почтовым списком, заключив небольшую сделку, которая устроила нас обоих».
Энди Уайт: «Я работал в Лондоне, много играл на телевидении. Однажды в пятницу мне позвонили и спросили, не мог бы я в понедельник (прим. — во вторник) поработать три часа на «И-Эм-Ай». Это было все, что мне было известно. Я знал о «Битлз», потому что моя первая жена Лин была из Ливерпуля, и она упоминала это название, но я не много о них знал».

Джон Леннон и Джордж Харрисон приобретают гитары Gibson J-160E.
10 сентября 1962 г. (понедельник)

В этот день Синтии Пауэлл исполнилось 23 года.
Джон Ф. Кроули: «В этот день Джон и Джордж получили по одному акустическому электрофицированному инструменту «1962 Gibson J-160E», модель «Джамбо» (Jumbo), с отделкой корпуса в виде расходящих¬ся золотистых лучей».
Энди Бабюк: «Ранее сотрудники «Эбби-Роуд» посетовали на плохое состояние большей части оборудования группы, и еще в июне Леннон с Харрисоном заказали себе пару новых электро-акустических гитар «Гибсон Джи-160Е». Они были заказаны группой в магазине «Рашуот», одним из немногих магазинов Ливерпуля, где музыканты могли приобрести инструменты, изготовленные в Америке. «Джи-160Е» не входил в тот ряд моделей «Гибсона», которые продавались в Велекобритании через дистрибьютера «Селмер», поэтому Леннон и Харрисон были вынуждены заказать гитары по каталогу и ждать, когда они будут доставлены в магазин из Соединенных Штатов.
Журнал в архивах «Гибсона» указывает на то, что гитары были отправлены 27 июня. Скорее всего, что эти гитары были отправлены из США морским путем, и потребовалось два месяца, прежде чем они прибыли. Похвальба магазина «Рашуот» по поводу того, что гитары «были специально доставлены в Англию самолетом из Америки» была, по-видимому, просто частью рекламной шумихи.
Серийный номер гитары «Гибсон Джи-160Е», которой владел Джордж Харрисон, согласно квитанции, принадлежит гитаре, изначально проданной Джону Леннону. Чере некоторое время после продажи гитары будут перепутаны, а в конце 1963 года гитара Джона будет украдена. На отгрузочных документах «Гибсона» указано, что «Джи-160Е» Джона имел серийный номер 73161, и был отправлен с завода 27 июня 1962 года».
Энди Бабюк: «Гитара «Джи-160Е» была запущена Гибсоном в производство в 1954 году, и представляла собой необычный гибрид. Выглядя внешне как обычная акустическая гитара, она была также оснащена адаптером и ручками настройки электрогитары. Это означало, что в выключенном состоянии она могла быть использована как обычная акустическая гитара, скажем, при сочинении песен в дороге, а будучи подключенной, получить усиление, подходящее для работы в студии или выступления на сцене. Причина, почему они выбрали эту необычную модель, может быть связана с Тони Шериданом».
Тони Шеридан: «В то время все пользовались битами для крикета – кусок дерева с натянутыми на него струнами. Немногие пользовались большими джазовыми гитарами, в том числе и я. Так что, я полагаю, что это отразилось на этой ливерпульской компании. Думаю, что имею какое-то отношение к тому, что «Битлз» использовали эти большие акустические гитары».
Энди Бабюк: «По мнению Шеридана, Леннон с Харрисоном намеревались заказать джазовую «Гибсон ЕС-175» (Gibson ES-175), модель, которой он пользовался в Гамбурге, и которую попробовали эти два гитариста «Битлз», но почему-то остановились на обычной фолк-гитаре «Джи-160Е». Он говорит, что им нравился его «Гибсон ЕС-175», который они называли «Джамбо» (прим. — Jumbo — громадина, великан; от имени знаменитого циркового слона, — тип акустической или электроакустической гитары: инструмент с большим корпусом).
Возможно, что Леннону и Харрисону так сильно понравился шеридановский «175», что когда дело дошло до приобретения новых гитар, они на самом деле хотели получить эту модель. Может быть, что когда Леннон и Харрисон заказывали в магазине «Рашуот» гитары «Гибсон», то они попросили «Электрогитару Гибсон, джамбо», намереваясь получить модель, подобную «джамбо» Шеридана. В начале 1960-х в каталоге «Гибсона» модель «Джи-160Е» была указана как «Электрическая джамбо модель» (Electric Jumbo Model), то есть, присутствуют буквы «Джи» (J) и «Е» (E). Модель «ЕС-175» (ES-175) указана как «Электрическая испанская модель» (Electric Spanish Model). Возможно, что именно этим объясняется, почему Леннон и Харрисон оказались с «Джи-160Е».
Но Шеридан также обращает внимание на вторую, более красивую теорию, что, возможно, влияние оказала другая гитара, которую он использовал в Гамбурге, его оснащенный звукоснимателем «Мартин Д-28Е» (Martin D-28E). Этот инструмент гораздо ближе по стилю к «Джи-160Е».
Итоговая кредитная стоимость гитары Леннона «Гибсон Джи-160Е» была 161,05 фунтов-стерлингов. Квитанция на покупку гитар в рассрочку показывает, что Эпстайн выплатил стоимость в полном объеме почти ровно за год».
По мнению Джона Ф.Кроули, Энди Бабюка и других исследователей это событие произошло 10 сентября, так как на квитанции проставлена именно эта дата. Но Билли Мэй из группы «Бит Кэтс» рассказывая о концерте, состояшемся 8 сентября, говорит, что: «Джон Леннон только что получил свою акустическую гитару Гибсон. Она была настолько новая, что у Джона не было для нее ремня, и он взял мой». Некоторые сомнения относительно внешнего вида только что полученных гитар высказывает и Энди Бабюк.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «На фотоснимках, сделанных по этому случаю, на гладкой поверхности гитар уже присутствуют пятна, как если бы на них уже достаточно хорошо поиграли. На обеих гитарах уже присутствуют наплечные ремни, которых бы не было, если бы они были в том состоянии, в котором их отправлял «Гибсон». Возможно, что эта фотосессия была сделана позже, а дата поставлена Эпстайном и магазином «Рашуот» задним числом с прицелом на рекламную перспективу. Более того, Билл Харри, издатель «Мерси Бит», вспоминает, что это мероприятие было специально организовано для его газеты, чтобы прорекламировать и группу, и музыкальный магазин. Эти фотографии появятся в «Мерси Бит» только в октябре».
прим. – Таким образом, Энди Бабюк склоняется к тому, что фотоснимки сделаны позднее, но если принять во внимание утверждение Билли Мэя, то гитары были получены ранее 10 сентября, поэтому к 10 сентября они выглядят, как уже используемые инструменты. 4 сентября в студии на «Эбби-Роуд» у группы инструментов еще не было.
Энди Бабюк: «На фотоснимках Дезо Хоффмана, сделанных 4 сентября, «Гибсонов» нет, и нет никаких подтверждений, что эти гитары были в студии. Конечно же, коли уж у Хоффмана и «Битлз» нашлось время, чтобы соорудить знаменитую «кучу инструментов» для фотоснимка в студии, то разве гитаристы не позаботились бы о том, чтобы милые им новые инструменты попали в кадр? Впоследствии «Битлз» с гордостью демонстрировали свои «Джи-160Е» на многочисленных фотосессиях. Так что, можно предположить, что Леннон и Харрисон не использовали «Гибсоны» во время записи 4 сентября, поскольку их еще не было в наличии».
Бэрри Майлз: «Дневное выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), и выступление в «Зале королевы» (Queen’s Hall, Widnes in Cheshire), воторое из трех выступление в понедельник вечером, с поддержкой групп «Джефф Стейси и Скитальцы» (Geoff Stacey & The Wanderers) и «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm & The Hurricanes)».
«Группа «Выступления на этой площадке по понедельникам было организовано компанией Брайена Эпстайна «Предприятия НЕМС». «Битлз» возглавляли все афиши, но сопровождающие их группы были разными. В общей сложности в Виднесе группа выступила пять раз, все в «Зале королевы»: 3, 10 и 17 сентября 1962 года, 22 октября 1962 года и 18 февраля 1963 года».
«В этот вечер, Пит Бест в составе новой группы «Все звезды» принял участие в концерте в Биркенхэде, в танцевальном зале «Величественный» (Majestic Ballroom, Birkenhead)».
Филипп Норман: «Брайен постарался смягчить для Пита этот удар, предложив создать для Пита свою группу. В конце концов, он устроил Пита в группу «Ли Кертис и все Звезды», которую опекал друг и помощник Брайена Джо Фланнери. Джо согласился принять Пита несмотря на опасения, что его привлекательность вступит в конфликт с таковой Ли Кэртиса, младшего брата Джо. Переход был осуществлен, вспоминает Джо, с хитростью, типичной для Брайена».
Джон Кертис: «Сначала Брайен уговорил меня взять Пита. За¬тем я поговорил с Питом и сказал: «Я думаю, что улажу это дело с мистером Эпстайном».
Пит Бест: «Я присоединился к неизвестной группе, особенно по сравнению с «Битлз». Я присоединился к ним потому, что они имели потенциал. Я собирался начинать заново и хотел играть с группой, которую я любил и уважал».
Ли Кертис: «Я был доволен, что он [Пит Бест] присоединился ко мне, потому что был известной фигурой в Мерсисайде. Пит Бест за ударной установкой у тебя за спиной - это великолепная приманка. Я видел его на сцене с «Битлз», и это было просто потрясающе - девушки, сходя с ума, буквально визжали, упрашивая Пита спеть».
Алан Клейсон: «В наступившую эру групп Ли Кертис оставался сольным певцом; его главным предпочтением были баллады, которые он записывал под аккомпанемент акустической гитары и струнных, редко прибегая к электрогитаре; однако теперь Кертис решил пойти на поводу у публики и включить в свой репертуар большинство из тех песен, которые Пит играл вместе с «Битлз».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Студия 2 Эбби-Роуд - запись песен Love Me Do, P.S. I Love You и Please Please Me.
11 сентября 1962 г. (вторник)

«После сессии записи, состоявшейся 4 сентября, когда «Битлз» записали «Как ты это делаешь?» (How Do You Do It?) и «Люби же меня» (Love Me Do), «И-Эм-Ай» спешно договорилась с ними, чтобы они вернулись в Лондон, и в третий раз попытались завершить запись своего дебютного сингла».

Энди Бабюк: «11 сентября, на следующий день после того, как магазин «Рашуот» передал им новые гитары, «Битлз» снова посетили лондонскую студию № 2 на Эбби-Роуд, чтобы опять попытаться записать свой первый сингл».
«10.00 - 22.00. Студия 2. Продюсер: Рон Ричардз (Ron Richards); звукоинженер: Норман Смит (Norman Smith)».
Бэрри Майлз: «В этот день группа записала песни «Люби же меня» (Love Me Do), «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
Марк Льюиссон: «Были записаны три вещи – ранняя версия «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», «Люби же меня» и «Поскриптум, я люблю тебя» — все принадлежащие Леннону и Маккартни».
«Сессия записи длилась с пяти вечера до шести сорока пяти. Продюсером записи был Рон Ричардс».
Бэрри Майлз: «В записи песен принял участие сессионный барабанщик Энди Уайт (Andy White)».
Марк Льюиссон: «В это раз Мартин пригласил сессионного ударника Энди Уайта вместо Ринго Старра».
«Джордж Мартин был обеспокоен качеством игры Ринго Старра на барабанах во время записи песни «Люби же меня», поэтому он привлек опытного сессионного барабанщика Энди Уайта, чтобы он сыграл на этой сессии».
Джордж Мартин: «Ринго показался мне довольно слабым ударником, он тогда не справлялся с дробью, да и до сих пор не справляется, хотя, конечно, сделал огромные успехи».
Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер» в августе 1971 г.:
«Мелоди Мейкер»: Что вы подумали об игре на барабанах Ринго, когда впервые услышали его?
Джордж Мартин: Вначале я не дал ему шанса. Он внезапно по¬явился на сессии, я не знал, что он приедет, и заказал Энди Уайта. Я сказал: «Ну, хорошо, Энди здесь, и он оплачен. Так что он будет играть. Если хочешь, можешь присоеди¬ниться на тамбурине».
Пол: «Джордж сказал: «Вы не могли бы задержаться, ребята?» - «Да?» - «М-м-м… без Ринго. - И он пояснил: - Я хотел бы, чтобы в этой записи участвовал другой барабанщик». Ужасно! Ринго не понравился Джорджу Мартину. В то время Ринго еще не умел как следует держать ритм. Теперь он четко держит его, и это его главное достоинство, потому-то мы и выбрали его».
Джордж Мартин: «Ринго годился для танцев, а мне нужен был настоящий ударник, более опытный, - словом, Энди».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Из интервью Ринго Старра журналу «Кью» летом 1998 г.:
«Кью»: Ты включил в новый альбом [песню] «Люби же меня» как реванш за то, что не играл на записи этой пластинки «Битлз»?
Ринго: Нет. Но тот случай был для меня просто ударом. В 62-м, вскоре после того, как я присоединился к «Битлз», мы прибыли в Лондон, и у них уже был контракт на запись. Джордж Мартин прослушивал группу раньше, а когда мы прибыли на запись пластинки, состав поменялся – я стал ударником, – и Джордж решил пригласить сессионного ударника. Он просто не слышал, как я играю - Ринго излагает несколько упрощённую версию события, – в действительности Джордж Мартин как раз слышал, как он играет, после чего пригласил студийного ударника. Стиль игры Ринго, основанный на «внутреннем» чувстве ритма, имеющем корни в джазово-блюзовой традиции, явно отличался от стандартного для поп-музыки того времени и привычного для Мартина «внешнего» акцентирования ритма). Это было такое унижение, – я надеялся в первый раз записаться на пластинку, а меня просто выкинули. Но тогда всё решал Джордж Мартин. И они записались с Энди Уайтом.
Алан Клейсон: «Из-за того, что на концерте ударники нередко сбивались с ритма, в студии их чаще всего заменяли записью. Ходили слухи, что даже Дейв Кларк из группы «Пятерка Дейва Кларка» - хотя его работа за ударной установкой выглядела вполне прилично - на самом деле не держал в руках палочки при записи своих дисков».
Клем Каттини (ударник Джонни Кидда): «Причины были чисто финансовыми. Вы должны были закончить четыре дорожки - два сингла - за три часа. Группе могла потребоваться целая неделя, чтобы сделать две песни, и не из-за отсутствия профессионализма - просто сессия звукозаписи требует совсем иного мышления, чем выступления на сцене. Тут промахи не прощаются. Требуется быть более дисциплинированными».
Пол: «На всех пластинках, самых модных, - с Литой Роза, Алмой Коган - ударники были довольно-таки сильными, и продюсеры привыкли в положенном месте слышать жесткий ансамбль большого барабана с бас-гитарой, как это, собственно, и мы сейчас делаем. Но тогда нам это все было совершенно безразлично. Нам подавай четыре удара в такте: «Бум-бум-бум-бум» - вдруг удастся сцену проломить, так мы играли. Постепенно этот удар - этот бит - стали называть «Мерси бит». Но, по мнению Джорджа Мартина, он играл не так четко, как полагалось ударнику на записи. Поэтому от участия в первой записи Ринго был отстранен».
Ринго: «[Во время первой сессии] Студия подействовала на меня ужасно, я занервничал, струсил. Когда мы вернулись [на вторую сессию записи], чтобы делать вторую сторону, я обнаружил, что Джордж Мартин посадил на мое место другого парня. Жуть. Меня пригласили «Битлз», а теперь получалось, что я гожусь, только чтобы играть с ними на танцах, а для пластинки я оказался недостаточно хорош.
Что и говорить, в те первые дни я чувствовал себя не в своей тарелке, и тут нет ничего удивительного: Джон, Пол и Джордж играли вместе уже четыре года и, вообще, были близкими друзьями. Конечно, они не делали от меня никаких секретов, даже наоборот, всегда старались как-то помочь, растолковать, и при этом не нервничали, когда я ошибался, но я тогда просто еще плохо их знал, не мог улавливать все тонкости их стиля и прочее. Все это было вполне естественно, и, тем не менее, я чувствовал себя не совсем, ну что ли своим, когда они говорили о старых знакомых или о прежних временах, особенно это касалось периода, когда они вместе играли в школьной группе Джона – «Кворримен», об этих временах я совсем ничего не знал».
Пол: «Джордж, по-видимому, считал, что у Риго не все ладно с чувством ритма. А нам он и не был нужен, этот ритм. Мы, конечно, стремились к ритмичности, но, если по ходу исполнения мы немного ускоряли или замедляли темп, это не имело никакого значения, потому что делали мы это совершенно синхронно. Но Ринго тогда сильно ушибло».
Ринго: «В тот день я безумно волновался. Мне казалось, что все происходящее - обман. «До чего же он гнилой насквозь, весь этот звукозаписывающий бизнес, - подумал я. - А ведь меня предупреждали. Вот, приглашают других музыкантов, что¬бы они сделали твою пластинку. Если я не нужен, лучше уйти сразу». Но никто ничего не говорил. Да и что они могли сказать? Или я? Мы были ребятишками, с которыми обращались как с котятами. Вы ведь понимаете, что я имею в виду. Они были такие великие: лондонская фирма звукозаписи и все такое. А мы как миленькие делали, что прикажут».
Пол: «Смириться с этим решением нам было очень трудно. Мы твердили: «Ударником должен быть Ринго, мы не хотим терять его».
Джон: «В Ливерпуле Ринго был своего рода звездой. В нем была какая-то искра, но мы не могли точно определить, что это. То ли лицедейство, то ли пение, то ли игра на ударных. Что-то в нем привлекало внимание».
Энди Уайт: «Я уже был наслышан о них, потому что был женат на Лин Корнелл из ливерпульской группы «Девушки Вернона» (Vernons Girls). Они могли прохладно ко мне относиться, но на самом деле они были очень милыми и шутливыми. Парни оказались замечательными. Я работал в тесном сотрудничестве с Джоном и Полом, пока мы пытались установить текущий режим работы и определить всевозможные решения».
Пол: «Энди был профессиональным ударником — мы к таким не привыкли».
Энди Уайт: «Они ничего не записывали нотами, поэтому мы просто вместе работали над материалом. Они были замечательными. У нас с Ринго не было особого общения, поскольку все мое время ушло на изучение материала».
Пол: «Джордж [Мартин] добился своего, первый сингл Ринго не записывал, он только играл на бубне».
Ринго: «Начали записывать «Поскриптум, я люблю тебя». На барабанах играл другой парень, а мне дали маракасы. Я подумал: ну вот и конец. Со мной обойдутся, как с Питом Бестом».
Джон Робертсон: «Эта песня была написана Маккартни в начале 1962 г. и по стилю немного напоминает песни «Люби же меня» и «Скажи мне почему?». Во время исполнения вокалов в середине песни Пол переходит в верхний регистр, демонстрируя свое искусство пения».
Дот Дороти (бывшая подруга Пола): «Пол постоянно сочинял песни, и он пробовал их на мне. Он говорил, что написал их для меня. Две песни, «Любовь любимой» (Love Of The Loved) и «Поскриптум, я люблю тебя» (PS I Love You), по его [Пола] словам, безусловно написаны для меня. «Поскриптум, я люблю тебя», видимо, была написана в Гамбурге, потому что слова были о письме домой любимому человеку».
Джон: «Песня «Поскриптум, я люблю тебя» – песня Пола. Но мы, кажется, немного помогли ему. Песня была задумана в духе репертуара группы «Ширеллез».

As I write this letter, В то время, как я пишу это письмо
Send my love to you, и посылаю тебе мою любовь,
Remember that I’ll always Помни, что я всегда
Be in love with you. буду любить тебя.
Treasure these few words till we’re together Сохрани эти несколько слов до тех пор, пока мы не будем вместе,
Keep all my love forever. Сохрани всю мою любовь навсегда
P.S. I love you, you, you, you. Поскриптум. Я люблю тебя.

I’ll be coming home again Я снова вернусь домой
To you love, к твоей любви
Until the day I do love. А до того дня, я люблю
P.S. I love you, you, you, you. Поскриптум. Я люблю тебя.

«Джордж Мартин прибыл где-то посередине сессии».
Пол: «Так получилось, что место Пита занял Ринго, который играл тогда с группой «Рори Сторм и Ураганы». А приехав в Лондон, мы обнаружили, что Джорджа и Ринго не устраивает! Мы закричали: «Да вы смеетесь, что ли?! Этот парень играл в группе «Рори Сторм и Ураганы», он классный ударник!». А Джордж нам (поднимая глаза к потолку, с трудом сдержи¬вая зевок): «Что вы говорите? Вот как? Но мне, пожалуй, больше нравится Энди Уайт». Поэтому Ринго пришлось взять маракасы - это было для него унизительно. Одному Богу известно, как он перестрадал, - ведь в чужую душу никогда не залезешь».
Марк Льюиссон: «Группа записала 10 дублей песни «Поскриптум, я люблю тебя».
Ринго: «Потом они решили еще раз переписать первую сторону, с другим ударником, а мне дали тамбу¬рин. Я был уничтожен. Бред какой-то. Мы записали песню «Люби же меня», но Джордж Мартин сказал, что запись ему не нравится и ее придется перезаписать еще раз. В общем, записали пластинку с Энди».
Энди Уайт: «Ринго сыграл на тамбурине, поскольку он был там только для этого дубля. В основном я общался с Джоном и Полом, потому что они были авторы».
Бэрри Майлз: «Ринго был низведен до тамбурина и маракасов, что вызвало в нем опасения, что он скоро вслед за Питом Бестом будет уволен из «Битлз».
Марк Льюиссон: «Группа записала 18 дублей песни «Люби же меня».
«Также они попытались записать версию песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» с Уайтом за барабанами».
«Они репетировали эту песню 4 сентября, но Джорджу Мартину не понравился ее медленный темп и аранжировка в стиле Роя Орбисона».
Джордж Мартин: «Все же мы записали ее [песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие»]. Солировал Джон. Им эта песня не нравилась, но запись получилась, и я чуть было не выпустил ее как первый сингл «Битлз». В конце концов, я согласился на «Люби же меня», но выпустил бы и «Как ты это делаешь?», если бы меня не уговорили прослушать еще один вариант песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».
Джордж Мартин: «В первый год окончательные решения по поводу песен принимал я (потом все изменилось, но тогда решения оставались за мной), но они уговорили меня записать свои, собственные песни на обеих сторонах первого сингла. А я по-прежнему считал, что они должны записать песню «Как ты это делаешь?» (How Do You Do It?)».
Джордж: «Джордж Мартин послушал обе песни и, кажется, решил, что «Как ты это делаешь?» все-таки должна стать нашим вторым синглом.
Пол: «Джордж Мартин спросил: «Хотите исполнить что-нибудь новое?». А мы: «У нас есть песня под названием «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Джон только что ее написал».
Джордж Мартин: «Они спросили: «А почему бы нам не сыграть собственную, «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».
Джордж: «Но мы спешно закончили работу над песней «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» и записали ее».
Джордж Мартин: «Когда я ycлышал ее впервые, она звучала в стиле Роя Орбиссона - очень медленный рок с высокой вокальной партией. Довольно однообразная песенка, если говорить начистоту».
Джон: «Наш менеджер Джордж Мартин решил, что наша аранжировка слишком замысловата, поэтому мы попытались упростить ее».
«Битлз» придумали новую аранжировку, которая и была записана в этот день».
Пол: «Мы спели ее, и Джордж Мартин сказал: «А может, поменяем темп?». Мы удивились: «Что-что?». Он объяснил: «Сыграйте ее быстpee. Дайте-ка я попробую». И показал нам, как нужно. Мы подумали: «А ведь верно, так даже лучше». Сказать по правде, нас немного смутило то, что он лучше нас угадал темп».
Джон: «Мы чуть было не отказались записывать ее [«Пожалуйста, доставь мне удовольствие»] на второй стороне сингла «Люби же меня». Мы передумали только потому, что устали в тот вечер, когда записали «Люби же меня». Мы прогнали ее несколько раз, а когда встал вопрос о записи на оборотной стороне, мы решили попробовать «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Но мы слишком устали и, похоже, не сумели сыграть ее, как надо. Мы серьезно относились к своей работе и не любили делать се впопыхах».
«Хотя в то время в «И-Эм-Ай» существовала практика уничтожать ненужные дубли, версия песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», записанная во время этой сессии, была обнаружена в 1994 году. Она вышла на «Антологии 1».
После окончания сессии лучшие дубли были сведены в моно, и «И-Эм-Ай» приступила к печати дебютного сингла «Битлз» с песнями «Люби же меня» и «Поскриптум, я люблю тебя». Первоначальный тираж включал запись Ринго Старра на ударных от 4 сентября, хотя впоследствие они будут заменены на версию с Энди Уайтом».
Марк Льюиссон: «Джордж Мартин был удовлетворён; для первого сингла он выбрал версию «Люби же меня» от 4 сентября (на более поздних тиражах она была заменена на вторую версию – от 11 сентября, с Энди Уайтом на ударных) и запись «Поскриптум, я люблю тебя» от 11 сентября».
Ринго: «Знаете, ничего особенного там Энди не изобразил. В конце концов, он не был уж так потрясающ, что бы я не смог этого повторить».

Энди Уайт: «Они произвели на меня впечатление, потому что записывали свой собственный материал, в то время как большинство групп в то время перепевали американские песни или материал «Улицы жестяных сковородок» (прим. — собирательное название американской коммерческой музыкальной индустрии). Это был по-настоящему приятный опыт, и то, что произвело на меня впечатление, это их собственный материал. Он был действительно свежий. Все остальные в то время все еще копировали музыку из Штатов, которая была очень успешная, но они делали что-то новое, о чем можно было сказать, что это было что-то другое и очень особенное».
«За участие в записи Уайту была выплачена стандартная плата в размере 5 фунтов 15 шиллингов.
Пол (в интервью 1995 года): «По-моему, Ринго до сих пор помнит это».
Джордж Мартин: «А Ринго до сих пор держит на меня зуб. Говорит: «Помнишь, как не дал мне играть!?».
Ринго: «Потом старина Джордж несколько раз извинялся передо мной, но это не помогло - долгие годы я ненавидел этого мерзавца (прим. - произносилось шутливым тоном) и до сих пор не простил его!».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Синтия: «Одиночество охватывало меня все сильнее. Во время одной из трёхдневных поездок Джона в Лондон я натерпелась страху: у меня началось кровотечение. В панике я бросилась вместе с Фил к доктору, в ужасе от одной мысли потерять ребёнка после всего, что у нас было. Диагноз врача был удручающий: «Во время первой беременности всегда есть опасность выкидыша. Немедленно возвращайтесь домой, и ложитесь в постель, иначе можете потерять ребёнка». В странном волнении я ехала домой. Автобус, казалось, не пропускал ни одной рытвины, ни одной колдобины, и я думала, что не доеду. До дома я шла очень медленно, Фил поддерживала меня, стараясь утешить и ободрить. Когда я, наконец, забралась в постель, а Фил ушла на работу, меня вдруг пронзила мысль: а ведь я совсем одна! Я позвонила брату, но у него была срочная работа, у Марджери тоже. Обратиться за помощью было не к кому. Мысль о выкидыше в полном одиночестве бросала меня в дрожь. Я провела три скверных одиноких дня в постели. Чайник на столе да ведёрко у кровати - вот все мои удобства в те дни - до ванной мне было не добраться. Я просто лежала и читала или думала, молясь богу и надеясь, что всё будет хорошо. К счастью, к врачу я обратилась как раз вовремя, и моё нерождённое дитя не собиралось так легко отказываться от жизни. Мы выжили оба, и Джон по возвращении очень этому радовался».

Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern).
16 сентября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с группами «Джазмены красной реки» (The Red River Jazzmen) и «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers)».
Морин: «Как-то вечером я сидела с подругой в «Пещере», и та заявила, что мне слабо поцеловать Пола. «Я ответила, что это ей слабо. А она опять — мне слабо, — в общем, мы поспорили. Тогда я протиснулась к артистической и, когда вышел Пол, поцеловала его. Моя подружка так огорчилась и возревновала, что разревелась. А мне-то на самом деле больше всех нравился Риччи. Пола я поцеловала на спор. Поэтому я дождалась, пока выйдет Риччи, и поцеловала его тоже».
Хантер Дэвис: «Ринго ровным счетом ничего не помнит ни о поцелуе Морин, ни об автографе».
Ринго: «Тогда это было в порядке вещей - все эти поцелуи. Начиналось с просьбы об автографе, следующий этап - дотронуть¬ся до кого-нибудь из «Битлз», а потом дошло и до поцелуев. Бывало, пробираешься на сцену - и вдруг оказываешься в чьих-то объятиях. Я и Морин принял за одну из таких назойливых мух».
Синтия: «Однажды, помню, я yжe легла, Джон запер дверь и стал раздеваться, и тут зазвонил звонок у парадной двери. Мы его проигнорировали, надеясь, что откроет кто-нибудь другой. Звонок гремел всё настойчивее, и нам стало ясно, что придётся идти выяснять, кто там. Мы оба немножко нервничали, потому что было уже около полуночи. Когда Джон открыл дверь, на пороге стояли два типа весьма «крутого» вида.
«Здорово, братан!» - пробормотал один с очень сильным ливерпульским акцентом. - Мы тут с моим корешем хотим узнать, дома ли Кэрол».Чувствуя себя неловко в этой ситуации, Джон поспешил ответить: «Извини, друг, ты наверно, ошибся, здесь нет никого с таким именем». Хотя было очевидно, что ответ их не удовлетворил, они пробормотали «спасибо» и вроде бы собрались уходить. Джон закрыл дверь в вестибюль (наружная дверь оставалась открытой для других жильцов) и вернулся в спальню. Какое-то время всё было тихо, а затем раздался страшный грохот, от которого мы оба выпали из кровати и шлёпнулись на пол. В дверь молотили так, что я удивилась, как она выдерживает. Молотьба сопровождалась страшными угрозами. Мы с Джоном прижались друг к другу, как испуганные дети.
«Что, чёрт возьми, происходит?» - закричал Джон, побледнев лицом. Я вцепилась в одеяло и подтянула его к подбородку. «Что им надо, Джон? Они, наверно, не в своём уме. Что делать?» — кричала я, по-настоящему испугавшись. «Мы тут как в ловушке. Если бы можно было проникнуть в другую комнату, я хотя бы взял нож и защитил нас. Бог знает, чего им надо. Проклятые лунатики».
Страхи наши росли в той же мере, в какой усиливалась колотьба в дверь и лязг металлических предметов, всовываемых в замок. Этот шум то и дело перекрывался угрозами этих головорезов: «Мы знаем - она там, ты, грязный сводник! Дай только добраться до тебя, мы разорвём тебя на части! Отдай нам её, а не то…». Выносить все это больше не было сил. Я, наконец, вновь обрела голос и, собрав все силы и всё оставшееся мужество, отчаянно за¬орала на всю улицу: «Эй вы, там! В этой комнате, чёрт вас подери, нет других женщин, кроме меня, и зовут мэня не Кэрол, чёрт возьми, а Синтия, и, к вашему сведению, я на третьем месяце беременности!».
Произнеся эту пламенную речь, я, обессилев, упала на кровать, дрожа, как осиновый лист. Только тут до меня дошло, что стоит мертвая тишина. Невероятно! Я напрягла слух и уловила еле слышимое бормотание. Потом мы услышали звук удаляющихся шагов. Наконец с шумом захлопнулась парадная дверь. В ту ночь мы с Джоном долго не могли уснуть».

Фотосессия в студии Питера Кэйя.
18 сентября 1962 г. (вторник)

Чезз Эйвери: «После того как Ринго стал членом группы, Брайену потребовались новые рекламные фотографии, и он в очередной раз привлек к этому фотографов Питера Кэйя (Peter Kaye) и его помощника Леса Чедвика (Les Chadwick)».
«В конце 1950-х, ливерпульский фотограф Билл Коннелл (Bill Connell) перенес свою недавно открывшуюся «Студию Питера Кэйя» (Peter Kaye Studio) в трехэтажное здание магазина с двойным фасадом, расположенном в доме 174 на Парк-Роуд (174 Park Road) в городском районе Дингл. С Брайеном Доу (Brian Dawe) в качестве помощника и Лесом Чедвиком в качестве главного фотографа, Коннелл («Питер Кэй») начал создавать себе в городе имя, предлагая свадебные и коммерческие фотографии и постановочные сессии. Когда в 1961 году Билл Харри начал издавать свою газету «Мерси Бит», он связался с Лесом Чедвиком, потому что он был его близким другом по ливерпульскому художественному колледжу, и был впечатлен теми фотографиями, которые он делал для листка с новостями колледжа. Харри позвонил со следующим предложением. В обмен на указание авторов фотоснимков, рекламу в «Мерси Бит» и заказами от местных групп на услуги студии «Питера Кэйя», Чедвик и Коннелл будут фотографировать по заказу «Мерси Бит». Сделка была заключена. В 1962-м году Брайен Эпстайн нанял студию Питера Кэйя сфотографировать «Битлз».
Энди Бабюк: «22 августа, когда группа проводила репетицию в клубе «Пещера», их фотографировали Билл Коннелл и Лес Чедвик, работавшие на ливерпульскую фотостудию Питера Кэйя».
Билл Коннелл: «Фотографии должны были соответствовать уникальному звучанию Битлз».
Чезз Эйвери (beatlesource.com): «Когда «Битлз» прибыли в студию, сам Билл Коннелл отправился на разведку, чтобы подыскать потенциально подходящий фон для снимков. В общей сложности фотосессия заняла три часа, в результате чего, к ужасу Чедвика, они начали скучать и стали отвлекаться. Когда вернулся Билл Коннелл, он спросил у Чедвика: «Ну, как все прошло?». «Они безнадежны» — ответил Лес. Следующая фотосессия состоится [предположительно 19 сентября] на фоне тех мест, которые разведал Билл».
«Следующая фотосессия Питера Кэйя состоялась в районе ливерпульских доков. Что касается даты, то, согласно Кэю, это была моросящая среда».
Питер Кэй (фотограф): «Мы работали по принципу противопоставления их внешности в костюмах дренажной канаве и руинам. Группа выглядела аккуратнее, чем они были на самом деле».
прим. – считается общепризнанным, что «Битлз» позировали на фоне Альберт-Доков. Но житель ливерпуля Энди Никс считает иначе.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Никс (Andy Nicks, блоггер): «Эти фотоснимки сделаны не в Альберт-Доках, или где-нибудь рядом с ними. Я жил в Ливерпуле с 1956 года, и знаю Альберт-Доки и все рядом с ними с 1960, и сейчас живу нескольких ярдах от них, так вот, нет ни одной фотографии, сделанной в Альберт-Доках, или где-нибудь рядом с ними. На снимках я хорошо вижу Хаскиссон-Док (Huskisson Dock), Стенли-Док (Stanley Dock), Квин-Док (Queen’s Dock) и Джорджиз-Док (Georges Dock), но нет и намека на Альберт-Док. Единственный снимок, который возможно сделан неподалеку от него, это на фоне здания «Ливер-Билдинг» (Liver Building), но он сделан от мемориала «Титаник» (Titanic memorial) в воротах Джорджиз-Док. Это примерно в 600 ярдах от Альберт-Дока».
Питер Кэй: «Потом мы воспользовались пожарным судном «Спасатель».
Питер Кэй: «Ближе к концу сессии мы закончили на Пир-Хед, напротив здания «Ливер-Билдинг».
«Эпстайн заказал несколько сотен фотоснимков, сделанных в эти дни, и потребовал, чтобы они были сделаны в течение двух дней».
Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с группами «Дакоты» (The Dakotas) и «Большая тройка» (The Big Three)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern).
20 сентября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление в клубе «Пещера» (The Cavern)».
«Музыкальные стулья». Пит Бест с комфортом устроился в [группе] «Все звезды» (The All-Stars). Когда Пит покинул «Битлз», Ринго Стар занял его место и оставил «Ураганы» (The Hurricanes). «Ураганы» заменили Ринго на Гибсона Кемпа, который ушел из группы «Трое из Мемфиса» (The Memphis Three). Когда Пит присоединился к группе «Все звезды», из нее ушел Берни Роджерс.
Нет сомнений в том, что эта игра продолжится. В то время, пока пишется этот текст, Берни Роджерс является претендентом без стула, а в «Тройке из Мемфиса» свободное место за барабанами. И, кто знает, может они объединятся и игра закончится счастливым концом.
Но ударники не единственные из музыкантов, перепрыгивающие из группы в группу подобно пчелам в поисках меда. Музыкантов, вышедших из состава групп так много, что мерсисайдовская сцена Большого Бита напоминает поле боя. Что случилось, к примеру, с Лу Уолтерсом, Дери Уилки, Хау Кейси, Эдрианом Бэрбером, «Путешественниками» (The Travellers), группой «Рикки и Красные молнии» (Rikki and the Red Streaks)? Ходят даже слухи, что Стив Дей и «Бродяги» расходятся (Steve Day & The Drifters). Более свежие новости говорят об изменениях в «Домино», «Фламинго» и нескольких других групп. Кажется, что старому высказыванию «Все за одного – один за всех» пришло на смену «Мена партнерами».
Бэрри Майлз: «Газета «Мерси Бит» опубликовала очередные воспоминания Пола Маккартни относительно карьеры «Битлз», под простым названием «Гамбург».
Тони Бэрроу: «Когда Эпстайн впервые увидел рекламные копии «Люби же меня» с так называемым «белым ярлычком», сделанные исключительно для распространения среди средств массовой информации перед выпуском, его щёки запылали от приступа гнева, первого из многих, свидетелем которых мне предстояло стать, когда я начал работать в «НЕМС Энтерпрайсиз». «Они неправильно написали фамилию Пола!» – прошипел он, брызжа слюной. Авторство было указано так: Леннон – Мкартни. Используя свой самый саркастичный «должны-полететь-головы» голос, он позвонил в «И-Эм-Ай», и они спокойно, но без извинений, уверили его, что этикетки на копиях, посылаемых в магазины, будут исправлены. «Не в этом дело», – рычал всё ещё кипящий Эпстайн, - «у журналистов, продюсеров и ди-джеев неправильно указана фамилия на их копиях».
«И-Эм-Ай» была не одинокой в неправильном его написании. Примерно в то же самое время, «Мерси Бит» Билла Харри подписала фотографию битла отчётливым шрифтом, как «Мкартни», и та же самая ошибка повторялась в прилагающейся истории.
С самого начала «И-Эм-Ай Рекордз» позволила нам контролировать дела «Битлз», связанные с прессой и рекламой. Я говорю это не для того, чтобы принизить команду «И-Эм-Ай» по связям с общественностью, некоторые из которой были творческими и предприимчивыми. Позже я нанял двоих из них, Бесса Коулмэна и Брайана Маллигана, чтобы они работали со мной. По-видимому, пресс-служба «И-Эм-Ай» полностью осознавала небольшую рыночную значимость, придаваемую песне «Люби же меня» руководителями «И-Эм-Ай», но они выдержали стоимость печати фотографий битлов и рассылки биографических листов. С другой стороны, у них было много других выпусков, которые нужно было обслужить, и они были рады освободиться от большей части ответственности за организацию интервью и фотосъёмок любых артистов, на которых работали свои собственные независимые люди по связям с общественностью».
Редактировалось: 2 раза (Последний: 11 ноября 2015 в 09:17)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern)
26 сентября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Дневное и вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern). Вечернее выступление совместно с группами «Верхолазы» (The Spidermen) и «Большой Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor & The Dominoes)».
Майкл Маккартни: «По совету тёти Джин я поступил на новую работу после того, как продажа библий мне наскучила. Я устроился помощником парикмахера, и зарабатывал 1 фунт 10 пенсов в неделю - это, конечно, мизер. [В свое время] Пол зара¬батывал 7 фунтов, работая в фирме «Мэсси и Кэггинз». Обычно в ученики парикмахера поступают с 14-15 лет. Мне же стукнуло 18. И вот в таком возрасте приходилось выбрасывать мусор, мыть полы, подносить поло¬тенце, мыть волосы шампунем до кровавых мазолей на руках.
Из окон парикмахерской мне был виден новый магазин Брайена Эпстайна – «НЕМС», где продавались пластинки. И, поскольку Эпстайн заключил дого¬вор с моим братом и «Битлз», мне было интересно наблюдать, как процвета¬ла торговля. Кроме того, моя новая работа была рядом с «Пещерой».
Если бы Вы очутились в то старое доброе время в дамской парикмахер¬ской, то могли бы услышать такой разговор клиенток со мной:
Я: Мадам, вы когда-нибудь слышали про «Битлз»?
Клиентка: «Битлз»?! Какое ужасное слово!
Я: Возможно… (про себя – Старая корова!) Я думаю, что скоро вы о них услышите больше (про себя – Чёрт возьми! Вы потом будете гоняться за газетами, чтобы прочитать хоть строчку о них!).
Клиентка: Какое всё же странное имя у этих «Битлз»! Это скиффл?
Я: Нет, мадам, это рок-н-ролл, бит. У них хорошо идут дела. Вы могли их услышать по радио в понедельник. Они попробовали своего нового ударника — Ринго Стара.
Клиентка: Ринго?! А это ещё что такое?
Я: У него много колец на пальцах, но он хорошо играет на барабане. А теперь, мадам, я вам открою тайну. Другой ударник об этом ещё не знает. Но две недели назад они были в Лондоне и записали свою первую со¬рокопятку на «И-Эм-Ай».
Клиентка: Неужели?! а как она называется?
Я: Люби же меня и Поскриптум, я люблю тебя. Правда я не знаю, которая из них будет ведущей.
Клиентка: О, это прекрасно! Я надеюсь, им будет сопутствовать успех, Питер (так она меня называла!).
Я: Спасибо, мадам! Они обязательно его добьются! (По крайней мере, Брайен Эпстайн и я знали об этом точно…).

Первая реклама сингла «Люби же меня» (Love Me Do).
27 сентября 1962 г.

Тони Колдер (Tony Calder, первый пресс-агент «Битлз»): «Я почти ничего не слышал о «Битлз». Мне позвонил кто-то из сотрудников «Декка» и сказал: «Вы не могли бы встретиться с Брайеном Эпстайном из Ливерпуля? У него есть рок-группа «Битлз» и он хочет, чтобы вы сделали для нее рекламу». Я встретился с Брайеном Эпстайном, и он сказал мне: «Послушайте, у меня есть группа, которая записала эту пластинку и я могу вам ее поставить». Это была песня «Люби же меня» (Love Me Do)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Гордон Р. Томсон (профессор музыки колледжа Скидмор): «Возможно, что самой первой рекламой в Лондоне сингла «Люби же меня» (Love Me Do) было появление 27 сентября 1962 г. на обложке изданий «Продавец пластинок» (Record Retailer) и «Новости музыкальной индустрии» (Music Industry News): «На следующей неделе, от И-Эм-Ай - самой крупной звукозаписывающей компании в вмире, «Люби же меня», Парлофон 45-R4949». Рекламное изображение четырех лиц, каждого из «Битлз», со снимка Дезо Хоффмана, включая Джорджа Харрисона с синяком под глазом. На другой странице этого же издания, «Рекламной странице» 23, список «И-Эм-Ай» с песней «Люби же меня» вместе с другими записями».

Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern).
30 сентября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с «Джазменами красной реки» (The Red River Jazzmen) и группой «Клэй Эллис и Налетчики» (Clay Ellis & The Raiders)».
Тони Бэрроу: «Встречаться серьёзно [Ринго и Морин] они начали лишь после того, как Ринго набрался храбрости пригласить её на танец одним вечером в «Пещере».
Джанетт Казерта (Jeannette Caserta, блоггер): «Позже пригласил ее на танец».
Алан Клейсон: «Позже, в клубе «Blue Angel», к ней подошел Ринго и заговорил с ней первым».
Джанетт Казерта (Jeannette Caserta, блоггер): «После танца Ринго пригласил Морин на свидание, но сказала, что должна быть дома до полуночи. В тот вечер Ринго предложил довезти ее до дома.
Хантер Дэвис: «Ринго пригласил Морин потанцевать. Потом повез ее к себе домой, но вынужден был прихватить и ее подружку».
Ринго: «Мы познакомились в клубе «Пещера». Она была среди слушателей, а я проводил ее домой (и ее подругу). В Ливерпуле так бывало всегда: «Я провожу тебя домой, милая». — «Конечно, а можно с нами пойдет моя подруга?» - «Ну, ладно». А потом когда-нибудь ты наконец спрашивал: «А может, мы пойдем домой одни?».
Синтия: «Вскоре в моём положении произошло заметное улучшение. Однажды в прекрасный солнечный осенний день мы с Джоном решили сходить к кому-нибудь в гости. Но к кому? Я предложила зайти к Мими. Я совершенно не переношу ненужных трений. Хотя мать Джона умерла, а отец уже никак не фигурировал в его жизни, я считала очень важным поддерживать хорошие отношения с его родственниками. Поэтому я уговорила Джона забыть прошлые обиды и помириться с ними.
Мими встретила нас с распростёртыми объятиями. Она была страшно рада видеть Джона. В общем, все мы были взволнованы этой встречей. После обеда мы сели в гостиной и долго говорили без умолку. «Синтия, я очень за тебя беспокоюсь, - сказала Мими. - Ты торчишь одна в этой квартире где-то там, в глуши, и некому приглядеть за тобой, пока ты беременна».
С этим я не могла не согласиться. Действительно, там мне было одиноко, я чувствовала себя неуверенно, а подчас очень нер¬возно. Мими затем предложила нам опять поселиться у неё: мы займём первый этаж, а она «переедет» наверх. Это было так заманчиво, и мы согласились. Правда, до рождественских праздников надо было терпеть присутствие других жильцов - студентов, но это ничего».
Пит Шоттон: «Несколько месяцев Джон и Син продолжали отрицать факт их официального замужества, так как Брайен опасался, что новый статус Джона может снизить его популярность среди поклонников. Даже мне эта новость стала известна лишь через несколько недель, когда я поведал Джону о планах жениться на своей подруге Бет в марте будущего года. «Ну, а как ты, Джон? – поддразнил я его, прекрасно зная о презрении Леннона к святому свадебному обряду. – Когда же вы с Син поженитесь?». «А мы уже поженились», – сказал он со смущенной улыбкой и тут же переменил тему разговора. Он воспринимал свою свадьбу просто как мелкую неприятность, о которой и говорить-то не стоило».
""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Группа подписывает с Брайеном Эпстайном второй контракт.
1 октября 1962 г.

Бэрри Майлз: «[В связи с происшедшим изменением в составе группы] В этот день группа подписала с Брайеном Эпстайном второй контракт на управление, который, в отличие от контракта, подписанного в январе 1962 года, был подписан самим Брайеном. Он был расчитан на пять лет и давал ему 25 процентов от их общего заработка».
Филипп Норман: «Это был совершенно официальный документ, заверенный, как того требовал закон, отцами Пола и Джорджа. Соглашение было заключено сроком на пять лет. Еще один пункт - до¬бавленный Клайвом Эпстайном - давал каждой из сторон право прервать контракт с предупреждением за шесть меся¬цев».
Дэвид Харрис (младший партнер в юридической фирме «Силвермен, Ливермур и компания»): «Он [Брайен] был очень заинтересован в том, чтобы контракт был справедливым. Это было лейтмотивом всех его инструкций ко мне: «Я хочу быть с ними честным». Он был мальчиком из семьи среднего класса, хорошо образованным, с прекрасной речью, и имел дело с парнями, которые в те дни были низшим классом. Он осознавал это очень глубоко, и хотел быть уверенным, что он ни в какой форме не использует их из-за своего привилегированного положения. Это было совершенно замечательно. Брайен чувствовал бы себя еще лучше, если бы их (Битлз) представлял их собственный юрист, до такой степени он волновался, что как-либо использует их, но они этого не хотели. Они были совершенно довольны им и полностью принимали все, что он делал».
Пол: «Даже в нашем воображении не возникало вопроса, может ли быть нашим менеджером кто-нибудь другой, кроме Брайена».
Доктор Уолтер Стреч (финансовый советник «Битлз»): «Брайен Эпстайн на каждом шагу прилагал усилия к тому, чтобы его ведение дел с «Битлз» было честным. Он всегда тревожился, что, возможно, он в какой-то форме эксплуатирует их. Однажды он пришел ко мне и сказал, что хочет отдать им часть своей собственной компании «Предприятия НЕМС». Он дал им 10 процентов от нее, чтобы они могли получить назад часть от 25 процентов, которые они ему платили. Брайен вовсе не должен был это делать, но он так хотел. Он был достойным, честным человеком».
В Великобритании поступил в продажу сингл с песнями Love Me Do) и P.S. I Love You.

5 октября 1962 г.

Бэрри Майлз: «В Великобритании поступил в продажу сингл «Битлз» с песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) - Parlophone 45-R 4949».
«Хотя они перезаписывали этот сингл 11 сентября с ударником Энди Уайтом, первый тираж вышел с записью песни «Люби же меня» сессии 4 сентября».
Ринго: «Когда вышел сингл «Поскриптум, я люблю тебя», на пластнике стояло мое имя, а ведь я играл только на маракасах, ударником был другой парень».
Синтия: «Как раз перед тем, как мы переехали к Мими, Фирма «Парлофон», входящая в концерн «И-Эм-Ай», выпустила первую пластинку «Битлз» - «Люби же меня».
Ринго: «Я думаю, что эта самая первая песня всегда самая крутая. У нас это была песня «Люби же меня». Самое невероятное, это то, что мы записали ее и выпустили пластинку. Так сказать, получили свой кусочек пластмассы».
«Синглы помещались в конверты компании двух типов. Первый тип был разработан в конце 50-х годов, и использовался с синглами с красными ярлыками в период с 1958 года по 1963 год с сериями «Парлофона» 45-R 4441 – 45-R 4988. Второй тип конверта имел разноцветные изображения полосок и использовался с начала 60-х годов до 1963 года с сериями 45-R 4441 – 45-R 4988. На некоторых конвертах второй серии отсутствуют логотип «Парлофон» и надпись: «Эта пластинка должна проигрываться при 45 оборотах».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Ярлыки пластинки красного цвета с серебряной печатью были двух типов. Первый тип имеет надпись «Сделано в Великобритании», напечатанную ниже логотипа «Парлофон». На ярлыке второго типа такой надписи нет».
Бэрри Майлз: «По мнению многих, Брайен Эпстайн купил десять тысяч экземпляров для своего музыкального магазина «НЕМС». Именно столько нужно продать пластинок, чтобы попасть в первую двадцатку. Правдивы или нет эти слухи, но продажи в Ливерпуле были настолько хорошие, что сингл тут же возглавил «официальную двадцатку Мерсисайда» в газете «Мерси Бит».
Брайен: «Я сказал всем, кого знал, что это прекрасный диск, попросил «Мерсибит» — местную музыкальную газету — разрекламировать его и подростки Ливерпуля скупали его тысячами».
Бернадетт Фаррелл (Bernadette Farrell, поклонница и соседка Джорджа Харрисона): «Когда вышел их первый сингл с песней «Люби же меня» (Love Me Do), многие их поклонники в клубе «Пещера» не покупали эту пластинку, потому что боялись, что они станут известными и покинут их. У меня до сих пор хранится эта пластинка, подписанная Джорджем. Она должна стоить целое состояние, но я никогда с ней не расстанусь».
Хантер Дэвис: «Ливерпульские фанаты «Битлз» преданно покупали пластинку в огромных количествах. Но, понятно, что даже пол¬ная распродажа диска в провинциальном городе не могла повлиять на содержание списков самых популярных пластинок».
Джо Фланнери (близкий друг Брайена Эпстайна): «Он [Брайен] пошел и купил десять тысяч копий «Люби же меня». Они лежали в его подсобке на Уайтчепел, я это видел своими глазами, они были там, десять тысяч копий».
Гордон Р. Томсон (профессор музыки колледжа Скидмор): «Можно предположить, что 5 октября 1962 года группа «Битлз» скупила выпуски «Нового Музыкального экспресса» (New Musical Express), «Рекорд миррор» (Record Mirror) и «Мелодии Мейкер» (Melody Maker), чтобы убедиться, есть ли в них какое-либо упомимнание об их пластинке. Однако если бы они перелистали страницы «НМЭ», то увидели бы сообщение о выходе двух других пластинок от «Парлофон»: инструментальную композицию «Я и легкий ветерок» (The Breeze and I) группы «Фентонес» (Fentones) и «Твой нос собирается вырасти» (Your Nose Is Going to Grow) Ники Хилтон (Nicky Hilton). И никакого упоминания о сингле «Люби же меня» (Love Me Do)».
Тони Кэмпбелл (музыкант группы «Мстители» (Avengers)): «Помню, что в тот вечер мы выступали там в качестве разогревающей группы. Основная группа прибыла в коричневом автофургоне типа «Бедфорд Дормобил», который был припаркован снаружи».
«Главной звездой концерта была местная группа «Бади Бриттен и Регенты» (Buddy Brittain and the Regents). Также выступили местная певица Таня Дэй (Tanya Day), группа «Вампиры» (the Vampires)
Перед концертом, после того как «Битлз» установили свое оборудование, состоялось импровизированное совместное музицирование участников группы с музыкальным коллективом «Регенты». Ринго Старр и ударник группы «Регенты» Бэрни Пикок играли на двух ударных установках, стоящих бок о бок, Джон Леннон играл на гитаре вместе с Бади Бриттеном, Пит Мист играл на басу».
Тони Кэмпбелл (музыкант группы «Мстители» (Avengers)): «Мы зашли со своим оборудованием вовнутрь и обнаружили, что там музицируют Ринго и Бэрни Пикок на барабанах, Леннон и Бади Бриттен на гитарах, и Пит Мист на басу. Джордж Харрисон был наверху в раздевалке, и играл на своей большой акустической гитаре «Гибсон». Потом я спросил у Пита Миста, что это была за группа, и он ответил, что это были «Битлз». Я переспросил: «Кто?», и Пит рассказал мне, что он выступал с ними в Гамбурге, в клубе «Звезда», и что они были самой ритм-энд-блюзовой группой из тех, что он видел. Со стороны Пита это была похвала, потому что сам он уже давно был профессионалом и играл в одной из лучших групп, что я знал в то время: «Бади Бриттен и Регенты».
Дэйв «Биффо» Бич (Dave ‘Biffo’ Beech, ударник группы «Мстители» (Avengers)): «[Во время выступления] Я помню, как люди просто стояли и слушали. Они [«Битлз»] звучали хорошо и свежо».
Тони Кэмпбелл (музыкант группы «Мстители» (Avengers)): «Битлз» привели аудиторию в неистовство, исполнив версии «Что я сказал» (What I’d Say), «Деньги» (Money) и других песен, которые я никогда не слышал раньше, в том числе, конечно, и их новую запись».
Дэйв «Биффо» Бич (Dave ‘Biffo’ Beech, ударник группы «Мстители» (Avengers)): «Это было в тот день, когда вышел их первый сингл «Люби же меня». Помню, как я говорил, что сегодня вышел их новый сингл, поэтому надо пойти и купить его».
Тони Кэмпбелл (музыкант группы «Мстители» (Avengers)): «Следует помнить, что тогда была эпоха группы «Тени», и большинство групп либо подражали им, либо пытались повторить их движения. «Битлз» были другими, интересными, громкими (без эффекта эхо), неотшлифованными, с хорошими голосами и стройным звучанием, а также хорошо выглядели внешне. Помню, что на них были костюмы темного цвета, но это было еще до их «стрижек». Я навсегда запомнил, как стоял с Питом за кулисами, показывая ему пальцем на сморщенные носки ботинок Джона Леннона, как он на них покачивается с чувствительным «Рикенбэкером».
Дэйв «Биффо» Бич (Dave ‘Biffo’ Beech, ударник группы «Мстители» (Avengers)): «После замечательного выступления они один раз вышли на бис, как я помню».

Тони Кэмпбелл (музыкант группы «Мстители» (Avengers)): «Они были очень профессиональны. Мой покойный отец всегда повторял, что на следующее утро я был в восторге от этой группы с глупым именем».
Бэрри Майлз: «Вечером этого дня, к невероятному восторгу для «Битлз», радио «Люксембург» впервые проиграло эту пластинку в эфире».
Хантер Дэвис: «Поклонники не только раскупали пластинку, они забросали радио письмами, в которых просили исполнить новую песню. Первым откликнулся канал «Радио Люксембург». В этот день впервые на радио прозвучала запись «Битлз».
Синтия: «Несколько раз он звучал на «Радио Люксембург», неизменно вызывая возбужденные возгласы Джона».
Полина Сатклифф: «К «Битлз» пришел успех. Первую трансляцию на радио песни «Люби же меня» я помню очень хорошо. Это было поздно вечером в октябре 1962-го, мы знали о предстоящей трансляции благодаря журналу «Мерси Бит» и местным газетам. Я только выскочила из ванны, а Джойс и мама сидели около радиоприемника. Это была такая суета местного масштаба. Мною овладели смешанные чувства. С одной стороны я радовалась такому успеху нашей ливерпульской группы, с другой стороны меня все еще угнетали мысли об их отношении к Стюарту. Все было бы гораздо проще, если бы мне не нравилась их музыка, но это было не так».
Хантер Дэвис: «Мать Джорджа, миссис Харрисон, несколько часов просидела у приемника в тот вечер, когда, по словам Джорджа, должны были передавать их песню. В конце концов, ей надоело ждать, и она отправилась было спать, но услышала вопли Джорджа - они поют! Джордж разбудил своим криком мистера Харрисона, весьма рассердившегося, поскольку на этой неделе он работал в первую смену».
Джордж: «Я помню, как впервые услышал эту песню по радио. Когда я впервые услышал «Люби же меня» по радио, меня аж затрясло. Это было классно. Это был самый лучший хит всех времен. Мы знали, что ее будут передавать по «Радио Люксембург» где-то в 7.30 вечера в четверг. Я был у себя дома в Спеке, и мы все слушали радио. Мы все слушали ее и это было… я вслушивался в свою игру на гитаре, и не мог поверить своим ушам. Но самым важным для нас оставалось попасть в двадцатку хитов».
Ринго: «Когда вышла песня «Люби же меня», Брайен раздобыл программу, сказал нам, что ее будут передавать, положим, в 18.46 или в 18.25, мы остановили машину, чтобы спокойно послушать (потому что мы всегда были при деле - куда-то ехали или работали), и это было классно».
Стивен Дэйвис: «Группа «Роллинг Стоунз» испытала настоящий шок, когда впервые услышала по радио песню «Люби же меня» новой группы из Ливерпуля, называвшейся «Битлз». Это было словно гром с ясного неба. «Битлз» были неизвестны в Лондоне, лишь в Сохо о них ходили маловразумительные слухи. «Стоунзы» были потрясены».
Кейт Мун (группа «Роллинг Стоунз»): «Это была атака с севера. Мы-то считали себя единственными по-настоящему классными музыкантами в мире».
Филипп Донован (музыкант): «Впервые я услышал «Битлз», вернувшись из своих странствий в качестве битника-фолксингера. Я поднялся в свою комнату, увешанную снимками чернооких красоток и чернокожих блюзменов, включил свой старенький радиоприёмник с решёткой, как у «кадиллака». Ди-джей проигрывал чей-то новый сингл. Поражённый необычным звуком - две акустические гитары, барабан, бас, вокал и губная гармошка, я просто впал в транс. «Они называют себя «Битлз», а их песня - «Люби же меня», - щебетал ди-джей, но я его не слышал. Плюхнувшись на ковёр, я почувствовал, как голос у меня в голове произнёс: «Это как раз то, что ты собирался сам сделать!». Я не очень чётко представлял себе, что, собственно я собирался делать, но уже год спустя стал заниматься тем же, что делали «Битлз».
Из интервью с Джо Кокером в 2004 г:
Вопрос: Когда Вы впервые услышали «Битлз»?
Джо Кокер: Онажды я вернулся домой поздно и услышал [песню] «Люби же меня». Я хорошо это помню, потому, что подумал тогда – «Что за чёрт, что это такое?». Я никогда не слышал, чтобы какой-нибудь певец исполнял эту песню. Через пару недель это оказалось феноменом, потрясшим Англию. Мы все поняли это.
Стинг: «В первый раз я услышал «Битлз», когда учился в последнем классе начальной школы. Дело было в раздевалке бассейна. Мистер Лоу только что провел с нашим классом очередное беспорядочное и очень шумное купание в бассейне – «провел», в сущности, означает проследил, чтобы никто не утонул. В раздевалке царила суета. Вытираясь и обсыхая, мы, по своему обыкновению, хлыстали друг друга полотенцами по гениталиям. Именно в этот момент из транзисторного приемника, висевшего в углу, послышались первые такты «Люби же меня». Эффект был поразительный. В этом разреженном, скупом звуке было что-то, что немедленно положило конец нашим грубым играм. Одинокая губная гармошка Джона, бас-гитара Пола, игравшая «на два такта», их голосоведение шло параллельными квинтами до третьей пониженной ступени, сменяясь одноголосием во время припева. Конечно, в те времена я не смог бы описать это так, как сейчас, но интуитивно почувствовал нечто значительное, даже революционное в этом лаконичном, экономном обращении со звуком, и, что интересно, тоже самое ощутили остальные».
Брайан Гриффитс (музыкант группы «Большая тройка»): «Я сказал Джону [по поводу сингла «Люби же меня» (Love Me Do)]: «Джон, говоря другими словами, это куча дерьма. Это похоже на старую песню в стиле кантри-энд-вестерн. Она ужасна. Вы должны быть рок-группой».

«Битлз» в музыкальном магазине Доусона подписывают синглы с песней Love Me Do.
6 октября 1962 г.

Гордон Р. Томсон (профессор музыки колледжа Скидмор): «6 октября журнал «Диск» опубликовал очень краткий обзор сингла «Люби же меня» (Love Me Do), сравнивая выступления «Битлз» с группой «Братья Эверли» (Everly Brothers) и предполагая, что эта песня «может вам понравиться». Также было дано краткое описание группы».
Синтия: «Как только сингл [с песней «Люби же меня»] вышел, мы, затаив дыхание, принялись ждать его появления в чартах».
Тони Бэрроу: «Моим способом отметить это [выход сингла], было дать «Люби же меня» больше места в «Эхо Ливерпуля», чем другим выпускам недели, но у меня было хорошее оправдание. В конце концов, «Битлз» была местной группой, первой из отряда мерсибита, прорвавшейся в запись в масштабе страны. Под заголовком «ВАЖНАЯ ДАТА ДЛЯ БИТЛЗ» я назвал «Люби же меня» «заразительной балладой в среднем темпе с исключительно навязчивым сопровождением гармоники, которая ведёт простую мелодию и придаёт всему действу дополнительную порцию воздействия и атмосферы, которые столь необходимы для конструкции хита «лучшей двадцатки»». Виноват, что переборщил? Я? Другие новые записи, которые я рецензировал на той неделе, включали в себя «Если человек отвечает» Бобби Дарина, «Шерри» «Четырёх сезонов» и «Маленькая девочка из Голливуда» «Крикетс». На вершине в поп-музыке на той неделе в Ливерпуле были «Она – не ты» Элвиса Пресли и «Это буду я» Клиффа Ричарда».
Бэрри Майлз: «В четыре часа дня «Битлз» прибыли в музыкальный магазин Доусона (Dawson’s Music Shop, Widnes), чтобы подписать синглы с песней «Люби же меня».
«Всего «Битлз» приняли участие только в трех официальных сессиях с раздачей автографов. Это была первая из них, и она имела место в Виднесе, в музыкальном магазине Доусона на Черч-Стрит (Dawson’s Music Shop, Church Street, Widnes, Cheshire). Мероприятие началось в четыре часа дня и продолжалось в течение получаса.
Вторая сессия раздачи автографов состоится 24 января 1963 года в ливерпульском магазине грампластинок Брайена Эпстайна «НЕМС». Она будет приурочена к выходу сингла «Пожалуйста, порадуй меня» (Please Please Me). Третья сессия состоится 14 декабря 1963 года в лондонском Уимблдон-Пэлэйс».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Экземпляр первого сингла «Битлз» с песнями «Люби же меня» и «Поскриптум, я люблю тебя», подписанный всеми четырьмя членами группы, недавно был продан на «Ebay» за 13 350 долларов после того, как было сделано 35 ставок. На диске имеются подписи Джорджа Харрисона, Джона Леннона, Пола Маккартни и Ринго Старра, все сделаны темно-синей шариковой ручкой. Подпись Леннона включает три значка «Х» ниже его имени. Харрисон написал свое имя и фамилию по обе стороны центрального отверстия диска.
Продавец диска Перри Кокс называет диск «одним из самых исторически значимых существующих дисков группы, подписанных ее членами», отметив, что подписи были сделаны 6 октября 1962 года в музыкальном магазине Доусона в городе Виднес на следующий день после выпуска сорокопятки фирмой «Парлофон». Кокс является автором и соавтором ряда книг и справочников по ценам на памятные вещи, связанные с группой».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале садоводческого общества (Horticultural Society Dance, Hulme Hall, Port Sunlight, Birkenhead)».
«Всего «Битлз» выступали четыре раза в зале «Халм». Это было их третье выступление, которое было организовано местным обществом садоводов. Вместимость этого зала составляла 450 человек, но с ростом популярности «Битлз» неофициально на их выступления стали впускать 500 зрителей. Также они выступали в этом зале 7 июля, 18 августа и 27 октября 1962 года».
Нил Аспинал: «Они выступали где-то в Уирреле или в Беркенхэде, когда узнали, что продано пять тысяч пластинок с записью «Люби же меня». Помню, Джон сказал: «Ну вот, видите? Что еще им нужно?».
Энди Бабюк: «Джон Леннон решил перекрасить свой «Рикенбэкер 325» в черный цвет. Бывший гитарист «Большой Тройки» Эдриан Бэрбер говорит, что для инструментария «Битлз» был выбран черный цвет».
Эдриан Бэрбер (музыкант группы «Большая тройка»): «Брайен Эпстайн постоянно пытался улучшать то, как «Битлз» выглядят на сцене. Это была его идея, иметь сочетающиеся между собой костюмы, усилители, так почему бы и не соотвествующие этому сочетанию черные гитары?».
Энди Бабюк: «Общепризнанно считается, что это Джим Бернс из «Пламенных гитар» (Burns Guitars) покрасил в черный цвет «Рикенбэкер» Леннона. На самом же деле эту работу выполнил в Биркенхэде один автомаляр. Биркенхэд - это практически, в пригороде Ливерпуля, прямо сразу через реку Мерси. Крис Вортон непродолжительное время был там организатором танцевальных вечеров, и как большинство людей в местном музыкальном бизнесе, был знаком с «Битлз».
Крис Вортон: «Не помню, как в разговоре мы заговорили об этом, но Джон хотел, чтобы его гитара была перекрашена в черный цвет, и я предложил раздобыть для него пультевизатор. Я работал на своего отца, который занимался перевозкой мяса в Биркенхэде, с большим количеством грузовиков. Таким образом, мы поручили Чарльзу Бэнтэму (Charles Bantam), который запимался покраской отцовского транспорта, покрасить пультевизатором эту гитару. «Рикенбэкер» был естественного древесного цвета с золотистой панелью управления, которую мы не стали трогать».

«Битлз» участвуют в записи интервью для шоу The Friday Spectacular.
8 октября 1962 г.

Бэрри Майлз: «В этот день «Битлз» участвуют в записи интервью для шоу «Концерт звезд по пятницам» (The Friday Spectacular), которое транслировало «Радио Люксембург». Это шоу включало в себя проигрывание только что вышедших пластинок «И-Эм-Ай» перед аудиторией примерно в сто человек. Мероприятие проводилось в лондонской штаб-квартире компании на Манчестер-Сквер. Зрители танцевали и аплодировали пластинкам, а у исполнителей брали интервью. Были сыграны обе стороны их сингла».
Нил Аспинал: «Популярных радиостанций в то время было немного. В воскресенье вечером мы слушали «Радио-Люксембург», вот и все».
«Программа выйдет в эфир 12 октября».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Возможно в этот день фотограф Билл Зигмент (Bill Zygmant) провел свою первую фотосессию с «Битлз» в магазине «Остин Рид» на Риджент-Стрит (Austin Reed, Regent Street). Существует несколько мнений по поводу того, когда и кем были сделаны эти фотоснимки. В некоторых источниках указывается дата 16 июля 1963, часто встречается август 1963, что не соответствует форме прически Ринго на тот период времени. Авторство снимков также приписывается Тони Гейлу (Tony Gale). Как утверждает сам Билл Зигмент, эта фотосессия состоялась вскоре после того, как вышла в свет первая пластинка «Битлз».
(возможно в этот день «Битлз» знакомятся с Дуги Миллингсом, который станет их штатным портным)
Дуги Миллингс: «Мне позвонил Брайен [возможно 7 октября], чтобы сказать, что он собирается приехать со своими ливерпульскими подопечными, группой «Битлз».
Дуглас Мартин (Нью-Йорк Таймс): «Брайен Эпстайн привел к нему группу в его магазин, располагавшемся в доме 63 на Комптон-Стрит (63 Compton Street) в лондонском районе Сохо».
Дуги Миллингс: «Как они были одеты? Ну, в дешевую готовую одежду».
Денис Маклиллан (Лос-Анжелес Таймс): «Когда Джон, Пол, Джордж и Ринго прибыли в мастерскую Миллингса на Олд Комптон-Стрит, Эпстайн сказал Миллингсу, что он хотел бы что-то такое особенное, как подпись Ричардса на его белом костюме, но «только по-другому».
Гордон Миллинг (сын Дуги Миллингса): «Они [«Битлз»] хотели «что-нибудь особенное».
Денис Маклиллан (Лос-Анжелес Таймс): «Для ставшего знаменитым костюма «Битлз», который Миллингс сделает в нескольких разных вариантах, он возмет за основу пиджак стюарда».
Гордон Миллинг (сын Дуги Миллингса): «Получившаяся концепция была результатом мозгового штурма Дуги Миллингса и Пола Маккартни».
Дуглас Мартин (Нью-Йорк Таймс): «Это было время, когда звезды поп-музыки продолжали носить костюмы, но эти особенные костюмы вряд ли можно отнести к обычным. Костюм состоял из серебристо-серого пиджака со ставшего теперь знаменитым вырезом на воротнике, обработанным по краю плетёным шнуром, с тремя перламутовыми пуговицами, и с расклешенным манжетом рукава. Брюки были прямого покроя без боковых карманов».
Дуги Миллингс: «Я эксперементировал с круглыми воротниками, сделал эскиз одного из них, показал его Брайену, и он был принят. Я никогда не утверждал, что «изобрел» его. Я просто его предложил».
Гордон Миллинг (сын Дуги Миллингса): «Они [«Битлз»] были в восторге».
В этих костюмах «Битлз» впервые появятся на сцене 21 апреля 1963.
Редактировалось: 3 раза (Последний: 11 ноября 2015 в 11:41)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в клубе «Пещера» (The Cavern) и в зале «Башня» (Tower Ballroom, New Brighton).
12 октября 1962 г.

Бэрри Майлз: «В этот день сингл «Люби же меня» (Love Me Do) впервые появился в национальном рейтинге продаж, появившись в списке под номером 49, опубликованном в отраслевом журнале «Продавец пластинок» (Record Retailer)».

Синтия: «Песня «Люби же меня» появилась в хит-параде, правда, только на сорок девятой позиции. Конечно, это было лучше, чем ничего, но мы ожидали большего. Один Брайен не терял уверенности. «Не торопитесь. Еще не вечер», - говорил он».
Пол: «В Гамбурге мы пользовались успехом, в «Пещере» мы тоже пользовались успе¬хом, но если вы хотите знать, когда мы поняли, что появились как группа, то это произошло, когда «Люби же меня» попала в хит-парад. Это была первая пластинка, но она проложила нам путь».
Тони Бэрроу: «Хотя «Люби же меня» и являлся лучше всего продаваемым синглом Ливерпуля на протяжении нескольких недель, но в большей части магазинов пластинок города, включая отделения «НЕМС», остались на руках десятки, если не сотни непроданных экземпляров. Розничные продавцы ожидали, что многие тысячи регулярных посетителей «Пещеры», которые вознесли «Битлз» на вершину списка популярности в «Мерси Бит», помчатся покупать этот сингл. Любопытно, но этого не произошло».
Филипп Норман: «Чтобы пластинка «Битлз» попала в британский хит-парад, Брайан купил 10 000 экземпляров «Люби же меня» за свой счет. После печального опыта с «Деккой» Брайен не стал рисковать. Он сам заказал у «Парлофона» десять тысяч пластинок. Ему сказали, что такое количество пластинок должно быть продано, чтобы попасть в двадцатку лучших».
Тони Бэрроу: «Ходили слухи, обвиняющие Эпстайна в том, что он тысячами скупал сингл, чтобы протащить «Битлз» в национальные списки популярности. Я верю, что он скупал сингл тысячами, но я также верю, что он надеялся на то, что продаст их, а не на то, что они останутся лежать и гнить на складах его магазинов годами».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Филипп Норман: «Хотя ливерпульские поклонники охотно покупали «Люби же меня» и хотя «Мерси Бит» мгновенно поставила ее на первое место в своей лучшей двадцатке, большая часть из десяти тысяч пластинок лежала в нераспечатанном виде в заднем помещении магазина «НЕМС» на Уайтчепэл».
Джо Фланнери (друг Брайена): «Брайен провел меня туда и показал их [пластинки]. Он даже сочинил маленькую песенку о пластинках, которые он не может продать. «Вот идем мы пыль сдувать, - пел он».
Джон: «Пластинка вошла в хит-парад уже через два дня. Все считали это надувательством, потому что магазины нашего менеджера посылали такие штуки о пластинках – индекс раскупаемости. И все на юге думали: «А, это он сам скупает или подделывает данные, потому они и попадают в хит-парады!». Но это было не так. Он ничего подобного не делал».
Брайен: «Ходили слухи - которые стали широко распространенными - что я скупил огромное количество пластинок, чтобы провести его в списки. Каким возможным это бы и ни было - имей я деньги, которых у меня не было - я не сделал ничего подобного, и не сделаю. «Битлз» тогда, как и сейчас, прогрессировали и преуспевали на естественном посыле без всяких закулисных трюков, и я бы хотел это подчеркнуть».
Филипп Норман: «Через несколько дней, в Лондоне, Джо Фланнери столкнулся с Полом Маккартни. «Пол сказал, что он голоден: за весь день съел только пирожное. Я был изумлен. Я спросил: «Пол, как же так?». Пол ответил: «Кто-то должен был платить за эти десять тысяч пластинок, которые купил Брайен».
Ринго: «Хотя «Люби же меня» и не вышла на первое место, это было здорово. Мы только и мечтали о кусочке винила, который был бы записан не где-нибудь в занюханной студии, и вот - о Боже! - у нас была эта пластинка. А мы уже хотели быть лучшими. Оказывается, важно и то и другое».
Джереми Паскаль: «Критика пластинку почти не заметила. Один же из тех, кто удосужился заметить, писал: «Люби же меня» открывается гармоникой, и затем эта группа со странным названием принимается за текст. Начало достаточно умеренное… они увлекаются оф-битовыми комбинациями аккордов… Впрочем, неплохая песня…». Не такая уж разносная рецензия, если на то пошло. Следует учитывать то обстоятельство, что в то время «Битлз» не знали нигде, кроме Гамбурга и Ливерпуля, а британский музыкальный бизнес был сконцентрирован в Лондоне, так что для него, в сущности, не было разницы, что Гамбург, что Ливерпуль. Рецензенту приходилось прослушивать массу материала, поставляемого фирмами звукозаписи, поэтому он был, в сущности, прав, говоря, что применение гармоники не являлось новшеством».
Пол: «В любом случае сингл вошел в хит-парад, и все получилось. С этого момента мы приобрели некоторую уверенность в себе».
Бэрри Майлз: «В этот день «Радио Люксембург» транслирует передачу «Концерт звезд по пятницам» (The Friday Spectacular), в записи которой «Битлз» приняли участие 8 сентября. Это шоу включало в себя проигрывание только что вышедших пластинок «И-Эм-Ай» перед аудиторией примерно в сто человек. Мероприятие проводилось в лондонской штаб-квартире компании на Манчестер-Сквер. Зрители танцевали и аплодировали пластинкам, а у исполнителей брали интервью. Были сыграны обе стороны их сингла».
Ринго: «Мы узнали, что попали в чарты Англии, когда ехали на концерт. Тут же остановили машину. Знали, что на «Би-Би-Си» эфир в 16-19. Тормози! Слушали запись, и ехали дальше на концерт».

Бэрри Майлз: «Дневное выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), и выступление в танцевальном зале «Башня» (Tower Ballroom, New Brighton, Wallasey). Это была презентация «НЕМС», растянутая на пять с половиной часов. Брайен Эпстайн поместил «Битлз» на афишу вторыми после Литтл Ричарда».
Газета «Ливерпуль Эко» (31 июля 2013г.): «Строители, работающие на реконструкции железнодорожной станции Мерсисайда, обнаружили афишу выступления «Битлз». Разбирая облицовку на станции «Бидстон», рабочие нашли яркую цветную афишу, которая датирована 1962 годом. Руководители железной дороги Мерсисайда пытаются решить, что делать с этим плакатом».
Пол Коллинз (проектный инженер): «Когда подрядчики, работающие на объекте, сорвали несколько досок, то обнаружили этот плакат. Они сразу же поняли, что это что-то важное, и оно должно быть сохранено».
Нил Аспинал: «На афишах всех концертов, в которых участвовали приезжие звезды, «Битлз» всегда стояли сразу следом за ними».
Литтл Ричард: «Битлз» пригласили меня к себе в Великобританию. Я был главной звездой их шоу».
Питер Браун: «Чтобы добиться для «Битлз» настоящих концертов, необходимо было привлечь звезд, на которые бы шла публика».
Нил Аспинал: «Брайен сам занялся организацией концертов, чтобы в них участвовали его группы».
Джон: «Брайен приглашал рок-звезд, популярность которых уже пошла на убыль, таких, как Джин Винсент и Литтл Ричард. Их приглашали по причине их популярности, а поскольку на афише печатали и наше название, получается, что мы использовали их для привлечения зрителей. Вам трудно представить, каким событием для нас, для каждого из нас четверых, стала возможность хотя бы увидеть настоящую звезду рок-н-ролла. Мы почти преклонялись перед каждым из них. А мелко-мелко с краешка было приписано, что Литтл Ричарду аккомпанирует Билли Престон. В то время на вид ему было лет десять».
Джордж: «Брайен Эпстайн нанял Литтл Ричарда выступать вместе с нами в ливерпульской «Империи» и танцевальном зале «Башня» в Нью-Брайтоне».
Пол: «Я не думал, что когда-нибудь встречусь с Литтл Ричардом, и мы никогда не представляли себе, что будем выступать в одном концер¬те с такой крупной звездой. Поэтому, когда Брайен сказал, что устроил нам выступление в Нью-Брайтоне вместе с Ричардом и десятью другими группами, мы были ошеломлены. Мы встретимся с Литтл Ричардом!».
Нил Аспинал: «Брайен арендовал танцевальный зал «Башня» в Нъю-Брайтоне и пригласил настоящую звезду - Литтл Ричарда, который как раз в это время гастролировал в Англии».
Тони Бэрроу: «Способом Брайена Эпстайна отметить выпуск 5 октября [сингла] «Люби же меня» было сделать «Битлз» главной приманкой, поддерживающей Литтл Ричарда – который был уже иконой в глазах ребят – в концерте, проводимом «НЕМС» неделей позже в танцевальном зале высотного здания в Нью-Брайтоне».
Нил Аспинал: «Брайен позвонил его агенту в Лондон и договорился, что Литтл Ричард выступит в танцевальном зале «Башня» в качестве главной звезды». На той же афише - концерт состоялся 12 октября 1962 года - значились названия: «Битлз», «Джерри и Лидеры», «Гробовщики» - целая орава ливерпульских групп».
Бэрри Майлз: «Также принимали участие группы: «Большая тройка» (The Big Three), «Билли Крэмер и Побережники» (Billy Kramer & The Coasters), «Пит Маклэйн и Дакоты» (Pete MacLaine & The Dakotas), «Четыре щеголя» (The Four Jays), «Ли кертис и все звезды» (Lee Curtis & The All-Stars) с Питом Бестом за барабанами, «Мерсибитс» (The Merseybeats), «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm & The Hurricanes), «Гай Трейвис и Полуночники» (Guy Travis & The Midnighters) и «Гробовщики» (The Undertakers). Концерт имел огромный успех».
Майк Маккартни: «Это фотоснимок спины Литтл Ричарда, который я сделал в танцевальном зале «Башня». Он сделан после того, как я установил свою фотокамеру позади Ричарда, и попросил небольшую помощь у Ринго. Он не расслышал мои инструкции, чтобы нажать спусковой тросик, поэтому, когда я скомандовал: «Сейчас!», он переспросил: «Что?». «СЕЙЧАС!» - говорю я (слишком поздно). В итоге, спина Литтл Ричарда!».
Джо Анкрах (группа «Хоралы» (Chants)): «Мы должны были увидеть Литтл Ричарда в «Башне» и отправились встретиться с ним. «Битлз», которых мы никогда не слышали, уже были там, и Пол пригласил нас на одно из [своих] дневных выступлений [на 16 октября]».
Билл Харри: «Джо [Анкрах] впервые познакомился с Полом Маккартни в танцевальном зале «Башня» 12 октября 1962 года. После концерта он направился в раздевалку Литтл Ричарда, и Пол придержал его на выходе. Ему захотелось узнать, кто это был, и его заинтересовал ответ Джо, который рассказал об их вокальной группе. После чего Пол написал Джо записку для «Хоралов», чтобы они предъявили ее в «Пещере», когда «Битлз» вернутся из Гамбурга. Так они и сделали, появившись в «Пещере» во время одного из дневных выступлений. Они дождались времени, когда «Битлз» покинули сцену, и «подкараулили» их, когда они выходили из раздевалки в опустевшее концертное помещение. Пол представил их остальным участникам группы, а затем пригласил на сцену.
Отец Джо и Эдмонда Анкрахов был церковным служителем, играл на органе и научил своих сыновей гармонично петь. Они привлекли несколько своих друзей и сформировали вокальную группу. Этот коллектив из пяти вокалистов стал наиболее популярной группой чернокожих певцов Ливерпуля. Как группа «Хоралы» собрались в восьмом районе Ливерпуля, в районе Токстет, который, по их мнению, был полностью изолирован от остальной части Мерсисайда, и был неким эквивалентом Гпрлема, где у черного сообщества были свои культурные ориентиры. В музыке «Хоралов» нашло отражение их собственного культурного наследия, поскольку они были воспитаны на том, что впоследствии станет известно как «ритм-энд-блюз», и который пришел в Ливерпуль из американских баз, таких как Бартонвуд».
Филипп Норман: «За сценой Литтл Ричард также был ангельски любезен, позволив сфотографировать себя вместе с «Битлз», которые стоя облокотились на него».
Джефф Ньюджент (группа «Гробовщики»): «Мы бы тусовались с толпой, но «Битлз» оставались в своей раздевалке до своего выхода – они были загадочным явлением».
Энди Бабюк: «В дополнение своему окрашенному в черный цвет «Рикенбэкеру», Леннон решил заменить на нем ручки регулировки громкости на «Хофнеровские» кремового цвета с золотой «чашечкой» наверху. Заново обновленный «Рикенбэкер» Леннона впервые появился на фотографии, сделанной Майком Маккартни 12 октября в нью-брайтонском танцевальном зале «Башня», где группа выступала в качестве одной из разогревающих групп для Литтл Ричарда, хедлайнера концерта.
На выступлении Ричарда группа использовала два желто-коричневых «Вокс Эй-Си 30», усилитель Харрисона стандартного типа, Леннона – планшетного. Харрисон играл на своем «Гретч Дуо Джет», а Леннон на перекрашенном черном «Рикенбэкере» с ручками регулировки «Хофнер». Маккартни использовал свой бас «Хофнер 500/1», подключенный к усилителю «Квэд» и колонке «Коффин».
Ринго Старр играет на ударной установке «Премьер» с надписью «Ринго Старр» на большом барабане. На этом выступлении Старр использует набор новых «премьеровских» бонго [сдвоенный барабан] коричневого цвета, соответствующего цвету его ударной установки».
Литтл Ричард: «Чувак, эти «Битлз» потрясающие. Если бы я их не видел, то никогда бы и не подумал, что они белые. У них реально настоящее негритянское звучание».
Джон Винер: «Газета «Мерси бит» процитировала как-то слова Литтла Ричарда, который выступал вместе с «Битлз» в Ливерпуле в 1962 году: «Да от этих «Битлз» с ума можно сойти. Если бы я их не увидел своими глазами, я бы не поверил, что они белые. Они ведь поют как самые настоящие негры». В них открылось в точности то же самое, что Сэм Филлипс когда-то обнаружил в Элвисе: «Белый, который чувствует и поет, как черный».
Джордж: «В Нью-Брайтоне мы с ним [Литтл Ричардом] подружились».
Росс Бенсон: «В этот день Литтл Ричард попытался переманить к себе Маккартни, но у него ничего не вышло».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Питер Браун: «Ричард считал, что Пол самый миловидный из всех людей, которых он встречал, и что он и сам был такой, когда ему было двадцать лет. Он буквально гонялся за Полом по костюмерной, а Пол держался от него на расстоянии. Пол жил в Гамбурге в жутких условиях и насмотрелся на многое. Он и остальные в свои семнадцать-восемнадцать лет уже познали все стороны жизни, и ничто не могло привести их в ужас или расстроить. В костюмерной Пол не сбежал от Ричарда и не избил его, а просто держался от него на расстоянии».
Росс Бенсон: «Раскрашенный до кончиков ногтей, с завитыми волосами, Литтл Ричард нашел общий язык с Эпстайном, что вызвало сильное возмущение Дона Ардена, который сопровождал Ричарда в его турне по Великобритании, и которому темперамент рок-звезды доставлял одни неприятности. Эпстайн и Арден обменялись грубостями, а в конце этой перепалки Арден сделал прозрачный намек на отношения Эпстайна и Литтл Ричарда, на что Эпстайн прокричал в ответ: «В понедельник я позвоню в вашу контору, мистер Арден. Не думаю, что после этого вы останетесь работать здесь».
Джо Фланнери (друг Брайена): «В театральной уборной между Брайеном и Доном Арденом вспыхнула страшная ссора. Дон Арден не мог понять, как это Литтл Ричард мог слушать не его, а Брайена. Дон Арден сказал что-то резкое, и я услышал зазвеневший голос Брайена: «В понедельник я позвоню в ваш офис. Не думаю, что после этого Вы там долго проработаете». Дон Арден совсем оторопел. «Я объездил весь мир, — сказал он, - и никто никогда не разговаривал со мной так».
Филипп Норман: «Антрепренеры, которым приходилось организовывать шоу Литтл Ричарда, рассказывали леденящие кровь истории об его характере, недоверчивости, его странных прихотях и фантазиях, его нежелании в отдельных случаях делать для аудитории что-либо иное, кроме медленного разоблачения. Но 12 октября 1962 года, когда Литтл Ричард выступал в Нью-Брайтоне, что-то изменилось в его поведении в сторону сговорчивости».
Джо Фланнери: «Казалось, Брайен может делать с ним что угодно. Когда Ричард закончил свое выступление, что-то случилось с микрофоном следующей группы - «Пита Маклейна и Дакот». Брайен сумел уговорить Литтл Ричарда пройти на сцену и отдать свой персональный микрофон Питу Маклейну».
Выступление в клубе «Пещера» (Cavern Club) и на телевидении «Гранада» (Granada TV, Manchester).
17 октября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление в клубе «Пещера» (Cavern Club), совместно с группой «Джонни Сэндон и Ремо Фо» (Johnny Sandon & The Remo Four)».
«В этот день «Битлз» впервые были показаны по телевидению Манчестера в программе «Люди и места» (People And Places). Передачу подготовило телевидение «Гранада», и она транслировалась только на севере и северо-западе Англии. Съемки проходили в студии 4 телецентра «Гранада», располагавшемся в Манчестере на Куэй-Стрит (Studio Four, Granada TV Centre, Quay Street, Manchester).
«Битлз» репетировали с трех до четырех часов дня, и с 16-15 до 18-00. Передача транслировалась в прямом эфире с 18-35 до 19-00. Группа исполнила две песни: «Какой-то другой парень» (Some Other Guy) и «Люби же меня» (Love Me Do)».
Майк Маккартни: «В октябре 1962 года «И-Эм-Ай» выпустила диск «Люби же меня» (Love Me Do) и «Битлз» были готовы для эксплуатации… извините, я хотел сказать - для дальнейшей рекламы. И она пришла скорее, чем ожидалось - телекомпания «Гранада» из Манчестера захотела, чтобы парни выступили в местной программе новостей «Люди и места».
Я попытался украдкой посмотреть телевизор во время работы (прим. - В это время Майкл работал парикмахером), для че¬го зашёл в закусочную около парикмахерской и заказал себе бутылку пива. Вскоре я услышал, как из телевизора, стоявшего около стойки донеслось: И вот они приехали из Ливерпуля! «Битлз!» Но потом началось что-то непонятное. Это был не Джон Леннон, хотя показывали его шерстянной костюм, его гитару, его открытый рот, но пел всё же не он, а Элвис Пресли! И только тут до меня дошло, что пока я впился глазами в экран, кто-то убрал в телевизоре звук и включил проигрыватель… Но, слава богу, Элвис пропадает и «Битлз» снова врывается в бар со своей «Танцуй твист и кричи» (Twist And Shout). «Фантастично! Шикарно! Великолепно!», - говорю я сам себе в этом без¬различном ко всему баре.
После короткого интервью, в котором парни нарочно говорят с сильным ливерпульским акцентом (особенно Пол и Джон), они исполняют свою новую песню «Люби же меня». «Фантастика! Включите погромче! Это поёт мой брат!» - так и подмывало меня закричать, но вопль так и остался у меня внутри. Наконец передача закончилась и моя бутылка тоже. «Сынок, тебе ещё налить, похоже, тебе не хватило?». «Нет, спасибо», - буркнул я и вышел наружу. Я помчался скорее домой сообщить, что видел Пола по телеку. Потом я стал ждать брата, чтобы посмотреть: изменился, ли он».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера», совместно с группами «Джонни Сэндон и Ремо Фо», «Группа один» (Group One) и «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Genes)».
Майкл Маккартни: «Когда Пол вернулся, мы с папашей уже были в постели, но я не спал и у нас произошёл такой разговор. «А вот и ты». «Отец спит?». «Конечно, два часа ночи!». «Мы отмечали. Ты нас видел?». «Да, это было здорово!». «Ты видел бархатный воротник?». «Конечно. Можно было всё разглядеть» (здесь я хотел бы пояснить: когда с подачи Брайена «Битлз» приняли решение стать «коммерческой группой», им пришлось с сожалением отказаться от гамбургских кожанных костюмов и заказать у портного тёмно-синие шерстяные костюмы с бархатными воротниками). «Почему вы разговаривали с акцентом?». «Это часть нашего имиджа для публики». «Что вот этот обезьяний костюм и дурацкий акцент и есть имидж? Но вообще-то это сработало, и выступление было фантастическим». «Ну, ладно, спокойной ночи, я пошёл». «Разрешите, сэр, попросить у вас автограф?». «Пошёл в жопу!».

Выступление в зале «Халм» (Hulme Hall, Birkenhead) - интервью перед выступлением.
27 октября 1962 г. (суббота)

Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Халм» (Hulme Hall, Port Sunlight, Birkenhead)».
«Это было четвертое и последнее выступление на этой площадке. Вместимость этого зала составляла 450 человек, но с ростом популярности «Битлз» неофициально на их выступления стали впускать 500 зрителей. Также они выступали в этом зале 7 июля, 18 августа и 6 октября 1962 года».
Бэрри Майлз: «Перед выступлением группа дала интервью».

(См.стр.1 этой темы)

Письмо Брайена Эпстайна Манфреду Вейследеру.
31 октября 1962 г. (среда)

Джордж: «На этот раз нам жилось в Германии гораздо лучше. Мы жили в отеле на Репербане, хоть и в маленьком, зато каждый в своей комнате. Помню, идти до клуба было далеко, он находился в конце Репербана, где улица поворачивает к городу».
Ринго: «Не помню, где мы жили в последний приезд. О нем у меня остались самые туманные воспоминания, чтобы не сказать больше. Жилье не имело значения, нам жилось здорово. Это было потрясающе; я побывал в Гамбурге с Рори Стормом, затем играл с Тони Шериданом (ему я аккомпанировал в течение месяца), а на этот раз приехал вместе с «Битлз» и безмерно радовался этому. Это было все равно, что вернуться домой».
Письмо Брайена Эпстайна Манфреду Вейследеру от 31 октября 1962 года: «Уважаемый Манфред. Решил написать Вам записку, чтобы подтвердить, что я буду в Гамбурге в ближайшее воскресенье или понедельник, но я пошлю Вам телеграмму, чтобы сообщить время моего прибытия в аэропорт. Чтобы прояснить свои замечания, сделанные по телефону сегодня утром по поводу «Битлз», я хочу еще раз отметить, что озабочен тем, чтобы они выступали как четверка, и чтобы они не присоединялись с другими артистами без моего особого разрешения. Пожалуйста, не думайте, что они недовольны или же что я имею что-то против ваших артистов. Причиной моей просьбы является то, что я не хочу, чтобы они вернулись в эту страну, и им пришлось бы приспосабливаться к своему обычному типу выступлений. Поскольку после возвращения у них планируется несколько очень важных выступлений, я беспокоюсь по поводу того, что им придется напряженно выступать, находясь далеко в Германии. Надеюсь, что они пользуются большим успехом (знаю, что они очень популярны в Германии по многим письмам и сообщениям, что мы получили) и все будет хорошо. Вместе с тем, я с нетерпением жду с Вами встречи на следующей неделе.
С уважением, Брайен Эпстайн.
Поскриптум. Я пытаюсь договориться со звукозаписывающей компанией в этой стране, чтобы выпустить пластинку в Германии. Уверен, что у нее будут хорошие продажи».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 11 ноября 2015 в 12:21)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (Star-Club, Hamburg).
1 ноября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg), совместно с Литтл Ричардом».
Джордж: «Во время нашей четвертой поездки в Гамбург в ноябре на нашей афише красовалось имя Литтл Ричарда».
Литтл Ричард: «Я привел парней в клуб «Звезда» в Гамбурге. Я был главной звездой их шоу».
Джон: «Его [Литтл Ричарда] привез в Гамбург Брайен Эпстайн».
Билли Престон (музыкант Литтл Ричарда): «В Гамбурге мы провели две недели. «Битлз» тоже были там. И именно там мы по-настоящему сблизились».
Ринго: «Я слушал Литтл Ричарда дважды за ночь в течение шести дней - это было классно. Конечно, он немного красовался перед нами, ему было приятно, что мы стоим за кулисами и смотрим на него, - к тому времени он уже слышал о нас».
Джон: «Мы стояли за кулисами гамбургского клуба «Звезда» и смотрели, как играет Литтл Ричард. Иногда он просто садился и разговаривал со зрителями. За кулисами он часто начинал вслух читать Библию, и, чтобы просто поговорить с ним, мы рассаживались вокруг и слушали. Я до сих пор люблю Литтл Ричарда, он один из величайших».
Билли Престон: «Я помню, с каким восторгом «Битлз» общались с Литтл Ричардом. В Гамбурге они таскались за ним повсюду и выспрашивали об Америке, о городах, о звездах, о фильмах, об Элвисе - короче, обо всем подряд».
Литтл Ричард: «Пол Маккартни просто приходил и смотрел на меня. Он отводил глаза и говорил: «О, Ричард, вы - мой кумир. Дайте мне к вам прикоснуться». Он хотел научиться вопить так, как я, и мы сидели за пианино и орали во всю глотку, пока он не просек, как это делается. Я особенно тесно сблизился с Полом, но с Джоном мы так и не сошлись. Слишком скверный у Джона характер».
Билли Престон: «Я был совсем молод, мне было от силы шестнадцать, когда я впервые встретил Джона. Он с ребя¬тами разогревал публику для Литл Ричарда, а я участвовал в этом турне в качестве электроорганиста на «Хэммонде В-3». То было знаменитое турне Литл Ричарда, который незадолго до этого стал священником, а тут, в 1962-м, вернулся к светской жизни и дал несколько рок-н-ролльных концертов в Гамбурге. Прежде я никогда не играл ничего, кроме церковной музыки. По-сути, я дорос до подросткового возраста, выступая с Махалией Джексон, и преподобным (тогда) Джеймсом Кливлендом.
С самого начала я влюбился в «Битлз». Они стали дороги моему сердцу с самой первой нашей встречи. Возможно, я был их самым первым американским поклонником и другом. Джон был классный - большой шутник; он был такой толковый и умный. Я сразу пришел в восторг от его ума и манеры поведения. Сразу было видно, что он особенный. Его гений был очевиден даже тогда и даже для меня, совсем еще несмышленыша.
Джон нашел время, чтобы научить меня играть на губной гармонике, там, в Гамбурге, во время нашего перво¬го совместного турне. Тогда я разучил песню «Люби же меня» (Love Me Do). А я в ответ следил за тем, чтобы он, Джордж, Пол и Ринго вовремя и как следует ели. Они были тогда всего лишь на разогреве, и потому промоутер питание им не обеспечивал. Ричард, будучи звездой первой величины, получал стейки, отбивные и прочее обильное угощение каждый вечер, а я взял на себя заботу о том, чтобы те, кому вскоре суждено было стать Великолепной четверкой, ели-пили так, как полагается. Поскольку я сопровождал звезду, мне приходилось доставать разные вещи. Поэтому я часто обеспечивал битлов бесплатными бутербродами, и кока-колой».
Литтл Ричард: «Между прочим, «битлы» обычно заказывали кучу стейков, а платить приходилось мне, поскольку у них частенько не было денег».
Билли Престон: «После этого я ходил смотреть их выступления. Один раз, когда я стоял за кулисами, ко мне подошел Джордж и попросил меня выйти на сцену и сыграть на органе. Я сказал: «Нет, Ричард сойдет с ума от ярости. Я не пойду». А надо было пойти».
Ринго: «Литтл Ричард выступал в клубе «Звезда» вместе с Билли Престоном. Билли в то время было шестнадцать, он играл изумительно, как играет до сих пор».
Пол: «Я помню, Литтл Ричард пригласил нас к себе в отель. Он взглянул на кольцо на мизинце у Ринго и сказал: «Мне нравится это кольцо. Кстати, у меня есть похожее, и я могу тебе его подарить». И мы пошли к нему в гостиницу (но колечко, он, правда, зажал)».
Из интервью Ринго Старра журналу «Кью» летом 1998 г.:
«Кью»: Правда ли, что Литтл Ричард однажды пытался затащить тебя в постель?
Ринго: Это всё раздуто. «Битлз» играли в Германии, когда туда приехал Литтл Ричард, и я смотрел его выступления дважды за вечер в течение двух недель. Он был великолепен. Как ты знаешь, я ношу кучу колец, – во всяком случае, раньше носил кучу колец, – и Литтл Ричард пригласил меня в гостиницу, где остановился, пообещав подарить кольцо (хихикает). Я был рад. Но когда я пришёл в гостиницу, оказалось, что никакого кольца у него не было, так что я ушёл.
Энди Бабюк: «Для этих выступлений они взяли с собой только гитары и барабаны, на выступлениях используя усилители «Фендер», принадлежащие клубу».
Джордж: «Всем группам предоставляли новые усилители «Фендер».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Колин Мэнли: «К тому моменту, когда группа приехала в Гамбург с Ринго, они все, безусловно, сильно изменились со времени последних гастролей в Германии. Они очень выросли в профессиональном плане, приобрели слаженность… одним словом, уже тогда было видно, что ребята пойдут очень далеко».
Джордж: «В Гамбурге жизнь кипела ключом, в клубах зарабатывали огромные деньги на выпивке и плате за вход. Там устраивали по четыре концерта, чтобы за ночь зрители успевали смениться четыре раза».

Группа «Битлз» вылетела из Гамбурга в Лондон.
15 ноября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Группа вылетела из Гамбурга в Лондон».
Алан Смит (статья «Лондонский Бит»): «Смогут ли «Битлз» стать международными звездами… или исчезнут после своего первого хита? Вопрос, что должен в последнее время вызвать у парней бессонные ночи, поскольку нет сомнений в том, что «Битлз» нужно преодолеть достаточно много преград, чтобы достичь вершины. Конкуренция огромная.
Стоит напомнить о такой группе, как «Орлы», которая попала в чарты с диском Валери Моунтейна (Valerie Mountain) «Некоторые» (Some People). У этого ансамбля из Бристоля была колоссальная реклама пластинки и фильм с тем же названием, и у них был мощный толчок к известности, после того, как в прошлом году они выйграли национальный конкурс клубных исполнителей.
Несмотря на это, сегодня «Орлы» мало что значат для покупающей пластинки публики. То же самое относится и к «Битлз», хотя у них был хороший старт. По большому счету, тот факт, что на Мерсисайде у них большой хит, не производит большого впечатления на людей в Тоттенхэме или Ноттингеме. Вот почему я считаю, что парни придерживаются правильной политики, когда говорят, что они хотят в ближайшем будущем избавиться от ливерпульдности, хотя принадлежность к языку «скауз» так много для них значит (прим. - скаузер (scouser) – житель Мерсисайда, ведущий обычные каждодневные разговоры на языке скауз (scouse), дополненном правильной насморочной интонацией и в сопровождении всех подобающих кивков, подмигиваний и тычков локтем в бок). Уверен, что их настоящие поклонники поймут их, так как понимают, что «Битлз» придется достучаться до жителей всей страны, если они хотят преуспеть. Вспомните, что песня «Люби же меня» не стала стопроцентным хитом, как они надеялись, и впереди еще долгий путь.
Что касается меня, то я считаю, что у группы впереди великое будущее. В их пользу то, что они попали в списки популярности с первым же своим британским диском, что многие диск-жокеи не смогут устоять, чтобы не упомянуть их необычное название, что у них весьма опытный менеджер звукозаписи (Джордж Мартин), и что у них действительно потрясающее блюзовое звучание.
Многие считают, что «ритм-энд-блюз» - это следующее крупное направление, поэтому, поскольку «Битлз» удалось утвердить себя в национальном масштабе, то они достигнут настоящего успеха! Недавно у меня была возможность поговорить о них с Литтл Ричардом, и он сказал мне следующее: «Чувак, «Битлз» невероятны. Если бы я не увидел их воочию, то никогда бы не подумал, что они белые. У них настоящее негритянское звучание». Он добавил, что одним из самых драгоценных подарков его посещения Англии является подписанное совместное с ними фото. Что касается самого Литтл Ричарда, то многие считают, что его отказ от исполнения рок-н-ролла – это просто рекламный трюк. Но это далеко не так.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Когда он прибыл в Великобританию, то предполагал, что это будет турне с исполнением музыки «госпел». «Полагаю, что произошла какая-то путаница», - рассказал он мне, - «потому что мне сказали, что мое первое турне рок-н-ролльное. Поначалу я отказался исполнять рок-н-ролл, но потом я задумался о том, что все эти подростки, они ведь купили билеты, чтобы увидеть мое выступление. Это было ужасное решение, но как только я решил исполнять рок, то, на самом деле, вложил в него свои сердце и душу. Чувак, я наэлектризовал их!».
Нет необходимости перечислять причины, из-за чего он отменил свое второе турне, поскольку у него «болело горло», как вы уже, возможно, прочитали. До того, как он появился вместе с «Битлз» в «Империи», я слышал, что он раздумывал об отмене своего выступления, поэтому я спросил его об этом. Сперва он попытался уклониться от ответа, но потом признался: «Не думаю, что было бы правильно исполнять свои номера в стиле «госпел» сразу после исполнения ро-н-ролла. И, кроме того, я очень скучаю по своей жене». На следующий день в Лондоне я узнал, что он заказал билеты на самолет из Германии, где у него следующие выступления, домой в Америку.
Кстати, думаю что исполнением песен в стиле «госпел» Литтл Ричард удивит немало людей, когда приедет весной следующего года. Если вы полагаете, что он может исполнять только такие песни, как «Он получит то, что хочет» (He Got What He Wanted) и «Все вперемешку» (Tutti Frutti), то будете сильно удивлены! На днях я прослушал долгоиграющую пластинку в стиле «госпел», которую он записал в Штатах (не для выпуска в Британии), то это было для меня открытием. У него сильный, чистый голос, в котором есть что-то от Майка Марио Ланца (прим. - американский певец (тенор) и актёр)».
Статья «Прямо рядом с вами»: «Странные вещи происходят на рок-н-ролльной сцене Мерсисайда, и существует множество интересных и необычных историй, о которых мы расскажем. Недавно мы были удивлены, услышав о том, насколько притягательно персона Пита Беста оказывает воздействие на девушек. Пит, бывший участник группы «Битлз», который сейчас является ударником группы «Ли Кертис и Все звезды», раньше был причиной сердечных волнений для многих девушек.
На днях несколько девушек на всю ночь улеглись спать у него в саду – просто, чтобы быть рядом с ним! Фантастика! Да, но это правда. Несколько очевидцев утверждают, что они видели девушек, свернувшихся калачиком в уголке его сада. Наилучших им пожеланий!
Фото Пита Беста, размещенное выше, в скором времени будет доступно в серии фотоизображений «Мерси Бит». Читателям, желающим заказать копию фотографии, необходимо отправить почтовый перевод 1/6 пенсов на адрес редакции, и тогда она будет вам выслана, доставка бесплатно после публикации».
Энди Бабюк: «Журнал «Мерси Бит» от 15 ноября 1962 года включил в номер интересное фото Пита Беста, сидящего за ударной установкой «Людвиг» с перламутровой отделкой. Похоже, что первый ударник «Битлз» стал также и первым, кто использовал «Людвиг» еще за шесть месяцев до того, как ее приобрел Ринго Старр (прим. – аналогичную ударную установку Ринго Старр приобретет в конце апреля 1963 года, а начнет играть с 12 мая)».
Пит Бест: «В то время «Людвиг» был широко известной маркой. Она была подобна мечте барабанщика. Поэтому когда я услышал, что ударные установки «Людвиг» стали доступны в Великобритании, я нашел их. Их продавал один музыкальный магазин в Манчестере, и я пожелал его приобрести. Я наложил епитимью (прим. – церковное наказание) на «Премьер», хотя это был замечательный комплект с хорошим звучанием, но время пришло для обновления. Все вокруг улучшали свое оборудование, а у барабанщиков тоже есть своя гордость. Я знал, что если заполучу «Людвиг», то буду отлично смотреться.
Я начал наводить справки еще в то время, когда был в составе «Битлз». Эти барабаны начали поступать в «Бэррэтт», но я не подозревал, что буду вынужден уйти из группы. Так что, когда это случилось, все на некоторое время застопорилось, пока я не собрался снова с мыслями. После чего я решил: «Хорошо, мне по-прежнему нужна эту ударная установка Людвиг». Цвет был перламутрово-голубой, и на мембране басового барабана был размещен логотип «Людвиг». Она до сих пор у меня».
Заметка «Битлз № 3»: «Группа «Битлз» по-прежнему на верхних позициях списка популярности Мерсисайда со своей первой пластинкой от «Парлофон» «Люби же меня». 2 декабря они появятся в Питерборо с Фрэнком Айфилдом. 4 декабря они появятся на «Би-Би-Си» в программе «Разглядеть талант» (Talent Spot). А 26 ноября они отправятся в Лондон на свою вторую сессию звукозаписи в «И-Эм-Ай», чтобы записать свою следующую пластинку».

«Битлз» участвуют в записи программы «Концерт звезд по пятницам» (The Friday Spectacular) на радио «Люксембург».
16 ноября 1962 г.

Бэрри Майлз: «В этот день «Битлз» второй раз [после 8 октября 1962 г.] участвуют в записи программы «Концерт звезд по пятницам» (The Friday Spectacular) на радио «Люксембург». Это шоу включало в себя проигрывание только что вышедших пластинок «И-Эм-Ай» перед аудиторией примерно в сто человек. Мероприятие проводилось в лондонской штаб-квартире компании на Манчестер-Сквер. Зрители танцевали и аплодировали пластинкам, а у исполнителей брали интервью. Были сыграны обе стороны их дебютного сингла».
Тони Бэрроу: «1 ноября (прим. – ошибка, в этой программе «Битлз» выступали 8 октября, 16 ноября 1962 и 21 января 1963) я пошёл посмотреть на запись «Битлз» в качестве гостей спонсируемого «И-Эм-Ай» шоу «Радио Люксембург» под названием «Пятничное выступление». Оно записывалось в маленькой временной студии, устанавливаемой среди офисов в штаб-квартире этой компании звукозаписи в лондонском Манчестер-Сквер. «И-Эм-Ай» поощряла своих новых клиентов соглашаться на такие записи и имитировать исполнение своих синглов перед небольшой аудиторией из приглашённых подростков. В то время Эпстайн был готов сделать всё, что угодно, чтобы получить дополнительное время на радио для [сингла] «Люби же меня», поэтому он сказал, что битлы пойдут на это выступление. Одно незначительное на вид событие во время этого шоу убедило меня, что группа станет значительно более популярной, чем представлял себе отдел маркетинга «И-Эм-Ай». Не называя группы, ведущая Мэрил Янг начал вызывать ребят на сцену одного за другим, говоря: «Джон… Пол… Джордж…». Не успела она дойти до Ринго, как аудитория громкими воплями выразила своё одобрение и ринулась на крошечную сцену. Я увидел в этом очень многое. «Люби же меня», их дебютный сингл, появился в магазинах лишь месяц назад, и в столице не было никаких выступлений на сцене для его продвижения, но вся эта лондонская ребятня не посчитала хлопотным делом узнать имена членов группы. Для меня это служило признаком необычайного интереса этой части фанатов, и я счёл это небольшое проявление обожания более значимым, чем эпстайновские сравнения с Пресли».
«Трансляция этой программы в эфире состоится 23 ноября 1962 года с 22-00 до 23-00».
Бэрри Майлз: «Группа посетила офис журнала «Диск» на Флит-Стрит и получила место для колонки текста в следующем номере».
Филипп Норман: «Тони Бэрроу, усердно писавший рекламные послания для Брайена с конца 1962 года, до сих пор работал на «Декку» и вел колонку «Пластинщик» в «Ливерпульском эхо», однако недельное жалованье в 36 фунтов, которое предложил ему Брайен, ровно в два раза превышало его доходы от других занятий».
Тони Бэрроу: «Это было в ноябре 1962 года. Месяцем раньше «Битлз» выпустили свой первый сингл, «Люби же меня», на лейбле «И-Эм-Ай-Парлофон». Я пришел в небольшой паб в центре Лондона, сразу за Манчестер-Сквер – где находился головной офис «И-Эм-Ай Рекордз» – чтобы встретиться с ливерпульской группой. Эпстайн хотел, чтобы я начал работать с ней в качестве её агента по связям с общественностью. За приглашением встретиться с Джоном, а также Полом, Джорджем и недавно подписавшим контракт с группой новым ударником, Ринго Старром, была мысль, что вечер с ними в общественном месте и много выпивки, несомненно, дадут им возможность принять решение, смогут ли они работать со мной.
Самыми первыми словами Джона Леннона ко мне были: «Если ты не гомик и не еврей, то почему ты собираешься работать с Брайеном Эпстайном?». Это было сказано не конфиденциально и тихо, а громко и резким тоном, который прозвенел по всему бару паба «Девоншир армс», что заставило повернуть к нам головы соседних столов. Я еле слышно ответил, что ещё не согласился присоединиться к управляющей фирме Эпстайна, «Предприятия НЕМС», что было правдой, но я полностью избежал в ответе сути первоначального вопроса Леннона. Для записи: я не гомик, не еврей. Я был и являюсь активным гетеросексуалом и пассивным членом английской церкви.
Ко времени, когда я повстречался с «Битлз» в 1962 году в «Девоншир армс» не было ничего очевиднее, чем то, кто является лидером группы. Леннон был сквернословящим, шумливым и неистовым с ехиднейшим языком. Маккартни был тем, на кого я нацелился, потому что обнаружил, что с ним легко работать. Он был мистером Гениальность с очень аккуратной линией поведения, которой следовал. Когда Брайен Эпстайн представил меня «ребятам», Пол тотчас выступил вперёд и долго энергично тряс мою руку. Явно излучая доброжелательность, он спросил, что хотели бы выпить моя жена и я. Оставив меня с Джоном, он быстро обежал группу, приняв их заказы, пробормотал нечто вроде: «Мы возьмём всё в двойных порциях…» и умчался к бару с выученным наизусть перечнем. Правда, он передал счёт для оплаты Брайену, но основное великодушие жеста заслуживало внимания. Пол «внёс свою лепту», не оплатил всё, но, несомненно, внёс её.
Я думаю, тот факт, что все мы были родом из Ливерпуля и разделяли характерное сухое и циничное чувство юмора типичных мерсисайдцев, помогло растопить лёд. Ливерпульцы в ссылке обычно держатся вместе. Как и у массонов, это вопрос выживания. Общим для нас также был зрелый интерес к музыке, хотя, переехав несколькими годами ранее из Ливерпуля в Лондон, я был не в курсе самых последних новостей о так называемом мире мерсибита. Наша первая болтовня вертелась вокруг рассказов битлов о том, что происходило дома в «Пещере», самом знаменитом музыкальном месте города, и об их приключениях в клубах Гамбурга, где они провели несколько сезонов. В свою очередь я рассказывал о жизни в музыкальной индустрии Лондона и о том, на каких концертах был в последнее время.
Во время этого первого – растапливающего лёд – вечера в трактире, Пол легко вошёл в роль хозяина вечеринки, почти монополизировав разговор. Эпстайн оставался в тени и предоставил свет прожектора Полу, который явно получал удовольствие быть центром внимания. Он наслаждался припоминанием ради меня деталей недавних приключений «Битлз» в Германии. С помощью частых и нетерпеливых вмешательств и воспоминаний других, особенно Джона, он быстро рассказал несколько поразительных историй о закулисных беспорядках, безумии и излишествах. Затем остальные добавили свои собственные едкие воспоминания о шумных близких знакомствах с весёлой компанией дружески расположенных к ним проституток в клубах Гамбурга, которые стали не только партнёрами битлов по отдыху и развлечениям, но также стирали их нижнее бельё, по-видимому, побеждая или просто игнорируя языковые и культурные барьеры. Это были те же самые рабочие девушки, которые помогали ребятам приобрести любые пилюли, в которых они нуждались, чтобы оставаться на ногах и работать на протяжении долгих часов – стимуляторы и депрессанты, всё, что требовалось, чтобы оставаться им в сознании на сцене или захватить немного сна между выступлениями. Постоянной целью боссов гамбургских клубов было продавать больше пива, поэтому битлов побуждали действовать, как ярмарочные зазывалы, чтобы наполнить помещение поклонниками, которые станут покупать выпивку. Группа каждую ночь сталкивалась со сложной задачей выдёргивания с улицы всё больше и больше случайных клиентов, делая своё сценическое шоу как можно более сексуальным, необузданным и живым. Всё, что они делали на сцене, должно было быть больше, чем жизнь – касалось ли это музыки или просто валяния дурака между номерами. Оставляя как можно меньше для воображения, Пол демонстрировал мне невежливые ужимки Джона во время тех шоу, всё – от дурацкого вышагивания в нацистском стиле до жестокого изображения калек, всегда любимых смешных фигур для Леннона.
Пол стал первым битлом, которого я хорошо узнал, не просто за его замечательный приём в том трактире, а потому что у него оказались такие природные способности к связям с общественностью. Казалось, он инстинктивно знает, как заставить работать средства массовой информации с наилучшей выгодой. Вскоре я обнаружил, что Пол родился с отличительной структурой ДНК мастера-шоумена от своего костного мозга до кончиков пальцев ног. Пол был единственным битлом-шоуменом. Он был тогда, да и является сейчас, неискоренимо привязанным к низкопоклонничеству публики. Пол всегда будет суперзвездой поп-музыки, всегда алчно жаждущим одобрения публики. Его тело и разум были словно специально созданы для того, чтобы стоять в ослепительном блеске в центре всеобщего внимания. Он был экспертом-самоучкой в искусстве, которое мы называли «умением выигрывать», суть которого была в том, чтобы находиться в соревновании всегда на шаг впереди.
Я нашёл Джорджа самым беззаботным и дружелюбным из битлов. Когда мы встретились впервые, он много улыбался и был хорошим слушателем, наименее потакающим своим желаниям из четверых, демонстрирующим неподдельный интерес ко всему, что было сказать другим людям. В светском окружении это внушало симпатию, а в ситуациях, связанным со средствами массвой информации, это было особенно полезным.
Со своим романтическим имиджем и соблазняющим взглядом Пол мог бы держать звание самого плодовитого волокиты группы, но в действительности этот титул, несомненно, принадлежал Джорджу. Самый младший из битлов использовал для цепляния девушек старейший трюк в мире, стараясь казаться немного застенчивым и наивным. Это, вкупе с приятно сдержанным чувством юмора, делало чудеса. Во время нашей первой встречи он флиртовал с моей женой, Кориной, и ей это весьма нравилось».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в зале «Матрица» (Matrix Hall, Coventry).
17 ноября 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Матрица» (Matrix Hall, Coventry, Warwickshire), совместно с группой Марка Элиена (The Mark Alien Group) и Ли Тери (Lee Teri)».
«Это было первое выступление «Битлз» в Ковентри. В фильме «Пусть будет так» Пол Маккартни в беседе с Джоном Ленноном назвал это выступление как «худшее из когда-либо случившихся в первый вечер» после возвращения из Гамбурга. Также «Битлз» выступали в Ковентри 24 февраля и 17 ноября 1963 года, оба в театре «Ковентри».
Фреда Келли (секретарь британского клуба поклонников «Битлз»): «Брайен проводил целые дни на телефоне, организовывая выступления. В ту же секунду, когда он завершал разговор с одним человеком, он уже набирал телефон следующего. Часто, не имея терпения выдержать нерешительного промоутера, он разрывался между двумя линиями, жонглируя датами и сделками, как торопливый брокер. Он был очень нетерпеливым человеком. Все должно было делаться так, как он этого хотел. И если он не получал желаемого ответа, он прилагал все больше и больше усилий».
Тони Бэрроу: «На следующий день мне позвонил Брайен Эпстайн: «Ну, что ты думаешь?». Я сказал ему, что ещё не составил своего мнения, но мы договорились об обеде, чтобы обсудить всё далее. Мои колебания были связаны не с тем, что я думал о работе с Джоном, Полом, Джорджем и Ринго, а основывались в основном на моем собственном недостатке уверенности в себе. У меня была хорошая постоянная работа в качестве обозревателя в звукозаписывающей компании «Декка», и у меня не было опыта работы в прессе и с общественностью. Я недавно женился на своей ливерпульской невесте, Коринне, и никто из нас не думал, что это подходящий момент оставить относительно безопасное убежище моей работы в «Декке», чтобы отправиться в новом карьерном направлении.
Моей смутной целью было пробиться в мир звукозаписи или присоединиться к редакционному составу одной из музыкальных газет, но на тот момент я наслаждался своей работой, будучи единственным в Британии занятым всю неделю сочинителем аннотаций на конвертах пластинок. Я работал в главном управлении «Декки» «Набережная Альберта» или посвящая аннотации конвертам созданного ими репертуара из выпусков альбомов и мини-альбомов поп-музыки или адаптируя существующие аннотации на нашей продукции, импортируемой из США. В один день я брал интервью у Энтони Ньюли или Грейси Филдс, на следующий писал о собрании Дюка Эллингтона, новом альбоме Теда Хита или мини-альбоме Билли Фьюри. Последние восемь лет, с 1954 года, я также вёл регулярную колонку обзора музыкальных записей под названием «Вне записи» для субботнего журнального приложения газеты моего родного города, «Эхо Ливерпуля». Люди, знавшие меня, удивлялись, почему мои статьи подписывались «Пластинщик», а не «Тони Бэрроу». Причиной было то, что в 1954 году я был 17-летним школьником, и если «Эхо» было согласно позволить кому-то настолько молодому действовать в роли его музыкального критика, то оно не было готово признать это печатно, и настояло на том, что я должен использовать литературный псевдоним, чтобы подписывать свои еженедельные сочинения. Мне позволили выбрать свой собственный псевдоним, и я использовал слово, которое попалось мне на глаза в одной придорожной афише, рекламирующей появление в варьете в ливерпульском театре «Империя» в качестве главной звезды американского певца рокабилли Гая Митчелла, международной суперзвезды в те дни, который был описан, как «Лучше всего продающийся в мире пластинщик». Неслучайно, что одним из первых синглов в моём обзоре для моей первой колонки в «Эхо» был «Лоскуток моей футболки» Гая Митчелла».
Боб Хоу (журналист): «[11 ноября] Фрэнк [Айфилд] встретился с Брайеном Эпстайном в ливерпульской «Империи». Брайен проиграл ему запись песни «Люби же меня» (Love Me Do), которая его весьма впечатлила. Именно по рекомендации Фрэнка Брайен позвонил Артуру Хаузу».
Хантер Дэвис: «Артур Хауз на своем поприще добился уже многого. Делом его рук были, например, гастроли Клиффа Ричарда. Раздобыв номер домашнего телефона Хауза, Брайен очень уди¬вился, когда сумел обнаружить, что тот живет аж в Питерборо».
Артур Хауз: «Однажды в субботу в моей квартире в Питерборо раздался телефонный звонок. «С вами говорит Брайен Эпстайн из Ливерпуля», - сказал кто-то в телефонную трубку. У него, мол, есть роскошная группа, могу ли я сделать для них что-нибудь? Он сказал, что они называются «Битлз», и я расхохотался. «Господи боже мой, - подумал я, - опять двадцать пять! Опять какая-то группа с дурацким названием». Но я никогда не отказывал ни одной группе, не прослушав ее. Я сказал, что в Питерборо намечается шоу, и они могут принять в нем участие. Не больше двух номеров в театре «Эмбасси» в шоу с Фрэнком Айфилдом».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист): «Попадания в списки популярности их первого сингла было достаточно, чтобы убедить Артура Хауза, в то время одного из ведущих промоутеров Великобритании, обратить свое внимание на эту группу, когда Брайен Эпстайн позвонил ему, предложив своих мальчиков. Хоуз дал предварительное согласие организовать выступления «Битлз» в гастрольном турне с Хелен Шапиро».
Боб Хоу (журналист): «Артур согласился организовать выступления группы в рамках турне Хелен Шапиро в феврале будущего года, предложив 80 фунтов-стерлингов в неделю на всех».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист): «Он посулил кругленькую сумму в 80 фунтов-стерлингов в неделю, при условии, что они бесплатно выступят в качестве пробы 2 декабря в его родном городе Питерборо, на концерте в кинатеатре «Эмбасси», где в качестве хэдлайнера будет выступать певец-йодл из Австралии Фрэнк Айфилд».
Боб Хоу (журналист): «Артур выдвинул только одно условие. «Битлз» были приглашены на выступление 2 декабря 1962 года, где они должны были появиться на шоу Фрэнка Айфилда. Условием Артура было то, что группа выступит бесплатно в течение десяти минут в каждом из двух представлений, чтобы он сам смог оценить их».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист): «Эпстайн принял предложение и высказал свою признательность, предоставив Хоузу право выбора на все будущие гастроли «Битлз» в Англии и Уэльсе».
Боб Хоу (журналист): «Даже со всей своей верой в мальчиков, Брайен должно быть был удивлен и восхищен этим, и взамен он предложил Артуру преимущественное право на организацию всех дальнейших выступлений «Битлз» в Британии».

Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд — запись песен Tip Of My Tongue, Ask Me Why, Please Please Me.
26 ноября 1962 г.

«Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит».
Бэрри Майлз: «Эбби Роуд. Группа записывает песни «Кончик моего языка» (Tip Of My Tongue), «Спроси меня, почему» (Ask Me Why) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
«Группа прибыла к шести вечера и репетировала до начала сессии в семь часов».
Алан Смит (журналист, присутствовавший в студии): ««Битлз» начали репетировать свои номера около шести часов вечера. Это было в понедельник вечером, и они были в Лондоне, чтобы принять участие в одной из этих программ «Ценитель современной музыки» (Light Programme), «Разглядеть талант» (Talent Spot)».
Тони Бэрроу: «Битлы, в частности Джон и Пол, преуспели в соревновании, опасаясь уступить первую сторону их второго сингла композиции Митча Мюррея, что заставило их сильно постараться, чтобы вложить всё, что у них имелось, в запись «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Они знали, что мнение Джорджа Мартина колебалось между их собственной песней и «Как ты это делаешь?» Мюррея. Группа записала первые версии обеих песен на их сессии записи «Люби же меня» парой месяцев ранее [4 сентября] и Мартин немного стонал по поводу темпа номера Леннона-Маккартни, говоря, что его нужно записывать не как медленную сентиментальную балладу, а как «громкий, хвастливо звучащий быстрый номер», как группа теперь и поступила».
Джон: «Несколько недель мы работали над этой песней. Мы немного меняли темп, слегка подправили слова, решили ввести в нее партию гармоники, как в песне «Люби же меня». К следующей сессии записи мы были готовы и не могли дождаться, когда запишем эту песню».
Джордж Мартин: «Они вернулись с вариантом песни в ускоренном темпе, и я сказал: «Хорошо, давайте рискнем, попробуем записать вашу песню. Посмотрим, что выйдет». И мы попробовали».
Джон: «[До этого] песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» исполнялась медленно, вроде «На полпути в рай» (Halfway To Paradise) Билли Фьюри, но Джордж Мартин предложил сыграть ее быстрее. Я рад, что мы послушались его».
Пол: «Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была такая медленная, в духе Роя Орбиссона и со звучным завершением, как у Орбиссона: «Давай, цзинь цзинь давай, цзинь цзинь давай, цзинь цзинь давай, цзинь цзинь давай, пожалуйста, достааавь мне удовольствие!» Если замедлить запись, получится чистый Рой Орбисон! А Джордж Мартин ускорил темп, потому что ему эта песня одновременно показалась и похоронным маршем, и слишком явным подражанием Рою Орбисону. Поэтому он весьма хитроумно заставил нас прибавить темп, и мы ввели еще один небольшой, очень зажигательный музыкальный ход в начале».
Стивен Кноултон: «Один из десяти лучших моментов в песнях «Битлз» - четвертый «давай» (come on) в инструментальном переходе песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».
Алан Смит: «В расположенной наверху диспетчерской комнате лондонской студии «И-Эм-Ай» на Сент-Джонс-Вуд отсчитываются последние секунды. Сквозь стеклопанель мне видны «Битлз», обступившие микрофон и ожидающие сигнала. В последнюю минуту менеджер звукозаписи Джордж Мартин делает несколько приготовлений на панели управления. Все было готово. Он махнул рукой, и вдруг тишина разбилась вдребезги. Парни разразились пульсирующим ритмом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», песни, которая, как они надеются, поднимет их высоко в «Первой тридцатке» после выхода в этом месяце. Поверьте, я не удивлюсь, если они запрыгнут прямо в «Первую десятку». В этой песне есть все: от завораживающей гармонии звука, что хорошо проявилось еще в песне «Люби же меня» (Love Me Do), до своеобразия мелодии, которая запоминается сразу же, как только вы ее услышите. Также, на этот раз гармоника звучит гораздо смелее. Она почти выплескивается на вас. И на фоне всего этого звучит плотный, привлекающий внимание бит, не дающий вам возможность, чтобы не встать и не начать танцевать».
Тони Бэрроу: «Чтобы придать ей [песне «Пожалуйста, доставь мне удовольствие»] связь с песней «Люби же меня» (в те дни бизнес поп-музыки любил слышать некую похожесть и преемственность в последующих синглах), снова была включена жалобная гармоника, но в этот раз в более оживлённом варианте».
Алан Смит: «Битлз» справедливо рассматривают эту песню как наиболее коммерческую из всех тех, что они записывали до сих пор. Джон сказал мне: «Я попытался сделать ее как можно более простую. Некоторые песни, которые я написал до этого, были немного нешаблонными, но эту мы написали конкретно для хит-парада. Теперь мы держим пальцы скрещенными».
Тони Бэрроу: «После восьмого или девятого дубля битлы надеялись, что им удалось удовлетворить их продюсера записи. Когда Джордж Мартин со своим инженером собрались в контрольной комнате, чтобы прослушать ещё раз пару более ранних дублей, Пол закричал со студийного этажа: «Что нам делать теперь?». Мартин шутливо закричал в ответ: «Почему бы вам не сыграть «Голубую луну»? К огромному изумлению всех, битлы тотчас ринулись прямо в импровизированную быструю версию «Голубой луны». Некий здравый смысл вернулся в студию, когда Мартин указал, на этот раз сухо, что время ограничено, и если никто не возражает слишком сильно, то он хотел бы услышать ещё один дубль «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».
Норман Смит: «Уже в самом начале Пол почти всегда выступал в роли музыкального директора. Конечно, много замечаний делал и Джон, но последнее слово оставалось за Полом. И это было прекрасно, потому что он был истинным музыкантом и уже на той стадии настоящим продюсером».
Росс Бенсон: «В то время как остальные еще только пытались понять, что означает красная лампа над входом в студию, Пол уже осваивался с пультом управления, прослушивал записи, задавал вопросы, пытаясь разобраться в предназначении тех или иных выключателей. В глазах Эпстайна Леннон был главной движущей силой, лидером группы, однако у Мартина не было абсолютно никаких сомнений насчет того, кто обладал настоящим музыкальным талантом. Это был Маккартни, и именно его песни познакомили с «Битлз» публику, покупающую пластинки».
«Они записали 18 дублей песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», включая наложение губной гармошки Джона Леннона».
Алан Смит: «По техническим причинам губная гармошка была добавлена к песне «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» уже после того, как были записаны остальные номера. Но сделано это было настолько профессионально, что ничего не скажешь, когда вы ее слушаете».

«В конце сессии Джордж Мартин обратился к группе через студийную систему оповещения. «Поздравляю, господа», - сказал он им, - «вы записали свой первый номер один».
Джордж Мартин: «Вся запись была сплошным наслаждением. В конце я нажал кнопку трансляции и сказал: «Джентельмены, вы только что сделали свой первый Номер Один».
Из интервью Джорджа Мартина журналу «Мелоди Мейкер», август 1971 г.:
Джордж Мартин: Они быстро вернулись с песней «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», и, я должен признать, она ошеломила меня. Они отработали все мельчайшие гармонии, и это был высший класс. Я сказал, что это грандиозно, и что они имеют первую хитовую песню под номером один.
Джон: «Нашим успехом мы в значительной степени обязаны Джорджу [Мартину] и особенно его умению терпеливо направлять наш энтузиазм в нужное русло».
Филипп Норман: «Первая версия песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» получилась такой воинственно живой, что Джордж Мартин решил выпустить на пластинке ее, несмотря на то, что Пол забыл слова в первом куплете, а Джон - более явственно - забыл их в финале».
«Во время записи песни (стерео вариант) в последнем куплете Джон забыл слова и спел невпопад, и видимо, осознав свою ошибку, издал смешок. А второй дубль Джон уже не пел, а хрипел, поэтому во время сведения использовали первый».
Алан Смит: «После того, как песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была записана, мы все спустились в столовую, чтобы попить чаю во время короткого перерыва, где Джордж Мартин сказал мне следующее: «Что мне нравится в «Битлз», это их хорошее чувство юмора, ну и их талант, естественно. Работать с ними – это настоящее удовольствие, потому что они не воспринимают себя слишком серъезно, как сейчас делают многие другие группы. Вам должен быть знаком этот тип: они считают себя в музыкальном бизнесе подарком с небес. «Битлз» другие. Они способны, но когда они совершают ошибки, то могут пошутить по этому поводу. Думаю, что у них в шоубизнесе впереди длинный путь». Джордж добавил, что, по его мнению, звучание группы напоминает «Ширрэлз» (Shirelles), но в мужском исполнении (прим. - «Ширрэлз» - американская женская вокальная поп-группа конца 1950-х - начала 1960-х годов).
Может он и прав, но на мой слух они больше напоминают группу «Бродяги» (прим. - «Стив Дэй и Бродяги» (Steve Day & The Drifters) – ливерпульская группа). Какое бы ни было мнение на этот счет, все же нельзя отрицать, что их звучание совершенно отличается от любой другой британской группы. Нельзя винить Литтл Ричарда за то, что он считает их настоящим ритм-энд-блюзовым ансамблем (и он-то должен знать).
Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была записана на пленку вскоре после восьми часов вечера. После чая парни вернулись в студию, чтобы записать на сторону «Б» этой пластинки песню «Спроси меня, почему» (Ask Me Why). Это еще одна песня их собственного сочинения, и, к тому же, не пропадать же ей впустую».
«После записи песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», «Битлз» приступили к записи стороны «Б». «Спроси меня, почему» была завершена после шести дублей.
Они также исполнили Джорджу Мартину еще одну композицию Леннона-Маккартни, песню «Кончик моего языка», но продюсер предложил еще доработать ее, прежде чем он будет готов ее записать».
Алан Смит: «Во время сессии парни также исполнили аранжировку еще одной из своих собственных песен - «Кончик моего языка» (Tip Of My Tongue). В начале этого вечера Джордж Мартин решил использовать ее на стороне «Б» пластинки «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», но после решил, что «Спроси меня, почему» будет лучше. «Это замечательная песня», - сказал он мне, - «но нам потребуется некоторое время, чтобы дать ей новую аранжировку. Мне не очень нравится, какая она сейчас. Возможно, что мы сможем закончить ее, когда я буду в Ливерпуле. Я имею в виду запись в «Пещере» их первого долгоиграющего альбома, но, очевидно, мне нужно будет посмотреть этот клуб прежде, чем принять такое решение. Если нам не удастся добиться там нужного звучания, то мы сможем записать их где-нибудь в другом месте Ливерпуля, или же пригласить аудиторию в лондонскую студию. Они признались мне, что перед аудиторией играют лучше». Он добавил, что на этой пластинке, предполагается, будут только композиции, написанные группой (у них их более сотни), но решение на этот счет еще не принято. Еще одно, что нас беспокоит, это название пластинки», - продолжил Джордж Мартин, - «в конце концов, долгоиграющей пластинке нужно броское название, если мы хотим, чтобы она была заметна на витрине».
Бэрри Майлз: «Запись песни «Кончик моего языка» не сохранилась».
«Битлз» так никогда и не вернутся к этой песне, и вместо этого отдадут ее Томми Куикли, еще одному артисту, управлением которого будет заниматься Брайен Эпстайн. Куикли запишет ее в июле 1963 года».
Алан Смит: «В этот день после окончания сессии у барабанщика Ринго Стара была причина быть довольным собой. Во время записи последней пластинки «Битлз», Джордж Мартин хотел, чтобы он исполнил на барабанах некоторые сложные эффекты. Вполне естественно, что он волновался, так как он записывался впервые, в отличие от остальных ребят, и это заняло довольно много времени. В этот раз у него была возможность играть без треволнений».

Билл Харри: «К этому времени они еще не решили, в каком порядке будут представлены имена авторов. Они решили использовать оба имени на всех своих композициях, будут ли они написаны вместе или по отдельности. Должно быть это «Маккартни – Леннон» или «Леннон – Маккартни».
Пол: «Джон, как обычно, добился своего».
Билл Харри: «Тем не менее, это логично, если принять, что в алфавитном порядке «Л» стоит перед «М».
Хантер Дэвис: «В ноябре 1962 года Дику позвонил Джордж Мартин и сообщил, что «Битлз» написали собственную великолепную песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Для Дика Джеймса на этом дело вроде как и кончилось. Но Джордж Мартин сообщил, что в его кабинете сидит Брайен Эпстайн. Он никого не знает в Лондоне - может, Дик согласится помочь ему? «Конечно, - ответил Дик, - я помогу, а можно мне издать эту песню, раз она такая уж хорошая?». Мартин сказал Эпстайну, что Джеймс голодает, что ему нужна работа, нужны деньги, очень нужны популярные песни».
Филипп Норман: «Джеймс страдал головной болью, но согласился встретиться с Брайеном Эпстайном на следующий день, чтобы договориться о публикации и рекламе песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Они условились, что Брайен явится к Джеймсу на Денмарк-Стрит в 11 часов утра, имея при себе оттиск сингла».
Хантер Дэвис: «Брайен должен был встретиться на следующее утро с другим музыкальным издателем, но он обещал Дику Джеймсу зайти к нему после и все обсудить».

Запись на радиостанции «Би-Би-Си» - Light Programme - Talent Spot.
27 ноября 1962 г.

«Очевидно, что прослушивание [состоявшееся 23 ноября] не удалось. Через четыре дня Брайен Эпстайн получил письмо от Ронни Лейна (Ronnie Lane), специалиста «Би-Би-Си» по прослушиванию. «Битлз» не выступали на телевидении «Би-Би-Си» до 13 апреля 1963 года».
«В этот день Брайен посещает офис Дика Джеймса (Dick James)».
Дик Джеймс: «В половине одиннадцатого утра я был у себя в кабинете, когда на полчаса раньше, чем мы договорились, вошел Брайен».
Питер Браун: «У Джеймса тогда еще был маленький обшарпанный офис из двух комнат на Чеаринг-Кросс-Роуд».
Филипп Норман: «Брайен появился уже в 10.20. Он договаривался о свидании с еще одним издателем, но в условленное время того не оказалось на месте».
Хантер Дэвис: «Брайен сообщил, что был у другого издателя, но он напрасно прождал его двадцать пять минут».
Филипп Норман: «Вместо этого Брайену было предложено проиграть свой демонстрационный диск пареньку, находившемуся в офисе. Брайен в ярости выскочил на улицу и направился прямо к Дику Джеймсу. Джеймс, к счастью, был уже на работе и мог принять лично молодого человека с раскрасневшимся лицом».
Дик Джеймс: «Вам предлагается право первого издания», - сказал Брайен. Он сыграл мне песню, и я сказал, что это самая потрясающая песня, которую я слышал в жизни. Могу ли я издать ее? Брайен Эпстайн, даром что только-только из Ливерпуля, парень был - палец в рот не клади. «Помогите мне сделать для них рекламу, и я отдам вам песню», - заявил он».
Хантер Дэвис: «Дик снял трубку и позвонил одному из своих старых приятелей Филипу Джонсу, в прошлом продюсеру песенной программы «Радио Люксембург». К тому времени он стал продюсером новой телевизионной поп-программы «Благодари свою счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars)».
Филипп Норман: «В ответ Джеймс поднял трубку телефона и позвонил своему другу Филипу Джонсу - продюсеру субботнего, поп-шоу «Благодари свои счастливые звезды». Он предложил Джонсу послушать песню, поста¬вил диск на проигрыватель и поднес к нему телефонную труб¬ку. Филип Джонс согласился, что песня очень хорошая. Он также согласился, после искусных доводов Джеймса, ввести «Битлз» в свою программу».
Дик Джеймс: «Я обо всем договорился прямо тут же, по телефону. Я сыграл Филипу песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), и она ему понравилась. Он обещал поставить ребят в свое шоу».
Филипп Норман: «В течение пяти минут Джеймс сумел гарантировать им участие в шоу, которое после «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury) на телевидении «Би-Би-Си» было самым популярным среди любителей грамзаписей».
Хантер Дэвис: «За пять минут Дик Джеймс организовал первое выступление «Битлз» по лондонскому телевидению. Вспомним, что манчестерский канал «Гранада» вел трансляцию только на север страны. Брайен, конечно, был поражен таким всемогуществом. Обеденного перерыва оказалось достаточно, чтобы Дик Джеймс стал музыкальным издателем группы «Битлз». Музыкальный издатель может жить припеваючи, если верно выберет композиторов, пишущих для него. Ведь все доходы делятся между издателем и композитором пополам.
В 50-е годы, когда Дик Джеймс сменил вокал на издательское дело, он легко мог прогореть. Наверное, надежнее было бы работать импресарио, и он это понимал. В течение десятилетий музыкальные издательства существовали за счет продажи нот; когда же разразился пластиночный бум и люди перестали музицировать дома на фортепиано, печатная музыкальная продукция перестала пользоваться широким спросом. Но, встретившись с «Битлз», Дик Джеймс, по существу, начал свою жизнь заново».
Филипп Норман: «Итак, - спросил он бесхитростно, - могу я издать эту песню?».
Росс Бенсон: «Когда Дик Джеймс прослушал пленку с записью «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», он быстро оценил открывающиеся возможности и предложил Брайену создать совместную компанию, в которой он будет владеть половиной доходов, а второй поло¬виной - Эпстайн и «Битлз». Кроме того, новая компания должна была находиться под руководством фирмы «Дик Джеймс мьюзик» и доля фирмы должна была составлять 10 процентов основного дохода (прим. – компания будет зарегистрирована в январе 1963 года.)».
Гибсон Кэмп (ударник группы «Рори Сторм»): «Лично я теперь (прим. - в 1997 г.) глубоко убежден, что он [Брайен] не до конца понимал, что происходит. А также не знал, как сделать максимально прибыльной коммерческую сторону. Но благодаря своей чистоте, искренности и преданности делу, он прошиб лбом многие двери. Я уверен, что его обирали много много раз, но это были необыкновенные времена. Для всех необыкновенные. Каждый кое-что заработал. А Брайен работал стильно».
Алистер Тейлор: «Каждую неделю Брайен представлял им отчет об их заработках. Джон обычно говорил: «Только не это! Выбрось на помойку!» А Джордж с Полом садились в уголок и тщательно изучали отчет. Вот в этом они отличались».
Бэрри Майлз: «Группа записывает песни «Люби же меня» (Love Me Do), «Танцуй твист и кричи» (Twist And Shout) и «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme), в передаче «Разглядеть талант» (Talent Spot). Запись состоялась в «Парижской студии Би-Би-Си» (BBC Paris Studio), расположенной на лондонской Риджент-Стрит».
«Репетиции начались с 16-00. Запись выступления проходила с 19-00 до 20-00 перед аудиторией в студии. Ведущим был гари Маршал (Gary Marshal). Также в программе принимала участие певица Элки Брукс (Elkie Brooks). Трансляция состоится 4 декабря 1962 года».
Хантер Дэвис: «Это выступление состоялось частично благодаря инициативе учениц районной средней школы «Чайлдуолл Вэлли» - девочки попросили пригла¬сить «Битлз» в эту программу [письмо признательности от «Битлз» будет отправлено 1 декабря]».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Запись на телевидении - Associated-Rediffusion’s Kingsway Studio - Tuesday Rendezvous.
4 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «В этот день группа исполнила в прямом эфире песни «Люби же меня» (Love Me Do), «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) и «Танцуй твист и кричи» (Twist And Shout) в программе «Рандеву во вторник» (Tuesday Rendezvous). Это была детская передача, которую представлял Гари Маршалл. Выступление транслировалось из лондонской студии «Объединенные телекоммуникации Кингсвей» (Associated-Rediffusion’s Kingsway Studio, London)».
«Программа транслировалась из четвертой студии в Уэмбли (Studio Four, Wembley Studios). Репетиции проходили с 13-30 до 17-00, трансляция шоу с 17-00 до 17-50. «Битлз» исполнили под фонограмму песни «Люби же меня» и «Поскриптум, я люблю тебя». Также в передаче принимали участие гитарист Берт Видон (Bert Weedon), исполнитель народных песен Уолли Уайтон (Wally Whyton), и артисты с перчаточными куклами Фред Баркер (Fred Barker) и Олли Бик (Ollie Beak)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «В этот день радиостанция «Би-Би-Си» транслирует передачу «Разглядеть талант» (Talent Spot), записанную 27 ноября, в программе «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme)».

Джордж Мартин посещает клуб «Пещера» (The Cavern).
9 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера» (The Cavern), совместно с группами «Фоурмост» (The Fourmost), «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Genes) и джаз-бэнд «Зенит шесть» (The Zenith Six Jazz Band). В клубе во время выступления присутствовал Джордж Мартин, чтобы оценить, можно ли записать в «Пещере» концертный альбом».
Брайен: «В тот вечер Джордж Мартин, Джуди и я поехали в «Пещеру», где играли «Битлз». Они стали «крутыми» в Ливерпуле не только потому, что они были лучшей группой в городе, но и потому, что они стали сенсацией с пластинкой в национальном списке популярности. Они вчетвером - Джон, Пол, Джордж и Ринго - были теперь сплоченным коллективом, оставив Пита Беста как фигуру из прошлого. Выглядели они просто здорово: в черных бархатных жилетках и брюках, белых рубашках и черных вышитых шелком галстуках. Джордж был очарован атмосферой клуба, и у него появилось желание записать диск с концертной записью в подвале.
В тот вечер в «Пещере» было очень тепло, хотя на улице дул сильный декабрьский ветер, штормило и мы оставили свои пальто у жизнерадостной гардеробщицы со светло-рыжими волосами. Джордж Мартин, который быстро откликается на улыбку женщины, был под впечатлением и пробормотал мне: «Прекрасная девушка, Брайен», и я согласился. Ее имя было Присцилла [Уайт] и будь мы провидцами, мы бы все были заинтересованы узнать, что 18 месяцев спустя эта жизнерадостная девушка, работающая гардеробщицей, станет ведущей певицей Британии».
Силла Уайт (артистический псевдоним Силла Блэк) начала петь еще год назад в группе Рори Сторма в свободное от основной работы время.
Дэйв Ловлэди (ударник группы «Фоурмост»): «Мы чуть все не испортили, когда Джордж Мартин пригласил нас в Лондон, и мы исполнили на прослушивании песню «Веселый разговор» (Happy Talk). Это сложная вещь, и мы были довольны собой, но Джордж Мартин сказал, что мы играли не те аккорды».
Выступление в зале «Величественный» (Majestic Ballroom, Birkenhead).
15 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Величественный» (Majestic Ballroom, Birkenhead). Это было традиционное вечернее шоу, начинавшееся в полночь, под названием «Концерт победителей опроса Мерси Бит» (The Mersey Beat Poll Winners Award Show). По итогам опроса на самую популярную группу, «Битлз» второй раз становятся победителями. Своим выступлением в четыре часа утра они закрывали шоу».
«Это было тринадцатое из семнадцати выступлений в этом танцевальном зале. В этот день они отыграли два концерта. Первый был обычным выступлением, но второй был концертом победителей опроса «Меси Бит». Непосредственно перед «Битлз» выступала группа «Ли Кертис и Все звезды» (Lee Curtis and the All-Stars), в составе которой играл бывший барабанщик «Битлз» Пит Бест. Также в этом зале «Битлз» выступали 28 июня, 5, 12, 19 и 28 июля, 17 и 24 августа, 8 и 22 сентября, 15 октября, 22 и 29 ноября 1962 года, и 17 и 31 января 1963 года».
Энди Бабюк: «Во время выступления 15 декабря они использовали свои желто-коричневые усилители «Вокс», Маккартни играл на басу «Хофнер», Харрисон на «Гретч Дуо Джет», а Леннон на черном «Рикенбэккере». Старр играл на перламутово-белом «Трикстоне», скорее всего, позаимствованном у одной из других групп, выступающих в этот вечер. «Битлз» закрывали это шоу в 4 утра и, возможно, им не хотелось ранним утром тащить домой ударную установку Старра».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Выступление на телевидении «Гранада» - People And Places.
17 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Группа выступает в прямом эфире на телевидении «Гранада» в программе «Люди и места» (People And Places)».
«Это было третье появление «Битлз» на телевидении «Гранада» в программе «Люди и места», после 17 и 29 октября 1962 года. После репетиции, которая прошла с 15-00 до 16-00, началась трансляция шоу, которое продолжалось с 18-35 до 19-00. Программа передавалась из четвертой студии телецентра «Гранада» в Манчестере. «Битлз» исполнили две песни: «Люби же меня» (Love Me Do) и «Танцуй твист и кричи» (Twist And Shout)».
Джонни Хэмп (продюсер программы): «Впервые я увидел «Битлз» в одном из клубов Гамбурга. Они были весьма неряшливы, но энергия (beat) их музыки была мне по нраву».
Синтия: «Однажды утром я проснулась от кровотечения. Джон был в Лондоне на встрече в фирме грамзаписи, и я сидела дома одна. Я не на шутку испугалась, что могу потерять ребенка, но даже не знала, что предпринять. К великому счастью, ко мне забежал мой брат Тони - просто узнать, как дела. Он вызвал врача, и тот предписал мне строгий постельный режим. Тони уложил меня поудобнее, принес все, что может понадобиться, и поспешил назад на работу. Я пролежала в постели три дня, боясь лишний раз выйти в ванную; туалетом мне служило помойное ведро, я готовила себе чай на плитке, и все. Джону я не звонила, чтобы его не беспокоить, просто ждала три дня, оставшиеся до его возвращения. Я решила, что раз Джона нет, и он все равно не может ничего сделать, я должна самостоятельно пройти через все это - суждено нашему ребенку остаться или нет. Сказать Джону раньше означало бы разрывать его на части, а я этого не хотела.
К тому времени, когда Джон вернулся домой, кровотечение прекратилось. Он встревожился, но был рад, что все обошлось и ребенок в порядке. Джон обнял меня и сказал, что нужно было ему сообщить и что он очень жалеет, что его не было рядом.
Несколько дней спустя я убедила Джона навестить Мими. Ее реакция на наш брак так его задела, что он с тех пор с ней не общался. Я не испытывала к ней теплых чувств, но знала, что она важна для Джона. Мне очень не хотелось, чтобы они поссорились навсегда: он уже и так потерял слишком много близких людей. Джон изрядно поупрямился, но в итоге согласился.
У порога ее дома мы несколько замешкались, опасаясь повторения инцидента с летающей курицей, но Мими, вопреки ожиданиям, встретила нас с распростертыми объятиями. Было видно, что она очень соскучилась по Джону; слишком упрямая, чтобы сделать первый шаг самой, она, похоже, была рада возможности все уладить.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


За завтраком мы обсудили последние новости. Мими не проявила особого восторга в отношении их контракта со студией, но признала, что в целом они «неплохо себя проявили». Из ее уст это звучало как высшая похвала. Когда же она узнала о моей недавней угрозе выкидыша, то как-то трогательно всполошилась и предложила нам переехать к ней: по крайней мере, до конца беременности со мной всегда кто-то будет рядом. К нашему с Джоном удивлению, Мими сказала, что переберется наверх, а мы будем жить на нижнем этаже. Это было очень любезно с ее стороны, и мы не могли отказаться. В квартире Брайена я уже давно чувствовала себя одиноко и неспокойно. К тому же «Битлз» снова собирались в Гамбург, так что нам с Джоном опять предстояла долгая разлука. А с Мими хотя бы можно быть уверенной, что в доме есть кому, в случае чего, вызвать «скорую». Единственное, что мешало нам немедленно переселиться и занять нижнюю половину дома - это постояльцы-студенты, которые должны были съехать после Рождества».
По окончании праздников мы собрали наши пожитки, поблагодарили Брайена за его квартиру и вернулись в Вултон. Вскоре после этого ребята вылетели в Гамбург выполнять контракт, который они подписали несколько месяцев назад».

«Битлз» вылетели из Ливерпуля в Гамбург.
18 декабря 1962 г.

«В этот день «Битлз» вылетели из Ливерпуля в Гамбург».
«В соответствии с контрактом, они должны были выступать в клубе «Звезда» с 18 по 31 декабря, с перерывом на Рождество. Остановились они в отеле «Тихий океан» (Hotel Pacific), популярным местом и приезжающих групп».
Филипп Норман: «После нескольких инцидентов со слезоточивым оружием в квартирах над «Максимс-Клабом» Вайследер счел необходимым ради безопасности музыкантов переселить их в маленький отель «Пасифик».
Филипп Норман: «Договоренность о выступлениях была достигнута с Манфредом Вайследером еще летом, до их встречи с Джорджем Мартином. Теперь оговоренная плата за выступления не казалась для «Битлз» столь заманчивой. К тому же все четверо чувствовали, что по горло сыты Репербаном. Вдобавок ко всему впервые они должны были провести рождество и новогодние праздники вне дома».
Хорст Фашер (помощник Вайследера): «Я знал, что они не захотят вернуться. Я положил Брайену Эпстайну под сукно тысячу марок, чтобы заставить их приехать».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 11 ноября 2015 в 14:05)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Филипп Норман: «Небольшим утешением по приезде для них стала встреча с «Тэйлором и Домино», ливерпульской группой и ее дружелюбным, грубоголосым лидером, подручным мясника. Тэйлор и его коллеги заслужили к себе теплое отношение со стороны Вайследера своей выносливостью и надежностью. В отеле «Пасифик» «Битлз» и «Домино» ознаменовали свою встречу перестрелкой виноградом».
Из интервью Гэри Джеймса с Большим Тейлором (группа «Большой Тейлор и Домино» - Kingsize Taylor & The Dominoes):
Гэри Джеймс: Откуда взялось это прозвище «Большой»? Это что-то, что ты сам выдумал?
Большой Тейлор: Ну, это не то, что я просто придумал. На самом деле оно появилось из мультфильма «Собака Гекльберри», который вышел в 1958 или 1959 году. В то время в Англии название «Большой» (Kingsize) не использовали. Это было американское слово, которое проскользнуло в наш язык. Я был страстным поклонником шоу «Собака Гекльберри». В одном из эпизодов дядя собаки Гекльберри посылает ей ящик, в котором была кенгуру. Он никогда раньше не видел кенгуру, не знал, какие они. И он назвал ее «Большой мышью» (Kingsize mice). Брайен Келли, он был промоутером северной части Ливерпуля и организовывал выступления в зале «Лэтхэм» и лизерлендском зале «Джайв-Хайв», и он тоже был большим поклонником этого мультфильма. В четверг вечером, посмотрев «Собаку Гекльберри», я отправился на выступление, и он приветствовал меня словами: «А вот и Большой Тейлор». Я засмеялся, потому что смотрел это шоу и знал, что он тоже его смотрел. Это прозвище я взял себе в качестве псевдонима. Слово «Большой» (Kingsize) было совершенно новым названием. И так, в конце концов, оно и закрепилось за мной, а потом мы перенесли его на название группы и ведущий исполнитель стал «Большим Тейлором и Домино». Вот так все просто. Бобби Томпсон, наш бас-гитарист, в одном из интервью сказал: «Я думаю, это появилось из-за сигарет нестандартного размера (Kingsize Cigarettes)». Но сигарет такого формата не было в Англии до 1959 – 1960 года.
Бэрри Майлз: «На афише клуба «Звезда» группа фигурировала среди других исполнителей, таких как Кэрол Элвин (Carol Elvin), «Незнакомцы» (The Strangers) и «Тони Шеридан и звездный ансамбль» (Tony Sheridan & The Star Combo). Возглавляла афишу декабря группа американских рокеров «Джонни и Ураганы» (Johnny & The Hurricanes)».
Сьюзен Хоутон (Susan Houghton, поклонница): «Однажды Луиза [Харрисон] позволила мне посидеть на переднем сиденьи машины Джорджа «Форд Англия». Я спросила, могу ли я помыть машину. «Ты такая добрая?» – воскликнула она. – «Ну, я думаю, что если ты на самом деле хочешь это сделать, то можешь придти в воскресенье и сделать это».

Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Hamburg).
19 декабря 1962 г. (среда)

Вольфганг Корт (журналист): «19 декабря 1962 года в Гамбурге Эрика Волерс (Erika Wohlers) принесла в Отделение молодежи девочку, чтобы зарегистрировать ее под именем Беттина. Отцом девушки она указала никому не известного музыканта Пола Маккартни».
Джон: «Несколько концертов я отыграл в одних трусах - это случилось в большом клубе, в «Звезде», когда там были Джерри, «Лидеры» и все остальные ливерпульцы. Нам удалось по-настоящему завести публику в тот раз. Я вышел в трусах, с сиденьем от унитаза на шее и тому подобными украшениями. Я был просто не в себе! Я должен был выступить с Джерри Марсденом. Мне предстояло сыграть соло на барабане, чего я никак не мог сделать, потому что вообще не умею играть на барабанах».
Ики Браун (Icke Braun, знакомый «Битлз» по Гамбургу): «Джон часто опаздывал к выходу на сцену. Тогда ему кричали по немецки: «Квазимодо, на сцену!». Обычно эти слова говорил Пол на немецком языке. Еще был случай, когда Джона застукали с девушкой в ванной. И он вышел на сцену полуголый, а на шее у него висело сиденье от унитаза. Но мы все смеялись, считая, что это было смешно».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джонни Хатч: «Это было какое-то безумие - то, что мы вытворяли, пьяные и наглотавшиеся таблеток. Перед началом выступлений мы засыпали прелюдии в свои глотки целыми тубами. Я видел Джона с пеною у рта – столько таблеток он порой проглатывал».
Ринго: «Нам было всего по двадцать два года, мы по-прежнему принимали прелудин, любили выпить и могли стерпеть все, что угодно за возможность выходить на сцену и играть. Немцы не терпели только одного: перерывов в концертах, а продолжать выступления можно было, как мы и делали, в любом состоянии».
Джон: «На сцене мы устраивали отличные представления. Мы ели, курили, бранились».
Ринго: «В то время было в порядке вещей оскорблять слушателей. Они понимали, что мы говорим, и отвечали нам тем же, но любили нас. Не скажу за всех немцев, но гамбургские, те самые, которые окружали нас, как Хорст Фашер, Руди и еще несколько парней, были действительно крутыми - не знаю, живы они сейчас или нет».
Ики Браун (Icke Braun, знакомый «Битлз» по Гамбургу): «Со сцены часто звучали «Хайль Гитлер» и тому подобные вещи. Это было очень некрасиво, и я не находил это таким смешным. Он делал это не для того, чтобы произвести впечатление или что-нибудь в этом роде. Он просто хотел подразнить нас. И он ни на кого не держал зла, я в этом уверен».
Тони Шеридан: «Когда ты попадаешь за границу, ты не связан с теми условностями, которые окружают тебя дома. Ты наслаждаешься определенной свободой, как бы обретаешь новую свободу. В некотором роде, мы почувствовали себя вольготно и могли вести себя грубо и нахально. Мы говорили немцам отвратительные вещи. Они не понимали, а мы веселились. Это было весело, потому что внутри себя мы не держали на них зла. Мы просто веселились».
Хорст Фашер (менеджер клуба «Звезда»): «Джон Леннон? Он был ужасен. Он был скверный. Он был дерзкий. Но как только ты узнавал его поближе, то понимал, что у него было доброе сердце. Пол Маккартни был очень милым. У него было открытое лицо, и он всегда улыбался. Он любил шутить и высмеивать людей. Люди часто его забавляли. Да, он был смешной парень. Джордж Харрисон был тихим парнем. В основном он был объектом издевательств Джона. Он громко смеялся и был рад, когда другие тоже получали свою порцию насмешек. Я всегда считал, что Пит Бест не смог бы стать одним из тех, чем позже стала эта легендарная группа. Вероятно, поэтому ему пришлось уйти. Он был одиночкой».
Ринго: «Играть мы должны были в независимости от того, как плохо мы себя чувствовали. Я слышал, как музыканты говорили: «Выруби меня, я больше не могу». Потому что иначе их могли избить прямо на сцене. Но каждый раз, когда выступление заканчивалось, все они просто рыдали. Меня потрясала чувствительность гамбургских немцев. Пока мы играли, они разыгрывали из себя крутых, но, когда наше время истекало, все эти здоровые парни плакали и умоляли нас: «Не уходите!» Хорст Фашер плакал навзрыд. А ведь еще недавно нам твердили: «Делайте шоу, черт бы вас побрал! Делайте шоу!». Это нам накрепко вбили в голову».
Пол: «В группе «Искатели» (The Strangers) играл один парень по имени Гарри. Он вымотался и сидел за кулисами клуба «Звезда», очевидно утратив всякое тщеславие и силы, в отличие от нас. Продолжать играть он не желал и потому просил вырубить его. Помню, я не понимал этого и думал: «Да, все мы устали, но, если ты готов уйти со сцены и бросить свою группу, с тобой что-то не так; наверное, тебя и вправду пора вырубить!».

Клаус Вурман: «Битлз» обычно играли до четырех, пяти или шести утра, а спали - когда только было время. Если до семи утра им не удавалось оказаться в постели, спать хотелось до трех дня. Это был целый рабочий день - то есть, в их случае, целая рабочая ночь. Днем они отсыпались, потому что вечером, в восемь или девять, снова должны были быть в клубе. После выступлений они так уставали, что буквально валились с ног. Бывало и так, что уснуть не давал разлившийся в крови адреналин. Если мы оставались на ногах, то отправлялись чего-нибудь поесть - к «Гарольду», в «ЧагУ» или в какую-то другую кофейню. Учитывая время дня, это можно было бы назвать завтраком. Обычно завтраки бывали очень забавны.
Перед тем как вырубиться, все становились глуповатыми и суетливыми. Один раз такое случилось с Джоном прямо посреди завтрака. Все прочие уже вырубились, и мы с Джоном сидели в «ЧагУ» как «последние из могикан». Несколько посетителей пили кофе перед тем, как отправиться на работу. Джон рассказывал какую-то смешную историю, увлеченно чертя в воздухе зажженной сигаретой, - и вдруг остановился, что-то пробормотал и уронил голову на полную еды тарелку. Я засмеялся, думая, что это одна из его типичных шуточек, но он не поднимал голову. Глаза оставались закрытыми, а дыхание стало тяжелым. Потом он захрапел. Я огляделся, не зная, что делать; к тому же я и сам хотел спать. Я даже испугался, как бы он не поранился: очень близко к его глазу лежал нож. Потом я заметил в его руке горящую сигарету и решил оставить все как есть. «Сам проснется, когда догорит сигарета», - подумал я и переключился на симпатичную яичницу у меня на тарелке. Господи, что только не занимает мысли человека в экстраординарной ситуации! Спустя несколько минут он проснулся, выругался на обожженные пальцы и принялся уплетать свою глазунью так, будто ничего не случилось. - Вся жратва остыла!».
Джордж: «По-моему, сам Гамбург и время между поездками в Гамбург, когда мы стали популярными на берегах Мерси, — это было здорово. Но Гамбург оставил больше воспоминаний, потому что там были такси «Мерседес-бенц» и ночные клубы. Там жизнь била ключом. Это время запечатлелось в моей памяти, как черно-белые джазовые фильмы пятидесятых.
Теперь, оглядываясь назад, я вынужден признать, что гамбургский период граничил с лучшим временем в истории «Битлз». У нас не было никакой роскоши, ванных комнат и одежды, мы были неряшливы и ничего не могли себе позволить, но, с другой стороны, мы еще не успели прославиться, поэтому не знали, сколько минусов приносит с собой слава. Мы могли быть собой, делать все, что мы хотим, и никто не писал об этом в газетах. Мы были вправе, если захотим, мочиться, на кого пожелаем, хотя на самом деле мы так никогда не поступали. (Джон вовсе не отливал на головы монахинь - мы просто мочились с балкона на пустынную улицу в половине пятого утра.) Мы были такими же, как все люди, могли отлично проводить время и просто играть рок».
Пол: «В Гамбурге мы часто думали: «Надо накопить денег, пока мы здесь, - на случай, если этим все и кончится». Но мы так и не сделали этого, хотя меня часто беспокоило то, что у нас нет ничего на черный день, что нам приходится искать работу, часто заниматься тем, чего мы не хотим делать, а денег у нас нет и нет. Гамбург для нас - одно из ярких воспоминаний молодости. Но, по-моему, со временем любое воспоминание становится ярче. В Гамбурге нам жилось здорово, но, думаю, я почувствовал себя лучше только потом, на следующем этапе нашей карьеры, когда стали популярными наши записи».
Джон: «Мы часто вспоминаем о Гамбурге, «Пещере» и ливерпульских дансингах потому, что именно там мы раскрылись в музыкальном отношении. Там мы и стали артистами, мы играли потрясающий классический рок; в Великобритании с нами никто не мог сравниться. К тому времени, как мы начали играть в театрах, нам пришлось сократить выступления с одного или двух часов до двадцати минут, повторять одно и то же двадцатиминутное выступление каждый вечер. Внезапно оказалось, что нам надо уложиться в эти двадцать минут, исполнить все наши хиты, отыграть всего два концерта за вечер, поскольку театр вмещал только несколько тысяч человек. Мы всегда тосковали по тем временам, когда играли в клубах. Позднее мы приобрели опыт записи песен, но это совсем другое - мы были уже настолько уверены в себе, что в любых условиях могли создать нечто достойное».
Из интервью Пола Маккартни журналу «Саундз» во второй половине 1987 г.:
Де Кёртис: Вначале «Битлз» не считали то, чем занимаются, настоящим искусством?
Пол: Лишь после того, как мы обеспечили себе некоторую коммерческую базу, мы начали заниматься настоящим искусством. Но Джон учился в художественном колледже, Джордж и я – в гимназии. Ринго, правда, нет, но ему и не нужно было формального образования, он окончил, как сам выразился, «университет жизни». Поэтому мы были, так сказать, на голову выше многих других групп.
Художественный колледж давал очень много. Ты начинаешь немного разбираться в архитектуре, в живописи, а это всё вещи, формирующие хороший вкус. Ты иногда ходишь и в театр, а уж этого музыканты других групп никогда не будут делать.
Мы высмеивали другие группы, которые ничем таким не интересовались. Однажды в Гамбурге мне в руки попала книга стихов Евтушенко. Мне прислала её подружка. Мы сидели в раздевалке, где все хранили саксофоны и аппаратуру. Мы ждали своего выхода, когда саксофонист из другой группы постучал и спросил разрешения войти. Мы сказали: «Входи! Входи!» Мы сидели в разных позах, а я читал: «The yellow flower graces thoughtlessly the green steps…» А парень шёл мимо нас чуть ли не на цыпочках: «Простите, я не хотел мешать…»
Билл Харри: «Сомнения Эдриана Бэрбера [музыканта группы «Большая тройка» (The Big Three)] относительно организационных способностей Эпстайна оказались верными. 19 декабря 1962 Брайен Эпстайн организовал для «Большой тройки» прослушивание в «Декке», где они записали песню Риччи Барретта (Ritchie Barrett) «Другой парень» (Some Other Guy) в студии 2».
Джонни Густафсон (музыкант группы «Большая тройка»): «На самом деле это было демонстрационная запись для «Декки». Мой голос на пленке совершенно исчез. В тот день рано утром мы приехали из Гамбурга и были брошены в «декковскую» студию 2, располагавшуюся в подвальном помещении. Это было ужасно. Мы квакали, как старые лягушки. Эппи (прим. – Брайен Эпстайн) не позволил нам сделать это заново, и мы совсем озверели. Низких частот не было, и звук барабанов был просто ужасен».
Энди Бабюк: «В конце 1962 года, когда они [«Битлз»] в течение двух недель были в Гамбурге, усилители Леннона и Харрисона «Вокс Эй-Си 30» и басовая колонка «гроб» Маккартни были отправлены в Манчестер в музыкальный магазин Бэррэтта, чтобы их там отремонтировали и заново покрыли черным винилом».
Рэй Коулман (журналист): «В 1962-м Ники Хопкинс отправился в гамбургский клуб «Звезда» с группой «Клифф Бенетт и Дерзкие мятежники» (Cliff Bennet And The Rebel Rousers)».
Алан Клейсон: «Во время первой встречи в Гамбурге Джона с Фрэнком Алленом, одним из музыкантов группы из Мидл¬секса «Клифф Бенетт и Дерзкие мятежники», когда их представили друг другу и Джон воскликнул: «Привет. Ты Фрэнк? Я говорил с ребятами в клубе, и, похо¬же, ты самый известный музыкант в группе после Клиффа. Не знаю, почему. У тебя такие забавные аккорды».
Из интервью Гари Джеймса с Фрэнком Алленом (группа «Искатели»):
Гари Джеймс: Вы выступали в 1962 году в гамбургском клубе «Звезда».
Фрэнк Аллен: Да.
Гари Джеймс: Вы играли там 128 дней подряд?
Фрэнк Аллен: Нет. Полагаю, что 128 дней было в общей сложности. Сначала, когда мы были в клубе «Звезда», на самом деле я не был в составе группы. Я был в клубе «Звезда», и там уже познакомился с «Искателями». Сам я был в группе «Клифф Бенетт и Дерзкие мятежники». Мы играли в одно и то же время, а с «Искателями» я встретился в конце 62-го, начале 63-го. В это же время я впервые познакомился с «Битлз». Я был там, когда они записали свои знаменитые пленки в клубе «Звезда», и я впервые познакомился с Джоном Ленноном.
Большинство групп, с небольшим различием, обычно выступали по месяцу. Поэтому, чтобы выступить 128 раз, нужно умножить тридцать дней на то, что получилось. Припоминаю, что мы приехали туда на четыре недели, и срок был продлен на неделю или две. В целом, это был четырехнедельный период, и вы выступали по часу от четырех до шести раз за шоу.
Гари Джеймс: Говорят, вы играли в день три часовых выступления.
Фрэнк Аллен: Да, легко могло быть и четыре. Три – это, как правило. Все зависило от того, когда вы выходили на сцену. Клуб открывался в четыре или в шесть часов. Если вы выходили первыми, то неизменно заканчивали очень поздно, или рано утром. Выступали по часу. Затем другая группа, потом еще другая группа. Возможно, что вы выйдете на сцену в середине этого. И все снова повторяется. Обычно в конце оставалось некоторое время, когда одна или две группы выступали в дополнительном периоде.
Гари Джеймс: Насколько велика была эта сцена?
Фрэнк Аллен: Это была типичная для кинотеатра сцена. Представьте себе кинотеатр обычного размера. Это был перестроенный кинотеатр. Сцена была большой. Она могла вместить любую группу. Для нас это было роскошно. До этого мы не выступали в таких условиях. Это было в значительно степени фантастическое место.
Гари Джеймс: Я читал, что «Битлз» играли там по восемь часов в сутки.
Фрэнк Аллен: Я думаю, что по восемь часов в стуки они играли в свои первые дни, до клуба «Звезда». Там они никогда не играли по восемь часов. Не знаю никого, кто играл бы больше четырех часов в клубе «Звезда».
Хантер Дэвис: «Джон хорошо ладил с миссис Харрисон; находясь у нее в гостях, вечно дурачился, откалывал разные шуточки. В Гамбурге Джон, будучи лидером группы, счел необходимым написать ей письмо и доложить, что все, мол, в Гамбурге в порядке, и что Джордж приобрел новую рубашку. Из письма Джона миссис Харрисон, со всей его игрой слов, намеренно искаженной орфографией и пародией на немецкий акцент, видно, насколько добрыми были их отношения. Отец Джорджа работал водителем автобуса. Питер - один из двух старших братьев Джорджа. Письмо к миссис Харрисон, 1960? (прим. – так как в письме Джон поздравляет с Рождеством, а письмо из Гамбурга, то, скорее всего, это 1962 год. С другой стороны, Джон предполагает, что они собираются выступать в Гамбурге еще несколько месяцев. Такая неопределенность более подходит к 1960 году): «Дорогая миссис Хорминсоон, У нас фсе ест карашо в Хомбурге, это был отличный день. Надеюсь все ест порядок ф Англанд и скоро поехайт в Канида да Канида. Как поживайт м-р Хармигалдс, а? Ефо автобус ест карашо? Надеюсь, Пеатрр слаффно разъезжайт на свой мотоциклетен лучше фсех.
Мы наферно еще несколко месяц работайт здесь в Хитлар, у нас ест много деньги и мы мочь их тратить карашо. Вы рад ваш сыновья, ваш домашний? Вам понравится Гордж кода он приехайт нах домой в Онглоонд, ипо у нефо ест айн нофый нофый рубашка. Ой заканчиваль теперь так как ой завершаль теперь все карашо что карашо кончален. Счастливый Рождественфест! С любовью Джон хххх».

Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Hamburg).
22 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg)».
Синтия: «В письмах из Германии Джон рассказывал о всяких безумных пирушках, которые они там устраивали».
Хорст Джанковьяк (друг «Битлз» по Гамбургу): «Они даже делали ставки на то, кто пьет быстрее. Например, когда к ним пришли музыканты из группы «Большой Тейлор и Домино», «Битлз» устроили с Тони Шериданом соревнование, кто больше выпьет пива».
Синтия: «[А в Ливерпуле] одна неделя сменяла другую, а жизнь под одной крышей с Мими лучше не становилась. До Рождества, пока студенты еще оставались в доме и Мими еще не перебралась на второй этаж, здесь постоянно крутились какие-то люди, которым не следовало знать о моем замужестве и беременности, дабы эти новости не просочились в город и не получили широкую огласку. Я носила мешковатые одежды, прикрывавшие мой живот, и старалась лишний раз не попадаться им на глаза. Наши пути с Мими, тем не менее, пересекались регулярно, иначе и быть не могло.
Когда Джон уехал, она стала относиться ко мне как к бесплатной рабочей силе, то и дело ворчала и никогда не спрашивала, как я себя чувствую. Я отдавала себе отчет в том, что являюсь для нее всего лишь инструментом, одним из способов удержать Джона рядом. Мне так редко доводилось видеть ее в добром расположении духа, что я всегда отмечала это как событие в своем дневнике: «Мими сегодня в хорошем настроении (в кои-то веки)». В довершение всего, когда Джон, обычно раз в неделю, звонил домой (чаще не получалось из-за дороговизны международной связи), она первой хватала трубку и болтала с ним минут по десять. Мими хихикала, как молоденькая девушка, и подзывала меня к телефону только тогда, когда деньги Джона оказывались уже на исходе. Часто у нас едва хватало времени поздороваться.
Иногда мне удавалось выйти прогуляться с Фил или сходить в гости к моей родной тете Тесс, к маминой подруге тете Мюриэл или к тете Джона Хэрри и его сводным сестрам. Джулия и Джекки с воодушевлением говорили о будущем малыше. Их очень волновала перспектива стать настоящими тетушками. Вообще, Хэрри была всегда рада меня видеть, и я провела у них несколько очень теплых и приятных вечеров. Однако чаще всего я сидела у себя в комнате, писала Джону письма и вязала пинетки.
Джон присылал мне достаточно, чтобы я могла платить Мими за жилье и покупать все необходимое, не беспокоясь о деньгах. Я была ему за это благодарна. Мои мечты стать учителем ИЗО рухнули, я не очень-то представляла себе, чем хочу заниматься дальше, и была рада, что у меня есть возможность подумать об этом более обстоятельно после рождения ребенка».
Алан Клейсон: «Ринго, расстроенного как и остальная троица тем, что не смог выбраться домой на Рождество, часто не было на месте перед самым выступлением. Он появлялся в самый последний момент и отшучивался вместо оправдания, когда испуганный Хорст Фашер подходил к нему, яростно тыча пальцем в циферблат».
Хорст Фашер: «Ринго не спеша вытаскивал палочки или менял тарелки, и я ему говорил, что если он вовремя не появится на сцене, то получит хорошего пинка под зад».
Хантер Дэвис: «Теперь «Битлз» были звездами детского дневного шоу на телевидении, а их первый сингл медленно взбирался вверх в британских чартах (в конце концов попав на 17-ю позицию), но они вновь застряли в Германии, в том самом «Клоповнике», по словам Джона. Во время пятой, последней поездки в Гамбург - 18-31 декабря 1962 года - всем отчаянно хотелось вернуться домой и насладиться вкусом своих первых побед на родине.
К тому же для Джона наступил период тихого семейного счастья. 23 августа 1962 года Джон и Синтия оформили свой брак в Отделе регистрации гражданских актов в «Маунт-Плезант», церемония была более чем скромной. Поклонников не приглашали и не извещали. Брайен Эпстайн не хотел огласки, он опасался, что если скоро публика узнает, что один из «Битлз» женат, ее симпатии могут охладеть. К тому же Синтия была беременна, а в начале шестидесятых подобный факт мог навредить репутации незамужней порядочной женщины.
Письмо написано девушке по имени Линди, видимо, той самой Линди, которой он уже писал ранее. В конце послания Джон изобразил себя как бы распятым на кресте с припиской: «Хотел бы быть там». Дурновкусие, но вкус к дурновкусию войдет в моду.
Письмо Джона: «Линди, декабрь 1962
Дорогая Линди, Как мы там? Спасибо тебе за твое милое письмо, ты молодчина. Не могу придумать ничего забавного, так здесь все достало, хоть вой. Ненавижу Гамбург и рвусь домой. Так хорошо, что ты была в аэропорту, это так заботливо, и прическа у тебя была высший класс. Думаю, Мэри здесь, один немец мне говорил, но я ее не видел. Письмо это не будет длинным, я так устал, что писать не хочется, даже тебе. Я не отвечал на другие письма потому что сыт всем по горло — все решат что я мерзавец, а мне все равно так что (—?—) Мы вернемся в следующее воскресенье, значит где-то через неделю можем повидаться если хочешь если нет продолжай свои молитвы, С приветом от Джона ххххххххххх P.S. Хотел бы быть там».

Рождественские поздравления.
24 декабря 1962 г.

На Рождество Брайен отправил Питу Бесту поздравительную телеграмму: «Поздравляем, желаем счастья, с наилучшими пожеланиями, Джон, Пол, Джордж, Ринго и Брайен».
Хантер Дэвис: «В одном письме, написанном на Рождество 1962 года на бланке клуба поклонников «Битлз», девушке по имени Роуз желают «немного радости». Письмо, возможно, было продиктовано кем-то из сотрудников офиса Эпстайна - работа с общественностью во благо группы, - но Роуз получила фото с автографами всей четверки.
Письмо Джона: Роуз, Рождество 1962
Дорогая Роуз, Один друг рассказал нам о тебе, и мы решили доставить тебе немного радости и черкнуть пару строк. Наши наилучшие пожелания на Рождество с искренней надеждой, что в Новом Году сбудутся все твои желания. Мы прилагаем фото с автографами специально для тебя. Мы надеемся, тебе понравится! Нам пора - время дорого! Всегда с любовью, Джон Леннон х».
Синтия: «На Рождество квартиранты Мими наконец съехали, и я смогла переселиться вниз, как было обещано. Теперь у нас с Джоном были в распоряжении кухня, прилегающая к ней веранда, а также две гостиные. Мендипс был холодным и неуютным домом, без центрального отопления, с допотопными электрическими обогревателями почти во всех комнатах. Две гостиные на первом этаже давно не использовались, и мне мерещился там призрак мужа Мими Джорджа, играющего с маленьким Джоном. При жизни Джорджа и дом был тоже живым.
После его смерти Мими большую часть времени проводила на веранде, где чувствовалось хоть какое-то подобие уюта. Она располагалась рядом с кухней; здесь были раскладной стол, три не очень удобных кресла и телевизор, стоявший между столом и камином. В камине всегда горел огонь, и угольное ведро периодически наполнялось. Я знала, что Мими совершила немалое усилие над собой, позволив нам занять нижний этаж с ее излюбленным местом у камина, и была ей благодарна за предоставленную нам с Джоном возможность иметь свое личное пространство в доме. Наверху находились две спальни и небольшой чулан, где я до этого жила. Мими превратила одну из спален в гостиную, а мою бывшую комнату в кухоньку с портативной газовой плиткой. А я переоборудовала одну из гостиных внизу в нашу спальню. Единственным помещением, которым пользовались мы все, была холодная, как лед, ванная со стенами, отделанными черно-белым кафелем.
Мебель в Мендипсе была старой и потрепанной. Мими на сей счет говаривала: «Если бы мой муж не растранжирил все деньги и не обрек нас на долги своими азартными играми, я бы давно избавилась от всего этого хлама». Мне так и не довелось узнать, был ли Джордж действительно игроком, или это всего лишь ее выдумки.
У Мими было две ипостаси, в которых она представала перед окружающими. Дома она одевалась неряшливо: нестиранные свитера и юбки, провисшие сзади от постоянного сидения у камина; чулки в складках, на ногах — вечные тапочки, которые она практически не снимала. Давно страдая бронхитом, Мими имела привычку скрещивать руки на груди, будто защищая себя от возможных напастей. Другое дело, когда она выходила на улицу: в своем лучшем бежевом пальто с меховым воротником, мелкие седеющие кудряшки аккуратно уложены под фетровой шляпкой, элегантные туфли на высоких каблуках. Землистый цвет лица скрадывали искусно наложенные румяна - казалось, будто перед вами совершенно другая женщина.
У Мими было три страсти: деньги, Джон и ее кошки - по значимости, наверное, именно в этом порядке. Кошек тоже было три, и я уверена, что Мими предпочитала их многим людям. Поскольку мне в доме досталась полноценная кухня, предполагалось, что и кормить этих тварей буду именно я. Для этого нужно было каждый день ходить к продавцу рыбы, забирать у него рыбьи остатки, а потом варить их и отделять от костей. Запах на кухне от них стоял невыносимый - впрочем, не слишком высокая цена за личное пространство и уединение.
Меня радовали успехи ребят, но с тех пор, как мы переехали к Мими, Джон все время пребывал в разъездах, и я по нему очень скучала. Нам крайне редко выпадала возможность насладиться своим положением молодоженов, а мне так хотелось находиться рядом, разделяя с ним волнующие моменты. Но приходилось принимать вещи такими, какими они были. Пример родителей научил меня: раз ты вышла замуж, поддерживай мужа во всем, чего бы это ни стоило. Мы с Джоном выросли в то время, когда для женщины было привычным сидеть дома в ожидании супруга. Многие мужчины в Ливерпуле уходили в море, как, например, отец Джона, и у их жен не было другого выбора. Я оказалась в таком же положении: он уезжал, чтобы зарабатывать на жизнь, а в мои обязанности входило ждать его дома и окружить любовью и лаской, когда он вернется. Никому и в голову не пришло бы спросить, почему я все это терплю: это считалось нормой. Мне оставалось только ждать и надеяться, что на сей раз разлука будет не такой долгой.
Живот мой становился все более заметным, и я стала реже появляться на улице. Да и выйти из дома было не так просто: наступила зима, одна из самых суровых за последние годы, выпавший снег превратился на тротуарах в твердый и скользкий лед. Когда мне нужно было идти в женскую консультацию, приходилось передвигаться очень осторожно, скользя по накатанным дорожкам, все время боясь упасть, хватаясь за все и за всех, кто только попадался на пути.
Время было нелегкое: холодная ненастная погода, почти постоянное отсутствие Джона, Мими, явно раздраженная тем, что вынуждена делить со мной кров, и я - будущая мать, страшащаяся одной только мысли о том, что ее ожидает».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Hamburg).
25 декабря 1962 г.

«В их единственный выходной «Битлз» приняли участие в рождественском ужине, который состоялся в британской морской миссии. Миссию возглавлял Джим Хоук (Jim Hawke)».
Тед Тейлор (группа «Домино»): «В Рождество мы с битлами отправились в Морскую миссию. Поскольку накануне день был нерабочим, мы все предполагали, что будет скучно, и поэтому решили отправиться в английскую морскую на рождественский обед. Мы договорились с «Битлз» встретиться на Репербане возле магазина кожаных изделий «Эрдманн» в 11-00. Когда мы спустились по Гросс-Фрейхат, то увидели, что «Битлз» уже были там, так что всего нас стало девять человек. Затем мы прошли по Репербану, повернули вправо на Дэвидсвахе, мимо Хербертштрассе. К 11-45 мы подошли к морской миссии. Внутри она была украшена всеми теми украшениями, которые вы могли ожидать дома, впрочем, для большинства музыкантов клуба «Звезда» это и был второй дом.
Там угощали запеченой индейкой, но перед раздачей блюда проходила типично военная процедура. Вы получали свою порцию, и перед тем, как приступить к еде, ждали благословения. К тому времени как подошел пастор, Леннон уже ковырялся вилкой в тарелке. Пастор кашлянул и пристально посмотрел на Джона. Все склонили головы, пастор произнес благословение, и когда дело дошло до «Аминь», Джордж выпалил: «Спасибо Христу за всю эту еду», что было не слишком хорошо воспринято».
Джон Франклэнд (группа «Домино»): «Министр, прикрепленный к миссии, спросил [во время рождественского ужина]: «Кто-нибудь хочет прочесть молитву?», и Джордж со своей замечательной невозмутимостью, сказал: «Да, спасибо Христос, за этот суп». Министр говорит: «Any more of that and you’re all out». Мы съели стейки, а потом узнали, что они были из конины. Мы съели лошадь на Рождество».
Тед Тейлор (группа «Домино»): «Обед закончился, и мы дали понять, что собираемся уходить, чему, как я думаю, все остальные были рады. Мы получили по маленькому подарку, что было просто жестом доброй воли и не представляло собой то, чего мы на самом деле хотели. На пути к выходу Леннон увидел стол, на котором лежали столовые приборы. Джон охарактеризовал их как «немного неплохой ювелирки» и прихватил сколько-то штук с собой. Впоследствии Джон бросался ими в зрителей, и особенно он целился в тех, кто не одобрял его «нацистское приветствие» при открытии занавеса.
Выйдя на улицу, мы расстались, и каждый направился в свою сторону. Мы пошли в «Блокхатт», пивной магазин, потом в китайский ресторан «Чаго», а потом работать. Клуб «Звезда».
Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Сьюзен Хоутон (Susan Houghton, поклонница): «Я получила от Джорджа письмо. Он выступал в Германии. Я разорвала конверт, и обнаружила там написанную им шутливую инструкцию, как вымыть свой автомобиль большим количеством воды, а потом вылить грязную воду на сияющий «Форд-классик» Пола».
Письмо Джорджа поклоннице: «Ливерпуль, 18, Моссли-Хилл, Броди-Авеню, 42. Дорогая Сьюзен. Надеюсь, что у тебя было хорошее рождество, а также счастливая ядерная. Спасибо за цветы и конфеты для моей мамы. [Это было, не так ли??] Также спасибо за открытку, на самом деле, куча благодарностей, Сьюзен. «Ты так добра» Джон Леннон.
Тед Тейлор (группа «Домино»): «В то время «Битлз» не были неотъемлемой частью того, что считалось семьей клуба «Звезда». Это не критика, просто факт. Их редко видели в этом клубе, они там появлялись, выступали и уходили. У коллектива уже был свой собственный и очень узкий круг друзей - в большинстве своем студенты. Эту «до-Звездовскую» компанию редко видели в клубе. Поэтому, если кто-то говорит, что «мы были с Битлз», то можно не обращать внимания на 90% их цитат. Лично я по-настоящему был в их компании дважды, если не считать встреч до их выступлений и очень коротких периодов после того, как они заканчивали концерт».
Пол: «[На второй день Рождества 1962 года] мы напоследок собрались на вечеринку. Но нас ждало разочарование! Обнаружилось, что наш долгожданный рождественский обед состоял из рыбы и соуса с хреном! Там были «Джонни и Ураганы», Тони Шеридан, и ливерпульская группа «Большой Тейлор и Домино». Мы хорошо провели время. Но рыба – тьфу! Это был большой зеркальный карп, с большим глазом посередине, смотрящим прямо на вас. Мы ужинали с некоторыми из немецких друзей, и стоит принять во внимание, что мы не хотели ничего им говорить за их доброту. Поэтому, мы просто продолжили и прихлопнули ее!».
Астрид: «Джордж был милый маленький мальчик, просто Малыш Джордж. Мы всегда забывали о нем, когда обсуждали, насколько умен или талантлив Стю, Джон или Пол. Он взрослел не так быстро, как они. Но Джордж вовсе не был глуп. И ни одной минуты никто не считал его глупым. Он блистательно острил по собственному адресу, высмеивая свой возраст. Как-то на Рождество я сделала им всем подарки. Джон развернул сверток первым, и там оказалась книга маркиза де Сада в издании «Олимпиа Пресс». Перед тем как развернуть свой, Джордж спросил: «А мне, наверное, комиксы?».

Сингл с песней «Люби же меня» (Love Me Do) достигает семнадцатой позиции (The Record Retailer).
27 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg)».
Тони Бэрроу: «В британском списке пятидесяти лучших синглов от 27 декабря 1962 года, опубликованном в библии музыкального бизнеса, журнале «Новости розничных продавцов пластинок и музыкальной индустрии», [сингл] «Люби же меня» поднялся с 22-го места на свою самую высокую позицию — №17. Два высших места удерживались Элвисом Пресли с «Возвращение к отправителю» и Клиффом Ричардом с «В следующий раз».
Бэрри Майлз: «Сингл с песней «Люби же меня» (Love Me Do) достиг семнадцатой позиции в лучшей пятидесятке списка популярности журнала «Продавец пластинок» (The Record Retailer). Это была самая высокая позиция, которую достиг этот сингл».
Марк Льюиссон: «5 октября 1962 произошло знаменательное событие – выход первой пластинки «Битлз». Через неделю она вошла в хит-парад журнала «Продавец пластинок» под номером 49. В то время в Ливерпуле, как и вообще в кругах индустрии грамзаписи, многими высказывалось подозрение, что в период октября-декабря Брайан Эпстайн скупил 10.000 экземпляров диска для того, чтобы он пошёл вверх в хит-парадах. Сам Эпстайн это настойчиво отрицал».
Джо Фланнери (близкий друг Брайена Эпстайна): «Он [Брайен] пошел и купил десять тысяч копий «Люби же меня». Они лежали в его подсобке на Уайтчепел, я это видел своими глазами, они были там, десять тысяч копий».
Билли Кинсли (группа «Мерсибитс»): «Он [Брайен] узнал, что мы отправлялись на гастроли. Он посмотрел на наш список выступлений, и сказал: «О, мы играем в Шеффилде», или «Мы играем в Манчестере». Хорошо, вы зайдете в магазин грамзаписей, возьмете несколько копий [«Люби же меня»]? Не все в одно и то же время». Что мы и сделали. Мне приятно думать, что помогли «Битлз» подняться до семнадцатой строчки».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Марк Льюиссон: «так или иначе, но траектория движения сингла в хит-параде демонстрирует довольно беспорядочные прыжки вверх-вниз: 49-46-41-32-37-29-23-21-26-19, затем 27 декабря сингл занял наивысшее 17-е место. Несмотря ни на что, это был в высшей степени удачный дебют».
Нил Аспинал: «Они продали много пластинок «Люби же меня», заняли семнадцатое место в хит-параде, а эта было здорово для ливерпульской группы - попасть в хит-парад! Теперь о «Битлз» знала вся страна, а не только северо-запад и Ливерпуль, их песни передавали по радио, повсюду люди слушали их».
Джордж: «Мы записали «Люби же меня», выпустили ее - и правильно сделали: в хит-парадах она заняла семнадцатое место. Хит-парады составлялись в основном по результатам продаж, а поклонников «Битлз» насчитывалось немало, поскольку мы выступали повсюду: в Уирреле, Чешире, Манчестере и Ливерпуле. Мы пользовались популярностью, поэтому и цифры продаж вполне соответствовали реальности. Пластинка занимала 17-е место несколько недель после выхода. А потом я не помню, что было. Наверное, все утихло, она распродалась, но главное, что когда мы пришли в «И-Эм-Ай» в следующий раз, они были намного любезнее: «О, привет ребята! Входите, входите».
Джордж Мартин: «В «И-Эм-Ай» слышали о «Битлз», там полагали, что у них глупое название и не придавали им большого значения. Вы знаете, «человек комедии пробует войти в область поп-музыки». Мы попали на 17 место в чарте, что заставило удивленно поднять брови. Но и только».
Ринго: «К концу 1962 года было распродано сто тысяч пластинок с записью «Люби же меня», главным образом в Ливерпуле. Целая куча таких пластинок до сих пор валяется у нас дома (шутка)».
Бэрри Майлз: «Джордж пишет домой в Ливерпуль: «Надеюсь, что вы хорошо встретили Рождество, или, по крайней мере, лучше, чем мы. Нам осталось еще только три дня до отъезда, а потом мы уедем отсюда навсегда (я надеюсь)».
Письмо Джорджа из Гамбурга ливерпульской поклоннице по имени Кэрол Филипс, дочери Перси Филипса, в студии которого группа «Кворримен» в 1958 году [12 июля] записала песни «Несмотря на все опасности» (In Spite of All the Danger), и версию Бадди Холли «Будет день» (That’ll be the day)»: «Клуб Звезда, Германия, 28/12/62. Дорогая Кэрол. Спасибо за твое письмо. Надеюсь, что ты хорошо встретила Рождество, Счастливый новый год и т.д. Я рад, что тебе понравилось телешоу, где мы были на «Счастливых звездах», вскоре, на самом деле, мы запишем ее в Бирмингеме 13 января. Мы также запишемся на шотландском телевидении, но в Ливерпуле ее не покажут.
Мы выступим в «Графтоне» в Ливерпуле сперва, 10-го, так что, возможно, что там увидимся. В любом случае, это будет для группы хорошей рекламой! Сожалею, что получилось такое ужасное письмо, но, не важно, в следующий раз может быть получится удачнее. Всего хорошего, с любовью от Джорджа».
Джон: «Мы спали всего по два часа, а потом приходилось просыпаться, принимать таблетку и продолжать играть без конца, поскольку выходных у нас не было. При таком режиме вскоре начинаешь сходить с ума от усталости и думать только о том, как бы удрать отсюда. Но после возвращения в Ливерпуль мы вспоминали только о том, как здорово развлекались в Гамбурге, и потому были не прочь вернуться туда. Впрочем, после последнего приезда нам не хотелось возвращаться. Мы измучились от работы и тесноты. Нам всегда приходилось жить в тесноте. Нам надоела одна и та же сцена, но когда мы уже решили, что с нас хватит, нам предложили выступать на другой. Мы пережили гамбургскую сцену и собирались завязать. Два последних приезда в Гамбург мы вспоминали с отвращением. Эта сцена нас достала. Брайен заставил нас вернуться, чтобы выполнить условия контракта, — поступив по-своему, мы нарушили бы их, но мы считали, что ничем и никому не обязаны; это мы превратили все эти клубы во всемирно известные».
Энди Бабюк: «Вскоре «Битлз» станут бесценными для рекламных акций «Вокса», и сделка, заключенная с Эпстайном [в июле] принесет благо обеим сторонам. Но в 1962 году группа только занесена в реестр для рекламирования «Вокс», что отражало их еще низкий статус. Так в декабре «Мелоди Мейкер», к примеру, говоря о компании производящей «Вокс» и расположенной в Дартфорде, перечислила 20 музыкантов, использующих по контракту оборудование «Вокс», начав со все еще находящихся на вершине группы «Тени» и закончив практически неизвестными группами, такими как «Эхо». И никаких признаков «Битлз». Пока никаких».
Алан Уильямс: «Когда «Большая Тройка» играла в Гамбурге, ребята привезли с собой Эдриана Бэрбера, долговязого, симпатичного парня, чрезвычайно талантливого звукотехника. В своё время он приложил руку к созданию мощных усилителей, которые подарили бит-музыке её эффектное звучание. До того, как он появился, усилители представляли собой маленькие приборчики с очень малой мощностью. Бэрбер был умным парнем и великим гитаристом.
По воскресеньям, в утренние часы, музыканты любили бродить по Блошиному рынку Гамбурга. Они попивали пиво, покупали всякий хлам, в общем, расслаблялись. В один из таких выходных Эдриан, ощущая себя не от мира сего, купил в одной из лавок поросёнка. Я не приемлю жестокости по отношению к животным и, вспоминая об этом сегодня, эпизод, о котором я собираюсь рассказать, не кажется мне забавным. Тогда все были уверены, что это прикольно (при условии, что все были накачаны либо алкоголем, либо таблетками, вплоть до выноса своих крошечных мозгов!). Именно так оно и было.
Купив поросёнка, под собственное невнятное бормотание, что он только и мечтал о таком друге, и что он заберёт его в Ливерпуль, когда тот подрастёт, Эдриан завалился в зоомагазин. Там он приобрёл большой шипастый ошейник – вроде того, какой вы покупаете для огромного злющего пса. Ошейник был торжественно закреплён на тонкой поросячьей шейке, к вящему восторгу скопившихся на улице музыкантов, включая «Битлз». «Смотри, чтобы он кого-нибудь не порвал, Эдриан!». «Если не будешь осторожен, он поволочит тебя за собой и ты долбанёшься!». «Н-да, на рынок его уже не затащишь». «Этот порося наширялся!». «Ты - психованный ублюдок, Эдриан!». «Ветчина, она и есть ветчина…».
Эдриан пустился вместе с несчастным животным на прогулку по Репербану. Движение по улице останавливалось, гамбуржцев просто скрючивало от смеха. Полиция смотрела на это во все глаза и не могла им поверить. Ах, вот оно что! Это просто ещё один из этих сумасшедших музыкантов. В попытках заставить поросёнка лаять, – возможно, в своём «улётном» состоянии он думал, что это и ВПРАВДУ была собака, – Эдриан скакал вокруг него, жалобно упрашивая: «Скажи гав-гав, черт тебя побери, гав, гав, ты, идиотское животное!». Поросёнок лишь печально повизгивал.
Эдриан жил в одной комнате с певцом, которого звали Бадди. Они не очень ладили между собой, потому что Эдриан подозревал, что Бадди был педиком или что-то вроде того, хотя это было неправдой. Он не хотел жить в одной «берлоге» с педиком, говорил Эдриан. В те дни люди не были так настроены против геев, как сейчас. Эдриан гордился своим образом настоящего «мачо» и не желал, чтобы у кого-то возникало ложное представление о нём из-за того, что он разделял комнату с этим парнем, манеры которого казались ему немного странными. Насколько мне известно, Бадди был вполне нормальным гетеросексуалом. Но так или иначе, Эдриану Бадди не нравился. Тогда-то в эдриановской безумной башке ослепительной вспышкой сверкнула мысль о том, что у него появился потрясающий шанс избавиться от Бадди. Эдриан и его поросёнок-пёс должны будут сделать это вместе. Они заставят этого зануду свалить отсюда без всяких заморочек.
Эдриан прокрался по ступенькам к своей двери. Он знал, что Бадди был всё ещё в постели, ему было лень рано подниматься по воскресеньям. Эдриан ворвался в комнату - поросёнок-пёс в поднятых руках - и с безумным блеском в залитых наркотиками глазах скинул простыни с серьёзно перепугавшегося Бадди. Тот, абсолютно голый, трусливо вжимался в стену, надеясь, что она раздвинется и укроет его от этого психа, который внезапно появился здесь со свиньёй на поводке. Эдриан поднял поросёнка ещё выше и завизжал: «Эта свинка по пути домой стала «буги-вуги»-свинкой!». После чего он швырнул несчастное животное вместе с собачим поводком и всем остальным в отчаянно паникующего Бадди.
«Битлз» и прочие музыканты последовали наверх за Эдрианом, чтобы не пропустить забаву. Они её не пропустили. Бедный поросёнок был напуган до безумия, и его желудок непроизвольно облегчился. Всё это выплеснулось на Бадди, который вопил, чтобы они проваливали и забирали с собой свою свинью, иначе он вызовет грёбаную полицию. Парни попадали от смеха.
Эдриан, чрезвычайно довольный собой, подхватил хнычущего поросёнка и помчался вниз по лестнице, за ним следом – гикающая и хохочущая толпа музыкантов. Владелец клуба «Звезда», Манфред Вейследер, как раз прогуливался неподалёку, когда Эдриан и его свинья вновь появились на улице. Вокруг них и ребят начала собираться огромная толпа. Немцы с большим пиететом относятся к животным (жалко, что у них отсутствует такое же чувство по отношению к некоторым людям). Возмущение этими дикими английскими юнцами, которые откровенно издевались над бессловесным поросёнком с собачим ошейником, росло с каждой секундой. С ошейником, который пришёлся бы впору сенбернару, не меньше. Он смотрелся, как лошадиный хомут на запуганной маленькой свинке. Жестокость. Этот англичанин – швайн! (прим. - свинья) Обстановка начала накаляться.
Манфред протолкался сквозь толпу. «Всё в порядке», - успокоил он собравшихся. - «Я сейчас всё улажу». Он повёл Эдриана в ближайшую мясную лавку, где бедное животное наконец-то рассталось со своей жалкой жизнью. У Эдриана было разбито сердце. Полиция сделала ему внушение, но никаких дальнейших действий не предприняла.
Эдриан не мог долго расстраиваться. Он купил где-то огромный помазок, использовавшийся в витринной рекламе бритвенных принадлежностей, нацепил на него собачий ошейник и напихал в кисточку гвоздей и безопасных лезвий. Затем он проволок это фантастически хитроумную конструкцию по улицам. Он садился за столик в кафе, пил пиво, глотал таблетки и говорил всем, кто мог его слышать: «Смотрите, у этого порося будут поросята!». Как я уже говорил, по воскресеньям на Блошином рынке было над чем вдоволь позабавиться.
Как-то воскресным утром «Битлз» вновь оказались в гостях у Манфреда Вейследера. Они баловались алкоголем и расслаблялись. Внизу под окнами проходила целая стайка монашек, когда «Битлз» их заметили. О, Боже, что дальше началось! «Пацаны, давайте покажем девчонкам, из чего мы сделаны!». «А чего делать-то?». «Доставай своего «петушка». Мы их сейчас окрестим». «Брось!». «А я это сделаю!». «Ты хочешь поссать на монашек?». «Да, поссать на монашек, целую стайку монашек!». «Скорее, через минуту они уже пройдут!».
Джон Леннон вытащил свой член и спокойно помочился на монашек, семенящих внизу по улице в своих безукоризненно накрахмаленных белых одеяниях. Милые леди, торопясь на молитву, даже не подняли головы. Возможно, они догадывались, что именно они там увидят. Что там на них пялится, если точно выражаться. А может быть, они решили, что это был быстропроходящий лёгкий дождик.
«Битлз» вполне заслуженно должны были окончить свои дни в тюрьме. Они вели чарующую жизнь, эти мальчики. Но разве они не всегда её вели? Бог свидетель».

Последнее выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Hamburg).
31 декабря 1962 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg)».
Энди Бабюк: «Некоторые из заключительных выступлений в клубе «Звезда» были записаны Эдрианом Бэрбером [из группы «Большая тройка»], который соорудил грандиозную систему звукоусиления и установил в клубе звукозаписывающее оборудование. Бэрбер хотел усовершенствовать достаточно бедную в целом систему звукоусиления, использовавшуюся в клубах Гамбурга, и в этом он получил поддержку в лице владельца клуба «Звезда» Манфреда Вейследера».
Эдриан Бэрбер: «Вместе с партнерами он [Манфред Вейсследер] заправлял пятнадцатью стриптиз-клубами. Помните [песню] «Она влезла через окно в ванной» (She Came In Through The Bathroom Window) [начало записи 25 июля 1969 г.], небольшой кусочек: «Она сказала, что она всегда была танцовщицей / Она работала в пятнадцати клубах в день (She said she’s always been a dancer / She worked at fifteen clubs a day)? Ну, это было как раз про это. И на всех этих площадках, у каждой из которых была своя система звукоусиления, Вейследер имел горы избыточного оборудования».

Энди Бабюк: «Таким образом Бэйбер взялся за работу по созданию хорошей системы звукоусиления для клуба «Звезда» и, в конечном счете, он закончил монтаж системы, которая для того времени была необычной по нескольким аспектам. Она состояла из двух акустических колонок с двадцатью пятью элементами каждая, расположенным по обеим сторонам сцены. Линия низкого напряжения питала каждый из десятидюймовых динамиков. В дополнение к этому Бэрбер использовал ламповый усилитель «Телефункен», с мощностью усиления в 200 ватт, подключенный к этим колонкам».
Эдриан Бэрбер: «У меня также была система эффекта панорамирования «Бинсон Экорек» (Binson Echorec) итальянского производства, которая использовала диски, а не привычную ленту. Самой необычной была раздельная система для ведущего вокала и звукоприемника, и вокала второго плана. Каждая система имела свой собственный эффект панорамирования. У меня даже были боковые заполнители, иначе – боковые сценические мониторы, которые тоже были необычными. Группы считали, что это была замечательная система. У нас, на самом деле, были хорошие вечера, когда каждая нота была великолепна, и все было на своем месте. И я подумал, класс, если бы можно было их записать».
Энди Бабюк: «После этого Бэрбер наладил в клубе звукозаписывающую систему. Он говорит, что первоначальная идея заключалась в том, чтобы просто записать каждое выступление, чтобы было что вспомнить хорошее. Для этого Бэрбер использовал бытовой магнитофон «Телефункен», принадлежащий Вейсследеру. Также владелец клуба предоставил маленький микшерский пульт».
Эдриан Бэрбер: «Сначала я использовал еще один небольшой магнитофон, чтобы записать атмосферу помещения клуба. Так получилось, что когда я записывал акустическую атмосферу этого помещения, то это были «Битлз». Постепенно я все улучшал и улучшал сигнал с микрофонов и совершенствовал систему в целом».
Рой Карр: «Согласно многим источникам, именно в этот день было записано все содержание альбома «Битлз живьем! В клубе Звезда, Гамбург» (Beatles Live! At The Star Club, Hamburg). Запись сделал Тэд Тейлор, по кличке «Большой» (Ted «Kingsize» Taylor), лидер группы «Большой Тейлор и Домино» (эта ливерпульская группа также как и «Битлз» гастролировала в Гамбурге). По второй версии, новогодние записи «Битлз», вместе с записями группы «Домино», Тейлору вручил технический администратор клуба «Звезда» Эдриан Бэрбер, в прошлом участник коллективов «Кэсс и Казановы» и «Большая тройка», а также группы самого Теда. Эдриан записывал выступавшие в клубе ливерпульские группы на монофонический магнитофон «Грюндиг», устанавливая магнитофонный микрофон рядом с центральным вокальным микрофоном на сцене. Кроме упоминавшихся групп он записал, например, группу «Клифф Беннетт и дерзкие мятежники» (Ciff Bennett & The Rebel Rousers)».
Тед Тейлор (группа «Большой Тейлор и Домино»): «На самом деле это записал не Эдриан Бэрбер. Все использовали этот магнитофон. Не забывайте, ведь это не было коммерческим мероприятем. Магнитофон стоял на краю сцены, чтобы прослушивать выступление. Это был 62-й. Мы играли в Берлине. В Берлине я посетил радиовыставку и купил магнитофон, у которого было две скорости и четыре дорожки. Портативный, кстати. Мы просто поставили его на краю сцены. Прослушивали свои композиции. Проверяли их. Использовали для установки уровня звука. Запись на пленку шла с одного микрофона, установленного в центре клуба «Звезда», подключенного сразу к четырем дорожкам, четырехдорожечному «Филлипсу».
Обычно происходило так, что большинство групп, которые выходили на сцену, хотели его прослушать, поэтому проходя мимо, они просто включали его. Иногда он оставался в таком состоянии всю ночь. Если вам хотелось послушать нового участника [группы], вы использовали его. Таким образом, он не был предусмотрен для коммерческого использования, чтобы записать «Битлз», потому что, кем были эти «Битлз»?. Они даже не были такой хорошей группой, как моя. Так почему я должен заморачиваться, чтобы попытаться их записать? Конечно, в то время я не мог предвидеть, что «Битлз» станут кем-то, да и никто вокруг не мог этого предвидеть.
Дело в том, что за оборудованием следил Эдриан Бэрбер. Не было и речи, чтобы кто-нибудь сказал: «О, я забираю пленку домой». Он говорил: «Ну, это моя пленка». Ничего подобного. Использовалась всего одна лента. Когда я вернулся домой, она лежала у меня дома».
Рой Карр: «Пленка с записью, длившейся три часа, была забыта и пролежала где-то в пыли. Позднее, когда «Битлз» стали знаменитыми, Тейлор предложил пленку Брайену Эпстайну как документальный материал. Эпстайн раскритиковал качество записи, сказав, что на этом нельзя заработать, и предложил за нее только 20 фунтов. Сделка не состоялась».
Тед Тейлор (группа «Большой Тейлор и Домино»): «Затем, когда «Битлз» состоялись, конечно же, я предложил ее Эпстайну, который вернул мне ее со словами: «Я дам тебе двадцать фунтов за беспокойство». С той минуты, когда Эпстайн заполучил их [«Битлз»], он превратил это в коммерческий проект, и никто не видел «Битлз» такими, какими они были до этого. Это был единственный кусочек истории «Битлз», какими они были. На этой пленке. Эпстайн был ею недоволен. Он не хотел об этом знать. На этой пленке они именно такие, какими и были «Битлз». Конечно, как только они были помыты, их манеры были улучшены, они были ввергнуты на сцену, и стали коммерческим предложением. Так что Эпстайну нужно было уничтожить все остальные группы вокруг них, потому что любая другая группа в Ливерпуле была лучше их. Эпстайн стал причиной гибели Мерсибита.
Он уничтожил все конкурентные группы. В декабре 1962 года он предложил мне подписать контракт. Я был в клубе с «Большой тройкой» и Джином Винсентом. И вот кто-то спускается по лестнице в клуб. Это был Брайен Эпстайн. Вскочил Джонни Госсер и представил мне Брайена Эпстайна. Он сказал: «Господин Эпстайн, это Большой Тейлор. Тед, это Брайен Эпстайн». Я пропустил несколько стаканов пива, немного выпил. Я спросил у него: «Ну, и кто он?». Ему это не понравилось. Он вышел из клуба, кипя от злости. Мы просто сидели в этом клубе и напились в стельку. Конечно, когда в январе я вернулся домой, ничего не ведая, я собирался в двухмесячное турне. Он выкупил это турне, и оставил меня без работы, потому что ему не понравилось мое поведение. Он целенаправленно разрушал каждую хорошую группу ливерпуля, или переманивал к себе. Так Мерсисайд потерял все свои группы. Он уничтожил целую сцену. Он был злым, эгоистичным человеком. Он уничтожал все вокруг себя».
Рой Карр: «В 1975 году, когда битломаны уже пять лет иссушенными губами ловили любые малоизвестные записи безвозвратно распавшихся «Битлз», Тед Тейлор и Алан Уильямс продали эти пленки Полу Мерфи, который когда-то работал звукорежиссером в Гамбурге. Но только в 1977 году с помощью современной техники звукозаписи удалось переписать первоначальный вариант на 16 дорожек и добиться хорошего звучания. При этом из записи не был выпущен ни один такт. Диск был издан, имени Бэрбера на нем не оказалось, зато было имя Теда Тейлора и людей, «продюсировавших» ремикс и издание редкого альбома.
Трудно поверить в то, что сам Тед Тейлор стал бы в новогодний вечер наступавшего 63-го года возиться с записью конкурирующей группы, неизвестно кому нужной. Тем более что ему пришлось бы принести с собой магнитофон, в те годы - вещь довольно громоздкую. Другое дело, если по дружбе это на станционарный клубный магнитофон записал технический сотрудник Эдриан Бэрбер, который, передавая Теду Тейлору запись его детища – группы «Домино» - попросил передать заодно и Битлам их пленку, а тот по какой-то причине этого не сделал, и забыл про нее. Тед Тейлор обнаружил ее у себя позже, когда она уже представляла большую ценность. Возможно, если бы пленка не «завалялась», она бы и не сохранилась.
Что касается версий и домыслов, то внимательно слушая запись, приходишь к мысли, что целесообразно также не верить и версии записи за один вечер всего альбома. Если следовать уже работе Дага Кэйри, то в этот новогодний вечер записаны только песни Road Runner, словесное представление ансамбля (Introducing The Band), The Hippy Hippy Shake, A Taste Of Honey («общераспространенная» версия этой живой записи представляет из себя 1 минуту 9 секунд этого исполнения и приклеенный к ней кусочек исполнения 28 декабря), Money (That’s What I Want) (солирует Тони Шеридан). Reminiscing (часто неправильно называемая Can’t Help It/Blue Angel), Ask Me Why, I Saw Her Standing There («распространенная версия»).
Даг Кэйри: «Великолепное представление о репертуаре тех дней дают песни, сохранившиеся на записях. В этот день были сделаны записи песен Be Bop A Lula, I Saw Her Standing There, Hallelujah! I Love Her So, Red Hot, Sheila, I’m Talking About You, Twist and Shout, Mr. Moonlight, Sweet Little Sixteen, Besame Mucho, Red Sails In the Sunset, I Remember You, I’m Gonna Sit Right Down and Cry (Over You), Kansas City / Hey-Hey-Hey-Hey!, Shimmy Like Kate, Long Tall Sally, Falling In Love Again, Roll Over Beethoven, Ask Me Why, I Saw Her Standing There, A Taste Of Honey (исполненная как «Растрата денег» (A Waste Of Money), To Know Him Is To Love Him. Запись последних четырех песен не сохранилась. Также в тот день были записаны еще три, неизвестно какие песни, возможно, это были Love Me Do и Please Please Me.
При исполнении песни «Я помню тебя» (I Remember You) хорошо слышны проблемы аранжировки - пока Пол поет, Джон пытается играть на губной гармошке в течение всей песни, стараясь оттенить гармошкой каждый аккорд, будто пытаясь восполнить отсутствие ритм-гитары, от которой он вынужденно отказывается. Его попытки весьма неудачны и говорят как об искреннем увлечении инструментом, так и о недостаточном владении. Абсолютно понятно, почему на студийных записях гармошка, как правило, накладывалась при последующих дублях, а не исполнялась вживую.
При исполнении песен Be Bop A Lula и Hallelujah! I Love Her So в выходных данных некоторых дисков указан Хорст Оббер (Horst Obber) как вокалист. Согласно воспоминаниям Хорста Фашера, в то время управляющего клубом, это он исполнил Hallelujah! I Love Her So и I Saw Her Standing There. Его брат Манфред, работавший официантом, спел Be Bop A Lula. На оригинальной пленке все три песни идут подряд. В альбомы серии «Выступление в клубе Звезда» (Live At The Star Club) не вошла и песня I Saw Her Standing There в исполнении Хорста, там ее поет Леннон. Выходные же данные диска объясняются просто. Ober - это «официант», в сознании издателей Хорст и Фред Фашер слились в одно лицо - некоего «официанта».
Билл Харри: «Когда Эдриан Бэрбер записал «Битлз» во время их новогоднего выступления в клубе «Звезда», пение Хорста Фашера можно услышать в песне «Аллилуйя, я так ее люблю» (Hallelujah, I Love Her So), хотя на альбоме «Выступление Битлз в клубе Звезда» ее нет в титрах. Его брат Фредди также поднялся на сцену, чтобы спеть «Би-Боп-Э-Лула» (Be-Bop-A-Lula), но его назвали как Герр Оббер, что на немецком языке означает «господин официант».

Из интервью с Питом Бестом в 2003 г.:
Вопрос: Уверен, вы послушали записи «Битлз», сделанные в Гамбурге, хотя тогда уже не играли с ними и вас нет на этой пленке.
Пит Бест: Вы говорите о рождественском шоу 1962 года? Да, тогда я уже не играл в группе. Хотя на одном из изданий было указано, что я играю на этом альбоме, но я там не играл.
Вопрос: Но все равно эта запись очень похожа на вашу музыку в тот период, не так ли?
Пит Бест: Да, это правда. Хотя качество этой записи многое не передает, но вы, несомненно, могли почувствовать атмосферу наших выступлений в Гамбурге. Там те песни, которые мы тогда играли.
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Группа вылетела из Гамбурга в Лондон.
1 января 1963 г.

Тони Бэрроу: «К январю 1963 года, года, в который битломания примет национальный масштаб, Брайен Эпстайн изменил своё предсказание о будущем своей любимой четвёрки: «Они будут более великими, чем Элвис», – говорил он нам».
Бэрри Майлз: «Выступления «Битлз» в клубе «Звезда» закончились, и группа вылетела из Гамбурга в Лондон».
Джордж: «Гамбург стал для нас прекрасной школой».
«В Лондоне группа провела ночь, чтобы на следующий день вылететь в Шотландию».

Группа вылетела из Лондона в Шотландию.
2 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Из Лондона группа вылетела в Шотландию, и должна была приземлиться в Эдинбурге, где их ждал с автофургоном Нил Аспинал».
«Но из-за плохой погоды в последнюю минуту их рейс был изменен, и они приземлились в Абердине. К сожалению, Нил Аспинал не слышал об изменении их рейса, и ждал их в Эдинбурге».
Бэрри Майлз: «Запланированное на этот день выступление в зале «Лонгмор» (Longmore Hall, Keith) пришлось отменить, так как дорога была в снежных заносах, и до следующего вечера ничего нельзя было сделать».
Филипп Норманн (журналист): «Зима 1962 - 63 гг. была в Британии самой суровой за последние сто лет. С декабря по середину марта вся страна исчезла, а ее место заняла покрытая снегом тундра, протянувшаяся с севера на юг - безмолвная и неподвижная. Лишь только снегоочистители пытались отыскать погребенные под снегом автострады. Вместе с метелями пришли сибирские холода, которые заморозили Английский канал (Ла-Манш), приблизили смерть множества старых людей, вызвали гибель устриц на отмелях Эссекса и зебры в уипсиэйдском зоопарке. Морозы превращали молоко в сорбит кремового цвета; заставляли пиво самопроизвольно взрываться в бутылках. Юго-западная Англия оказалась отрезанной; казалось, что Уэльс исчез навсегда. Как обычно, зима явилась для британцев полной неожиданностью и, как обычно, британцы реагировали на хаос весельем. Год беспрецедентной шумихи, беспримерного беззакония, он, тем не менее, начался с ощущением того, что в Британии в основном все по-старому. Все говорили и говорили о погоде».
Бэрри Майлз: «В связи с этим Джон вылетел в Ливерпуль, чтобы ненадолго встретиться со своей женой (и тетей)».
Синтия: «Зима 62-63 годов была необычайно суровой. Обильный снег вы¬пал очень рано, превратившись в предательский лёд толщиной в 3/4 дюйма. Моя беременность протекала нормально, осложнений больше не было. Я была здорова и чувствовала себя нормально. Джон мотался по стране. Успех следовал за успехом. Истерия и битломания достигли чудовищных размеров, но меня защищала анонимность моего положения. Теперь я была на грани безумия, и это мне хорошо подходило.
Два раза в неделю я ездила к врачу и в больницу. Каждая поездка требовала нескольких пересадок. Я осторожно семенила в холодном тумане к автобусной остановке, оберегая растущий живот от возможных падений и молясь богу, чтобы меня никто не узнал. Особенно нервничала я на осмотрах в больнице. Беременные мамаши заполняли маленький приёмным покой, откуда нас вызывали, выкрикивая фамилии. Когда выкрикивали мою, я начинала усердно сморкаться или завязывать шнурок на ботинке - что угодно, лишь бы меня не узнала какая-нибудь бдительная фанатичная поклонница «Битлз».
В начале 1963 года группа пользовалась бешеной популярностью в Ливерпуле, но за пределами города о ней все еще почти никто не слышал. Мы и не подозревали, какие грандиозные перемены несет нам этот год и что к его исходу вся Британия будет от «Битлз» без ума, а имена Джона, Пола, Джорджа и Ринго станут здесь самыми знаменитыми.
Такой успех был для нас все еще невообразимой и дикой фантазией, когда Джон, всего лишь на пару дней, вернулся домой из Гамбурга. Это было самое начало января, вскоре ему предстояло отправиться в гастрольное турне по Шотландии. Джон был полон впечатлений и рассказов о том, как им жилось и работалось в Германии. Кроме того, он чувствовал облегчение от того, что мы с Мими не поубивали друг друга к его приезду. К его возвращению я привела в порядок нашу часть дома».

Выступление в зале «Две красных туфельки» (Two Red Shoes Ballroom, Elgin).
3 января 1963 г.

«Шотландское турне «Битлз» было запланировано в ноябре 1962 года и организовано Джеком Фэллоном (Jack Fallon), агентство «Варьете Кана» (Cana Variety Agency)».

Ринго: «Мы помним много дорожных историй. Так и сближаются музыканты в группе - в фургоне, когда ездишь по округе, промерзая до костей и сражаясь за сиденья. В машине мы часто ссорились, но это сплотило нас. Наш «бедфорд» всегда вел Нил. Один из нас садился на пассажирское сиденье, а остальные трое вынуждены были умещаться на заднем сиденье, что было чертовски неудобно. В фургоне мы могли разъезжать повсюду, усилители и все остальное умещалось в нем вместе с нами. Помню, мы объездили всю Шотландию. Та зима выдалась чертовски холодной».
Энди Бабюк: «К началу 1963 года арсенал оборудования группы пополнился солидным количеством «профессиональных» инструментов. Обычно Леннон использовал свой верный «58 Рикенбэкер 325», а Харрисон «Гретч Дуо Джет», вместе с заново окрашенными черными усилителями «Вокс Эй-Си 30». Также Леннон с Харрисоном пользовались полуакустическими гитарами «Гибсон Джи-160 Е» в качестве резервных инструментов для их «Рикенбэкера» и «Гретча». Все чаще в прямом эфире, а также на радио и телевыступлениях, они использовали «160 Е». Маккартни играл на своей бас-гитаре «61 Хофнер» с виолончельным корпусом, и использовал усилитель «Куэд» и заново окрашенную акустическую колонку «Гроб». В тоже время Старр продолжал играть на ударной установке «Премьер» цвета красного дерева, с логотипом фирмы и надписью «Ринго Старр» на большом барабане. Впрочем, это скоро изменится.
Их первый престижный британский тур планировался на 2 февраля, и «Битлз» решили еще раз улучшить внешний вид своего сценического оборудования. С большого барабана было удалено имя Старра. В конце концов, во время их первого большого турне группа собиралась предстать перед тысячами новых потенциальных поклонников. Они не хотели, чтобы расходящаяся после выступления публика помнила, что группа называлась… или думала, что, должно быть, это была «Группа Ринго Старра». Пришло время разработать логотип «Битлз» для басового барабана».
Тикс О’Хара: «Мы обыгрывали разные идеи, чтобы определить, что им понравится больше. Я сделал с десяток набросков и показал их группе. Они остановились на одном из логотипов, который и был нанесен на холст, помещенный на поверхность барабана».
Энди Бабюк: «Это был новый «жучиный» логотип «Битлз» в рукописном стиле, в котором буква «Б» была украшена двумя антеннами, напоминающими усики жука. Логотип просто нанесли на кусок ткани, которая была натянута через кожу барабана, и которая удерживалась обручами большого барабана (прим. – впервые логотип появится на публике 11 января)».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Две красных туфельки» (Two Red Shoes Ballroom, Elgin, Morayshire), Элджин. Джон вылетел из Ливерпуля в Шотландию, прибыв как раз к выступлению».
«Зал «Две красных туфельки» был открыт 28 июля 1960 года Альбертом Боничи (Albert Bonici) как место выступления джазовых исполнителей. Этот танцевальный зал имел форму латинской буквы «L», поэтому некоторые из зрителей не могли видеть выступление группы «Битлз» на сцене».
Ринго: «В Элджине мы дали один из самых странных концертов. Мы проделали долгий путь до самого отдаленного шотландского пригорода и выяснили, что зал, в котором мы должны были играть, напоминал по форме букву «L». Нам предстояло играть в самом дальнем конце этой буквы».
Дэвид Диллс: «Благодаря Джимми Расселу (Jimmy Russell) и всем тем, кто помнит музыкальную сцену 60-х в Элджине, я услышал много интересных историй о посетивших этот город, в том числе и о «Битлз». По словам Джимми, в начале их выступления в зале было совсем немного зрителей, но к концу вечера их стало около двухсот. По оценке лидера группы Алекса Сазерленда (Alex Sutherland) - группа «Шестерка Алекса Сазерленда» также участвовала в концерте - в зале присутствовало около 80 человек, но Джимми проверял входные билеты. Большинство зрителей были обуты в сапоги, поскольку большинство подростков пришло из близлежащих городков, но это было в нормах приличия, учитывая погодные условия».
Ринго: «Все слушатели - фермеры и другие местные жители - были в резиновых сапогах. В одном конце помещения располагался бар, а в другом были мы, и сразу становилось ясно, что привлекает пришедших больше. В те времена над нами еще смеялись, потому что мы носили кожу и приплясывали».
Джон: «В Шотландии нас принимали на «ура» - думаю, потому, что людям просто больше нечем было заняться. Гастроли приносили облегчение - приятно очутиться на новом месте. Мы задыхались от однообразия, нам было тесно».
«За свое выступление «Битлз» заработали 42 фунта-стерлинга».
Дэвид Диллс: «Джимми Рассел также рассказал мне о том, как они появились в кафе «Парк» (Park Cafe), который соседствовал с «Ботинками» (Boots) – так в обиходе называли «Две красных туфельки». После окончания концерта в Элджине, Джимми около часа провел в обществе «Битлз», пока они ели и пили кофе. Из того, что он смог вспомнить, было то, что в тот вечер одеты они были в черное, что они были доброжелательными молодыми людьми, и что у него даже в мыслях не было взять у них автограф».
Статья Алана Смита «На сессии звукозаписи с Битлз»: «В расположенной наверху диспетчерской комнате лондонской студии «И-Эм-Ай» на Сент-Джонс-Вуд отсчитываются последние секунды. Сквозь стеклопанель мне видны «Битлз», обступившие микрофон и ожидающие сигнала. В последнюю минуту менеджер звукозаписи Джордж Мартин делает несколько приготовлений на панели управления. Все было готово. Он махнул рукой, и вдруг тишина разбилась вдребезги. Парни разразились пульсирующим ритмом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), песни, которая, как они надеются, поднимет их высоко в «Первой тридцатке» после выхода в этом месяце. Поверьте, я не удивлюсь, если они запрыгнут прямо в «Первую десятку». В этой песне есть все: от завораживающей гармонии звука, что хорошо проявилось еще в песне «Люби же меня» (Love Me Do), до своеобразия мелодии, которая запоминается сразу же, как только вы ее услышите. Также, на этот раз гармоника звучит гораздо смелее. Она почти выплескивается на вас. И на фоне всего этого звучит плотный, привлекающий внимание бит, не дающий вам возможность, чтобы не встать и не начать танцевать.
«Битлз» справедливо рассматривают эту песню как наиболее коммерческую из всех тех, что они записывали до сих пор. Джон сказал мне: «Я попытался сделать ее как можно более простую. Некоторые песни, которые я написал до этого, были немного нешаблонными, но эту мы написали конкретно для хит-парада. Теперь мы держим пальцы скрещенными».
После того, как песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была записана, мы все спустились в столовую, чтобы выпить чаю во время короткого перерыва, где Джордж Мартин сказал мне следующее: «Что мне нравится в «Битлз», это их хорошее чувство юмора, ну и их талант, естественно. Работать с ними – это настоящее удовольствие, потому что они не воспринимают себя слишком серъезно, как сейчас делают многие другие группы. Вам должен быть знаком этот тип: они считают себя в музыкальном бизнесе подарком с небес. «Битлз» другие. Они способны, но когда они совершают ошибки, то могут пошутить по этому поводу. Думаю, что у них в шоубизнесе впереди длинный путь». Джордж добавил, что, по его мнению, звучание группы напоминает «Ширрэлз» (Shirelles), но в мужском исполнении (прим. — «Ширрэлз» - американская женская вокальная поп-группа конца 1950-х - начала 1960-х годов).
Может он и прав, но на мой слух они больше напоминают группу «Бродяги» (прим. - «Стив Дэй и Бродяги» (Steve Day & The Drifters) – ливерпульская группа). Какое бы ни было мнение на этот счет, все же нельзя отрицать, что их звучание совершенно отличается от любой другой британской группы. Нельзя винить Литтл Ричарда за то, что он считает их настоящим ритм-энд-блюзовым ансамблем (и он-то должен знать).

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Битлз» начали репетировать свои номера около шести часов вечера. Это было в понедельник вечером, и они были в Лондоне, чтобы принять участие в одной из этих программ «Ценитель современной музыки» (Light Programme), «Разглядеть талант» (Talent Spot). Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была записана на пленку вскоре после восьми часов вечера. После чая парни вернулись в студию, чтобы записать на сторону «Б» этой пластинки песню «Спроси меня, почему» (Ask Me Why). Это еще одна песня их собственного сочинения, и, к тому же, не пропадать же ей впустую.
По техническим причинам губная гармошка была добавлена к песне «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» уже после того, как были записаны остальные номера. Но сделано это было настолько профессионально, что ничего не скажешь, когда вы ее слушаете.
У барабанщика Ринго Стара была причина быть довольным собой после окончания этой сессии. Во время записи последней пластинки «Битлз», Джордж Мартин хотел, чтобы он исполнил на барабанах некоторые сложные эффекты. Вполне естественно, что он волновался, так как он записывался впервые, в отличие от остальных ребят, и это заняло довольно много времени. В этот раз у него была возможность играть без треволнений.
Во время сессии парни также исполнили аранжировку еще одной из своих собственных песен - «Кончик моего языка» (Tip Of My Tongue). В начале этого вечера Джордж Мартин решил использовать ее на стороне «Б» пластинки «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», но после решил, что «Спроси меня, почему» будет лучше. «Это замечательная песня», — сказал он мне, - «но нам потребуется некоторое время, чтобы дать ей новую аранжировку. Мне не очень нравится, какая она сейчас. Возможно, что мы сможем закончить ее, когда я буду в Ливерпуле. Я имею в виду запись в «Пещере» их первого долгоиграющего альбома, но, очевидно, мне нужно будет посмотреть этот клуб прежде, чем принять такое решение.
Если нам не удастся добиться там нужного звучания, то мы сможем записать их где-нибудь в другом месте Ливерпуля, или же пригласить аудиторию в лондонскую студию. Они признались мне, что перед аудиторией играют лучше». Он добавил, что на этой пластинке, предполагается, будут только композиции, написанные группой (у них их более сотни), но решение на этот счет еще не принято.
«Еще одно, что нас беспокоит, это название пластинки», - продолжил он, - «в конце концов, долгоиграющей пластинке нужно броское название, если мы хотим, чтобы она была заметна на витрине». Есть какие предложения?».

Выступление в городском зале Дингвелл (Town Hall, Dingwall).
4 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «В соответствии с ежегодным обзором самых успешных событий, опубликованных в «Новом музыкальном экспрессе», успех «Битлз» в списке популярности с песней «Люби же меня» (Love Me Do) позволил им занять 111 место».
Ринго: «Мы нигде не задерживались. Если в четверг мы выступали в Элджине, то в пятницу надо было играть уже в Портсмуте, вот мы и ехали туда. В те дни скоростных шоссе было мало, поэтому мы часами пилили по трассе А5. Иногда выдавались такие туманные вечера, что мы проезжали за час всего одну милю, но все равно не останавливались. Помню, однажды ночью холод стоял собачий, мы втроем на заднем сиденье лежали друг на друге с бутылкой виски. Тому, кто оказывался сверху, становилось так холодно, что у него начиналось переохлаждение, и он перемещался вниз. Так мы согревали друг друга, потягивая виски и двигаясь в сторону дома».
Пол: «Хороший образ! Слава обычно представляется людям как волшебство, а мы замерзали, лежа буквально друг на друге, как «битлз-сандвич».
Джордж: «В фургоне мы всегда веселились - затевали возню, но случались и досадные происшествия. Однажды я попал в аварию. Мы ехали через Пеннинские горы. Дороги обледенели, а я вел машину довольно быстро. И вот проезжаем через какое-то место - как потом выяснилось, через Гул в Йоркшире. Все было прекрасно, пока я не стал делать правый поворот. Он оказался круче, чем я ожидал, нас занесло на обочину, а потом потащило вниз по откосу. Фургон накренился, съезжая по насыпи, у подножия которой начиналась ограда завода Бертона - проволочная сетка с бетонными столбиками.
Мы проскакали по ухабам, сбивая эти столбики, и, наконец остановились, а Нил, сидящий на переднем сиденье рядом со мной, взвыл: «Моя рука!» От тряски сорвало крышку с топливного бака, бензин вытекал. Мы выскочили и принялись запихивать в отверстие майки и тряпье, чтобы остановить утечку бензина.
А когда мы начали выталкивать фургон обратно на дорогу, вдруг как гром среди ясного неба послышалось: «Ну-ка, ну-ка, что это здесь такое?» Это был полицейский, который оштрафовал нас. Месяца через два меня вызвали в суд, Брайен пошел со мной, чтобы оказать моральную поддержку. (Он всегда заступался за своих ребят.) Кажется, меня на три месяца лишили водительских прав».
Ринго: «А вот еще один памятный случай, связанный с фургоном, - это когда Джорджу и Полу вздумалось вести машину вдвоем; Джордж уселся на водительское место, а ключи оказались у Пола. Ни тот ни другой не желал уступать, и мы не могли тронуться с места и простояли на месте два часа. На гастролях напряжение иногда становится слишком сильным, и начинаешь придавать огромное значение даже ничтожным мелочам, а это была не такая уж и мелочь».
Джордж: «Как группа мы были крепко спаяны - это единственное, что можно твердо сказать о нас. Мы на самом деле были друзьями. Между собой мы могли спорить до хрипоты, но были очень и очень близки и в присутствии других людей, да и в других ситуациях, всегда держались вместе. Если мы и спорили, то по такому поводу, как места в машине - кто поедет на свободном месте? - потому что кому-нибудь всегда приходилось сидеть на кожухе колеса или на полу всю дорогу до Шотландии или еще куда-нибудь. Мы злились друг на друга, толкались, спорили: «Теперь моя очередь сидеть впереди!»
Пол: «В машине мы часто смеялись, иногда просто перечисляя альбомы, болтая обо всякой всячине, о девчонках, о музыке других групп. Серьезных разговоров я что-то не припомню. Но смеялись мы много».
Ринго: «Во время тех гастролей мы как-то остановились в одном из пансионов. До нас дошли слухи, что раньше там ночевал горбун, и все мы боялись, что кому-то придется спать в его кровати. Джордж и Джон предлагали поискать другое место, но мы с Полом решили попытать удачу, надеясь, что кровать горбуна нам не достанется. Мы часто останавливались в маленьких гостиницах (в отелях мы начали бывать только с середины 1963 года). Когда мы приезжали в Лондон, то жили на Рассел-Сквер.
Мы занимали обычно две двухместные комнаты. Поначалу моим соседом по комнате чаще всего бывал Пол, потому что меня считали новичком, никто не знал, какие у меня привычки, ребята не знали, храплю ли я, пахнет ли плохо от моих ног. А может, это были их особенности - они-то прекрасно знали друг друга. Вместе они провели почти всю жизнь, а я только начинал привыкать к ним».
Джордж: «Когда во время гастролей мы останавливались в гостиницах - уже после ухода Пита Беста, - я чаще всего ночевал в одной комнате с Джоном, потому что это я настоял, чтобы Ринго приняли в группу. Я думал, будет лучше, если Ринго разделит комнату не со мной, а с кем-нибудь из них, - так он быстрее вольется в группу».
Бэрри Майлз: «В этот день «Битлз» выступали в городском зале шотландского города Дингвелл (Town Hall, Dingwall, Ross and Cromarty, Scotland)».
Дэвид Диллс (журналист): «В этот вечер группа «Битлз» выступала в городском зале Дингвелла, совместно с группой «Драмбитс» (Drumbeats). Группа «Битлз» остановилась в отеле «Националь» (National Hotel), и со слов работников бара (Commercial Bar), перед выступлением они зашли в бар выпить пива, и оставили свои автографы на стене. Сейчас стены закрыты деревянными панелями, и, кто знает, может быть эти автографы все еще там? По многочисленным свидетельствам, на этих танцах было очень мало пристутствующих, от 8 до 20 человек».
Дэн Маккензи (группа «Драмбитс»): «Только двадцать два человека пришли посмотреть и послушать «Битлз».
Маргарет Паттерсон (очевидица): «В общей сложности было 19 человек».
Питер Симонелли (очевидец): «Там было около тридцати человек».
Пэт Маклеод (очевидица): «Когда я примерно в десять часов пришла на танцы, то там, в этом большом зале, было всего около восьми человек. На сцене они [«Битлз»] мне не понравились, но, как ни странно, на следующий день, услышав их на радио, я пошла и купила одну из их пластинок. В тот вечер, побыв некоторое время на этих танцах, я пошла на автобус, чтобы отправиться на другие танцы в Стратпеффере».
Ян Маккензи (очевидец): «Я был на танцах в Дингвелле, когда там выступали «Битлз». Танцы закончились рано, потому что пришло не очень много людей. Я был со своей сестрой Шиной, и мы, в конечном итоге, как и большинство других людей, закончили вечер в Страте [Стратпеффере]».
Дэвид Диллс (журналист): «Всего в нескольких милях в Стратпеффере собралась большая толпа в 1200 человек, чтобы послушать местных кумиров, скиффл-группу «Милотонз» (Melotones)».
Оливия Лиис (очевидица): «Мой отец [Джимми Стюат - лидер группы «Милотонз»] сказал мне, что маршрутка до Страта [Стратпеффера] заполнена, поэтому я пошла в городской зал. Меня это не очень обеспокоило, поскольку «Милотонз» постоянно выступали в окрестностях нашего дома и играли у нас в гостиной. Помню, что «Битлз» прибыли поздно, и когда они один за другим вышли на сцену, то были одеты в кожаные тужурки до колен, длинные шарфы – у одного конец тащился по земле, и остроносые ботинки. Все над ними смеялись. Но они были великолепны – болтали с аудиторией между песнями».
Дэн Маккензи (группа «Драмбитс»): «Во время нашего перерыва, когда мы находились в дальнем конце зала, тот человек, что пригласил их на выступление, обернулся и спросил: «Ну и что вы думаете по поводу этих выступающих?». Я ответил, что они очень громкие, и очень молодые – голосистые». «Голосистые», - произнес он. – «Да они поток никудышности! Пока я жив, никогда больше не приглашу их!».
Билли Шанкс (очевидец): «Те, кто пришел на «Битлз» посчитали, что их музыка ерундовая, и поэтому отправились в Стратпеффер, слушать местную группу [«Милотонз»]. Братья Уилсон, составляющие группу, в то время были большой величиной. Говорят, что потом «Битлз» закруглились и отправились в Стратпеффер, чтобы послушать «Милотонз». Я тоже заглянул в городской зал, но решил, что лучше послушаю «Милотонз». К сожалению для «Битлз», то же самое сделала большая часть города».
Маргарет Паттерсон (очевидица): «Танцы закончились примерно в 11 часов вечера. «Битлз» спросили у меня, не подписать ли рекламный плакат. Я ответила утвердительно, но даже не знаю дальнейшую его судьбу. Не уверена, приносила ли вообще я его домой. Танцы закончились рано, и они решили, что Дингвелл - это просто крошечный безжизненный городок. Потом я сказала, что поехала в Страт [Стратпеффер]. Двое из них, не помню, кто именно, пошли со мной на автобус, а оставшиеся двое сели в автофургон».
Джеки Камерон (очевидец): «Я зашел в городской зал примерно в 12-30 ночи, и там было почти безлюдно. Я поговорил со сторожем Дотом Макдональдом, и он сказал, что «Жуки» (Beetles) – хорошая группа».

Выступление в зале «Взморье», Абердин (Beach Ballroom, Aberdeen).
6 января 1963 г.

Энди Лотиан (Andi Lothian, один из организаторов выступления): «Услышав «Битлз» во время их выступления в Бридж оф Аллане 5 января, на следующее утро я позвонил [промоутеру] Альберту [Боничи] и предложил заключить с Брайеном Эпстайном новый контракт на их выступления, когда они вернутся в Лондон».
Альберт Боничи: «В понедельник [6 января 1963] я приехал на станцию Абердина, где меня подобрал мой помощник Гордон Харди. Как обычно, мы пошли в ресторан «Чивас» на Юнион-Стрит, но в этот раз официантки в зале шумно переспрашивали: «Кто такие эти Битлз?» По-видимому, днем ранее группа посетила этот ресторан и произвела большое впечатление».
Ринго: «Когда мы возвращались с концертов, в маленьких гостиницах чаще всего было невозможно найти хоть что-нибудь перекусить. Нам приходилось просить, чтобы нам сделали хотя бы сэндвич, - и это в четыре часа утра! Нам говорили: «Знаете, здесь у нас Алма Коган, а она не любит шума. Ужин закончился в восемь часов». Мы отвечали: «Послушайте, мы с концерта, нам надо что-нибудь перехватить. Не могли бы вы открыть бар или еще что-нибудь?» - «Нет, сэр, открыть бар мы не можем. Так у нас не полагается - вы не в Лондоне». Ночной персонал - это что-то ужасное, вот бедолаги. На следующее утро Нил будил нас, и благодаря ему мы приезжали на концерт вовремя, чтобы успеть проверить свет и звук. Настоящий администратор».

Альберт Боничи: «Не знаю, их [«Битлз»] личности, или же синие деловые костюмы и плащи, на которых было вышито название «Битл», но они произвели впечатление на этих девушек [в ресторане], а это произвело впечатление на меня».
Дэвид Диллс (журналист): «После этого первого турне «Битлз» в Шотландии промоутер Альберт Боничи через лондонского промоутера и своего друга Джека Фэллона (Jack Fallon), свяжется с Брайеном Эпстайном, и 9 февраля встретится с ним. Боничи прилетит из Абердина в Лондон и встретится с Эпстайном в его офисе. Вместе с ним [Боничи] будет молодой промоутер Энди Лотиан младший».
«Реакция публики на выступление «Битлз» была неоднозначной. По свидетельству очевидцев во время концерта группа была освистана».
Джерри Скэнлон (Gerry Scanlon): «У них по-прежнему было много шероховатостей, а звуковая система была несовершенной, поэтому реакция публики была несколько неоднозначной, но про них можно было сказать, что в них было много энергии. Большинство из песен, которые они исполняли, были написаны другими людьми, такими как Чак Бери. Но я все еще доволен тем, что был там».
Изабель Хендерсон (Isobel Henderson, очевидица): «В январе 1963 мы с подругой, как обычно, отправились на «Концерт в воскресный вечер», проходивший в танцевальном зале «Взморье». Мой двоюродный брат приехал в Абердин из Канады в гости. Он представился менеджеру танцзала «Взморье» как ди-джей из Канады, и его пригласили познакомиться с «Битлз», ну и нас с подругой пригласили тоже. Если бы мы знали, что эти четверо молодых людей, сидящих за кулисами за чаем и кофе, достигнут таких высот, то мы уделили бы им гораздо больше внимания».
«За свое выступление «Битлз» получили 45 фунтов-стерлингов, и они больше никогда не приезжали в Абердин».

Выступление в зале Грэфтона, Ливерпуль (Grafton Rooms, Liverpool).
10 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале Грэфтона, Ливерпуль (Grafton Rooms, Liverpool). На афише «Битлз» возглавляли список из пяти исполнителей».
Марк Льюиссон: «100 билетов были украдены до начала концерта, но так как они были пронумерованы, то были признаны недействительными».
Джон С. Винн (multiplusbooks.com): «В прессе этот концерт освещали Винсент Малкроун (Vincent Mulchrone) из «Дейли Мейл» и Морин Клив (Maureen Cleave) из «Ивнинг Стандарт».
Морин Клив: «Впервые я встретилась с «Битлз» в 1963. К этому меня подтолкнула подруга по «Оксфорду», приехавшая из Ливерпуля, журналистка Джиллиан Рейнольдс (Gillian Reynolds). «Их появление вызвало неистовство», - сказала она. – «Выглядят они потрепанно и развратно в самом хорошем смысле». В лондонской «Ивнинг Стандарт» я вела колонку под названием – о, ужас! – «Disc Date».
Филипп Норман: «В январе Морин Клив отправилась в Ливерпуль за интервью для своей газеты. В поезде она встретила Винсента Малкроуна, известного автора из «Дэйли Мейл», который ехал в Ливерпуль с той же целью. Брайен показал Морин Клив и Малкроуну очереди, которые, как обычно, выстроились за два часа до открытия».
Выдержка из статьи Морин Клив (2 февраля 1963): «Верхняя губа Джона Леннона сокрушительно брутально-великолепна. Джордж Харрисон симпатичен, привередлив и непричесан. У Пола Маккартни круглое детское личико, в то время как у Ринго Старра некрасивое, но милое. Их внешность побуждает к маниакальному возбуждению. Они выглядят уставшими и порочными в самом хорошем смысле».
Морин Клив: «Битлы заставляли меня безостановочно смеяться, как я смеялась в детстве, читая книжки про простака Уильяма. Их остроумие не имело предела - особенно Джона Леннона. В них была одна чудесная черта - ее не назовешь невинностью, но для них все было в новинку. Они по¬знавали мир и пытались его осмыслить».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Йен Макдональд (журналист): «Компания «Кэпитол Рекордз» - американский филиал «И-Эм-Ай», отказалась выпускать песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
Алан Ливингстон (глава «Кэпитол Рекордз»): «Ответственный работник, который отслеживал появляющиеся на рынке новые записи, продюсер по репертуару Дейв Дэкстер сказал мне, что «Битлз» не вызывают у него интереса. Он зашел и зсказал: «Это всего-лишь группа обросших парней, которые ничего собой не представляют, забудьте о них». В «Эр-Си-Эй» их отвергли, в «Си-Би-Эс» их отвергли и в «Декка» их отвергли. О них никто и не вспоминал больше. И я их никогда не слышал. Они были английской группой, а английские пластинки не продавались. Поэтому я не обратил на них своего внимания».
Йен Макдональд (журналист): «Часть проблемы заключалась в технической стороне самой записи: хоть и записанная белой группой, для американцев песня была все-таки слишком сыра и груба на слух. Другая трудность заключалась в словах, которые были широко истолкованы как проповедь фелляции. В связи с этим отказом, Эпстайн быстро лицензировал права на издания песни чикагскому лейблу «Ви-Джей (Vee Jay), который выпустит песню в феврале 1963 года».

Брюс Спайзер (журналист): «Компания «Ви-Джей» была чикагским независимым лйблом, специализировавшемся на музыке «ритм-энд-блюз» и госпел. 10 января 1963 «Ви-Джей» заключила лицензионное соглашение на пять лет с «Трансглобал Мьюзик» (Transglobal Music Co.), американской корпорацией, контролируемой «И-Эм-Ай», на выпуск в Америке песен «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why). Соглашение также давало компании «Ви-Джей» право первого выбора на все записи «Битлз», принадлежащих «И-Эм-Ай», на все время действия пятилетнего контракта».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 11 ноября 2015 в 15:52)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
В Великобритании выходит сингл Please Please Me / Ask Me Why, Parlophone 45-R 4983.
11 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «В Великобритании вышел в свет сингл с песнями «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why), Parlophone 45-R 4983. «Новый Музыкальный Экспресс» (New Musical Express) - ведущая газета страны, освещающая новости поп-музыки, дала благожелательный отзыв о пластинке. В частности ди-джей Кейт Фордайс (Keith Fordyce) написал следующее: «На данный момент я не могу представить какую-нибудь другую группу, записывающуюся в таком же стиле. Нисколько не удивлюсь увидеть вторжение «Битлз» в списки популярности».
«Этот второй сингл группы стал первым, достигшим верхней строчки в хит-параде. В «Новом Музыкальном Экспрессе» и в «Мелодии Мейкер» песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» достигла первой строчки в хит-параде, в других изданиях поднялось только до второй позиции. Независимо от того, какое место заняла пластинка в тех или иных изданиях, выход песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» был ключевым событием в карьере «Битлз». Они надежно закрепились в высшей лиге. Хотя до битломании было еще достаточно далеко, это обеспечило им узнаваемое название и возможность записать на «И-Эм-Ай» долгоиграющую пластинку».
Билл Харри: «Рок-н-ролл начал свою жизнь и тинейджеры знали, что это их музыка. Битлы были их, «Пещера» была их, «Мерси Бит» был их, и все рок-группы тоже были их. И они чувствовали огромную любовь, потому что то, что мы создали, получило признание, и все были в восторге, ощущая ветер перемен».
Джулия Бэрд (сетра Джона): «Уже тогда мы знали, что они станут великими, но не знали, что значит быть великими».
Тони Шеридан: «Мы никогда не думали, что они пробъются, даже после их первых удачных выступлений. «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» и «Люби же меня» (Love Me Do) казались нам дурацкими и заурядными вещицами».
Род Дэвис: «Никогда не думаешь, что твои приятели станут звездами. Забавно было видеть, как они, с их острым чувством юмора поднимаются с самых низов, где крутятся типы, вроде Гарольда Вильсона и прочая мелкота с их дешевыми примочками. Это было забавно и круто».
Берил Адамс (секретарь Брайена): «Меня потрясло, что они так быстро выросли. Ведь в самом начале это была всего лишь одна из групп с Мерсисайда».
Тони Шеридан: «Я считал, они выдохлись, сделали все, что смогли. Продали свои чертовы души».
Лен Гарри (участник группы «Кворримен»): «Эпоха зависти».
Мэри Досталь (бас-гитаристка группы «Ливербердз»): «Тогда в Ливерпуле все ими гордились».
Берил Адамс: «Для меня 60-е годы были замечательным временем, потому что оно не было похоже ни на что другое. Я думаю, что такое никогда не повторится. Это было время удивительного движения, восхитительное время. И мне кажется, что тинейджерам 60-х просто повезло».
Колин Хантон (участник группы «Кворримен»): «Это было нечто! Удивительное время».
Бэрри Майлз: «Дневное выступление в клубе «Пещера» совместно с группой «Большой Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor & The Dominoes)».
«Это было первое в 1963 году выступление группы в клубе «Пещера». Последнее состоится 3 августа 1963».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Плаза», Олд Хилл (Plaza Ballroom, Old Hill, Staffordshire)».
«Танцевальный зал «Плаза» был авторитетной концертной площадкой в Уэст-Мидлендс. Ранее в этом здании размещался кинотеатр, а в конце 1950-х он стал танцевальным залом. «Битлз» вернутся в этот зал 5 июля 1963. Организатором выступления была промоутер Мэри «Ма» Ригэн (Mary ‘Ma’ Regan)».
«После выступления в «Плазе» группа должна была дать концерт в танцевальном зале «Ритц» в Бирмингеме (Ritz Ballroom, King’s Heath, Birmingham). Однако из-за плохих погодных условий и метели они не смогли преодолеть 11 миль пути. Поэтому концерт в Бирмингеме был перенесен на 15 февраля».

birminghammusicarchive.com: «Танцевальный зал «Плаза» был одной из четырех концертных площадок, которыми заправляла легендарная супружеская пара из Ирландии – мистер и миссис Ригэн. В прошлом учительница, Мэри «Ма» Ригэн была скромной, но крепкой женщиной. Во время Второй мировой войны она была учителем в женских классах Уорикшира. Затем открыла чайный магазин в пригороде Бирмингема и поставляла чай на танцевальные мероприятия. Это и привело ее к танцевальным залам. Супруги начали с малого, но дело оказалось успешным».
Боб Бейли (водитель, развозивший группы): «Когда «Битлз» здесь выступали, то им негде было остановиться, поэтому «Ма» разместила их у себя дома на Вудборн-Роуд, в Эдгбэстоне (Woodbourne Road, Edgbaston). Она приготовила им курицу».

Выступление на телевидении Thank Your Lucky Stars, Alpha TV Studios, Birmingham.
13 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Телестудия «Альфа», Бирмингем (Alpha TV Studios, Birmingham). Выступление на телевидении «Эй-Би-Си» в программе «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars). Под фонограмму группа исполнила песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
«Это было наиболее важное появление на телевидении. Телестудия «Альфа» в Бирмингеме впоследствии стала более известна как студия «Эй-Ти-Ви» (ATV Studios). Программа «Благодари свои счастливые звезды» готовилась для сети «Ай-Ти-Ви».
Студия «Альфа» принадлежала двум телеканалам – «Эй-Би-Си» и «Эй-Ти-Ви». В будние дни программы транслировались на центральную часть страны, а по выходным дням в Лондоне. Программа «Благодари свои счастливые звезды» была ответом «Ай-Ти-Ви» на «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury) от «Би-Би-Си». Программа появилась в апреле 1961 г. и в ней были представлены многие из самых популярных исполнителей того времени. Как правило, музыканты выступали под фонограмму перед аудиторией, сидящей полукругом.
«Битлз» были на самой нижней строчке афиши, на которой было представлено семь исполнителей. Была исполнена всего одна песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Выступление будет передано в эфире в субботу 19 января, в конце первой части программы, непосредственно перед рекламной паузой.
В те дни программа «Благодари свои счастливые звезды» была чрезвычайно популярна, и для «Битлз» появиться в ней было грандиозным успехом. Этим они были обязаны Дику Джеймсу.
Тони Бэрроу: «Сингл вышел 11 января 1963 года и стал первой записью группы, которая получила выгоду от основательной рекламы по радио и региональному телевидению. Честь начала рекламы с помощью телевидения принадлежит Дику Джеймсу, добившемуся выдающейся благосклонности от продюсера транслируемой на всю страну «Ай-Ти-Ви» «Благодарите ваши счастливые звёзды», ведущее телевизионное поп-шоу в те «Лучшее из поп-музыки» дни».
Филипп Норманн (журналист): «Брайен Мэттью, ведущий программ «Благодари свои счастливые звезды» и «Субботний клуб» (на радио), а также наиболее авторитетный комментатор поп-музыки в Англии, завершил акколаду (обряд посвящения в рыцари), назвав их «музыкально и визуально наиболее совершенной группой, появившейся после группы «Тени».
Стивен Дэйвис (журналист): «Во время этой записи Брайен Эпстайн познакомился с Эндрью Олдхэмом (Andrew Oldham). Эндрю Олдхэм родился в Хэмпстэде в 1944 году. Его отцом был голландский летчик, погибший во время Второй мировой войны, а матерью - английская девушка из состоятельной семьи, не состоявшая в браке с его отцом. Эндрю выгоняли из всех престижных школ за вымогательство, воровство и ношение «не¬правильных» брюк. В четырнадцать лет он начал слоняться по улицам Сохо, пытаясь жить жизнью, изображенной драматургом Вольфом Манковицем в постановке «Экспрессо Бонго», посмотреть которую его однажды сводила мать (ее главным персонажем был поп-менеджер Пол Скофилд в исполнении Лоуренса Харви). Он был юным английским «мега-фарцовщиком шестидесятых», имел пристрастие к модной одежде и американской музыке, всему яркому и кричащему. Высокий, светловолосый, нахальный, он уговорил Мэри Куант взять его к себе, подрабатывал по ночам официантом в клубе «Фламинго» и даже выпустил пару синглов, прежде чем начал выполнять мелкие заказы в сфере рекламы. Одним из его первых клиентов был Дон Арден, устроитель рок-н-ролльных шоу. Арден якобы уволил Эндрю после того, как тот с гордостью продемонстрировал репортерам изрезанные ножами и пропитанные мочой сиденья, оставленные поклонницами после одного из шоу».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Эндрю Олдхэм: «В конце концов я стал пресс-агентом у Марка Винтера (прим. – одного из участников этой программы), идола подростковой аудитории. Одной из моих обязанностей по отношению к господину Винтеру было сопровождение его в Бирмингем на съемки самой популярной на тот день прграммы «Благодари свои счастливые звезды» на телеканале «Эй-Би-Си». Наблюдая из-за кулис, я очаровался этой группой – «Битлз» - исполнявших на национальном телевидении свой новый релиз и второй сингл, песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Для меня это было явлением в поп-музыке.
Внешне они не отличались от других исполнителей. Все носили костюмы и галстуки, но они выделялись поведением, грубоватым, живым и честным, когда пели под фонограмму своего сингла. Их звучание было узнаваемым, но это было не просто копирование американской музыки, которая нам всем нравилась. Они подняли ее на другой уровень и вернули в рок-н-ролл чувство радости, свойственное пятидесятникам.
Я подошел к Джону Леннону, и поинтересовался, кто у них был менеджером. Он указал пальцем в направлении человека элегантного вида, стоящего в зале. Брайен Эпстайн, излучающий успех и надменность в своем дорогом пальто и узорчатом кашне. Безусловно, он был человек одержимый, человек с жизненной целью, и я хотел войти в это дело. Мы оценили друг друга и прошли эти тесты».

Выступление в зале Виррел (Civic Hall, Ellesmere Port, Wirral).
14 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в общественном зале Виррел (Civic Hall, Ellesmere Port, Wirral, Cheshire) для Вулверхэмской Благотворительной танцевальной ассоциации (Wolverham Welfare Association Dance)».
«Чтобы увидеть «Битлз», в этот общественный зал в Элсмир Порте (Ellesmere Port) набилось 700 человек – аншлаг на местном уровне. Это было единственное выступление группы на данной концертной площадке. Хотя она и располагалась в крупном индустриальном районе Мерсисайда и находилась всего в 19 милях от Ливерпуля, больше они там не выступали».
Ли Лакс (очевидица): «Мне только что исполнилось 15 лет, и я никогда не была на концертах (в те дни - на танцах). Моя подруга Анджела пригласила меня в общественный зал Элсмир Порта, чтобы принять участие в сборе средств для карнавала королевы. «Там будет потрясающая новая группа из Ливерпуля», - сказала она мне. По такому случаю я оделась во все лучшее – прямая юбка, дерзко короткая, и очень строгая белая блузка с высоким воротником.
Атмосфера была удивительной, а выступление - электризующее. Концерт закончился, мы ждали маму Анджелы, которая должна была отвезти нас домой, как вдруг нас окликнули: «Вы можете пройти за кулисы, если хотите…». Вот это да! Мы сильно возбуждены и немного нервничаем, но все проходит, как только мы заходим в раздевалку. Четыре жизнерадостных, шумных парня подкалывают друг друга и пишут на зеркалах. Не имело значения, кто именно, они все были дружелюбны, общительны и необузданны».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Денис Миншалл (очевидец): «Мой брат был клавишником в группе «Трио Уитби Вард» (Whitby Ward Trio). Его группа в качестве поддерживающей играла на том концерте «Битлз». Я находился за кулисами, мне было всего пять лет, поэтому для меня все это было очень скучно. Моего брата зовут Роджер Пэрротт».
Патрисия Гринхал (очевидица): «Я и моя подруга Барбара Диксон имеем отношение к их выступлению в общественном зале Элсмир Порта. Мы, на самом деле, хорошо знали этих парней по клубу «Пещера», поэтому мы связались с менеджером общественного зала, и попросили его пригласить их на выступление. Перед выходом на сцену Пол подошел и пригласил нас к ним за кулисы. Они даже предложили сыграть на моем двадцатиоднолетии, но я отказалась, потому что собиралась его справить дома у моего брата в Блэконе. Концерт был действительно хороший».

Выступление на телевидении People And Places, Granada TV Centre, Manchester / Here We Go, Playhouse Theatre, Manchester.
16 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Телецентр «Гранада», Манчестер (Granada TV Centre, Manchester). Репетиции перед выступлением в прямом эфире в программе «Люди и места» (People And Places), трансляция которой состоится позже в этот же день».
«В 3 часа дня они начали репетицию в студии 4 комплекса «Гранада» на Квей-Стрит (Granada, Quay Street, Manchester). Через час они покинули студию, чтобы провести вторую репетицию в Драматическом театре Манчестера (Playhouse Theatre, Manchester). В 16.30 группа прибыла в Драматический театр».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Драматический театр, Манчестер (Playhouse Theatre, Manchester). Репетиция перед выступлением на радио «Би-Би-Си» в программе «Поехали» (Here We Go)».
«С 16.30 до 17.30 группа репетирует в Драматическом театре. В 18.35 они вернулись в «Гранаду», чтобы выступить в прямом эфире в программе «Люди и места».
Бэрри Майлз: «Телецентр «Гранада», Манчестер. Исполнение под фонограмму песен «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why) в прямом эфире».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«С 18.35 до 19.00 группа выступает в прямом эфире в телецентре «Гранада». В 20.45 они возвращаются в Драматический театр».
Бэрри Майлз: «Драматический театр, Манчестер. Запись своей части в программе «Поехали», для которой они исполнили песни «Цепи» (Chains), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Три крутых парня» (Three Cool Cats) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why). Во время подготовки программы к трансляции песня «Три крутых парня» была вырезана».
«Запись в Драматическом театре закончилась в 21.30. Трансляция состоится 25 января».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Запись на радио - Radio Luxembourg, The Friday Spectacular, EMI House, London.
21 января 1963 г. (понедельник)

Энди Бабюк: «Из-за все более напряженного графика и постоянно увеличивающегося количества оборудования, группа стала нуждаться в ком-то еще, кто мог бы помогать им в погрузке-выгрузке аппаратуры во время концертов и гастролей. Нагрузка на Нила Аспинала, выполняющего роль дорожного менеджера, становилась все более напряженной.
В середине января Аспинал заболел, и был не в состоянии везти «Битлз» в Лондон на запланированное радиовыступление. К счастью в «Пещере» Аспинал столкнулся со своим другом Мэлом Эвансом. Аспинал спросил Эванса, мог ли он отвезти парней в Лондон и обратно. Эванс согласился».
Из дневника Мэла Эванса: «Примерно в 10.45 забрал Джорджа, затем Джона, Пола и Ринго. В Уитчерче (Whitchurch) Джордж оплатил мне обед и вел машину около 20 миль до трассы М1. Единственное желание – более хорошие фары для автофургона, а в остальном прекрасная поездка, более лучшей компании и не пожелать. Они [«Битлз»] сразу же позволили мне чувствовать себя с ними как дома. Через 70-75 миль по М1 въехали в Лондон через Финчли. Ребята, кажется, знали дорогу и довели нас до самых дверей корпуса «И-Эм-Ай». Там мы встретили Кенни Линча, Джесс Конрада и Кэрол Дини, все славные люди.
Бэрри Майлз: «Административный корпус «И-Эм-Ай» (EMI House, London). Запись для радиостанции «Люксембург» (Radio Luxembourg) в программе «Концерт звезд по пятницам» (The Friday Spectacular). Ведущие программы Шэу Тейлор (Shaw Taylor) и Мюриель Янг (Muriel Young). Запись проходила в присутствии аудитории из ста подростков. «Битлз» дали интервью и исполнили песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why).
«Программа транслировалась в прямом эфире на радио «Люксембург».
Джулия Бэрд (сестра Джона): «Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» была для нас чем-то запредельным, понимаете? Помню, как мы слушали радио «Люксембург» и радио «Кэролайн». Настраиваешься на нужную волну, а к десяти вечера сплошной треск и шипение. Наконец в эфире «Пожалуйста, доставь мне удовольствие». Джон предупредил, что ее прокрутят на радио «Люксембург». А в конце Джимми и говорит: «Надеюсь, что кому-нибудь понравилось». Но потом он уже не говорил о «Битлз» в таком тоне».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 12 ноября 2015 в 09:05)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Запись на радио - Pop Inn, BBC Paris Studio, London / Saturday Club, Playhouse Theatre / Talent Spot, BBC Paris Studio.
22 января 1963 г.

«В этот день группа «Джерри и Лидеры» (Gerry and the Pacemakers) под управлением Джорджа Мартина записывает отвергнутую группой «Битлз» песню «Как ты это делаешь?» (How Do You Do It?)».
Бэрри Майлз: «В Лондоне, в Парижской студии Би-Би-Си (BBC Paris Studio, London), с целью продвижения своего нового сингла «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Битлз» дают радиоинтервью в прямом эфире в программе «Отель популярной музыки» (Pop Inn)».
«Передача транслировалась в прямом эфире с 13.00 до 13.45 в рамках программы «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme). Также в передаче принимали участие Джоан Риген (Joan Regan), Джон Пертви (Jon Pertwee) и Шейн Фентон (Shane Fenton)».
Из дневника Мэла Эванса: «Ребята отправились по магазинам. Пол с Джорджем купили себе брюки. Джордж на Риджент-Стрит рубашку. Это было до записи «Суб. Клуба» и мы потеряли их из виду на некоторое время».
Бэрри Майлз: «Репетиция (с 14.30) и запись (с 16.00 до 17.00) в лондонском театре «Плейхаус» (Playhouse Theatre) для популярной программы «Субботний клуб» (Saturday Club) радиостанции «Би-Би-Си». Это было их первое появление в программе Брайана Мэттью (Brian Matthew)».
Пол: «Мы стали знаменитыми не за одну ночь. Все началось в пабах, потом мы стали участвовать в конкурсах талантов и, наконец, попали в клубы для рабочих. Мы играли в гамбургских клубах, потом в городских залах и ночных клубах и, наконец, в дансингах. На дансингах собиралось до двух тысяч человек, поэтому после выступлений о нашем существовании узнавали многие. Следующим этапом были театры. Брайен провел нас по всем этим ступеням.
Когда наше название начали печатать первым на афишах, мы вдруг поняли, что многого добились. Следующей ступенью было радио. Взобраться на нее было уже легче: мы покорили клубы «Индра», «Пещера», постепенно приобрели известность. Что дальше? Радио!
Мы хотели выступить в передаче Брайана Мэттью «Субботний клуб». Эта радиопередача пользовалась шумной известностью, мне нравилось слушать ее, просыпаясь после целой недели учебы в школе и валяясь в постели. Возле моей кровати стоял радиоприемник, я лежал и слушал его почти до одиннадцати часов. Приятнее всего валяться в постели, когда ты еще подросток. Так здорово проснуться, включить радио и целый час слушать «Субботний клуб»! Поэтому мы стремились выступить в этой передаче, мы знали, что нас услышит множество людей».
Бэрри Майлз: «Группа записала следующие песни: «Другой парень» (Some Other Guy), «Люби же меня» (Love Me Do), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Убери руки от моей крошки» (Keep Your Hands Off My Baby) и «Спящая красавица» (Beautiful Dreamer)».
Песню «Убери руки от моей крошки» написали Джерри Гоффин и его жена Кэрол Кинг. Наиболее известная версия песни принадлежит американской исполнительнице Эве Бойд - её версия вышла в виде сингла в 1962 году и достигла двенадцатой позиции в чартах «Биллборд». Песня «Спящая красавица» была написана Стивеном Фостером и вышла после его смерти в 1864 г. Вариант этой песни в исполнении «Битлз» основан на версии Джерри Гоффина и Джека Келлера, исполненной в 1962 году Тони Орландом.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Эта двухчасовая программа будет транслироваться 26 января в 10 часов утра».
Стюарт Ливер (2012 г.): «После того, как они исполнили песню «Другой парень», Брайан Мэттью сказал, что она прозвучала по просьбе некоего Майка от имени мисс Элейн Макгеррити, проживающей в Биркенхэде на Мендип-Роуд. Я записывал все эти программы, и меня всегда интересовало, кто такая Элейн Макгеррити и какие у нее были отношения с Майком. Эта программа была записана мною [с эфира] 26 января 1963».
Из интервью с Питером Филлипсом, внуком Перси Филлипса (Percy Phillips) в 2010 (прим. - 12 июля 1958 группа «Кворримен» записала свою первую полупрофессиональную пластинку в домашней студии Перси Филлипса):
Питер Филлипс: Он [Перси], безусловно, записал и другие пластинки для Брайена Эпстайна и «Битлз». Одну из них мы обнаружили в 1977 в коробке. Он вполне мог записать и еще, а затем уничтожить.
Корреспондент: На самом деле?
Питер Филлипс: Да. Брайен Эпстайн был постоянным посетителем музыкального магазина [Перси], и хорошо знал дедушку. Конечно, у Брайена тоже был свой музыкальный магазин «НЕМС» в центре города. Он торговал всеми самыми популярными мелодиями тех дней, долгоиграющими пластинками и сборниками нот, но он заходил в музыкальный магазин деда, чтобы послушать некоторые из штучных пластинок, которые дед получал из Штатов. Они сидели в магазине, разговаривали и слушали мелодии ритм-энд-блюз и кантри. Также Брайен попросил дедушку записать на пластинки многие из первых выступлений «Битлз» на радио, что он и делал. Одну из таких пластинок мы и обнаружили в 1977.
Корреспондент: Что было записано на пластинке?
Питер Филлипс: Это была семидюймовая ацетатная пластинка на 45 оборотов с песнями «Другой парень», «Спящая красавица» и «Убери руки от моей крошки», записанные с программы «Субботний клуб Би-Би-Си» в 1963.
Корреспондент: И какова дальнейшая судьба этой пластинки?
Питер Филлипс: Она оставалась лежать в коробке до 1990, когда мы продали ее в Лондоне на аукционе «Сотбис». Она была продана вместе с оставшимся оборудованием той студии.
Билл Харри: «В начале 1963 года издатель Шон О’Махони (Sean O’Mahony), который до этого уже издавал журнал «Бит инструментал» (Beat Instrumental), посвященный музыкальной сцене, услышал песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), и обратился к Брайену Эпстайну с предложением основать журнал посвященный «Битлз». Эпстайн и группа приняли предложение».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джонни Дин (редактор журнала «Битловская книга»): «Когда в начале 1963 года я впервые встретился с ребятами в студии «Би-Би-Си» на записи передачи «Субботний клуб», они еще испытывали сомнения в необходимости такого журнала [для поклонников]. Джон задал парочку вопросов и, кажется, воспринял идею; Ринго ничего не сказал; Джордж был очень обходителен; Пол спросил: «А чем, скажите на милость, собираетесь заполнять журнал после выхода первых трех номеров?». Я заверил их, что материалов имеется в изобилии.
Главной задачей публикаций о каком-то артисте или группе является постоянное информирование их поклонников обо всем, чем их любимцы занимались, занимаются или собираются заниматься.
Первое просто. Проводите как можно больше времени с артистами; поручите вашему фотографу снимать и снимать их без устали как сумасшедшему, и в результате получите массу интересных подробностей и, можно надеяться, хорошие фотографии.
Второй пункт выполнить не так просто, потому что когда вы должны готовить материалы к печати за две-три недели до поступления журнала в продажу, вы не сможете сообщить о том, чем парни занимались за время, прошедшее от составления и печатания номера до его попадания на стенды новинок в магазинах. Таким образом, требование о печати в журнале самых последних, самых свежих новостей невыполнимо в принципе и должно быть снято. Ежедневные газеты зачастую печатали больше горячих новостей о ребятах, а мы этого сделать не могли. Тем не менее, журнал «Битловская книга» был неплохим посредником для передачи подробностей о намечающихся к выходу пластинках, о турах и гастролях, о фильмах и так далее.
Первейшей обязанностью редактора любого журнала для поклонников является представить читателям всесторонний образ артиста, о котором он намеревается писать. В нашем случае это было легко. У нас были четыре очень фотогеничных и оригинальных человека.
Одним из ранних требований «Битлз» было то, что они не хотели, чтобы журнал слишком глубоко вторгался в их частную жизнь. И в самом деле, мы как можно дольше избегали публикации фотографий и информации об их подругах и, в случае Джона, о его жене. Ни один из сотрудников журнала «Битловская книга» никогда не делал попыток привлечь внимание к кому-нибудь еще, кроме самих «Битлз». Как и полагается, все внимание было сфокусировано на нашей четверке и на каждом из нее в отдельности. И такого правила, насколько это было возможно, мы старались придерживаться в течение всех шести с половиной лет».
Билл Харри: «Журнал «Битловская книга» (The Beatles Book), также известный под названием «Битловский ежемесячник» (Beatles Monthly) впервые выйдет в свет в августе 1963. Всего будет выпущено 77 номеров, последний выйдет в декабре 1969».
Из дневника Мэла Эванса: «Прибыли в студию на Лоуер-Риджент на запись «Разглядеть талант» (Talent Spot)».
Бэрри Майлз: «Парижская студия Би-Би-Си (BBC Paris Studio, Lower Regent Street, London)».
«В 17.30 группа прибыла в студию, и начала репетицию перед записью, которая началась в 19.00».
Бэрри Майлз: «Запись для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme), в передаче «Разглядеть талант» (Talent Spot). Ведущий программы Гэри Маршалл (Gary Marshall). Перед аудиторией, присутствовавшей в студии, были исполнены следующие песни: «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Спроси меня, почему» (Ask Me Why) и «Другой парень» (Some Other Guy)».
Из дневника Мэла Эванса: «Познакомились с Пэтси Энн Нобли (Patsy Ann Noble), Роджером Уиттэкером (Rog Whittaker), Гэри Маршаллом, по-настоящему хорошее шоу. Также на афише было имя певца Биркенхэда».
«Эта программа будет транслироваться 29 января в 17.00. Ранее «Битлз» появлялись в программе «Разглядеть талант» 27 ноября 1962».
Из дневника Мэла Эванса: «Примерно в 20.15 парни отправились в квартиру Брайена в Мэйфере на интервью с «Дейли Мейл». Припарковал оборудование и потом присоединился к ним».

Выступление в Зале заседаний Молда, Уэльс (Assembly Hall, Mold, Wales).
24 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «В Ливерпуле, в музыкальном магазине «НЕМС», группа подписывает синглы с песней «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), и дает короткий акустический концерт для собравшихся поклонников».
«На это выступление было продано две сотни билетов. Также на афише значилась группа «Дейв Роман и Фаэтоны» (Dave Roman and The Chariots)».
Уолли Рис (Wally Rees, музыкант группы «Дейв Роман и Фаэтоны»): «Я был ритм-гитаристом в «Фаэтонах» и в тот вечер в Молде мы были сопровождающей группой для «Битлз». Когда мы настраивали оборудование, я сыграл для Пола Маккартни мелодию на фортепиано, и он сказал: «Хорошая мелодия».
Ян М Миллингтон (Ian M Millington): «Я учился в гимназии «Хаварден» и подрабатывал дорожным менеджером у Дейва Романа и Фаэтонов, и в тот вечер был в Молде, когда «Битлз» играли в Зале заседаний. Никогда не забуду, как я шел по переулку в паб, чтобы взять для группы ящик пива и бутылку виски, потому что «Битлз» не могли выйти наружу, чтобы их не обступили со всех сторон девушки, находившиеся снаружи на холоде. Помню Джона Леннона, который ел хот-дог политый томатных кетчупом, не снимая своих кожаных перчаток. Помню Джона Леннона, подписывающего автограф на бедре какой-то девушки. Брайен Эпстайн был изящно одет и носил коричневые с белым кожаные туфли».
Джон С. Винн: «29 января на страницах газеты «Рексхэм лидер» (Wrexham leader) было опубликовано, возможно, самое длинное из ранних интервью с ливерпульской четверкой. Дэвид Сэндисон (David Sandison) взял это двухчасовое интервью вечером 24 января в Зале заседаний Молда».
Дэвид Сэндисон: «Дверь в раздевалку приоткрылась на несколько сантиметров, и выглянуло лицо. «Рексхэм лидер», - произнес я. «Заходи, парень», - сказало лицо, и крикнуло в комнату: «пресса!». Рука втащила меня вовнутрь и Джон Леннон, лидер «Битлз», познакомил меня с остальными членами группы. «Пол Маккартни, Джордж Харрисон, Ринго Стар, присаживайтесь, если найдете место».
«Что вам не по нраву в популярности?». Ответил Пол: «Долгие поездки к местам выступлений. После прибытия все прекрасно, но часов, проведенных впустую в автомобилях и поездах, достаточно, чтобы свести вас с ума».
Я высказался по поводу сильного влияния ритм-энд-блюза на их музыку. На этот раз взял слово Джон Леннон. «Конечно, ведь Рэй Чарльз наш идеал». Заговорив о Нэшвилле, тема разговора коснулась Джорджа Харрисона, большого поклонника Чета Аткинса. Парни позабавились по поводу других увлечений Джорджа (еда и девушки), что побудило меня спросить, какие увлечения у них самих. Джон Леннон и Пол Маккартни были единодушны в своих пристрастиях. «Девушки, сочинение песен, поесть и поспать». Ринго Старр, неистовый барабанщик, ответил быстро: «Вождение машины, музыка (Дина Вашингтон и Рэй Чарльз) и девушки».
Я провел с парнями около двух часов, и когда им пришло время, чтобы подняться на сцену, я вышел взглянуть на толпу. Через минуту из двери на сцену вышли Пол с Джоном, и зал наполнился криками сотен девушек, шумно подавшимся вперед. Крики не прекращались в течение часа, пока они были на сцене».
Бернис Сивел (Bernice Sivel): «Когда «Битлз» приехали в Молд, мне было 18 лет. Когда мы вошли, то сразу устремились вверх по лестнице. Было много юношей и девушек и большая орава из Ливерпуля. Они приплясывали под музыку «Фаэтонов».
Оуэн Томас (Owen Thomas): «Я был на этом концерте. В то время мне было 20 лет. Я пошел с компанией друзей. За билет заплатил около 60 пенсов. Там было много визжащих девушек».
Бернис Сивел (Bernice Sivel): «Когда вышли «Битлз», снова началась толкотня и суматоха, поскольку они двинулись к сцене, чтобы быть ближе. Хорошо помню, что они спели «Люби же меня» (Love Me Do) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). В тот вечер они были необыкновенны, мы были от них без ума».
Дэйв (Dave): «Мне посчастливилось получить второй выйгрышный билет, и это был их первый сингл, сорокапятка с песней «Люби же меня». Я выходил на сцену, чтобы забрать его. Потом в тот вечер кто-то спросил, не хочу ли я подписать эту пластинку. Я согласился, и мы спустились в раздевалку за сценой. Вся группа расписалась на этой пластинке. Я был счастлив».
Говард Уильямс (Howard Williams): «В то время мне было 19 лет. Целой оравой мы пошли на «Битлз». Я был одним из последних, покинувших Зал заседаний Молда. Перед тем, как уйти, я предложил помочь перенести что-нибудь из их инструментов из раздевалки. Спустился по лестнице, постучал в дверь и вошел. Как я помню, они пили из бутылок. Джон Леннон сказал резким голосом: «Неси эти вещи в фургон». Я ответил ему в весьма грубой форме, чтобы он отнес их сам, и покинул здание».
Бернис Сивел (Bernice Sivel): «После окончания их выступления я попытался прихватить себе шарф Пола Маккартни, но он не позволил мне сделать это. Началось перетягивание на себя, и он произнес: «У меня он один», и покинул помещение».
Руперт Ллойд (Rupert Lloyd): «В тот вечер, когда они играли в Зале заседаний Молда, я был контролером на входе. Я был у заднего входа напротив паба, где находились артисты. На сцене группу я не видел, но помню тот шум внутри, и он был невероятен. После окончания концерта девушки визжали около заднего входа. «Битлз» подписывали автографы на разных частях тела! Это была абсолютная маниакальность. Девушки сходили с ума».
Дэвид Сэндисон: «После завершения, «Битлз» подписали автографы для поклонников. «Мы бы хотели вернуться в Молд», - произнес Джон, - «но не знаю, захотят ли они, чтобы мы приехали снова».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Мэрилин Кэдваллэдер (Marilyn Cadwallader): «Когда «Битлз» приехали в Молд, в то время мне было всего 17. На их вечернее выступление мою младшую сестру не пустили, но меня попросили взять у них автографы для нее. Я не только получила автографы для нее, но пришла домой с автографом Джона Леннона на своей руке!».
Ян М Миллингтон (Ian M Millington): «Помню, как столкнулся с Джорджем Харрисоном на лестнице, когда он уходил раньше, чтобы посетить свою тетю в Хавардене по пути в Ливерпуль».
Питер Робертс (Peter Roberts): «Я был на том концерте. «Битлз» действительно были очень хороши. После окончания концерта трое из «Битлз»: Джон Леннон, Пол Маккартни и Ринго с двумя девушками с концерта направились в паб «Талбот» (The Talbot), ныне – «Бофорт Армс» (Beaufort Arms). Мать одной из девушек была хозяйкой этого паба. Ее подняли ее спостели, чтобы она приготовила для группы бутерброды. Прежде чем они покинули паб «Талбот», около получаса Пол Маккартни играл там на расшатанном фортепиано».
Дженнифер Хьюз (Jennifer Hughes): «Пол Маккартни спел для меня на моем 16-летии, которое я тогда отмечала. Счастливые воспоминания».
Питер Робертс (Peter Roberts): «Когда Джон, Пол и Ринго уходили из паба, хозяйка попросила их заплатить за еду 30 шиллингов. На ночь они там не оставались».
«За концерт им заплатили только 50 фунтов-стерлингов (прим. - против обычных ста), так как выступление было запланировано еще в октябре 1962 муниципальным советом Молда».

Выступление в клубе «Эль Рио», Макклесфилд (El Rio Club, Macclesfield, Cheshire).
26 января 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в клубе «Эль Рио», Макклесфилд (El Rio Club, Macclesfield, Cheshire), совместно с группой «Уэйн Фонтана и Самолеты» (Wayne Fontana & The Jets)».
«Первоначально выступление в этом клубе было запланировано на 19 января, но затем дата выступления была перенесена на этот день».
Бэрри Майлз: «Выступление в Королевском зале города Сток-он-Трент (King’s Hall, Stoke-on-Trent, Staffordshire).
Во время своего выступления они единственный раз в жизни исполнини со сцены популярную в то время песню «Заходи» (Walk Right In) из репертуара группы « Певцы на крыше» (The Rooftop Singers)».
Евгений Соловьев (stihi.ru): «Песня написана «Заходи» негритянским музыкантом Гасом Кенноном (Gus Cannon) в 1929 году, и перевыпущена на альбоме в 1959. «Битлз» исполняли эту песню всего один раз, когда она была на вершине чарта. Запись не сохранилась».
Бэрри Майлз: «За кулисами этого концерта Джон с Полом начали работу над песней «Страдание» (Misery), предназначенной для Хелен Шапиро. Песня будет завершена на следующий вечер к выступлению в Манчестере».
Билл Харри: «Норри Парамор, менеджер певицы Хелен Шапиро, искал свежий материал для её нового альбома и предложил «Битлз» написать специально для неё песню».
Пол: «Мы назвали её «Страдание», она не настолько медленная, насколько она звучит, она довольно живая, и мы думали, что для Хелен она вполне подойдёт».
Джон: «Это была больше моя песня, чем песня Пола, однако, она была написана совместно».
Пол: «Не думаю, что кто-то из нас был главным в этой песне, это была просто заказная работа».
Ричи Унтербергер (журналист): «Однако Парамор сочтет песню неподходящей, и тогда британский исполнитель и артист Кенни Линч, принимавший участие в том же концертном туре, запишет её вместо Шапиро, став тем самым автором первой кавер-версии песни «Битлз».
Бэрри Майлз: «В этот день радиостанция «Би-Би-Си» транслирует программу «Субботний клуб» (Saturday Club), записанную 22 января».
Вилли П. (zhurnal.ru): «Вторые полчаса этой программы транслируются на Австралию, Африку, Дальний и Ближний Восток. В эту часть программы вошло исполнение «Битлз» песен «Другой парень» (Some Other Guy) и «Люби же меня» (Love Me Do)».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в клубе «Три монеты», Манчестер (Three Coins Club, Manchester).
27 января 1963 г.

Джон С. Винн: «Днем «Битлз» репетируют в клубе «Пещера» перед предстоящим турне с Хелен Шапиро. Возможно, что в этот день Майк Маккартни сделал фотоснимки группы».
Чезз Эйвери: «Эти фотоснимки сделаны по всей вероятности 30-31 января 1963 года. В качестве фотографа выступал Майк Маккартни. По мнению Энди Бабюка, датой снимков является январь 1963 года, когда Ринго поменял логотип на своем барабане. Джордж играет на гитаре «Гретч Джет Файерберд» (Gretsch Jet Fire Bird) вместо обычной «Дуо Джет». Эту гитару можно увидеть на фотоснимках от 21 января 1963 года, сделанных в здании «И-Эм-Ай». Билли Шеперд в своей книге «Правдивая история «Битлз» комментирует снимки следующим образом: «запись на пленку очередной песни «Страдание» (Misery)». Согласно Марку Льюиссону, Джон и Пол начали сочинять песню «Страдание» 26 января 1963 года. В одной из публикаций Майк Маккартни отнес эти фотоснимки к 1962 году, но это утверждение ошибочно».
Джон С. Винн (multiplusbooks.com): «Во время репетиции Алан Смит берет у группы интервью для статьи в «Новом музыкальном экспрессе» (New Musical Express).».
Статья Алана Смита: «Пожалйста, доставьте нам удовольствие!» – говорят «Битлз». События начинают развиваться для «Битлз», британской группы в стиле эр-энд-би, вернувшейся на этой неделе в списки популярности «Нового Музыкального Экспресса» под номером 17. Диск «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» вышел почти сразу же по пятам их первого хита «Люби же меня», написанного участниками группы Джоном Ленноном и Полом Маккартни.
Говорит Пол: «Мы также написали песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», но это не исчерпало наш запас композиций. Их у нас уже около ста, и мы все время сочиняем. Наверное, слово «сочиняем» не совсем правильное. Мы с Джоном просто придумываем номер на своих инструментах. Если мы хотим, чтобы кто-то его услышал, то записываем и переносим на магнитную ленту. Мы были разочарованы, но выход на 17 место доставил нам удовольствие!», - пошутил он.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Когда в воскресенье я встретился с ребятами в их родном городе Ливерпуле, они репетировали свои номера перед предстоящим турне с Хелен Шапиро. А еще по просьбе [менеджера певицы] Норри Парамора они сочинили песню для пластинки Хелен [26 января], которую она вскоре собирается записать в Нэшвилле.
Говорит Пол: «Мы назвали ее [песню] «Страдание», но она не такая размеренная, как это звучит. У нее достаточно равномерный темп, и мы думаем, что у Хелен получится довольно симпатичный результат. Мы также сочинили номер для Даффи Пауэра, который он собирается записать».
«Битлз» не впервые вкушают успех. Их отчетливое негритянское звучание повлекло за собой невероятную преемственность в Германии, где более чем год назад их «полидоровский» сингл находился в списках популярности. Они провели Рождество, выступая в Гамбурге – это был их пятый визит.
Также, на севере Англии они завоевали себе репутацию, для чего им потребовалось приложить некоторые усилия. Ранее я видел их афиши, на которых они фигурировали наравне с такими именами, как Литтл Ричард и Джо Браун! Что касается Литтл Ричарда, звезды рок-н-ролла, то во время своего недавнего визита он стал самым большим поклонником «Битлз». Он сказал мне следующее: «До этого я никогда не слышал такое звучание у английских музыкантов. Честно говоря, если бы я не увидел их собственными глазами, то решил бы, что это одна из наших цветных групп».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Создается впечатление, что до настоящего времени только поклонники с Севера и приезжие американские звезды оценили их талант (группа «Сверчки» была без ума, когда их услышала), но «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» изменит все. С тех пор как две недели назад вышла эта пластинка, южане уже валят толпой, чтобы купить этот диск.
Комментарий Джона: «Мы постарались сделать ее как можно более простой. Некоторая часть из нашего материала, написанного в прошлом, была немного нетипичной, но здесь мы поставили своей целью сразу попасть в хит-парад».
На сессии записи песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», которая состоялась незадолго до Рождества, Джордж Мартин - менеджер записи, сказал мне следующее: «Что мне нравится в «Битлз» наряду с их талантом, так это их чувство юмора».
Похоже на то, что у «Битлз» светлое будущее, но зная их, я не думаю, что они позволят этому ударить им в голову. Пройдет много времени, к примеру, прежде чем они забудут о том, что когда-то они подыгрывали стриптизерше Дженис в ночном клубе Ливерпуля!».
Бэрри Майлз: «Выступление в клубе «Три монеты», Манчестер (Three Coins Club, Manchester)».
«Второе выступление «Битлз» в этом клубе, располагавшемся в доме 64 на Фоунтейн-Стрит (64 Fountain Street, Manchester). Первое выступление состоялось в ноябре 1961. Клуб располагался в подвальном помещении и представлял собой кофе-бар с длинным узким залом и сценой, установленной в дальнем конце. Владельцем клуба была компания «Предприятия Кеннеди-Стрит» (Kennedy Street Enterprises), часть которой принадлежала радиоведущему Джимми Сэвилу (Jimmy Savile)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джон С. Винн: «На концерте среди зрителей присутствовали Эрик Стюарт (Eric Stewart), ставший впоследствии аккомпаниатором Пола Маккартни (с 1982 по 1986), и его коллега по группе «10сс» Грэхэм Гоулдмен (Graham Gouldman)».

Интервью Битлз, от 1 февраля 1963 г. (см. на стр. 1 этого раздела).
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в зале «Гомон», Брэдфорд (Gaumont Cinema, Bradford).
2 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) вышла на 16 место в списке популярности «Мюзик Уик» (Music Week)».
Дмитрий Мурашев: «Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) вышла на 47 место в списке популярности «Мелоди Мейкер» (UK Melody Market chart)».
Синтия: «В феврале «Битлз» отправлялись в свое первое турне по Великобритании, в котором они сопровождали певицу Хелен Шапиро. Эта поездка давала им возможность показать себя перед новой, гораздо большей аудиторией, и Джон чувствовал некоторую неуверенность в своих силах. Это были удивительные времена. Прямо дух захватывало. Всё было как во сне: фантастический взлёт от «Джакаранды» к статусу «звёзд», женитьба, [будущий] ребёнок и такое многообещающее для всех нас будущее».
Джон: «Гастроли стали для нас отдохновением. Чего стоило одно то, что мы, наконец, выбрались из Ливерпуля и перед нами открылись новые земли. Мы все время заболевали «чемоданной» болезнью. Нам надоедала какая-то одна сцена, мы тотчас начинали собирать чемоданы, когда вдруг появлялась другая. Гамбург уже изжил себя, нас и там одолевало «чемоданное» настроение. Два последних раза мы отправлялись туда со скрипом - так не хотелось. Этой сценой мы уже были сыты по горло».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Хантер Дэвис: «Это были гастроли по всей стране. Не то чтобы это означало большой успех для «Битлз»: все гастроли такого рода, построенные как разовые ежевечерние выступления в разных городах, обязательно включали и больших, и малых звезд. Но попасть в такой тур именно теперь было для них жизненно необходимо. Они жаждали вырваться за пределы Мерсисайда и выйти на национальную сцену, чтобы проверить, так ли действует их музыка на незнакомую публику, как на поклонников из Ливерпуля, вместе с которыми они выросли. Кроме того, участие в таком турне как ничто другое обеспечивало рекламу пластинки - ведь она дублировалась в живом исполнении по всей стране».
«Это турне совпало с выходом у Хелен Шапиро ее сингла «Королева на сегодня» (Queen For Today), который, как она надеялась, восстановит ее понизившуюся успешность».
Тони Бэрроу: «Турне являлись мощным рыночным инструментом, за которым следовали продажи тысячей синглов или альбомов. В наши дни, когда музыкальные передачи в основном телевизионном потоке занимают мало времени, гастроли по прежнему являются лучшим способом увеличить продажи записи».
Боб Хоу (журналист): «[11 ноября 1962] Фрэнк [Айфилд] встретился с Брайеном Эпстайном в ливерпульской «Империи». Брайен проиграл ему запись песни «Люби же меня» (Love Me Do), которая его весьма впечатлила. Именно по рекомендации Фрэнка Брайен позвонил Артуру Хаузу».

Артур Хауз: «Однажды в субботу [17 ноября 1962] в моей квартире в Питерборо раздался телефонный звонок. «С вами говорит Брайен Эпстайн из Ли¬верпуля», - сказал кто-то в телефонную трубку. У него, мол, есть роскошная группа, могу ли я сделать для них что-нибудь? Он сказал, что они называются «Битлз», и я расхохотался. «Госпо¬ди боже мой, - подумал я, - опять двадцать пять! Опять какая-то группа с дурацким названием». Но я никогда не отказывал ни одной группе, не прослушав ее. Я сказал, что в Питерборо намечается шоу, и они могут принять в нем участие. Не больше двух номеров в театре «Эмбасси» в шоу с Фрэнком Айфилдом».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист (randrlife.co.uk)): «Попадания в списки популярности их первого сингла было достаточно, чтобы убедить Артура Хауза, в то время одного из ведущих промоутеров Великобритании, обратить свое внимание на эту группу, когда Брайен Эпстайн позвонил ему, предложив своих мальчиков. Хоуз дал предварительное согласие организовать выступления «Битлз» в гастрольном турне с Хелен Шапиро».
Боб Хоу (журналист): «Артур согласился организовать выступления группы в рамках турне Хелен Шапиро в феврале будущего года, предложив 80 фунтов-стерлингов в неделю на всех».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист): «Он посулил кругленькую сумму в 80 фунтов-стерлингов в неделю, при условии, что они бесплатно выступят в качестве пробы 2 декабря в его родном городе Питерборо, на концерте в кинатеатре «Эмбасси», где в качестве хэдлайнера будет выступать певец-йодл из Австралии Фрэнк Айфилд».
Боб Хоу (журналист): «Артур выдвинул только одно условие. «Битлз» были приглашены на выступление 2 декабря 1962 года, где они должны были появиться на шоу Фрэнка Айфилда. Условием Артура было то, что группа выступит бесплатно в течение десяти минут в каждом из двух представлений, чтобы он сам смог оценить их».
Фрэнк Айфилд: «[2 декабря 1962] «Битлз» выступили в моем шоу».
Хантер Дэвис: «Артуру Хаузу «Битлз» понравились. Он заключил с ними контракт».
Артур Хауз: «Они очень нравились мне чисто по-челове¬чески, а в Брайене я видел отличного бизнесмена. Он произвел на меня хорошее впечатление».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист (randrlife.co.uk)): «2 декабря пронзительные «Битлз» не пришлись по душе более степенной аудитории Айфилда, но самому Артуру Хоузу группа понравилась, и он подтвердил заключение сделки на их гастроли с Шапиро. Также он добавил их в еще один гастрольный тур на март 1963, который он устраивал с американскими звездами Томми Роем и Кризом Монтезом. Эпстайн принял предложение и высказал свою признательность, предоставив Хоузу право выбора на все будущие гастроли «Битлз» в Англии и Уэльсе».
Боб Хоу (журналист): «Даже со всей своей верой в мальчиков, Брайен должно быть был удивлен и восхищен этим, и взамен он предложил Артуру преимущественное право на организацию всех дальнейших выступлений «Битлз» в Британии».
Хелен Шапиро: «Я встретилась с [организатором турне] Артуром [Хаузом], и он сказал, что в его новом турне я буду сопровождать Денни Уильямса и Кенни Линча, а «Оркестр Красная Цена» будет моей аккомпанирующей группой. Дейв Элиен будет ведущим, и еще будет новая группа под названием «Битлз». Он спросил, слышала ли я о них, и я ответила, что, да, конечно же. Мне нравилась их песня «Люби же меня» (Love Me Do), и я с нетерпением ждала турне. В те дни имя Дейва Элиена не стоило и полпенни, но он был прекрасным и очень забавным парнем. Я постоянно гастролировала с Денни и Кенни, и поэтому знала их хорошо».
Из интервью Джерри Джеймса (Gary James) с Хелен Шапиро:
Джерри Джеймс: Каким образом «Битлз» отправились с вами в это турне. Брайен Эпстайн связался с вами? Вы связались с ним?
Хелен Шапиро: Нет. У меня были постоянные гастроли, которые организовывал промоутер, парень, по имени Артур Хауз. В те дни он был известным промоутером всех известных имен по всей стране. Он привлек все эти известные имена из Штатов. Так что, я выступала на гастролях, организованных им, уже начиная с 1962 года. Когда пришло время организовывать гастроли на начало 63-го, он сказал мне: «На следующих гастролях у нас будут те, те и те, и еще новая группа под названием «Битлз». Слышала о них?». Я о них слышала. У них была пластинка с песней «Люби же меня», которая была чем-то вроде незначительного хита в октябре 62-го, и она мне нравилась. Мне, на самом деле, нравилась эта пластинка. По правде говоря, они как бы вползли в этот бизнес. Очевидно, что Артур знал о них все, и он был во многом провидцем в деле поп-музыки. Он знал, кто достигнет успеха. По-видимому, он пригласил их и Брайена Эпстайна присоединиться к этому турне. Я думаю, что именно так это все и произошло.
Нил Аспинал: «Они [«Битлз»] начали гастролировать благодаря агентству импресарио Артура Хауза. Он устраивал концерты в таких кинотеатрах, как «Гомон», «Одеон», и других залах по всей стране. Первой исполнительницей, с которой отправились в турне «Битлз», была Хэлен Шапиро».
Хантер Дэвис: «Еще в январе 1963 года Артур пригласил «Битлз» принять участие в шоу Хелен Шапиро. Когда «Битлз» отправились на гастроли, ничто не предвещало, что их пластинка займет первое место в хит-параде».

Артур Хауз: «Чтобы состояться, им потребовалось шесть месяцев. Меня ведь волнует только одно - касса. Если исполнители не состоялись, прибыли нет. Для импресарио не существует романтики. Один только тяжелый труд».
«Большинство музыкантов, участвующих в этих гастролях, отправлись в свой долгий путь до Йоркшира автобусом со станции «Эллсоп-Плейс» в Лондоне. Температура в тот день не поднималась выше одного градуса по цельсию, а снег и гололедица делали поездку небезопасной. «Битлз», тем временем, выступившие накануне вечером в Тамворте и Саттон-Колфилде, отправились в Брэдфорд в автофургоне Нила Аспинала».
Бэрри Майлз: «Переезжая в автофургоне, Джон с Полом закончили сочинять песню «Страдание» (Misery)».
Хелен Шапиро: «В самом начале гастролей, когда я впервые с ними встретилась и меня с ними познакомили, то Пол, он был их выразитель мнения, сказал мне, что они написали песню «Страдание», и что они предлагают ее мне для моего нового альбома «Нэшвилль», который я собиралась записать через пару месяцев».
Пол: «Тексты мы записывали, но музыку нет, поскольку не знали нотной грамоты. Слегка дурачась, мы наигрывали друг другу мелодии. Джордж предлагал что-нибудь, Джон высказывал новую идею, и так далее». Свежесочиненная песня «Страдание» была отвергнута и отдана Хелен, но в скором времени в музыкальных магазинах появился сингл с этой вещью, записанной певцом Кенни Линчем, также принимавшим участие в том туре».
Бэрри Майлз: «Руководители Хелен Шапиро даже не потрудились показать ей эту песню. Однако Кенни Линч песней заинтересовался, и, в итоге, удостоился чести быть первым сторонним исполнителем, записавшем песню Леннона-Макартни».
Из интервью Джерри Джеймса (Gary James) с Хелен Шапиро:
Хелен Шапиро: По-видимому, она была отклонена моим продюсером записи еще до того, как я узнала об этом, не говоря уже о том, чтобы я прослушала ее.
Джерри Джеймс: Была ли она отклонена потому, что не пристало девушке-подростку петь о том, как она страдает?
Хелен Шапиро: (смеется) Ну, не знаю. К этому времени я пела песни обо все тахих вещах. Я считалась достаточно взрослой тогда… 16 (смеется).
Хелен Шапиро: «Джордж зада¬вал мне множество вопросов, касавшихся шоу-бизнеса. Он производил впечатление самого искреннего из четверых… и был наиболее толковым в профессиональном отношении. Я имею в виду, что он больше других интересовался механикой музыкальной индустрии. Его, как и меня, в первую очередь интересовала музыка, а не гонорары и тому подобные вещи».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Брэдфорд (Gaumont Cinema, Bradford) было их первым концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
Ринго: «Гастроли с Хелен Шапиро, концерты в настоящих театрах вызывали в нас радостное возбуждение. Мы уже как-то выступали в театре «Эмпайр» в Ливерпуле, когда Брайен устроил там шоу, чтобы хоть как-нибудь нас показать. Наши имена стояли на афише третьими. Один кокни, менеджер второй звезды, поскандалил с нами, - он никак не хотел, чтобы мы появились в том шоу».
Бэрри Майлз: «В действительности название [«Битлз»] находилось в самом низу афиши. Концертную программу возглавлял «Оркестр Красная Цена» (The Red Price Band), затем шли «Голубушки» (The Honeys), конферансье Дейв Элиен (Dave Alien), «Битлз», Дейв Элиен и Денни Уильямс, закрывающие первое отделение».
«Голубушки» (The Honeys) была группой девушек, которые записались для «Кэпитол Рекордз». Названием группы был выбран сленговый термин, обозначающий девушек, увелкающихся серфингом. Группа была своего рода женским аналогом «Бич Бойз». Их продюсером и главным автором песен был Брайан Уилсон из группы «Бич Бойз».
Вильма Лидделл (Vilma Liddell, группа «Голубушки» (The Honeys)): «Я очень хорошо помню эту поездку. По-моему, гастроли начались в феврале, а закончились в марте. В течение месяца мы были в дороге. «Битлз» не возглавляли афишу выступлений. Хелен Шапиро была намного более крупной звездой. И когда мы начинали гастроли, то и подумать не могли, что они достигнут такого успеха. Тогда они были еще очень шероховатыми.
Их оборудование обычно следовало за нашим автобусом в автофургоне. Мы хорошо с ними ладили. Когда они отыгрывали свою программу, мы стояли за кулисами и смотрели их выступление.
Забавно, но в начале поклонники не знали, кто такие эти «Битлз». Некоторые из поклонников подходили к нам, группе из трех девушек, и спрашивали, не мы ли были «Битлз».
У нас в репертуаре была песня под названием «Маньяна» (Manyana), и всякий раз, когда мы садились в автобус, они хором запевали «Маньяна, Маньяна». Это был большой автобус, а останавливались мы в маленьких отелях».
Терри Босток (Terry Bostock): «В 1963 мне было 13 лет, жил в Гирлингтоне и регулярно дежурил возле залов «Альгамбра» и «Гомон» чтобы получить автограф. Я узнал о выступлении Хелен Шапиро в зале «Гомон» и решил попытаться получить ее автограф. В тот день я отправился к кинотеатру и встал возле служебного входа на Квебек-Стрит вместе с группой девушек. Одна из девушек заметила, что маленькая дверь около выхода, ведущего на сцену, где выгружали реквизит, была без охраны, и они вошли вовнутрь. Чтобы не упустить шанс, я последовал за ними и, в конечном итоге, мы оказались на сцене, где обнаружили всех артистов, выступающих в тот вечер. Я подошел к ним и получил автограф Хелен, а так же «Голубушек», Денни Уильямса и Кенни Линча.
Большинство девушек собрались вокруг четырех парней с челками, одетых в кожаные куртки и джинсы. Я понятия не имел, кто это были, но встал позади девушек и только получил свой первый автограф, как какой-то мужчина крикнул с балкона, чтобы мы ушли. Хотелось бы думать, что это был Брайен Эпстайн, но вполне возможно, что это мог быть управляющий кинотеатра «Гомон». После этого остальные не стали расписываться в моей книге для автографов. Подпись, которую мне удалось получить, принадлежала Джону Леннону».
Бэрри Майлз: «Концертная программа «Битлз» включала в себя следующие песни: «Цепи» (Chains), «Убери руки от моей крошки» (Keep Your Hands Off My Baby), «Вкус меда» (A Taste Of Honey) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me).
Во время выступлений «Битлз» были одеты в костюмы бордового цвета с бархатными воротничками, которые были разработаны Полом, а их волосы были зачесаны вперед в «французком стиле».
Джон: «Мы, на самом деле, не беспокоились по поводу того, что нам делать на сцене. Мы использовали то, что назвали «Ухмылкой в никуда» (Grinning at nothings). Раз-два-три, и мы все ухмыляемся в никуда! Когда мы отправились с Хелен Шапиро, я не знал, как мы будем управляться. Думал, что мог бы улечься на пол как Эл Джонсон».
Нил Аспинал: «Мне пришлось управляться со сложными осветительными системами. Они не были компьютеризованными, как сегодня. Тогда все ограничивалось огнями рампы, боковыми и верхними прожекторами и софитами. В первый же вечер Джонни Клэпсон, администратор Шапиро, спросил, кто администратор «Битлз». Никто не ответил. Тогда он не выдержал: «Так что, «Битлз» никто не сопровождает?» Я сказал: «Я с ними». - «А, так вы и есть их администратор?». Потом Клэпсон спросил: «Где ваша схема освещения?» - «Какая еще схема?» - «Слушайте, через полчаса нам начинать, - заявил он. - Хорошо, для начала я сам разберусь с освещением. А вы посмотрите, что и как я делаю, и потом вы будете делать все это сами». Вот так я и стал официальным администратором «Битлз». Об этом звании я прежде и не мечтал. Я просто делал все, чего не делали они сами. Я выполнял необходимую работу - так бывало всегда».
Бэрри Майлз: «Во время поездок в автофургоне Джону с Полом пришла идея на сцене склоняться к одному микрофону и потрясывая головами петь «Ууууууу!».
Джордж: «Положение со звуком обстояло скверно. В некоторых театрах был всего один микрофон. В театре «Эмпайр» в те времена тоже был один микрофон, он торчал из пола у рампы, посреди сцены. Помню, я видел там братьев Эверли - оба пели в один микрофон. Они пели: «Проснись, крошка Сюзи, проснись…» А потом оба выходили вперед на авансцену с гитарами, подносили их поближе к большому старому микрофону и начинали играть. Нам часто приходилось делать то же самое. Позднее, когда аппаратуру обновили, в театрах появилось по два микрофона и только потом - микрофоны на переносных штангах. Спустя некоторое время мы начали требовать два микрофона, чтобы отработать весь концерт. Забавно: мы никогда не подключали к микрофонам барабаны или усилители».
Джон: «В каждом турне у нас возникали затруднения с микрофонами. Ни в одном театре они нас не устраивали. Днем мы репетировали, объясняли, что нам нужно, и все-таки не могли добиться своего. Микрофоны либо стояли не там, где надо, либо звучали слишком тихо. Их устанавливали так, будто это был самый обычный любительский конкурс талантов. Наверное, они не воспринимали нашу музыку всерьез. Брайен сидел в операторской, а мы кричали на него. Он жестами объяснял, что сделал все, что мог. Это бесило нас».
«Первый концерт освящал репортер «Мелоди Мейкер» с независимым фотографом Стэном Ричардсоном. Брайен Эпстайн попросил его сфотографировать «Битлз», но он поначалу отказался, поскольку группы частенько не были в состоянии платить за фотографии. В конце концов, они убедили его сфотографировать их, и между концертами он сходил домой, отпечатал фото 20 на 16 дюймов, который принес с собой, чтобы группа на нем расписалась».
Стэном Ричардсон (Stan Richardson, фотограф): «Снимок был сделан в фойе. Мы пытались сфотографировать Хелен и взять у нее интервью, но она отказалась. Потом встряли эти ливерпульские парни: «Сделайте нашу фотографию». Его светлость [Брайен Эпстайн] в белом костюме с розовой гвоздикой говорит: «Давайте, давайте, сфотографируйте моих мальчиков».
Я сходил домой, напечатал ее и вернулся в конце второго выступления. Помню, как Эпстайн обнял меня и произнес: «О, дорогой, я хочу, чтобы вы сделали целый набор фотографий моих мальчиков». Я отказался. Сейчас это звучит дико, но я до этого фотографировал популярных звезд и почти никогда не получал плату. Единственный раз, когда мне заплатили, было за мои фотографии Лулу. Со мной рассчитались сразу же на месте».

Бэрри Майлз: «Второе отделение концерта вновь открывал «Оркестр Красная Цена», затем шли «Соколы» (The Kestrels) и Кенни Линч (Kenny Lynch), после чего Дейв Элиен представлял 16-летнюю Хелен Шапиро».
Гордон Сэмпсон (Gordon Sampson, New Musical Express): «У Хелен Шапиро была костюмерная звезды, расположенная вниз по лестнице, но мы поднялись по ступенькам вверх в маленькую комнатку, где в тот вечер находились «Битлз». Там повернуться было негде - такая она была крошечная. Разговаривали на обычные темы – их планы по записи пластинок, какого это, быть в центре внимания национального турне, такого рода темы. Они были очень дружелюбны и немного смешные, но никакого зазнайства и чего-либо такого. Они были очень вежливы».
Морин Клив: «После того, как моя статья была напечатана, Джон сказал мне: «Ты пишешь совсем как та женщина, которая написала книжки об Уильяме. «Для меня это было равнозначно сравнению с Шекспиром».

Выступление в клубе «Пещера».
4 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в клубе «Пещера» (последнее дневное выступление в этом клубе)».
«Пол Уайт, работавший менеджером по маркетингу в канадской «Кэпитол Рекордз» в отделе артистов и репертура, получил задание по обзору пластинок «И-Эм-Ай» в целях возможного выпуска их в Канаде. В январе 1963 Уайт получил от «И-Эм-Ай» комплект синглов, включая первый сингл «Битлз» с песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You). Уайт сразу же решил, что должен немедленно выпустить эту пластинку.
Как это часто случалось в то время, Уайт не потрудился получить у «И-Эм-Ай» мастер ленту. Вместо этого, песни «Люби же меня» и «Поскриптум, я люблю тебя» были просто скопированы с сингла от «Парлофон». Таким образом, когда 4 февраля 1963 сингл от канадской «Кэпитол Рекордз» вышел в свет (№ 72076), то на нем была версия песни «Люби же меня» с Ринго на ударных.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Это была первая пластинка, вышедшая в Северной Америке (сингл от «Ви-Джей» появится через несколько дней). В силу того, что первый тираж был продан в количестве менее двухсот штук, данная пластинка является весьма редкой, и очень ценится среди коллекционеров».

Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Донкастер (Gaumont Cinema, Doncaster).
5 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Донкастер (Gaumont Cinema, Doncaster) было их вторым концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
Нил Аспинал: «Каждый вечер мне приходилось заново разбираться в осветительных приборах, поскольку мы выступали уже в другом театре, у всех прожекторов были разные цветовые фильтры, или они включались по-разному. Когда мы выступали в кинотеатрах, киномеханики, которые обычно крутили фильмы, использовали проекторы как прожектора. Когда пел Пол, свет обычно направляли на Джона, и наоборот - на Пола, когда пел Джон. Они все путали, но сидели где-то наверху, тогда как я находился в зале и давал команды в крошечный микрофон, пытаясь перекричать зрителей: Это всегда напоминало хаос. Я старался во всем разобраться с самого начала концерта, приносил им что-нибудь выпить - в общем, делал им подарки, чтобы они сделали все как надо».
Из интервью Джерри Джеймса (Gary James) с Хелен Шапиро:
Джерри Джеймс: Во время ваших гастролей «Битлз» были у вас на разогреве?
Хелен Шапиро: Это были одни из тех групповых гастролей поп-исполнителей. Множество разных артистов садятся в автобус и колесят по всей стране, выступая на концертах. Сперва выступал однотипный исполнитель, потом «Битлз». Так что, они были среди исполнителей, выступавших в начале концерта. Я закрывала вторую половину. Я закрывала весь концерт, который состоял из двух отделений.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джерри Джеймс: Что вы подумали о «Битлз», когда впервые увидели их? Была ли у вас мысль, что это «будущее рок-н-ролла»?
Хелен Шапиро: Ну, в те давние дни они были довольно-таки недисциплинированные, что было мило. Мне они нравились. Я была большой их поклонницей. Я стояла около сцены и смотрела каждое их выступление. Они по-настоящему мне нравились. Было интересно наблюдать, как они совершенствовали свои выступления в течение гастролей. Они научились быть немного более профессиональными с точки зрения выступления, при этом, не теряя ту замечательную первозданность, которая у них была, и которая всем нравилась. Я была большой их поклонницей. В дороге мы много веселились. В автобусе на этих гастролях мы пели все вместе. Мы пели такие песни, как «Бич Бойз», и множество вещей из раннего репертуара «Тамла/Мотаун», которые они знали еще до того, как о них узнали мы, потому что Брайен Эпстайн импортировал их из Штатов для своего музыкального магазина в Ливерпуле.
Джерри Джеймс: Согласно книги «Джон» Синтии Леннон, вы были в восторге от Джона Леннона, и он все время вас дразнил. Как он вас дразнил?
Хелен Шапиро: Ну, знаете, на тех гастролях мне было всего шестнадцать лет, а им всем было за двадцать один, и для моего возраста это была большая разница. Они называли меня «Хелли». В то время я покуривала, тайком. Поэтому они ёрничали надо мною, когда я исчезала где-нибудь в женском туалете, чтобы курнуть. Я не могла делать это на публике. Поэтому они из-за этого и ёрничали надо мною. Это было незлобно, по-доброму весело, на самом деле. Вот и все.
Джерри Джеймс: Почему вы говорите, что «Битлз» были недисциплинированные?
Хелен Шапиро: Возможно, сказав так, я была немного более категорична. Они были дисциплинированны, но в них была какая-то первозданность, которую я не могу объяснить. Надо быть там. Они просто знали, как смягчить это немного, и они постоянно совершенствовали свои выступления. Это был их первый крупный концертный тур из всех предыдущих. До этого они пели в дансингах, танцевальных залах, очевидно, в «Пещере» и все эти гамбургские выступления. Они выступали на случайных концертах в концертных залах и кинотеатрах. В основном мы играли в кинотеатрах, но мы называли их кино. Но, фактически, это были их первые гастроли, где они выступали в концетрных залах, городских залах, мэриях, кинотеатрах. Я думаю, что это просто позволило им двигаться в другом направлении. Я не смогу объяснить это лучше.
Джерри Джеймс: Несколько лет назад Боб Спитц написал о «Битлз» книгу, в которой он написал, что [во время этих гастролей] вы были звездой, но Джон Леннон упоминал о том, что ваше пение было «мягкослащавым» (mush). Что за «мягкослащавость»?
Хелен Шапиро: Я не в курсе этой цитаты. «Мягкослащавость», это, должно быть, сладкое, густое вещество. И все же, я ничего не помню на этот счет. Джон Леннон был тем парнем, с кем я была ближе всех остальных, мы с ним нашли общий язык.
Джерри Джеймс: Насколько для вас было трудно закрывать концерт, на котором «Битлз» выступали в самом начале?
Хелен Шапиро: Это было не трудно. У меня были свои поклонники.
Джерри Джеймс: Насколько большими были аудитории, перед которыми вы выступали?
Хелен Шапиро: Не помню. В основном это были кинотеатры, поэтому, скорее всего, это и был максимум. У нас было несколько выступлений в концертных залах, больших, их максимум был примерно на 1500 человек, хотя в ливерпульской «Империи» было 3000 мест. Но я не помню, играли ли мы там во время этих гастролей. У меня было много разных гастролей.
«Они остановились в отеле «Риджент», недалеко от места выступления».
Синтия: «Джон звонил мне из каждой гостиницы, где они останавливались. Его радовали концерты и любовь публики, но все же он скучал по мне. Вместе с командой гастролеров они объездили на автобусе всю страну вдоль и поперек. В дороге Джон занимал себя чтением, сочинением новых песен, спонтанными импровизациями, а также тем, что постоянно подшучивал над Хелен Шапиро, которая, несмотря на свой статус гастролирующей звезды, относилась к нему почтительно и даже побаивалась. Позже Хелен призналась мне, что Джон, хоть и дразнил ее беспощадно, тем не менее, был к ней добр и старался всячески оберегать».
Хелен Шапиро: «Джон заботился обо мне. Он относился ко мне по-отечески, вел себя покровительственно, и это было приятно. И он вовсе не был похож на бесчувственное животное, как его иногда называли. Он никогда не мог сидеть спокойно — никто из них не мог. Они всегда или сочиняли песни, или дурачились, или же упражнялись в написании автографов. Помню, Пол упражнялся больше всех. Своих собственных фотографий, у них не было, поэтому они расписывались на моих».
«Пятнадцатилетний сын владельца отеля был очень взволнован, когда узнал, что группа разместилась именно там».
Мик Лонгворт (Mick Longworth, сын владельца отеля): «У меня уже были билеты на этот концерт, но когда мама сказала, что «Битлз» остановились здесь, я был очень взволнован. Через пару минут я поднялся наверх. Там располагалась комната отдыха с телевизором, «Битлз» были там, поигрывая на своих гитарах. Я не стал входить, не стоило беспокоить гостей. Но я подошел к стеклянным дверям и слушал их. Я часто задаюсь вопросом, не работали ли они в тот день над одним из своих ранних хитов.
Я тут же позвонил, чтобы отменить свою утреннюю разноску газет, чтобы получить возможность присоединиться к своему брату Дейву, который утром должен был принести им чай в два их номера».
«На этом концерте Чарли Уорсдейл (Charlie Worsdale), работавший на агенство «Фото ньюз» сделал несколько фотоснимков. Он сопровождал Кэрола Рупи (Carol Roope), который брал у исполнителей интервью для этого агенства».
Чарли Уорсдейл (фотограф): «[В раздевалке] используя портативный проигрыватель, они слушали пластинки Рэя Чарльза, а также таких исполнителей, как Чак Берри и Бо Диддли. Особенно меня порадовало то, что они слушали Рэя Чарльза, потому что я был его большим поклонником. Помню, как они перекидывались между собой шутками о том, как на них реагирует аудитория. Они хохмили над аудиторией, которая, в основном, теперь состояла из визжащих девушек, практически заглушавших их музыку.
Я сфотографировал их из-за кулис, когда они выступали, но услышать смог немного. Что бросалось в галаза, то это тот ажиотаж, который они вызывали в зале – было ясно, что они станут значительным явлением».
Синтия: «Публика везде принимала «Битлз» с огромной любовью, и нередко основная часть аплодисментов доставалась именно им».
«В зале кинотеатра «Гомон» в Донкастере «Битлз» выступали 5 февраля, 22 марта и 10 декабря 1963».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Бедфорд (Granada Cinema, Bedford).
6 февраля 1963 г.

Мик Лонгворт (Mick Longworth, сын владельца отеля): «К сожалению, когда утром мы принесли им чай, они еще спали. Мы отправились в школу, которая была очень близко, но довольно скоро оба вернулись домой, чувствуя себя не очень хорошо. Наверное это было следствием волнения и знания того, что «Битлз», возможно, все еще были в отеле. Короче, когда мы вернулись в отель, «Битлз» были еще там – вся четверка сидела в ресторане и заканчивала завтракать. Они подписали нам рекламные «парлофоновские» открытки, а также нескольким официанткам и персоналу кухни.
Все они поставили свои подписи в книге регистрации отеля. Там были графы имя, дата и национальность. Джордж написал «Джордж Харрисон, британец, 5 февраля 1963». Но Ринго неправильно указал год. Он написал: «Ринго Стар, британец, 5 февраля 1962». Остальные также [следом за ним] указали неправильную дату. Джон Леннон написал свое имя, но в графе «национальность» написал «порядочный человек» (прим. - white man, буквально «белый человек», по смыслу - «порядочный человек»), а Пол написал «новичок» (прим. - green man, буквально «зеленый человек», по смыслу - «неопытный работник»). Оба вслед за Ринго написали «1962». Самое смешное, что следующие шесть человек также написали 1962, пока один из них не увидел ошибку, и не исправил на 1963.
Помню, как впоследствии сказал папе с мамой, которые совместно владели отелем, что нам нужно выставить эти кровати на продажу. Выискивалось все, что было связано с «Битлз» — простыни, на которых они спали, и т.д. «Не будь таким чертовски глупым», - ответил мне папа».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гранада», Бедфорд (Granada Cinema, Bedford) было их третьим концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
Джошуа М.Грин: «6 февраля 1963 года группа появилась на концерте в Бедфорде, на севере Англии. С первого же момента они ощутили что-то необычное. Толпа у входа на сцену была гораздо больше и шумнее, чем раньше. Джорджу и его друзьям пришлось сидеть в машине до тех пор, пока привратник не расчистил для них проход. В помещении было напряженнее, чем всегда, и публика никак не могла успокоиться. Но вот конферансье объявил начало концерта, и зал охватила тишина. Свет постепенно угас, раздвинулся занавес, и перед публикой предстали «Битлз». Зал взорвался небывалым доселе криком и визгом».
Эндрю Олдхэм: «Это было похоже на визг поросят на бойне. Я стоял сбоку от сцены, рядом с Брайеном, и нас буквально оглушило: в этом реве толпы потонуло все - и наши голоса, и звучание инструментов».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джошуа М.Грин: «Олдхэм взглянул на Эпстайна - тот улыбался, опер¬шись подбородком на руку. «Начинается… Я говорил, что это начнется!» - Олдхэм скорее почувствовал, чем услышал слова, которые прошептал Эпстайн».
Из интервью Джерри Джеймса (Gary James) с Хелен Шапиро:
Джерри Джеймс: Какая у аудитории была реакция на выступление «Битлз»? Были визжащие девушки?
Хелен Шапиро: Ну, это то, что возрастало в течение всего турне. Да, в самом начале этого было немного, но к концу, на самом деле, стало очень шумно. Во время гастролей у них вышел сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Они поднялись с выступления на открытии шоу до выступления, закрывающего первую половину концерта. Они росли в течение гастролей. Это было всего за три или четыре недели. Не помню. Без сомнения, что они набирали свою популярность. Они становились все более популярными. Нам было очевидно, что они станут известными, но никто, никто не мог предвидеть, насколько. Но было интересно просто наблюдать за этим ростом. На самом деле, они сильно выросли, и, я полагаю, что они закончили эти гастроли на неделю раньше нас потому, что это стало глупо. Им нужно было уйти и выступать на своих собственных концертах, поэтому их заменили другими исполнителями.
«Здание располагалось на Петерс-Стрит (5-9 St Peters Street, Bedford). Кинотеатр «Гранада» был закрыт в 1990, и вскоре после этого здание было снесено».

Выступление в зале кинотеатра «Риджел», Уэйкфилд (Regal Cinema, Wakefield).
7 февраля 1963 г.

Йен Макдоналд (журналист): «Так же как и с песней «Люби же меня» (Love Me Do), с композицией «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) возникла трансатлантическая проблема перевода. «Кэпитол Рекордз», американский филиал «И-Эм-Ай» не мог понять, что им делать с песней и отказался ее выпускать, будучи уверенным, что ее успех был чисто британским феноменом. Часть проблемы заключалась в технической стороне самой записи: хоть и записанная белой группой, для американцев песня была все-таки слишком сыра и груба на слух. Другая трудность заключалась в словах, которые были вольно истолкованы как проповедь фелляции. Эпстайн быстро лицензировал права на издания чикагскому лейблу «Ви-Джей», который и выпустил песню в феврале 1963 года. Реакция публики была нулевая. И только когда композиция будет переиздана в январе 1964 года, она будет признана американской аудиторией и займет верхнуюю строчку в первой пятерке США, через пятнадцать месяцев после выхода ее в Великобритании».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Риджел», Уэйкфилд (Regal Cinema, Wakefield) было их четвертым концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
«Кинотеатра «Риджел» открылся в декабре 1935, был рассчитан на 1594 зрителя, и имел сцену глубиной в 26 футов. В 1962 был переименован в «Эй-Би-Си».
Ринго: «Хелен была звездой. В ее гримерной был телевизор, а в нашей не было. Нам приходилось спрашивать у нее разрешения его посмотреть».

Выступление в зале кинотеатра «Эй-Би-Си», Карлайл (ABC Cinema, Carlisle).
8 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Эй-Би-Си», Карлайл (ABC Cinema, Carlisle) было их пятым концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
Бэрри Майлз: «Эти гастроли получили огласку в прессе национального масштаба, когда «участнику одной из групп поддержки» (на самом деле это был Ринго Старр, хотя ни он и никто из «Битлз» не были названы в сообщении прессы) запретили после окончания концерта посетить танцы. Основанием запрета было то, что он был одет как молодая шпана в кожаную куртку.
Ринго: «По-моему, это было в Карлайле. В гостинице, где мы жили, устроили бал, и мы решили на него заглянуть. Там наби¬лось полно каких-то вылощенных чопорных типов. Нас, конечно, выперли - уж слишком мы были немытые и нечеса¬ные».
«Этот инцидент произошел в гольф-клубе Карлайла (Carlisle Golf Club), располагавшегося в отеле «Корона и Митра» (Crown and Mitre hotel)».
Газета «Ньюс энд Стар» (апрель 2008): «Повел бы себя по-другому Билл Берри (Билл Берри), если бы знал, кем были эти четверо молодых людей в кожаных куртках, и кем им предстоит стать? Господин Бери был весьма горд своей должностью председателя гольф-клуба Карлайла. И когда он увидел четверку довольно неопрятных молодых парней, пришедших на ежегодный клубный обед-бал, и направившихся в буфет, он решил, что их поведение не соответствует требованиям клуба. Это был танцевальный зал отеля «Корона и Митра». Берри подошел к ним, тихо молвил им слово, и четыре кожаные куртки ускользнули в небытие».
Хелен Шапиро: «Мы были в холле. Кенни с «Битлз» решили выпить, а я взяла чашку чая. Тот парень зашел в банкетный зал и увидел нас. Он был очень недоволен, и попросил нас уйти. Мы не собирались принимать там участие. Они все были при параде, а это было не в нашем вкусе. Мы хотели просто спокойно выпить, но он был весьма настойчив. У них там был шведский стол, и, вероятно, это его волновало. По нашим ощущениям, во время гастролей у нас никогда не было много еды. Мы зашли на фуршет и взяли что-то из еды. Ринго особенно наслаждался едой. Потом мы пошли на танцпол, и, возможно, все еще продолжали есть. По-моему, я танцевала твист с Ринго. Там были такие дамы в длинных платьях, которые направились прямиком к «Битлз» в их кожаных одеждах. И вдруг подошел тот парень, более старший по возрасту, чем мы. Он пыхтел и отдувался, лицо его раскраснелось. Он велел нам уйти. «Кто вас пригласил?», - поинтересовался он. Было досадно, правда, потому что, кажется, никому не было до нас дела, кроме этого типа».
Джордж Джолли (член гольф-клуба Карлайла): «В те дни тот ежегодный бал проводился в смокингах. В тот год я был вице-капитаном гольф-клуба. Капитаном был Билл Берри. Мы обедали, я, Билл Берри и наши жены. Кто-то пригласил на этот бал четырех неряшливо одетых молодых людей. Они были в кожаных куртках и во всем таком. Мы увидели их через зал, и Билл мне говорит: «Полагаю, что нам следует попросить их уйти. Как ты думаешь?». «Да», - отвечаю я, - «думаю, что следует». Ни я, ни Билл не знали, кто они были. Билл прошел к ним, чтобы поговорить. Они ушли без проявления какой-либо неприязни».
Энди Парк (музыкальный промоутер): «В тот вечер я видел выступление «Битлз» в «Эй-Би-Си», хотя услышал очень мало из-за визгов поклонниц. Об инциденте с «Битлз» в «Короне и Митре» я услышал вскоре после этого случая. Через пару часов после окончания концерта я был в клубе «101» на Ботчергейт, и люди об этом говорили. В то время мне даже в голову не приходило, что «Битлз» смогут стать настолько значительным явлением. Никто не догадывался об этом. Мы считали, что поп-музыка просуществует еще месяцев шесть. Нужно было посетить такого рода концерты, иначе их больше никогда не будет».
Газета «Ньюс энд Стар» (апрель 2008): «Хелен была подавлена, когда национальные газеты подхватили эту историю. Заголовок в «Дейли Экспресс» гласил что-то вроде: «Хелен Шапиро попросили покинуть танцы в гольф-клубе».
Из газеты «Дейли Мейл»: «Хелен Шапиро не пустили на танцы. Репортер «Дейли Мейл». В эти выходные популярную певицу Хелен Шапиро попросили покинуть танцы в гольф-клубе. После выступления в вечернем концерте, она вернулась в четырехзвездочный отель «Корона и Митра». С шестнадцатилетней певицей был Кенни Линч и его инструментальная группа, четверка «Битлз», ее секретарь, дорожный менеджер и водитель. Вчера вечером Хелен сказала следующее: «Член комитета гольф-клуба Карлайла, организовавший этот бал, подошел к нам и попросил нас на танцы. Он нас пригласил. И так как он настаивал, мы согласились. Никогда в жизни я не была так удивлена, когда в середине Твиста к нам подошел мужчина в вечернем костюме, и поинтересовался, что мы тут делаем. Он сказал нам, что у нас нет никакого права там находиться, и попросил, чтобы мы ушли. Понятно, что у нас не было вечерних костюмов, но у нас вообще не было каких-либо костюмов, так как мы на гастролях. На нас была повседневная одежда, но достаточно модная и вполне уместная для такого места».
Вся компания Шапиро, некоторые в кожаных куртках, была выпровождена через боковую дверь зала. Хелен, остановившаяся в Питерборо в прошлый вечер, добавила: «Это было очень неприятно».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Хелен Шапиро попросили покинуть бал в полночь. Вчера вечером, популярную певицу Хелен Шапиро во время исполнения ею танца твист, попросили покинуть ежегодный бал гольф-клуба. «Это было очень неприятно», - сказала вчера вечером 16-летняя Хелен перед выступлением в Питерборо. Но к северу на 220 миль, члены гольф-клуба Карлайла отказались признаться, кто сказал ей уйти. Однако один из членов клуба сказал следующее: «Некоторые из ее друзей были в кожаных куртках, но, кроме всего прочего, это был закрытый бал». Вместе с Хелен велено было уйти Кенни «На крыше» Линчу и вокально-инструментальной группе «Четверка Битлз». Все они только что вернулись в четырехзвездочный отель «Корона и Митра». Когда в полночь они сидели в холле отеля, в танцевальный зал отеля стекались желающие потанцевать члены гольф-клуба, одетые в вечерние наряды. Затем, говорит Хелен, - «один из комитета гольф-клуба предложил нам войти вовнутрь. Мне предложили станцевать твист. Но во время танца кто-то попросил нас уйти. Мы сразу же вышли. У нас не было вечерних костюмов, потому что мы находимся на гастролях, но одеты мы были достаточно модно, и я не думаю, что мы были неуместны для этого места».
Помощник управляющего отеля г-н. Дэвид Оти проводил их через боковую дверь – «чтобы избежать неловкости». Г-н Оти добавил: «Мы были очень раздражены и огорчены. Позже я извинился перед мисс Шапиро за этот инцидент».
Хелен Шапиро: «Я была подавлена. Думала, вот мне и конец. Мне было всего 16, и такого рода события, это не то, чем можно было гордиться. Я так никогда и не узнала, кто сообщил об этом в прессу».
Газета «Ньюс энд Стар» (апрель 2008): «Тот вечер, когда «Битлз» попросили покинуть танцевальный зал отеля «Корона и Митра» давно уже стал частью легенды Потрясающей Четверки и города Карлайла».

Выступление в зале театра «Империя», Сандерленд (Empire Theatre, Sunderland).
9 февраля 1963 г.

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «В этот день сингл с песней «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) занимает 39 место в списках популярности «Мелоди Мейкер».
Бэрри Майлз: «Выступление в зале театра «Империя», Сандерленд (Empire Theatre, Sunderland) было их шестым концертом в рамках турне национального масштаба с Хелен Шапиро».
«Это было последнее выступление «Битлз» в первой части их турне по Великобритании с Хелен Шапиро. В концерте 10 февраля в Питерборо их заменила группа «Питер Джей и Нарушители» (Peter Jay and the Jaywalkers). Причиной их неучастия была необходимость быть в студии звукозаписи 11 февраля для записи их дебютного альбома. «Битлз» вернутся к гастролям с хелен Шапиро 23 февраля. В театре «Империя» города Сандерленд они выступят еще раз 30 ноября 1963, но уже в качестве хедлайнеров. Также в этом городе они выступят 14 мая 1964 в танцевальном зале «Ринк» (Rink Ballroom)».
Джон С. Винн (multiplusbooks.com): «После первого турне «Битлз» в Шотландии [в январе], промоутер Альберт Боничи через лондонского промоутера и своего друга Джека Фэллона (Jack Fallon), связался с Брайеном Эпстайном, и 9 февраля нанес ему визит. Боничи прилетел из Абердина в Лондон и встретился с Эпстайном в его офисе. Вместе с ним [Боничи] был молодой промоутер Энди Лотиан младший».
Из переписки между Брайеном Эпстайном и школьником частной школы «Стоу» (Stowe) Дэвидом Мурсом (David Moores): «9 февраля 1963 года. Дорогой Дэйв. Большое спасибо за твое письмо от 5-го числа. 4 апреля у группы запланировано выступление, но с твоих слов, эта дата вам удобна. В связи с этим я связался с организатором выступления и заручился тем, что я могу назначить другую дату. Однако должен тебе сообщить, что «Битлз» играют не более 60 минут, в двух получасовых выступлениях. Не знаю, как вы на это отреагируете, но надеюсь, что это не будет препятствием для вас предложить мне заказ на выступление. Не сомневаюсь, что вы можете «добавить» выступление местной джаз или рок-группы. Буду рад услышать от тебя ответ как можно скорее. С уважением, Брайен Эпстайн».
Письмо Брайена Эпстайна г-ну Салливану от 9 февраля 1963: «Уважаемый г-н Салливан. В ответ на Ваше письмо от 7-го, хочу Вас уведомить, что теперь плата за выступление «Битлз» составляет не менее 250 фунтов-стерлингов. К сожалению, я не могу предложить пятницу, субботу и воскресенье до середины июня. С уважением, Брайен Эпстайн».
Йен Равендейл (Ian Ravendale, журналист (randrlife.co.uk)): «Бывшему репортеру «Сандерленд Эко» Кэрол Робертон (Carol Roberton) было 18, когда она отправилась на концерт в театре «Империя». Ее отзыв о концерте появится 11 февраля в «Эко» под названием «Госпожа искусства» (A Mistress of Her Art), имевшим в виду Шапиро, был одним из первых обзоров местного уровня за пределами Ливерпуля, в котором упоминались «Битлз». «Многосторонность» Кенни Линча и Дэнни Уильямса и «глубокий мощный голос» Хелен Шапиро – все получило положительную оценку Кэрол. «Шумное усилие большей части остальных поддерживающих исполнителей программы» было очевидной отсылкой к «вызывающим крики Битлз», чье «инструментальное мастерство не дотягивает до высокого стандарта, заданного оркестром «Красная Цена» (The Red Price Band)».
Кэрол Робертон: «Это было впервые, когда я готовила обзор концерта в «Империи». Один из опытных специалистов дал мне совет: «Убедись, что ты никого не забыла упомянуть из тех, кто фигурирует на афише». Если бы не он то, скорее всего, я бы совсем ничего не сказала о «Битлз». Я ничего не знала о них, пока не пришла на концерт. Насколько я помню, по моему мнению «Оркестр Красная Цена» превосходил «Битлз». Помню, как хизикала и смеялась во время вытсупления «Битлз». Представьте себе, что вы сидите там, и ничего не можете расслышать, в то время как эти парни кружатся по сцене, совершая смешные движения. Это было похоже на немой фильм, потому что нельзя было услышать, что они пели или играли. Даже мысли никакой не было о том, в каком ритме они двигались! Это, на самом деле, выглядело смешно. Я была со своим парнем, и он смеялся вместе со мной. Девушка позади него двинула его в плечо.
Они, конечно, отличались от других и, безусловно, были интересны девушкам в аудитории, которые им визжали. Я не могла понять, почему они не слушали! Думала, что аудитория должна прекратить создавать такой шум, чтобы «Битлз» смогли продолжить петь эти песни!
На следующий день на встрече с прессой я взяла интервью у Хелен Шапиро. Рядом «Битлз» слонялись. Они были старше меня всего на несколько лет, трещали друг с другом и были очень симпатичными. Они, на самом деле, мне понравились. Приятные парни».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Фотосессия с фотографом Сайрусом Эндрюсом (Cyrus Andrews).
10 февраля 1963 г.

Дмитрий Мурашев : «В этот день состоялась фотосессия с фотографом Сайрусом Эндрюсом (Cyrus Andrews)».
Дэвид Диллс : «В этот вечер у «Битлз» состоялась продолжительная фотосессия на Слоун-Сквер с фотографом Сайрусом Эндрюсом».
Чезз Эйвери : «Эти фотоснимки были сделаны в Лондоне на Слоан-Сквер (Sloan Square). «Битлз» ненадолго прервали свое турне с Хелен Шапиро, и вернулись в Лондон, чтобы 11 февраля записать свой первый долгоиграющий альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Выделив себе день отдыха в своем напряженном графике они, по всей вероятности, делами не занимались».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Запись альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me).
11 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. Все десять новых треков, необходимых для выпуска альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), были записаны в течение одной десятичасовой сессии (оставшиеся четыре трека были уже выпущены как стороны «А» и «Б» двух их синглов). Все треки были отобраны Джорджем Мартином из репертуара, который они исполняли в клубе «Пещера», в попытке воссоздать атмосферу живого исполнения группы».
Джордж Мартин: «Сразу после выпуска [сингла] «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», я решил по-быстрому записать альбом и собрал их всего только на один день. Брайен также был захвачен успехом этой работы. И он хотел тогда загрузить меня большим количеством другого материала… своего рода такое сотрудничество: «Я буду давать вам сырье, а вы мне - товар, и мы будем продавать его». Это был очень счастливый год, заполненный страшно тяжелой работой. Все свое время я проводил в студиях, и никогда за всю жизнь не работал так напряженно».

Альберт Голдман: «Общая концепция альбома принадлежала Джорджу Мартину. Вначале, считая, что «Битлз» гораздо эффектнее смотрятся на сцене, чем в студии, он хотел записать эту пластинку во время концерта в «Пещере» [9 декабря 1962], где, при поддержке поклонников, группа чувствовала себя по-настоящему раскрепощенно. Но подвал на Мэттью-Стрит оказался настоящим кошмаром для звукоинженеров. Тогда Мартин решил устроить концерт «Битлз» прямо в студии. Конечно, и речи не могло быть о том, чтобы пригласить публику, но предполагалось, что ребята будут играть так же, как если бы они стояли на сцене, переходя от одной песни к другой, не прерываясь даже для того, чтобы перекурить или выпить. Он был уверен, что, если сумеет добиться от них уверенности в своих силах, «Битлз» раскроют свой талант в студии так же, как делают это на сцене».
Джордж Мартин: «Я побывал в клубе «Пещера», увидел, на что они способны, я знал их репертуар, знал, что они могут сыграть, и сказал: «Давайте запишем все песни, какие у вас есть; приезжайте в студию, мы справимся за день».
Джон: «При записи этой пластинки была сделана попытка представить нашу игру вживую, почти так, как эта музыка звучала в залах Гамбурга и Ливерпуля. Конечно, невозможно передать атмосферу концерта, где толпа притопывает в такт музыке, но эта пластинка дает хотя бы некоторое представление о том, как мы играли, пока не стали «удачливыми «Битлз».
Ринго: «Мы знали все эти песни, потому что с ними выступали по всей стране. Вот почему мы могли сразу прийти на студию и записать их. С микрофонами все было просто: по одному перед каждым усилителем, два навесных для барабанов, один для певца и еще один для большого барабана. Но большого барабана на записи не слышно, поэтому теперь мне кажется, что память меня подводит, - на самом деле перед ним микрофона не было».
Джон: «Прежде всего, мы работали без эха. Когда этот эффект только появился, он был нам не по карману. А когда мы смогли позволить себе эту примочку, она нам уже разонравилась, и мы никогда не пользовались ею на сцене. Это было правильное решение - не использовать эхо, потому что в противном случае мы были бы похожи на все остальные группы».
Нил Аспинал: «Мне известно, что поначалу «Битлз» сильно нервничали, но, по-моему, любой волновался бы во время своей первой записи. Это была настоящая учеба не только для них, но и для Джорджа Мартина, и отработали отлично».
Джон: «Ресторанный репертуар мы играли уже десять лет подряд, и эти песни знали вдоль и поперек. Оказавшись в студии, нам хотелось сделать все сразу и побыстрее».
«В течение дня всего состоялось три сессии. Две были запланированы, третья добавлена позднее».
Марк Льюиссон: «Продюсер записи: Джордж Мартин; звукоинженер: Норманн Смит; звукооператор: Ричард Лэнгхэм».
Ричард Лэнгхэм (Richard Langham, звукооператор): «Было очень холодное утро, и никого из них я не знал. Я спросил у Норманна Смита, звукоинженера: «Кто это?». Поэтому он представил меня и всех остальных. Они были по-деловому точны, и прибыли в Лондон прямо с концерта, на котором они выступали накануне. Но они были в прекрасном настроении, как и любая другая группа, прибывающая на запись.
Мы помогли им перенести и установить все их оборудование. Из-за того, что все это время они мотались по всей стране, их усилители были вроде как сломаны или что-то вроде того. На усилителях не было задних стенок. У них были просто ящики с громкоговорителями. Когда я расставлял все это, мы осмотрели их изнутри на предмет наличия в них грязи, но там повсюду были обрывки бумаги, которые я извлек. Это были записки от девушек, которые бросали их с танцпола на сцену. «Пожалуйста, сыграйте это, пожалуйста, сыграйте то, это мой номер телефона». Полагаю, что они читали их, а потом бросали в заднюю часть усилителя все эти бумажки».
Ринго: «Все происходящее виделось мне, как в тумане. Студия, запись альбома — все было как во сне. Свой первый альбом мы не репетировали. По-моему, он был записан вживую. Сначала мы прогнали все песни, чтобы для каждой найти свой звук, а потом просто начали записывать их одну за другой».
Нил Аспинал: «С первых сессий записи они всегда работали во второй студии на Эбби-Роуд. Операторская находилась этажом выше. Лестница вела в довольно большую, похожую на амбар комнату-студию».
Марк Льюиссон: «Студия 2. 10.00 – 13.00. Запись песен «Есть место» (There’s A Place), дубли 1-10; «Семнадцать лет» (Seventeen) – рабочее название песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), дубли 1-9».
«Первая сессия началась в 10 утра. «Битлз» записали десять дублей песни «Есть место» (There’s A Place)».
Бэрри Майлз: «Песня была написана совместно Джоном Ленонном и Полом Маккартни в доме Маккартни по Фортлин-Роуд (авторство обозначено как «Маккартни/Леннон», как и для всех остальных оригинальных композиций с первого альбома). Её название было навеяно композицией «Где-то» (Somewhere) из мюзикла «Вестсайдская история». Маккартни обладал альбомом с саундтреком этого мюзикла во время написания песни, и сам признавал его влияние».

Пол: «В песне «Есть место» есть влияние композиции Леонарда Бернстайна «Где-то» (Somewhere) из мюзикла «Вестсайдская история». В ней, в том числе, есть строчка «где-то есть место для нас» (somewhere there’s a place for us)».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Местом, о котором идёт речь, было «сознание» (the mind), таким образом основная тема песни была несколько более интеллектуальной, чем большинство популярных песен того времени в Великобритании и США. По сути, основным посылом песни стало обычное ленноновское «В моём сознании нет сожаления… Оно - лишь у тебя в сознании».
Пол: «Идея песни моя, но написано совместно с Джоном».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Часть напора в песне «Есть место» возможно пришла из оригинальной задумки Леннона озвучить в этой песне то, что он называл обобщенно «Черное звучание в стиле «Мотаун» (Motown)», хотя немного из того звука проникает в окончательный вариант песни».
Джон: «Это было попыткой подражать музыке «соул».

There, there’s a place Есть место,
where I can go Куда я могу уйти,
when I feel low Если мне плохо,
when I feel blue Когда я чувствую грусть,
And it’s my mind И это – мое сознание,
and there’s time И это время
When I’m alone Когда я один
I think of you Я думаю о тебе,
the things you do О том, что ты делаешь
Go round my head И кругом идет голова
the things you’ve said От того, что ты сказала

Like I love only you Я люблю только тебя
In my mind there’s no sorrow В моей душе печали нет
Don’t you know that it’s so Разве ты не знаешь, что это так
There’ll be no sad tomorrow Там не будет печального завтра
Don’t you know that it’s so Разве ты не знаешь, что это так

Йен Макдональд (музыкальный критик): «В 1963 году эта песня станет частью концертного репертуара группы. Характерное вступление на губной гармонике, в котором акцентируются седьмая и шестая ступени лада, а также резковатые подголоски в квинту (Маккартни в этих местах поёт верхнюю ноту интервала) делают эту песню довольно примечательной среди раннего творчества группы».
«После песни «Есть место» (There’s A Place) были записаны девять дублей «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), которая в то время имела рабочее название «Семнадцать лет» (Seventeen)».
«В декабре 1961 года, когда ей было 17 лет, Айрис Колдуэлл [бывшая подружка Джорджа Харрисона в 1958-1959 гг.] познакомилась с Полом Маккартни, когда он заметил ее в Ливерпуле на танцполе зала «Башня». Говорят, что она вдохновила Пола написать песню «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There)».
Рэйчел Влетчли (газета «Миррор»): «В чулках в сеточку, на каблуках, в мини-юбке и блестящем топике, длинноногая брюнетка была нанята, чтобы продемонстрировать танец Твист в одном ливерпульском танцевально зале на вечере рок-н-ролла. Музыку исполняла многообещающая группа под названием «Битлз». Айрис встречалась с одним из них, Джорджем Харрисоном, и знала как друзей всех остальных. Но в тот вечер пораженный Пол увидел Айрис в новом свете, и сразу отправился домой, чтобы написать о ней песню. «Да, ей было всего семнадцать, вы понимаете, что я имею в виду, и то, как она выглядела, было ни с чем не сравнимо, поэтому, как я мог танцевать с другой, после того, как я увидел её, стоявшую там?». Песня станет одной из самых известных в истории поп-музыки, и автор и его муза станут встречаться».
Пол: «Это был мой номер. Я написал первый куплет, мелодию, ритм и все аккорды. Далее над текстом мы работали вместе [с Джоном]. Мы сочиняли ее с Джоном в передней нашего дома, на Фортлин-Роуд, 20, в Аллертоне. Мы прогуливали занятия и сочинили эту песню, аккомпанируя себе на гитарах и немного подыгрывая на моем пианино. Помню, у меня были слова: «Мне только что исполнилось семнадцать, и я никогда не была королевой красоты», а Джон - это был один из первых случаев, когда он вдруг заволновался: «Что-что? Это надо изменить». И я изменил: «Мне только что исполнилось семнадцать, ты понимаешь, что это значит». Очень важное воспоминание. Для нас это была лишь строчка, но в то время нам было по восемнадцать или девятнадцать, и получалось, будто мы обращаемся ко всем девчонкам, которым семнадцать Если работа над песней проходила во время прогуливания занятий, и в возрасте 18-19 лет, то, получается, над этой песней они начали работать еще в 1960-1961 гг.). Мы прекрасно отдавали себе в этом отчет. Мы ведь сочиняли для рынка. Для потребителя. И знали, что если напишем песню под названием «Спасибо, девочка!», то многие девушки, которые закидывали нас письмами, воспримут это как искреннюю благодарность с нашей стороны. Поэтому многие песни адресованы непосредственно нашим поклонницам. Мы понимали, что именно происходит, когда мы поем слушателям. Из-за этого - «От меня к тебе», «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», «Она любит тебя». Личные местоимения. Мы постоянно ими пользовались. Всегда что-то личное. «Люби меня, люби», «Поскриптум. Я люблю тебя».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Марк Льюиссон: «Песня начинается с того, что Маккартни отсчитывает «раз, два, три, четыре!». Обычно это вырезалось из записи, но этот фрагмент Джордж Мартин оставил, посчитав его «цепляющим». Причём, на пластинке осталась запись с самого первого дубля, а отсчёт взят с девятого».
Из интервью Пола Маккартни Марку Льюиссону:
Марк Льюиссон: А почему вы начали свою песню со счета: «И-и-и раз, два, три, четыре!»? Ведь другие песни вы не начинали так?».
Пол: Нет, мы всегда вначале считали, но в этот раз все получилось настолько органично, что мы решили: давайте оставим счет, потому что это звучит здорово».

1 — 2 — 3 — 4 ! раз, два, три, четыре!
Well, she was just seventeen, Да, ей было всего семнадцать лет,
You know what I mean, Ты понимаешь, что это значит,
And the way she looked was way beyond compare. И то, как она выглядела, было ни с чем не сравнимо
So how could I dance with another, O-oh Поэтому как мог я танцевать с другой,
When I saw her standing there? Когда я увидел ее, стоящую там?

Well she looked at me, and I, I could see Она посмотрела на меня, и я осознал
That before too long I’d fall in love with her. Что сейчас в нее влюблюсь
She wouldn’t dance with another, whooh Она не станет танцевать с другим,
When I saw her standing there. Когда я увидел ее, стоящую там

Well, my heart went «boom», Мое сердце учащенно билось,
When I crossed that room, Когда я шел через зал
And I held her hand in mine, И взял ее руку в свою
Whoah, we danced through the night, Ух ты, мы танцевали всю ночь,
And we held each other tight, И сжимали друг друга в объятьях
And before too long I fell in love with her. я сейчас в нее влюблюсь
Now I’ll never dance with another Whooh Теперь я никогда не буду танцевать с другой
Since I saw her standing there. Как только я увидел ее, стоящую там

Бэрри Майлз: «Басовая партия этой песни была позаимствована Полом из песни Чака Берри «Я говорю о тебе» (I’m Talking About You)».
Песня была написана и впервые опубликована Чаком Берри в феврале 1961 года.
Из интервью Пола Маккартни журналу «Гитарист» (Guitar Player) в 1990г.:
Вопрос: Партия баса в песне «Я увидел ее, стоящую там» очень напоминает вещь Чака Берри «Я говорю о тебе».
Пол: На самом деле, я признал это лет 20 назад. Когда я сделал это снова, совсем недавно, в статье было написано примерно следующее: «Он признает, возможно, необдуманно…». Я сказал: «Да ладно, народ. Я не собираюсь рассказывать вам, что придумал этот рифф, когда это сделал басист Чака Берри». На самом деле, это гитарная партия. Великолепный рифф. И большинство людей, для которых мы играли, не знали первоисточник, так что мы были в относительной безопасности. Абсолютно нормальное явление для тех лет, да и для музыки вообще».
«Первая сессия закончилась в 13.00, и персонал студии сделал перерыв на обед. У «Битлз», однако, были другие планы».
Ричард Лэнгхэм (Richard Langham, оператор записи): «Мы сказали им, что у нас перерыв, но они ответили, что хотели бы остаться репетировать. Поэтому, пока Джордж [Мартин], Норман и я завернули за угол в паб «Герои Альмы» (Heroes Of Alma) выпить пинту [пива] с пирогом, они остались, попивая молоко. Когда мы вернулись, они вовсю играли. Мы не могли в это поверить. Никогда не видели группу, вовсю играющую во время обеденного перерыва».
«Вторая сессия началась в 14.30, и продолжалась до 18.00».
Марк Льюиссон: «Студия 2. 14.30 – 18.00. Запись песен: «Вкус меда» (A Taste Of Honey), дубли 1-5; «Ты хочешь знать секрет?» (Do You Want To Know A Secret), дубли 1-8; «Вкус меда» (A Taste Of Honey), дубли 6-7; «Есть место» (There’s A Place), дубли 11-13; «Семнадцать лет» (Seventeen), дубли 10-12; «Страдание» (Misery), дубли 1-11».
«Вторую сессию «Битлз» начали с песни «Вкус меда» (A Taste Of Honey)».

Известная музыкальная композиция, написанная Бобби Скоттом и Риком Марлоу. Изначально это была лишь музыкальная тема для бродвейской постановки (1960) британской пьесы «Вкус мёда» (написанной в 1958 году, по ней позже был снят одноимённый фильм).
«Поскольку инструментальная версия Акера Билка была в то время довольно популярной в Великобритании, было решено записать данную песню для дебютного альбома группы».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Песня была в репертуаре группы с 1962 года».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «В Гамбурге и Ливерпуле группе «Битлз» было необходимо исполнять некоторое количество баллад и «чужих» песен для «растапливания» сердец даже наиболее отрицательно настроенной к биту аудитории. На долю Маккартни выпала демонстрация «утонченного» вкуса группы, проявившегося в исполнении этой американской песни, записанной среди прочих Ленни Уэлчем и необычайно популярной у джазменов и многих групп по всему миру. Впрочем, сами музыканты не были о ней высокого мнения – на концертах Джон постоянно изменял строчку припева «вкус меда» на «трата денег» (A Waste Of Money)».
«В общей сложности было записано пять дублей. Лучшей версией посчитали пятый дубль, на который Пол Маккартни дважды наложил свой вокал. Это наложение было записано в двух попытках, окончательной версии дубля был присвоен седьмой номер».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «И еще кое-что отчетливо проявилось в этой записи - продюсер и звукорежиссер Джордж Мартин оказывал все возрастающее влияние на музыкальное развитие группы. По его предложению в песне «Вкус меда» голос Пола методом наложения был записан дважды».
«Это было единственным случаем использования такого технического приема на первом альбоме «Битлз»
Стивен Кноултон (музыкальный критик): «Одна из десяти песен, которая у «Битлз» еще хуже, чем их «Революция 9» - это песня «Вкус меда». В этой песне выявились недостатки Ринго в использовании щеточек. Впрочем, в игре на танцах они не требовались».
«В перерыве между записью основной дорожки песни «Вкус меда» (A Taste Of Honey) и наложением на нее вокальных партий, «Битлз» записали восемь дублей песни «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), с ведущим вокалом Джорджа Харрисона».
Пол: «Идея песни Джона, но вклад каждого 50 на 50%».
Билл Харри: «Вдохновением для песни послужила композиция «Желаю» (I’m Wishing) из мультфильма «Белоснежка и семь гномов» компании Уолт Дисней. Первые две строки из мультфильма «Хочешь узнать секрет? Обещаешь никому не рассказывать?» (Want to know a secret? Promise not to tell?) идут сразу же в начале песни».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «Эта песня, сочиненная Ленноном на тему диснеевской песенки, которую ему в детстве напевала мама, была отдана им для исполнения одновременно Билли Дж. Крэмеру (для сингла, ставшего хитом) и Джорджу Харрисону (для этого альбома)».
Пол: «Эту песню мы действительно написали для Джорджа. Прежде, чем он написал свои собственные, Джон и я писали песни для него и Ринго».
Джон: «Не могу сказать, что песню «Ты хочешь узнать секрет?» я написал специально для Джорджа. Тогда я жил в своей первой квартире, которую мне не приходилось делить с четырнадцатью другими студентами и студентками школы искусств. А после того как я женился на Син, Брайен Эпстайн отдал нам свою квартирку, которую он снимал в Ливерпуле для своих тайных сексуальных связей, — не домой же ему было кого-то приводить. Тут у меня в голове и появились эти слова, я написал песню.
Идея пришла от стишка, который мама напевала мне, когда мне было год или два. Тогда она еще жила со мной. Это был стишок из диснеевского мультфильма: «Хочешь, я скажу тебе один секрет? Обещай никому не рассказывать. Ты стоишь у колодца, исполняющего любые желания». Этот стишок застрял у меня в голове, я написал такую песню и отдал ее Джорджу, чтобы он спел ее. Я решил, что ему она подойдет: в ней было всего 3 ноты, а он не лучший в мире певец. В те годы его способности были не очень высокие. Я дал ему эту песню, чтобы он мог выступить. Я даже настоял на том, чтобы эта вещь была выпущена на стороне «Б» сингла «Битлз», ведь до этого он не пел ни на одном сингле».
Пол: «В какой-то степени песню «Ты хочешь узнать секрет?», на¬писанную для Джорджа, мы никогда не считали по-настоящему хорошей. Думаю, что мы оба с Джоном были того мнения, что настоящие пластинки делаем мы, но поскольку у других ребят было тоже дополна поклонников, мы писали и для них».
Джордж: «[Во время записи] мы постоянно были на грани срыва. Мы прогоняли все песни, прежде чем что-нибудь записать. Послушав немного, Джордж Мартин спрашивал: «А еще что-нибудь у вас есть?» «Ты хочешь узнать секрет?» - моя песня в этом альбоме. Собственное пение мне не понравилось. Я не умел петь, никто не объяснил мне, как это нужно делать: «Слушай, ла-ла-ла, хочешь, хочешь узнать секрет? Ла-ла-ла… Пообещай никому не говорить…»

You’ll never know how much Ты никогда не узнаешь как сильно
I really love you, На самом деле я люблю тебя
You’ll never know how much Ты никогда не узнаешь, как сильно
I really care. Я на самом деле люблю
Listen, do you want to know a secret? Слушай, ты хочешь узнать секрет?

Do you promise not to tell? Who-a… Обещаешь не говорить?
Closer, let me whisper in your ear, Приблизься, позволь мне шепнуть тебе на ушко
Say the words you long to hear, Произнести слова, что ты хотела услышать
I’m in love with you, oo… Я в тебя влюблен
Listen, do you want to know a secret, Слушай, ты хочешь узнать секрет?

I’ve known the secret for a week or two, Я держал этот секрет неделю или две
Nobody knows, just we two. Никто не знает, только мы вдвоем,
Listen, do you want to know a secret, Слушай, ты хочешь узнать секрет?
Do you promise not to tell? Who-a… Обещаешь не говорить?

Closer, let me whisper in your ear, Приблизься, позволь мне шепнуть тебе на ушко
Say the words I love to hear, Произнести слова, что нравится мне слышать
I’m in love with you, oo, oo, oo, oo… Я в тебя влюблен

«После того, как эти две песни были закончены, Джон Леннон записал наложение гармоники в песне «Есть место» (There’s A Place) с трех попыток, и к первому дублю песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) были добавлены хлопки в ладоши.
Последней, записанной во время дневной сессии, была песня «Страдание» (Misery), композиция Леннона-Маккартни, которая первоначально была предложена Хелен Шапиро».
Пол: «Наша совместная с Джоном песня. Не думаю, что кто-то из нас был главным в этой песне, это была просто заказная работа».
Билл Харри: «В феврале 1963 года наиболее успешной британской исполнительницей была Хелен Шапиро, достигшая успеха в чартах ещё двумя годами ранее, в возрасте 14 лет. Менеджер певицы, Норри Парамор, искал свежий материал для её нового альбома и предложил «Битлз» написать песню специально для неё. Песня была задумана «Битлз» за кулисами перед выступлением 26 января 1963 года, а закончена была в доме Пола Маккартни на Фортлин-Роуд».
Пол: «Предназначалась Хелен Шапиро, но она отказалась от нее (насмешливо фыркает). Мы назвали её «Страдание», она не настолько медленная, насколько она звучит, она довольно живая, и мы думали, что для Хелен она вполне подойдёт, потому что там все очень печально: «Мир обращается со мной плохо, одни муки… В общем, пессимистическая песня. В конце концов ее исполнил Кенни Линч. Кенни гастролировал вместе с нами и пел эту песню, и это был хит, не такой, чтобы уж по высшему разряду, но все-таки».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «В первоначальном варианте текста первая строчка песни «Мир обращается со мной плохо, одни страдания» (The world is treating me bad, misery) звучала так: «Ты не было ко мне справедливо, страдание» (You’ve been treating me bad, misery). Изменив текст, Леннон и Маккартни сделали его более емким и глобальным.

The world is treating me bad, misery. Мир обращается со мной плохо, одни страдания
I’m the kind of guy who never used to cry, Я из тех парней, что никогда не плачут
The world is treating me bad, misery. Этот мир обращается со мной плохо, одни страдания
I’ve lost her now for sure, Я потерял ее теперь наверняка,
I won’t see her no more, Я не увижу ее больше
It’s gonna be a drag, misery. Это будет бременем, страдание
I’ll remember all the little things we’ve done, Я буду помнить все наши маленькие события
Can’t she see she’ll always be the only one, lonely one, Как она не может понять, что она всегда будет единственной, одинокой
Send her back to me ‘cos ev’ry one can see, Верните ее мне обратно, потому что всем очевидно,
Without her I will be in misery. Что без нее я буду страдать
I’ll remember all the little things we’ve done, Я буду помнить все наши маленькие события
She’ll remember and she’ll miss the only one, lonely one, Она будет помнить, кто верен ей и одинок
Send her back to me ‘cos ev’ry one can see, Верните ее мне обратно, потому что всем очевидно,
Without her I will be in misery. Что без нее я буду страдать
shock in misery. shock my misery. О, в страдании, о, мое страдание.

«Песня была записана на пленку, которая двигалась с удвоенной скоростью – 30 дюймов в секунду. Это было сделано для того, чтобы впоследствии наложить фортепиано в более медленной скорости. Это наложение будет сделано Джорджем Мартином 20 февраля без присутствия «Битлз».
Третья сессия длилась с 19.30 до 22.45, хотя по первоначальному плану закончить должны были в 22.00».

Марк Льюиссон: «Студия 2. 19.30 – 22.45. Запись песен: «Обними меня покрепче» (Hold Me Tight), дубли 1-13; «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)), дубли 1-3; «Мальчики» (Boys), дубль 1; «Цепи» (Chains), дубли 1-4; «Крошка, это ты» (Baby It’s You), дубли 1-3; «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), дубли 1-2».
«Сперва «Битлз» записали 13 дублей песни «Обними меня покрепче» (Hold Me Tight), которая позднее будет переработана для их второго альбома «Вместе с Битлз» (With The Beatles)».
Билл Харри: «Композиция «Обними меня покрепче» была написана большей частью Полом Маккартни в 1961 году, до 1963 года песня была частью концертного репертуара группы».
Пол: ««Обними меня покрепче» - наша совместная с Джоном песня».
Джон: «Песня Пола. Довольно слабенькая песня, которая меня никогда особо не интересовала».
Марк Льюиссон: «Изначально эта песня записывалась для альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», но в итоге не была для него отобрана; при работе над вторым альбомом группа запишет песню заново».
Пол: «Об этой песне я помню немногое. Неудавшаяся попытка создать сингл, из которой позже вышел приемлемый наполнитель для альбома».
Из интервью с Марка Льюиссона с Полом Маккартни:
Марк Льюиссон: А что вы скажете насчет песни «Обними меня покрепче»? Насколько я знаю, вы пытались включить ее в долго¬играющий диск «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», но не получилось?
Пол: Я вообще смутно помню об этом. Были песни, которые мы называли «рабочими», их обычно плохо помнишь. Это как раз тот случай. Я помню название этой мелодии. Некоторые… они не то чтобы просто заполнители, но это, так сказать, «песни-работяги». Было понятно, что песня по¬дойдет - неплохая мелодия. «Обними меня покрепче» никогда не производила на меня особого впечатления. Немного напоминала репертуар группы «Ширэлз».
«Ширэлз» (The Shirelles) - американская женская группа. Была одной из самых первых женских групп и одной самых популярных в конце 1950-х — начале 1960-х годов.
Все четыре участницы были ученицами старших классов из города Пассаик, штат Нью-Джерси.

It feels so right now, hold me tight Это кажется уместным сейчас, обними меня крепко
Tell me I’m the only one Скажи мне, что я единственный
And then I might И тогда я, возможно
Never be the lonely one Никогда не буду одинок
So hold me tight, tonight, tonight, Так держи меня крепче, покрепче, покрепче,
It’s you, you you you oooo oooo Ты, ты, ты

Hold me tight Обними меня покрепче
Let me go on loving you Позволь мне любить тебя
Tonight tonight Сегодня вечером, сегодня вечером
Making love to only you Предаваться любви только с тобой
So hold me tight, tonight, tonight Так держи меня крепче, покрепче, покрепче,
It’s you, you you you oooo oooo Ты, ты, ты

Don’t know what it means to hold you tight Не знаю, что значит, обнять тебя крепко
Being here alone tonight with you Быть вечером сегодня только с тобой
It feels so right now, feels so right now Это кажется уместным сейчас, уместным сейчас

«Из всех попыток записать песню «Обними меня покрепче» (Hold Me Tight), только две были закончены полностью. Пять раз начало было неудачным, один раз сбились в середине песни, и в четырех дублях отдельные части были оставлены для последующего их соединения на ленте. Окончательной версией был принят монтаж дублей 9 и 13, но окончательно он так никогда закончен и не будет, а пленка впоследствии будет стерта.
Затем «Битлз» записали три дубля песни Артура Александера «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him))».
«Несмотря на название песни «Anna (Go to Him)», в самом тексте вместо «go to him» (иди к нему) присутствует «go with him» (уходи с ним)».
Ричи Антерберг (музыкальный обозреватель): «Песня «Анна» была одной из замечательных ранних соул-баллад, несмотря на то, что её пульсовой ритм был ближе к среднему темпу, чем к медленной балладе. Как и некоторым другим песням Александера, ей суждено было стать более знаменитой в кавер-версиях, чем в оригинальном исполнении».
Билл Харри: «Эта песня очень нравилась Джону Леннону».
Джордж: «В этот альбом вошла и песня «Анна» Артура Александера. Артур Александер использовал своеобразную партию ударных, которую мы пытались повторить, но не смогли и, в конце концов, выдумали что-то свое собственное. Множество раз мы пытались кому-то подражать, но у нас ничего не получалось, и мы изобретали свои варианты. Уверен, именно так появился стиль реггей. По-моему, кто-то играл музыку в стиле калипсо, слушал рок-н-ролл шестидесятых и думал: «Попробуем и мы так», но не сумел, и в результате получился реггей. А теперь мы все пытаемся играть реггей, но у нас не получается».
«В начале песни отчётливо слышен скрип басовой педали у Ринго. В интервью 1987-го года Джордж Мартин сказал, что если бы знал, что через много лет альбом будут так тщательно изучать, он бы несомненно сделал что-нибудь со скрипящей педалью».
Йен Макдональд: «Характерную музыкальную фразу, которая в оригинале исполнялась на фортепиано, Джордж Харрисон исполняет на гитаре»,
«Потом была записана песня «Мальчики» (Boys), на которой Ринго одновременно играет на барабанах и исполняет песню».
Марк Льюиссон: «Основную вокальную партию исполнил Ринго Старр — это была его первая запись с «Битлз» в роли ведущего вокалиста».
Джон Робертсон (музыкальный критик): «Песня «Мальчики» ранее была известна в исполнении женской группы «Ширэлз». Песню спел Ринго и сделал это с большим энтузиазмом, возможно, и не уловив некоторые тонкости лирики, но зато записав песню с первой попытки. Эту композицию «Битлз» на своих концертах исполняли уже около двух лет и Ринго «унаследовал» вокальную партию от предыдущего ударника, Пита Беста».
Пол: «Ринго исполнял песню «Мальчики», которую зрители просто обожали. Было весело играть вещицу, написанную для женской группы. Кстати, мы никогда толком не вникали, о чем была эта песня. Для нас это была просто хорошая мелодия. Одно из достоинств молодости – ты не забиваешь себе голову всякой ерундой».
«Собственно, песня поётся от лица девушек. С небольшими изменениями в тексте «Моя девушка говорит, что когда я целую ее губы» (My girl says when I kiss her lips) «Битлз» пели песню «про мальчиков», совершенно не задумываясь о возможной интерпретации песни как гомосексуальной».
«Далее последовала запись еще двух кавер-версий. Джордж Харрисон исполнил песню «Цепи» (Chains) группы «Красотки» (The Cookies). Авторами песни являются Гоффин и Кинг».
Йен Макдональд (музыкальный критик): «Песня «Цепи» довольно быстро стала популярной среди музыкальных групп Ливерпуля и была включена также и в репертуар «Битлз».
«Было записано четыре дубля, из которых первый впоследствии был признан лучшим. Затем «Битлз» записали три дубля песни группы «Ширэлз» — «Крошка, это ты» (Baby It’s You) с ведущим вокалом Джона».
Марк Льюиссон: «Группа «Битлз» исполняла песню «Крошка, это ты» во время гастролей с 1961 по 1963 год».
«К этому времени было уже около десяти часов вечера, времени, когда обычно студия «И-Эм-Ай» закрывалась. Однако у «Битлз» оставалась еще одна песня для записи. В столовой состоялось обсуждение о том, какая это должна быть песня. Было предложено несколько вариантов».
Джордж: «В тот раз мы чуть было не записали песню «Убери руки от моей крошки» (Keep Your Hands Off My Baby) Гоффина и Кинга (прим. — в 1963 году эта песня была частью концертного репертуара «Битлз». В частности, группа записала ее для «Би-Би-Си» 22 января 1963 года). Иногда мы разучивали песни, исполняли их пару раз, а потом отказывались от них, как в случае с песней «Вот когда у тебя заболело сердце» (That’s When Your Heartaches Begin), песней Элвиса, которую исполнял Пол. Там в середине есть еще такие слова: «Любовь — это то, что мы никогда не сможем делить с кем-то», — вы когда-нибудь слышали такую нелепую строчку?».
Норманн Смит (звукоинженер): «Кто-то предложил песню «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), старый номер группы «Братья Айзли» (The Isley Brothers), с ведущим вокалом Джона (прим. – группа «The Isley Brothers» — пять братьев Айзли из американского города Цинциннати, исполняющих ритм-энд-блюз с 1957 года). Но к этому времени их голосовые связки уже устали и болели – прошло уже 12 часов, как они начали работу. При этом, голос Джона уже почти сел, и мы сделали это с одного захода. Джон взял два леденца «Зюбз» (Zubes), прополоскал горло молоком, и мы начали».
Пол: «Джон приберег исполнение песни «Танцуй твист и вопи» напоследок. Весь день он тогда сосал эти «Зюбз». У него были такие маленькие конфетки для горла. И он оставил «Танцуй твист и вопи» на конец, потому что знал, что сорвет голос, исполняя ее. Это было потрясающе. Это все слышно на пластинке».
Джон: «Я не мог петь эту чертову песню. Я ее просто орал!»
Пол: «Го¬лос Джона обладал такой мощью, с которой до сих пор никто не может сравниться, и я точно знаю почему. Потому что в течение всего дня он работал как вол. Мы оставили эту песню на самый конец, потому что знали, что должны были за¬писать ее с первого захода, сразу».
Джордж Мартин: «Я знал, что при исполнении песни «Танцуй твист и вопи» легко сорвать голос, и потому сказал: «Эту мы запишем в самом конце дня, потому что, если мы начнем с нее, ни на что другое у вас уже не хватит голоса». Поэтому ее в ту ночь записывали последней. Мы сделали два дубля, после чего Джон окончательно охрип. Но записи это пошло только на пользу, Для этой песни необходим сорванный голос».
Ринго: «Джон охрип во время записи «Танцуй твист и вопи».

Джон: «Последняя песня чуть не убила меня. После нее голос восстановился не скоро; при каждом глотке горло саднило. Я всегда стыдился этой песни, потому что я мог бы спеть ее гораздо лучше, но теперь это меня не волнует. Всякий поймет, что я просто орал, как буйный, стараясь изо всех сил. Мы пели на протяжении двенадцати часов почти непрерывно. Мы были простужены и беспокоились о том, как это отразится на записи. К концу дня всем нам хотелось только одного: выпить несколько пинт молока».
Норманн Смит: «Я на самом деле не понимаю, как голосовые связки «Битлз» продержались до самого конца сессии. По правде говоря, Джон чуть было не смог справиться с этим последним номером. Пол считал, что его достаточно легко исполнять, но Джону всегда приходилось немного напрягаться, учитывая тембр его голоса. Помню, у них была большая банка с леденцами от кашля «Зюбз», а также блок сигарет, и он просто начал ее исполнять. Из-за состояния его голоса мы знали, что нам нужно записать «Танцуй твист и вопи» за один дубль и, к счастью, это получилось».
Стивен Нолтон (журналист): «Лучший момент [работы ударных на этом альбоме], конечно, это «Танцуй твист и вопи». Ринго просто крушит свои барабаны. Послушайте небольшие пресс-роллы (прим. - вид дроби) перед куплетами, как звучит бочка (в этой песне, в отличие от всего альбома, ее хорошо слышно). На фотографиях того времени Ринго выглядит так, как будто недоедает. Где этот худощавый парень находит в себе силы так отбивать ритм?».
«Джон Леннон исполнял эту песню голый по пояс. Было записано два дубля, первый был выбран для альбома. Вокал Леннона во втором дубле был далек от того, чтобы его можно было использовать.
Завершив запись, «Битлз» поднялись в диспетчерскую, чтобы прослушать получившийся результат».
Пол: «Помню, в большинстве случаев, приходя в студию, мы страшно нервничали, но вместе с тем были возбуждены - это нервное возбуждение. Визиты на Эбби-Роуд приводили нас в восторг. В то время нас даже не пускали в операторскую. «Нас» отделяли от «них». Все, кто работал в операторской, носили белые рубашки с галстуками, они были взрослыми. В коридорах и задних комнатах сидели люди в длинных лабораторных халатах, техники и инженеры, а мы были ремесленниками. Мы входили в студию через отдельный вход, низшие служащие помогали нам устанавливать аппаратуру».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 13 ноября 2015 в 08:41)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Джон: «Ожидая, когда нам дадут прослушать альбом, мы извелись от волнения. Мы перфекционисты: если бы выяснилось, что запись никуда не годится, нам пришлось бы начинать все заново. Но вышло так, что мы остались довольны результатом».
Джордж Мартин: «Поначалу во время записи «Битлз» ни во что не вникали. Только через год их заинтересовала студийная аппаратура и техника записи. Но они всегда стремились к лучшему, поэтому с первого раза их редко что устраивало. Они прослушивали дубли, а затем делали еще два или три варианта, пока, наконец, один из них не устраивал их. Только много позднее они получили возможность работать без ограничения времени и количества дублей».
Пол: «Он [Мартин] реагировал на наши предложения относительно вариантов исполнения песен в высшей степени доброжелательно. Даже если Джордж не знал песню, о которой шла речь, ему помогал его колоссальный опыт. Дико симпатичный парень, был и есть, и в этом, может быть, его главная сила. Он не обходился с нами так, будто мы молодые идиоты, снобы-невежи и наше мнение ему совершенно без¬различно. Как раз наоборот. Он никогда не делал культа из джаза или классической музыки, хотя раз или два показывал мне кусочки из произведений Дебюсси и других французских компо¬зиторов. Замечательный человек».
Джордж: «Студия «И-Эм-Ай» во многом напоминала обычное государственное учреждение. Здесь по-настоящему обучали всех сотрудников. Они начинали с копирования пленок, затем становились операторами, потом помогали при записи демонстрационных пленок и только потом, после того как они проходили через все отделы компании, им разрешали руководить процессом создания демонстрационных записей, и лишь в самом конце они становились звукорежиссерами. А если внезапно все специалисты оказывались занятыми, наступал звездный час кого-нибудь из учеников».
Ричард Лэнгхэм (Richard Langham, оператор записи): «Обычно сессии никогда не заканчивались позднее десяти вечера. Уже в 22.05 половину музыкантов можно было встретить на платформе станции «Сент-Джонс-Вуд», разъезжающихся по домам. Но в данном случае после первого прослушивания они решили, что хотят прослушать снова некоторые из песен. Я взглянул на Норманна, потом на часы, и произнес: «Слушай, завтра я должен быть в девять утра. И как я вернусь домой?». Брайен Эпстайн сказал, что он отвезет меня домой, если я снова проиграю пленку. Так что, я поставил пленку на воспроизведение, и он отвез меня в Камден-Таун в своем маленьком «Форд Энглия».
Пол: «Мы пришли к нашему первому альбому, когда уже исполняли эти вещи так долго, что смогли записать их в один день. Так оно и было: с 10.30 утра до 10.30 вечера».
Джордж Мартин: «Мы начали около одиннадцати утра и закончили в одиннадцать вечера, записав за это время полный альбом».
Ринго: «Мы начали около полудня и закончили, если не ошибаюсь, в полночь».

Джон: «Наш первый альбом был записан за одну длинную, двенадцатичасовую сессию. Запись закончилась через двенадцать часов, потому что больше тратить деньги никто не хотел».
Джордж Мартин: «У «Парлофона» не было много денег».
Пол: «На весь альбом потребовался всего лишь один день (очень дешево!), и никаких хитростей не понадобилось, просто огромнейшее усилие нас всех. Но мы были готовы к этому. Черт подери, ведь мы же побывали в Гамбурге, мы работали там, бывало, ночи напролет! Нам это ничего не стоило. Мы начали в десять утра и кончили в десять вечера - такой рабочий день! И в конце этого дня вот он - готовый альбом. Сегодня многие хотели бы похвастаться тем же, включая меня. Я считаю, что запись с одного раза это великая вещь».
Джордж Мартин: «Это было эффектное непрерывное представление. Они сосали мятные леденцы и пили бокалы молока, чтобы не охрипнуть».
Пол: «Альбом приобретал особенное качество из-за скорости, на которой был записан. В нем присутствует срочность. Записи с одного раза - это великая вещь. Большие комики бросают свои остроты спонтанно, они слетают у них с языка в тот самый момент, когда придуманы. Что-то похожее существует в музыке. Мы как бы выдохнули запись. Это альбом мгновения».
Тони Бэрроу: «Известно, что группа записала свой первый альбом за один день. На более поздней стадии их карьеры звукозаписи, когда они приобретут большое влияние, чтобы поступать по своему, битлы перевернут традиции музыкальной индустрии с ног на голову. Они покончат с политикой «помни-о-бюджете» трёхчасовых сессий, ограничивающих творчество, и будут тратить столько времени на создание каждого нового альбома, сколько захотят. Но в 1963 году они всё ещё были в очень большой степени подконтрольны своему менеджеру и звукозаписывающей компании. Для сегодняшних дней было бы неслыханно ворваться в студию посреди серии концертов, чтобы создать альбом за девять часов, но именно это и произошло, когда битлы прервали своё первое национальное турне. Они пропустили лишь один день – пару выступлений субботним вечером в Питерборо – и вновь примкнут к турне 48 часами позже».

Выступление в танцевальном зале «Астория», Олдхэм (Astoria Ballroom, Oldham).
12 февраля 1963 г.

Джон: «Мы вкалывали тогда как сумасшедшие: то концерт, то сочинение хитов. С нас требовали сингл раз в три месяца, и приходи¬лось писать прямо на ходу. Брайен постоянно находил новые ангажементы. Так что гастроли у нас не прекращались. К тому же для раскрутки синглов и альбомов надо было участвовать в телевизионных шоу, записывать передачи на радио. «Битлз» становились модной группой, и с этим приходилось считаться. У нас не оставалось времени на личную жизнь».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Астория», Олдхэм (Astoria Ballroom, Oldham).
Газета «Олдхэм Ивнинг Кроникл»: «Сотни поклонников заполнили вход в танцевальный зал, пытаясь увидеть своих кумиров. Стальные пешеходные ограждения рухнули, десятки поклонников заполнили транспортную развязку Стар-Инн, и остановили движение транспорта. Зал смог вместить только 800 человек, многие не смогли попасть вовнутрь, возбужденные поклонники бросились на сцену. Платье одной из женщин было порвано в свалке, начавшейся после того, как «Битлз» начали петь «Люби же меня» и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


С. Роуз (S Rose, помощник управляющего зала): «Снаружи было много подростков, и ограждение рухнуло. Внутри же все было в порядке. Некоторые из подростков сидели на плечах других людей, но в целом все было спокойно. Мы ожидали такого исступления от подростков, и были к этому готовы».
Джиллиан Джилл (Gillian Gill): «В тот день, когда я находилась в школе, я была вся в возбуждении, но не в состоянии никому сказать, почему. Как только занятия в школе закончились, я прыгнула в автобус и влилась в очередь возле «Астории». Я сидела на своем портфеле и пыталась делать свою домашнюю работу. Вскоре приехала моя подруга со сменной одеждой для меня и бутербродами. Нам удалось занять хорошее место прямо перед сценой. Ничего не помню о концерте, но помню танцы в конце зала. После концерта в течение нескольких дней рассказывали о случившейся там давке, но этого я не помню».
«Голосовые связки Джона Леннона были севшими после вчерашней студийной сессии. Также он по-прежнему страдал от простуды. Тем не менее, он вышел на сцену «Астории». К счастью, Пол Маккартни и Джордж Харрисон могли взять на себя большую часть исполнения песен, а крики восторженной публики скрывали любые недостатки».
Джон: «После этого мой голос долго не мог придти в норму, а каждый глоток отзывался в горле наждачной бумагой».

Выступление в зале «Локарно», Ливерпуль (Locarno Ballroom, Liverpool).
14 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Локарно», Ливерпуль (Locarno Ballroom, Liverpool), на танцах, проводимых в день святого Валентина (день всех влюбленных)».
«Зал «Локарно» был популярным танцевальным залом города, хотя «Битлз» выступили там всего один раз. Здание было построено в 1905 году как крытый цирк и эстрадный театр. Вместимость зала составляла 3750 мест в партере, также дополнительно было три балкона. Сцена 15 метров в ширину и 12 в глубину. В 1930 году театр был выкуплен и переоборудован под кинотеатр «Эй-Би-Си». В 1948 помещение было реконструировано под танцевальный зал, который получил название «Локарно».
Хантер Дэвис: «Встречи Ринго с Морин стали регулярными, но их приходилось скрывать».
Морин Кокс: «Иначе бы меня просто убили. Воткнули бы нож в спину. Это была часть их имиджа: все незамужние девчонки имеют рав¬ные шансы. Они как бы не имели права встречаться с парнем регулярно. В конечном счете, некоторые, конечно же, узнали обо всем. Они приходили ко мне в парикмахерскую, и тут уж я ничего не могла поделать. Я должна была их причесывать. Они угрожали мне: «Если ты еще хоть раз встретишься с Ринго Старром, отделаем так, что своих не узнаешь». Когда я выходила, они пихали меня. Угрожали и по телефону: «Мой брат тебе покажет».
Однажды они выступали в «Локарно». Перед тем, как они закончили, Риччи [Ринго Старр] сказал мне, чтобы я вышла, села в автомобиль и ждала его там, но так, чтобы никто меня не заметил. Я сидела в машине, когда ко мне подошла девушка. Должно быть, она шла за мной. «Ты собираешься уехать с Ринго?», - спросила она. «Нет», - ответила я, - «не собираюсь. Просто он друг моего брата». «Лжешь», - сказала она, - «я видела, как ты с ним разговаривала». Я забыла поднять в машине окно, и прежде чем я успела что-либо сделать, она протиснула свою руку в окно и расцарапала мне лицо. Она начала визжать и выкрикивать в мой адрес некоторые очень специфические выражения. Я подумала, ну вот, начинается, ожидая, что она ударит меня. Но я успела вовремя поднять стекло. Если бы я этого не сделала, то она открыла бы дверь и прибила меня».
Хантер Дэвис: «В первое время о каком-либо серьезном сдвиге в отношениях Морин и не помышляла. Замужество с кем-либо из «Битлз» было в Ливерпуле табу. И все же она надеялась, что когда-нибудь, когда ей исполнится семнадцать или восемнадцать, все изменится. Однажды до нее дошли слухи, что Джон Леннон тайно женат, и она спросила об этом Ринго. «Если и так, - ответил Ринго, - мы не хотим об этом говорить».
Ринго: «Мы стали встречаться более-менее постоянно. Но можно ли было встречаться постоянно при моей работе? Я то и дело уезжал в турне. Вначале у нас было мало свободного времени, но все выходные я проводил с Морин. Обычно мы отдыхали по понедельникам, поскольку никто не устраивал концерты в этот день. Я мчался в Ливерпуль, мы ходили в пабы, в кино, на шоу, а потом в ресторан. Мы просто убивали время».

Выступление в зале «Ритц», Кингс-Хет (Ritz Ballroom, King’s Heath, Birmingham).
15 февраля 1963 г.

Дэвид Диллс: «В этот день в Лондоне Кенни Линч (Kenny Lynch) записывает песню Леннона-Маккартни «Страдание» (Misery), первоначально предназначенную для Хелен Шапиро. Во время записи этой песни на гитаре играл студийный музыкант Берт Уидон (Bert Weedon). Когда Джон Леннон услышал запись этой песни, он раздраженно спросил: «Кто это играет, телефон?», и сказал Кенни Линчу, что сыграл бы сам, если бы его попросили (прим. – сингл Кенни Линча с этой песней выйдет 15 марта 1963)».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Ритц», Кингс-Хет, пригород Бирмингема (Ritz Ballroom, King’s Heath, Birmingham)».
«Первоначально «Битлз» должны были выступить в этом зале 11 января 1963, но из-за снежных заносов на дороге выступление было перенесено на этот день».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Выступать в Бирмингеме было трудно. Всякий раз нам приходилось давать сразу два концерта в двух местах, которые, как считалось, расположены по соседству — скажем, в Вулверхэмптоне и Бирмингеме или в Вулверхэмптоне и Ковентри. Нам это нравилось, поскольку за такой вечер платили вдвое больше, но все-таки мы уставали. Если во втором заведении была вращающаяся сцена, нам приходилось устанавливать аппаратуру во время выступления другой группы и настраиваться, поднося гитары вплотную к ушам и пытаясь хоть что-нибудь услышать сквозь шум и музыку. Затем сцену поворачивали, а мы надеялись только на то, что настроились правильно. В более длительных поездках нам приходилось останавливаться у бензоколонок, таких, как «Уотфорд Тэп», чтобы заодно и перекусить. Иногда там мы встречались с Джерри Марсденом или другими ливерпульскими группами, и тогда мы смеялись и обменивались шутками».
Хантер Дэвис: «Непременной деталью всех клубов поклонников и музыкальных журналов была анкета «нравится - не нравится» с ответами кумиров. По инициативе Фреды Келли из клуба поклонников «Битлз» все четверо участника группы заполнили подобный вопросник, который она назвала «Жизненные пути» и который был опубликован в «Новом музыкальном экспрессе» в феврале 1963 года. Это, конечно же, не письмо, но Джон и все остальные собственноручно заполнили этот бланк».
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Запись на телевидении «Эй-Би-Си» в программе «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars).
17 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «Центральная студия «Тэддингтон», Миддлсекс (Teddington Studio Centre, Middlesex). Запись выступления на телевидении «Эй-Би-Си» в программе «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars). Группа исполнила песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
«Это было их второе [после 13 января 1963] появление на очень популярном музыкальном шоу «Благодари свои счастливые звезды». В 11.00 они приступили к репетиции».
«Группа «Битлз» была третьей в списке выступающих. Ведущим исполнителем в этом шоу был Билли Фьюри (Billy Fury)».
«Во второй половине дня началась запись программы. Под фонограмму они исполнили песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «17 февраля во время записи в программе «Благодари свои счастливые звезды» в телестудии «Эй-Би-Си Тэддингтон» на барабане Ринго новый «жучиный» логотип группы. У Пола бас-гитара «61 Хофнер» в корпусе виолончельного типа».
Из интервью с Брайаном Гриффитсом, гитаристом группы «Большая тройка» (Big Three):
Вопрос: Даже самые преданные фанаты «Битлз» признают, что ливерпульской четверке помогла большая доля везения, чтобы стать первыми. Когда вы впервые почувствовали, что они приобретут мировую известность?
Брайан: Они всегда полностью отдавались тому, что делали и звучали талантливо как группа. Я всегда думал, что все могло бы сложиться по-другому, если бы их менеджером не был Брайен Эпстайн. Я помню, мы делали телевизионное шоу «Благодари свои счастливые звезды» с ними и на улице толпились сотни их фанатов. Именно тогда Эпстайн сказал: «Эти парни будут более знамениты, чем Пресли». Несмотря на казавшуюся абсурдность этого заявления, я помню, подумал, что он, наверное, прав. Остальное, как говорят, история.
«Трансляция программы, охватывающей большую часть Соединенного Королества, состоится 23 февраля с 17.50 до 18.30».
Фотосессия с Майклом Уордом / Выступление в клубе «Пещера».
19 февраля 1963 г.

Дмитрий Мурашев : «Днем «Битлз» приняли участие в фотосессии с ливерпульским фотографом Майклом Уордом (Michael Ward)».
Чезз Эйвери : «Лондонский фотограф Майкл Уорд был нанят журналом «Лапочка» (Honey) сделать несколько фотографий группы «Битлз» (о которых он никогда не слышал). Судя по всему, он провел с ними большую часть дня в течение трех фотосессий».
Майкл Уорд (фотограф): «Когда по заданию редакции меня в тот день послали в Ливерпуль фотографировать группу, я о ней даже и не слышал. Я никогда не слышал о них ранее, и они даже отдаленно не интересовались мною. Я встретился с ними в пабе, а затем мы вместе прошлись по городу».
Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в клубе «Пещера», совместно с группами «Ли Кертис и все звезды» (Lee Curtis & The All-Stars), «Следопыты» (The Pathfinders) и «Фредди Старр и Полуночники» (Freddie Starr & The Midnighters). Очередь на этот концерт начала собираться еще за два дня до того, как двери были открыты».
«К февралю 1963 высутпления «Битлз» в клубе «Пещера» не были чем-то необычным. Однако к этому времени их слава значительно выросла, и желание публики посетить их концерт было высоким. В итоге, очередь, чтобы попасть в клуб, выстроилась за два дня. Одной из причин этого явилось то, что это было первое за две недели выступление «Битлз» в этом клубе».
Морин Кокс: «Поклонницы торчали около «Пещеры» с утра до вечера только ради того, чтобы хоть мельком взглянуть на них. Они выходили после дневного концерта и могли простоять там до вечера в очереди. Как-то Риччи и ребята вышли после концерта уже в полночь и увидели, как их болельщики с ночи выстраиваются в очередь на завтра. Ребята купили им несколько пирогов — это всех просто потрясло!

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Надо было обязательно попасть в первый ряд, чтобы и самим видеть «Битлз» и чтобы они видели своих поклонников. Я-то никогда не становилась в очередь раньше, чем за два-три часа до открытия клуба. Я боялась. Сплошь и рядом девушки ссорились и дрались. Как только двери открывались, первые врывались внутрь, сбивая друг друга с ног. Когда выступали первые группы, девушки сидели в бигуди и джинсах. Но вот приближалось время выхода «Битлз», и девушки по очереди шли в женский туалет со своими косметичками, чтобы переодеться и подкраситься. И когда на сцену выходили «Битлз», они выглядели как картинки из журнала мод, будто только что пришли. Я думаю, их привлекали и музыка, и секс. Им до смерти хотелось, чтобы их заметили и познакомились с ними. Но и присутствие само по себе было очень важно. Когда появлялись «Битлз», начиналось что-то ужасное - дикие вопли, всеобщее сумасшествие».

Бэрри Майлз: «Боб Вулер объявил со сцены, что сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) достиг высшей позиции в «Новом музыкальном экспрессе».
Бэрри Майлз: «Это был последний раз, когда кто-либо из «Битлз» увиделся с Питом Бестом». Пит Бест играл в гуппе «Ли Кертис и все звезды», и он, и «Битлз» старались избежать встречи друг с другом».
Хантер Дэвис: «Всякий раз, когда случалось что-либо выдающееся, например трансляция их записей по радио, все «Битлз» просили пап, мам или других членов семьи быть готовыми вовремя включить приемник и послушать, хотя нередко программа отменялась.
Джон однажды отправил рекламную открытку - довольно раннего периода; они там запечатлены вместе с Питом Бестом - на адрес тети Харриет. На обратной стороне он написал имя Сэма Коста (1910-1981), популярного радиоведущего времен Второй мировой, впоследствии работавшего на различных музыкальных программах. По всей вероятности, они рассчитывали, что он выпустит их запись в эфир.
Письмо Джона: Открытка с запиской тете Харриет, 1962? Сэм Коста - ? 9:30 Мы в эфире в 11:30 EMI, Парлофон, Кэпитол и т. д. ежевечерне».

Выступление на радиостанции «Би-Би-Си» - Light Programme - Parade Of The Pops / Выступление в зале Святого Джеймса, Донкастер (St James Swimming Baths, Doncaster).
20 февраля 1963 г.

«Студия 1 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Стюарт Элтем (Stuart Eltham). «Битлз» не принимали участия в этой сессии по работе над альбомом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), поскольку они выступали в прямом эфире на радио, перед тем, как отправиться на вечерний концерт в Донкастере.
С 10.30 до 13.00 Джордж Мартин записал наложения для двух песен. Сперва для песни «Страдание» (Misery) была записана партия фортепиано, затем для песни «Крошка, это ты» (Baby It’s You) была записана партия челесты. Партия фортепиано так и не будет использована».
Бэрри Майлз: «Выступление в прямом эфире для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель соверменной музыки» (Light Programme), в передаче «Парад популярности» (Parade Of The Pops). Ведущим программы был Денни Перси (Denny Piercy). Были исполнены песни «Люби же меня» (Love Me Do) и «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). Это было их первое выступление в прямом эфире на «Би-Би-Си».
«С 11.15 группа провела репетицию, а с 12.31 до 13.30 выступила в прямом эфире».
«Первоначально Джордж Мартин хотел назвать альбом «Битлз идущие своим путем» (Off The Beatle Track). Пол Маккартни набросал несколько эскизов обложки альбома, хотя эта идея была вскоре оставлена».
«У Мартина тоже были мысли по поводу оформления обложки, но они также не были реализованы».
Джордж Мартин: «Когда-то я был сотрудником лондонского зоопарка и, скорее по-глупости решил, что было бы здорово сфотографировать «Битлз» возле помещения, где содержатся насекомые. Но сотрудники зоопарка отнеслись к этому без воодушевления: «Мы не даем разрешения, чтобы такого рода фотографии снимали на нашей территории, поскольку это совершенно не соотвествует хорошему вкусу лондонского зоологического общества». Так что, эта идея не реализовалась. Держу пари, что сейчас они сожалеют об этом».
«В конечном счете фотография на обложку альбома была сделана Ангусом Макбином (Angus McBean) в штаб-квартире «И-Эм-Ай» на Манчестер-Сквер. Из других фотоснимков, которые рассматривались в качестве претендентов на обложку, будут также снимки Джона Дава (John Dove) от 5 марта 1963».
Дмитрий Мурашев: «Административное здание «И-Эм-Ай» (EMI House). Фотосессия с Ангусом Макбином. Съемка для обложки альбома «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».
Чезз Эйвери : «21 января 1963 фотографом Ангусом Макбином (Angus McBean) был сделан ряд снимков «Битлз». Результаты первой фотосессии были не вполне удовлетворительными, поэтому было решено орагнизовать еще одну фотосессию. Где-то в середине февраля Макбин согласился встретиться с ними в административном здании «И-Эм-Ай» на Манчестер-Сквер».
Ангус Макбин (фотограф): «Когда я вошел внутрь здания, то оказался на лестнице. Кто-то сверху перегнулся через перила, и я спросил, были ли уже ребята в здании, и получил утвердительный ответ. «Ну, что же», - сказал я, - пусть они смотрят сверху вниз, а я сфотографирую их отсюда».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «Для конверта этого альбома нас сфотографировали в офисе «И-Эм-Ай», на балконе, выходящем на Манчестер-Сквер. Снимок сделал Ангус Макбин, и у меня до сих пор сохранился костюм, в котором я тогда снимался. В 1990 году я надевал его па вечеринку. Предполагалась вечеринка в стиле пятидесятых, но я сжульничал и надел костюм шестидесятых годов. Он выглядел вполне сносно, но застегнуть брюки я все-таки не смог».

Ангус Макбин (фотограф): «У меня с собой был только обычный объектив для портретной съемки, поэтому, чтобы получить этот кадр, не пришлось лечь на спину у входа в здание. Я сделал несколько снимков, и сказал: «Пойдет».
«После этого они преодолели 160 миль, и прибыли в Донкастер, где у них состоялся вечерний концерт».
Бэрри Майлз: «Выступление в здании плавательного бассейна Святого Джеймса, Донкастер (St James Swimming Baths, Doncaster)».
«Это было единственное выступление «Битлз» на этой концертной площадке. Это здание викториансокой эпохи использовалось, как правило, как турецкие бани и плавательный бассейн».
Колин Берримен (Colin Berriman, ударник группы «Стив Кэсседи и Свита» (Steve Cassidy And The Escorts)): «Я настраивал инструмент, и Ринго Старр сказал мне: «Ты играешь настоящий прекрасный ролл, он такой ладный». И я показал Ринго Старру, как играть ролл».

Выступление в зале «Величественный», Биркенхед (Majestic Ballroom, Birkenhead).
21 февраля 1963 г.

Брайен: «Дюйм за дюймом «Битлз» проникали в газеты. Как известно, нет пророка в своем отечестве: у меня были трудности в «продаже» «Битлз» редакторам рубрик новостей и ведущим колонок общих новостей. Я устроил встречу с журналистом из «Эха Ливерпуля», тезкой битла Джорджа Харрисона - хотя и гораздо боллее старшим по возрасту - и он встретился с ними за выпивкой в пабе в центре Ливерпуля под названием «Нора» (The Dive).
Не думаю, что они ему очень понравились. Он считал, что им не достает манер и также они не купили выпивку, и они не попали в колонну Харрисона «За стеной Мерси» пока у него не настал выходной и его заменил Билл Роджерс. Впоследствии Харрисон станет другом и верным сторонником «Битлз» и постоянным компаньоном в наших зарубежных турне».
21 февраля известный обозреватель Джордж Харрисон в своей колонке «Вид со стены Мерси» поместил материал, посвященный выступлению «Битлз» в телепередаче «Благодари свои счастливые звезды». В своей статье, кроме всего прочего, музыкальный критик задавался вопросом, случаен ли успех группы, или ей суждено возглавлять хит-парад долгое время.
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Величественный», Биркенхед (Majestic Ballroom, Birkenhead)».
«Это было уже 17 выступление группы на этой концертной площадке. В этот день группа вышла на сцену два раза, в 19.30 и 23.30. Также в этом зале группа выступала в следующие дни: 28 июня; 5, 12, 19 и 28 июля; 17 и 24 августа; 8 и 22 сентября; 15 октября; 22 и 29 ноября; 15 декабря 1962; 17 и 31 января; 21 февраля; 10 апреля 1963».
Силла Уайт (Блэк): «Я была в зале «Величественный» в Биркенхеде, и тут ко мне подошел Брайен Эпстайн и сказал: «Никогда не слышал, как ты поешь, попробуй сегодня спеть с ребятами». Я решила исполнить «Летний день» (Summertime), но в самый последний момент пожалела, что не передумала. Я обожала эту песню и пела ее, когда приехала в Биркенхед с группой «Большая тройка», но я не репетировала ее с «Битлз», и решила, что они не смогут ее сыграть в нужной тональности. Однако на долгие размышления не было времени. Озорно подмигнув мне напоследок, Джон подготовил группу к аккомпанементу. Я не зря беспокоилась. Музыка была не в моей тональности, и какие либо корректировки, чтобы спасти мое положение, ребятам делать было поздно. Мой голос звучал ужасно. В общем, я снова запела «Летнюю пору», а «Битлз» мне подыгрывали, но я дико, просто жутко нервничала, и Брайана мое пенье совершенно не впечатлило, а я подумала, ну и ладно, так мне и надо, буду и дальше выступать по клубам в Ливерпуле».
«Брайена Эпстайна познакомил с Силлой Блэк ни кто иной, как Джон Леннон, который убедил его прослушать ее в танцевальном зале «Величественный» в Биркенхеде (прим. – вероятно, в один из этих дней: 17 января, 21 февраля, 10 апреля). К сожалению, это прослушивание получилось неудачным. К удивлению Силлы Блэк, Брайен отметил ее во время исполнения песни «Прощай, дрозд» (Bye, Bye Blackbird) в джазовом клубе «Голубой ангел». Это выступление окончательно убедило его подписать с ней контракт, и 6 сентября она станет его единственной вокалисткой».

Основана компания «Северные песни» (Northern Songs) / Выступление в клубе «Оазис», Манчестер (Oasis Club, Manchester).
22 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день Диком Джеймсом (Dick James) была основана музыкальная издательская компания «Северные песни» (Northern Songs), обладающая правами на все композиции Леннона-Маккартни (прим. - использованное здесь слово «северные» - намек на название магазина семейства Эпстайнов «North End Music Stores»)».

Джордж: «Компанию назвали «Северные песни», потому что мы приехали из Ливерпуля, и здесь уже была компания с названием «Песни юга».
Бэрри Майлз: «Джон с Полом наивно полагали, что они будут владеть всеми ста процентами компании, но выяснилось, что у Дика Джеймса и его бухгалтера Чарльза Силвера 50 процентов, у Джона с Полом по 20 процентов на каждого, и у Брайена Эпстайна 10 процентов».
Пол: «Мы просто подписали это, не зная, на самом деле, ничего о том, что подписываем передачу наших прав на свои песни».
Джон: «Компания «Северные песни» - это долговременный проект, рассчитанный на то, что мы с Полом будем сочинять песни до шестидесятилетнего возраста. Если ничего не случится, ничто не помешает мне и Полу писать хиты, даже когда мы состаримся. Песни приносят прибыль, и, кроме того, мы друзья – значит, нет причин, по которым мы могли бы бросить это занятие».
Филипп Норман: «По обычному грабительскому издательскому контракту Дик Джеймс должен был получать 10% от доходов с розничной продажи печатных изданий плюс до половины доходов от радиопередач и лицензий. Взамен он предлагал создать специальную компанию внутри своего издательства - исключительно для публикации песен Леннона-Маккартни. Компания: будет называться «Северные песни» и ее доходы будут делиться 50 на 50: половина Дику Джеймсу, по 20% Джону и Полу, 10% - Брайену. Звучало это красиво, несмотря на пункт, согласно которому собственная компания Джеймса должна была получать проценты с доходов «Северных песен».
Дик Джеймс: «Брайен спросил меня: «Почему Вы делаете это для нас?» То, что я ему тогда ответил, было правдой. Я делал это потому, что такой была моя вера в эти песни».
Владимир Снопов: «Музыкально-издательская компания «Northern Songs Ltd.», попавшая в министерский реестр под номером STBTCR-29709/16-UD.329.K, была создана, когда стало совершенно очевидным, что для перераспределения высоких доходов «Битлз» необходима новая финансово-правовая структура. Кроме того, создание собственной издательской компании диктовалось такой прозаической вещью, как выплата авторам песен (т.е. в первую очередь, самим себе) максимальных гонораров за продажу их нотной продукции и (опосредован¬но) пластинок, минуя посреднические фирмы».
Нил Аспинал: «Дик Джеймс получал права на все последующие песни. В то время мы были слишком наивны; думаю, «Битлз» не раз пожалели о том, что отказались от авторских прав на свои песни».
Пол: «Мы с Джоном сочиняли песни, когда пришли все эти дельцы и спросили: «Хотите быть владельцами собственной компании?». Мы ответили: «Хотим, только не половины компании». А когда компания была создана, мы внезапно поняли, что это будет вовсе не наша компания: она входила в какую-то еще компанию. Мы совершили большую ошибку. Надо было сказать: «Раз это наша компания, то пусть она полностью будет наша, а вам мы выделим небольшую долю». Но мы были слишком наивными и ничего не понимали в этих делах с акциями. Думаю, что нас просто обчистили.
Тогда же нам просто не терпелось подписать контракт, как любому молодому писателю, который мечтает, чтобы его книгу издали. Он готов умереть, лишь бы попасть в издательство «Даблдей», ему наплевать на условия контракта, главное - иметь возможность сказать друзьям: «Моя новая книга выходит в издательстве «Даблдей». - «Да ну? В самом «Даблдей»?» - «Вот именно!» Мы хотели только одного: чтобы наши песни опубликовали. «Наши записи выпускает И-Эм-Ай». - «Та самая И-Эм-Ай?». Думаю, что если Брайен когда-нибудь и дал маху, так это в том, что он не был дальновидным».
Джон: «По-моему, Дик Джеймс облапошил Брайена. Я имею в виду то, что случилось после смерти Брайена. Музыкальное издательство Дика Джеймса — многомиллионная компания в сфере музыкальной индустрии. «Северные песни» нам не принадлежали, как и «НЕМС» [Брайена]. Так распорядился Брайен и его консультанты. А Дик Джеймс заявил, что своим успехом мы обязаны ему. Я был бы не прочь услышать музыку Дика Джеймса. Дайте мне послушать хоть что-нибудь».
Пол: «У нас были люди, которым мы доверяли, и в первую очередь наш менеджер. Наш менеджер звукозаписи, наш издатель, бухгалтер - все они, по-моему, заслуживали доверия. Поэтому мы предоставили им полную свободу действий, нам не о чем было беспокоиться».
Джон: «Мы никогда не обсуждали финансовых условий. Мы были просто командой авторов, мы начали писать в шестнадцать лет и решили, что будем подписывать свои песни «Леннон - Маккартни». Мы говорили: «Вот, мы написали песню». Но даже готовые на девяносто процентов песни нам приходилось дорабатывать в студии. Даже теперь, когда я пишу песню, работа над ней не заканчивается в одночасье. Я не могу отдать свою песню издателю, пока не запишу ее, даже если работа над словами, мелодией и аранжировкой уже завершена, - дело в том, что в студии она может зазвучать иначе. Мы всегда поступали так, и никто даже не задумывался о деньгах. Денег хватало. Кому пришло бы в голову говорить о них?».
Бэрри Майлз: «Выступление в клубе «Оазис», Манчестер (Oasis Club, Manchester)».
«В клубе «Оазис» выступления были в следующие даты: 2 февраля; 29 сентября; 8 декабря 1962; 22 февраля 1963».

Брайан Хигем (Brian Higham): «Просто, чтобы прояснить ситуацию. Я встречался с «Битлз» несколько раз до этого случая. Обычно я по утрам приезжал в Хьюлм в театр «Би-Би-Си», а потом по Дикинсон-Роуд на торговые сделки с «Оркестром Северного Танца» (Northern Dance Orchestra). В театре на сессиях «Оркестра Северного Танца» регулярно выступала группа из Ливерпуля. В задней части театра одна леди содержала что-то вроде бара с бутербродами, рулетиками из бекона и кофе. Я просиживал там целую вечность, пока «Оркестр Северного Танца» репетировали и записывались, ожидая, когда они сделают перерыв (а в это время начинали выступать ливерпульцы). И когда наступал перерыв, начиналось время «дельца-махинатора».
Но, когда «Оркестр» был занят делом, в бутербродную приходили эти парни, чтобы перекурить и перекусить. Джордж дымил похлеще двигателя от трактора «Фред Дибнэх». За бутербродом с чаем он мог выкурить три сигареты. Обычно мы разговаривали о том, о сем, в основном о гитарах и как много было получено за выступление, и где оно проходило. Они всегда были очень разговорчивы и, одновременно, остроумны.
Чаще всего я разговаривал с Джорджем, но они были всего лишь еще одной группой, пытающейся заработать свой кусок хлеба. В одном из разговоров я сказал Мэлу Эвансу, что если они приедут в Манчестер, и у них будут какие-нибудь проблемы, то он может позвонить мне в магазин. Однажды он позвонил мне, находясь в легкой панике. Парни приехали в Манчестер, чтобы выступить в клубе «Оазис», что на Ллойд-Стрит. На то время это был один из самых грандиозных концертов в Манчестере. Ну так вот, зазвонил телефон, и это был Мэл Эванс. Он немного паниковал, это мягко сказано. Оказалось, что дорожный менеджер «Битлз» проделал весь этот путь из Ливерпуля в Манчестер, но Мэл забыл микрофоны дома в Ливерпуле. В то время они использовали двунаправленные ленточные микрофоны «Рисло».
Короче, я сказал ему, чтобы он не паниковал и спросил, когда у них репетиция или саундчек. Затем я пояснил Мэлу, что у меня в магазине есть в наличии только самая последняя модель «Рисло Си-Эр-Эйч», но они однонаправленные. На что он мне ответил, что подойдут любые, лишь бы они появились до того, как Нил с Джоном закатят истерику. Я отправился в «Оазис» с тремя микрофонами «Рисло Си-Эр-Эйч» и тремя стойками «Валан».
Как только я подошел к клубу, ожидающий меня Мэл Эванс испытал огромное облегчение. Мы вошли в клуб, где остальные парни готовились к выступлению, и я сказал Мэлу, что установлю микрофоны за него, и поскольку они не пользовались до этого микрофонами такого типа, поэтому я поучаствую вместе с ними в настройке звука.
Все парни были там, и с того момента, как я начал их устанавливать, Джон Леннон не отходил от меня, задавая такие вопросы, как: «почему они однонаправленные» и «как это влияет на звук». Я объяснил, что они были однонаправленного действия, и что вокал может звучать лучше. К этому времени Пол с Джорджем тоже заинтересовались этим, так как вместо того, чтобы делить один микрофон, они могли использовать два. Ринго уселся за ударную установку, и они сыграли понемногу «Другого парня», «Стоящую там» и еще пару номеров, названия которых я не помню».
Луиза Мбррей (Louis Murray): «Я видела выступление «Битлз» в клубе «Оазис» 22 февраля 1963. Толпа вела себя дисциплинированно, и музыку вполне себе можно было слушать. Помню, как после выступления Пол Маккартни сидел на краю маленькой сцены, болтал с окружающими и подписывал автографы. Мне кажется, что я взяла один автограф, но не помню, куда он подевался. Обстановка в «Оазисе» была во многом неформальной, и можно было подойти близко непосредственно к исполнителям».
Брайан Хигем (Brian Higham): «После концерта они все говорили о том, насколько хороший был звук. Джон был особенно доволен и сказал, что через некоторое время они заплатят (да, да, да, слышали мы такое и раньше). Но, как бы то ни было, я был рад помочь Мэлу выйти из затруднительного положения. Было много благодарностей, шуток, рукопожатий, когда я сказал им «увидимся» и отправился к себе в магазин.
Мэл позвонил на следующий день и сказал, что он оставил оборудование в «Оазисе» с менеджером, и что они находятся в безопасном месте. Он также поблагодарил меня лично и наш магазин «Бэррэттс Манчестера» (Barratts Of Manchester) в частности за то, что мы сделали все возможное, чтобы оказать им помощь».
Бэрри Майлз: «В этот день «Битлз» с нетерпением ждали выхода газеты «Новый музыкальный экспресс», первого издания, пишущего на тему поп-музыки, и продаваемого через газетные киоски, чтобы получить подтверждение, что песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) вышла на первое место».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 13 ноября 2015 в 09:55)
Модератор
valery57
Грамота Медаль Почетный битломан
Сообщений: 2324
Черкассы
3 часа назад
Выступление в кинотеатре «Гранада», Мэнсфилд в Ноттингемшире (Granada Cinema, Mansfield in Nottinghamshire).
23 февраля 1963 г.

Тони Бэрроу: «К третьей неделе февраля «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» шла ноздря в ноздрю с «Заблудшим ветром» Фрэнка Айфилда и делила с ней первое место в хит-параде «Нового музыкального экспресса». Каждая из еженедельных музыкальных газет тогда публиковала свой собственный список популярности».
Бэрри Майлз: «Песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) на первом месте в хит-параде синглов».
Дмитрий Мурашев: «Сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) занимает позицию No.1 в «Новом музыкальном экспрессе» среди лучших 30, и позицию No. 2 в «Рекорд Ритейлер», «Рекорд Миррор» и хит-параде «Би-Би-Си».
Тони Бэрроу: «В «Новом музыкальном экспрессе» «Битлз» закрепились на позиции №1, больше не деля высшую позицию с Айфилдом. Но в других списках, включая «Рекорд Ритейлер», хит-параду которого отдавалось предпочтение в музыкальном бизнесе, они до вершины не добрались.
В целях рекламы я переключал свое внимание на тот из хит-парадов, который показывал лучшие результаты наших текущих выпусков. Я был счастлив провозгласить сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» первым битловским покорителем вершины хит-парадов на основании данных «Нового музыкального экспресса», но если бы всё было иначе, я был бы так же счастлив сослаться на список любого другого издания, чтобы показать всё в лучшем свете. Было ли это началом фальсификаций?».
Филипп Норман: «Брайен раскрыл газету за своим столом в Ливерпуле; Оливия, Фреда и все остальные сгрудились вокруг него, чтобы взглянуть на газету, Это было правдой. Песня «Битлз» стала первой. Ливерпуль не мог поверить в это».
Тони Бэрроу: «Мы сделали это!» – исступлённо задыхался от счастья Брайен Эпстайн, когда услышал, что сингл стал №1 в «Новом музыкальном экспрессе». «Теперь ничего не остановит ребят!». Эпстайну нравилось называть свою группу «ребята» и «мои мальчики», вероятно, потому что такая фамильярность подразумевала ощущение, что он владеет ими и принадлежит им. «Боюсь, этим вечером ребята будут заняты». «У моих ребят теперь всё занято до самого рождества». Эта привычка была заразительной и распространилась на тесный маленький круг помощников и деловых партнёров «Битлз». Вскоре мы все делали так же. Я говорил: «Я приведу ребят на интервью сегодня днём…» или «Простите, но ребята не смогут больше делать записи на радио, пока не закончится это турне…». Это было лишь дело времени, и журналисты и, в конечном счёте, биографы стали писать о них, как о «ребятах».
Филипп Норман: «Офис «НЕМС» завалили письма - написанные на целых роликах туалетной бумаги, на картонных сердцах диаметром в четыре фута, на рулонах обоев. Поклонники восприняли это как свой триумф. Они присылали свои поздравления в виде огромных надувных игрушек, тортов «Удачи!» от Сэйера, мешков с очаровательными браслетами, брошек, колец с гравировкой, кукол-талисманов и даже живого тарантула в специальной проветривоемой коробке».
Фреда Келли (секретарь клуба поклонников группы): «К счастью, я ее не открыла до конца. Я заглянула в коробку и убежала. Брайен попросил меня от¬нести это в школу тропической медицины».
Филипп Норман: «Брайен сидел в своем офисе на третьем этаже среди звонящих телефонов с напускным спокойствием, которое, однако, никого не обманывало».
Фреда Келли: «Я никогда не видела его таким возбужденным. У каждого, кто ему звонил, он первым делом спрашивал: «Вы слышали про ребят?». Если кто-либо заходил к нему, это были первые слова, которые он произносил - «Вы слышали про ребят?».
Ринго: «Сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» занял первое место в феврале 1963 года, во время нашего турне с Хэлен Шапиро. Мы разогревали слушателей перед ее выступлением, а потом дожидались следующего концерта и скучали. И вдруг мы заняли первое место!»
Синтия: «Ребята были еще на гастролях, когда 16 февраля песня «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» заняла первое место в хит-параде. Узнав об этом по телефону от Джона, я завизжала от радости: надо же, первое место! В тот момент мне казалось, что ничего лучшего уже случиться не может».
Джордж: «Это случилось во время нашего первого выступления в Mocc Эмпайр - это, наверное, был самый крупный зал в Англии в то время, не считая «Палладиума». Мы радовались: Хелен Шапиро била известной певицей, ее повсюду знали, она исполняла немало хитов. Но когда сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» занял первое место, на концерты стали приходить, только чтобы послушать «Битлз». Нам было неловко, потому что Хэлен была очень милой».
Джон: «Мы попали в список тридцати хитов с песней «Люби же меня» (Love Me Do)
и были на седьмом небе от радости. А потом вышла пластинка «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» - и снова удача! Мы добивались, чтобы она звучала как можно проще. Некоторые вещи, которые мы писали раньше, выглядели необычно, но эту мы с самого начала готовили для хитпарада».
Тони Барроу: «Хотя поп-газеты и замолвили за «Битлз» пару слов, мне никак не удавалось заинтересовать ими хоть какого-нибудь журналиста или репортера из центральной прессы. Это случится лишь в октябре 1963 года. Я бы с удовольствием объявил, что именно мои блистательные рекламные анонсы сделали «Битлз» знаменитыми, но это было бы неправдой. Центральная печать поздно спохватилась. Уже вся молодежь, не только ливерпульская, сходила с ума, а они так ничего и не замечали. Выпустив вторую пластинку, «Битлз» возглавили хит-парад, но большая пресса по-прежнему не видела в них будущего и хранила гордое молчание. Простейшее объяснение этой спячки состоит в том, что в Британии никогда не случалось ничего подобного и британские журналисты прозевали сенсацию. Здесь привыкли ждать, когда новость обрушивается прямо на голову, - тогда газетчики всполошатся».
Брюс Спайзер: «Несмотря на тот факт, что «Кэпитол Рекордз» и «Парлофон» принадлежали одной и той же компании «И-Эм-Ай», с самого начала исполнители в «Кэпитол» были решительно незаинтересованы в музыке «Битлз». Как только сингл «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» стал номером один в Англии, Джордж Мартин послал копию записи в Нью-Йорк в «Кэпитол», Ливингстону. Ливингстон отказался от сингла, утверждая, что «Кэпитол» не считает, что «Битлз» «достигнут чего-нибудь» на американском рынке».
«Группа «Битлз» начала гастроли с Хелен Шапиро еще в начале февраля, но была вынуждена сделать перерыв, чтобы записать альбом и выступить в нескольких не относящихся к турне концертах. Как и в начале турне, название «Битлз» было в самом низу афиши».
Бэрри Майлз: «Выступление в кинотеатре «Гранада», Мэнсфилд в Ноттингемшире (Granada Cinema, Mansfield in Nottinghamshire). Выступление в рамках турне с Хелен Шапиро».
«Телевидение «Эй-Би-Си» транслирует программу «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars) с участием «Битлз» [запись состоялась 17 февраля]».
«Перед выходом на сцену в первой части концерта, группа набилась в гримерную Хелен Шапиро, поскольку только у нее был телевизор, чтобы посмотреть исполнение ими песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» в программе «Благодари свои счастливые звезды». Программа транслировалась с 17.50 до 18.30 по сети телеканала «Эй-Би-Си».
Митч Годвин (Mitch Godwin, блоггер): «В один из этих дней состоялась первая радиотрансляция выступления «Битлз» в США. Сохранилась запись, сделанная прямо с эфира на катушечный магнитофон «Фишер». Это была трансляция программы «Шоу Дика Бионди» (The Dick Biondi Show) на чикагской радиостанции «Даблви-Эл-Эс». Ориентировочно, программа транслировалась в один из дней в интервале с третьей недели февраля до начала марта 1963. В то время мне было 14 лет».
Синтия: «Джон должен был вернуться через несколько дней. Чтобы выглядеть сногсшибательно к его приезду, я решила сделать себе новую прическу. К приезду Джона я решила стать красивой и отправилась в одну из лучших парикмахерских Ливерпуля. В то время у меня были очень длинные волосы. Я не часто бывала у парикмахеров и забыла, что они теряют над собой контроль, дорвавшись до длинных волос. К сожалению, я дала парикмахерше уговорить себя, и она укоротила мои длинные волосы до плеч. Увидев себя после этого в зеркале, я пришла в ужас. Волосы были предметом моей особой гордости. Да и Джону наверняка не понравится. И это мягко сказано. Он всегда восхищался моими волосами. Он скорее умер бы, чем согласился появиться в обществе с коротко остриженным человеком. Весь вечер я думала, что же мне сделать.
Я вернулась домой, чувствуя себя остриженным ягнёнком. В тот вечер, когда второй сингл «Битлз» «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» взлетел на вершину британского хит-парада, я пребывала в состоянии, близком к депрессии. Я не могла думать ни о чём, кроме одного: как-то Джон среагирует на мой новым облик?
Он пришёл очень поздно, когда я уже лежала вся в бигудях, которые накрутила в отчаянной попытке хоть как-то поправить причёску. За любовным воссоединением на следующий день последовало разоблачение. Я знала, что ему не понравится, но не могла даже предположить, насколько он разозлится. Джон глядел на меня так, будто я за одну ночь вся позеленела. Он страшно разозлился и кидал на меня такие ненавистные взгляды, что я почувствовала себя самой гнусной преступницей. «Что ты наделала?!» - заорал он, и после этого не разговаривал со мной целых два дня. Звучит невероятно, но это правда: он два дня со мной не разговаривал, даже старался не смотреть в мою сторону. Это было ужасно. К крику я еще была готова, но к такому суровому молчанию - никогда.
Сейчас я объясняю его реакцию тем, что тогда Джон был совершенно ошеломлен тем, что с ним происходило: весь мир вокруг него стремительно менялся. И последнее, что, в его понимании, могло в этом мире измениться, была я: Джону было необходимо приходить домой и видеть ту Син, которую он знает и любит. В моем лице он находил якорь, надежный тыл, где он всегда мог укрыться и оставаться самим собой. Из всех людей в его жизни я была самой постоянной, той, которая не требовала, не критиковала и не отдавала распоряжений, той, которая любила его без каких-либо условий. Я уже начинала думать: «всё, это конец», когда он, в конце концов, сменил гнев на милость, осознав всю абсурдность такого поведения. К счастью, на третий день Джон смягчился, обнял меня и попросил прощения. А я с тех пор больше не помышляла о столь радикальных переменах внешности».

Выступление в зале «Казино», Ли в Ланкашире (Casino Ballroom, Leigh in Lancashire).
25 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «В этот день (прим. – возможно 7 февраля 1963) в США поступил в продажу синг «Битлз» с песнями «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) и «Спроси меня, почему» (Ask Me Why). Vee Jay VJ 498, первая американская запись, вышедшая в США под собственным именем».
«[Так как «Кэпитол» отказалась выпускать сингл] «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» был выпущен в Америке в феврале 1963 года специализирующейся на музыке ритм-н-блюз и церковных песнопениях «Ви-Джей Рекордз», независимой фирмой грамзаписи, расположенной в Чикаго. Какое-то время «Ви-Джей» упрямо ошибочно писала название ансамбля, как «Биттлз» в своей рекламе сингла и даже на этикетке пластинки».
Луиза Харрисон: «Я восхищалась Джорджем и всячески рекламировала «Битлз», потому что это был настоящий шоу-бизнес, то, чем я хотела заниматься сама. Я добивалась, чтобы их записи заводили на мелких радиостанциях, и писала десятки писем Дику Джеймсу, Джорджу Мартину и Брайену Эпстайну. Когда в Штатах вышла первая пластинка, на «Ви-Джей», я попыталась раздобыть адрес этой компании в Сент-Луисе, но безуспешно».
«Студия 1 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Контрольная комната. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. помощник звукоинженера: А.Б. Линкольн (A.B. Lincoln). Работа над альбомом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me). В этот день Джордж Мартин наблюдал за процессом редактирования и сведения записанных дорожек в моно и стерео. Всего состоялось две сессии. Первая состоялась с 10.00 до 13.00. Вторая с 14.30 до 17.45.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Утренняя сессия началась с редактирования песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), работа с дублями 9 и 12. Затем было сделано монофоническое сведение песен: «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)) с дубля 3, «Мальчики» (Boys) с дубля 1, «Цепи» (Chains) с дубля 1, «Страдание» (Misery) с дубля 16, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) с дубля 8, «Есть место» (There’s A Place) с дубля 13, «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) с отредактированного результата дублей 9 и 12, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) с дубля 1, «Вкус меда» (A Taste Of Honey) с дубля 7.
После этого Мартин выполнил стереосведение песен: «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)) с дубля 3, «Мальчики» (Boys) с дубля 1, «Цепи» (Chains) с дубля 1, «Страдание» (Misery) с дубля 16, «Крошка, это ты» (Baby It’s You) с дубля 5, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) с дубля 8, «Есть место» (There’s A Place) с дубля 13, «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) с отредактированного результата дублей 9 и 12, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) с дубля 1, «Вкус меда» (A Taste Of Honey) с дубля 7.
Вечерняя сессия (с 14.30 до 17.45) была не менее продуктивной. Было сделано редактирование дублей 16, 17 и 18 песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), после чего было выполнено моносведение песен «Спроси меня, почему» (Ask Me Why) с дубля 6, «Страдание» (Misery) с дубля 16 и «Крошка, это ты» (Baby It’s You) с дубля 5.
Также были сделаны стереосведения песен «Спроси меня, почему» (Ask Me Why) с дубля 6, «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) с отредактированного результата дублей 16-18, «Люби же меня» (Love Me Do) и «Посриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You), при этом, последние две песни с моносведения от 11 сентября 1962. Заключительной работой этого дня стало стереосведение песни «Страдание» (Misery) с дубля 16».
Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Казино», Ли в Ланкашире (Casino Ballroom, Leigh in Lancashire). Организатор концерта – «НЕМС» Брайена Эпстайна»
«Это выступление было организовано предприятием «НЕМС» Брайена Эпстайна. Это было единственное выступление «Битлз» в городе Ли в Ланкашире. Впоследствии танцевальный зал станет ночным клубом, а в 2007 году здание будет разрушено».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Элеонор (Alanr): «Я была там в тот вечер, прибыв примерно в 21.15 после окончания уроков в вечернем классе. Перед входом выстроились автобусы, припаркованные в ряд вдоль Лорд-Стрит и Силк-Стрит. Народу было не протолкнуться, в основном из-за девочек, которые пришли без билетов и не могли попасть вовнутрь. В тот вечер на дверях дежурили Питер Хьюм (Peter Hume) и Винни Хилтон (Vinnie Hilton). Они стояли за закрытыми стеклянными дверьми, ведущими в зал. Мне пришлось протиснуться ко входу сквозь толпу вопящих девушек (что было весьма тяжелым испытанием для меня, но я это сделала), чтобы Питер и Винни смогли увидеть мой входной билет, который я прижала к стеклу. Я не могла позволить, чтобы кто-то еще (кроме них) смог его увидеть, иначе его вырвали бы из моих рук. Питер дал мне знак (бросив косой взгляд и слегка кивнув мне головой), чтобы я прошла к двери, расположенной в задней части здания, и ведущей на сцену, где они впустили меня вовнутрь (сделав это очень быстро).
Внутри танцевальный зал был полностью заполнен поклонниками. Некоторые из них свешивались с балкона и спрыгивали на танцпол прямо перед сценой. Большинство девушек вопили так громко, что «Битлз» выкрутили свои усилители на полную катушку, чтобы их музыку можно было расслышать! Группа уже была на сцене, пока я пробивалась в зал, поэтому часть их выступления я пропустила, но я до сих пор помню, как они исполняли песню «Пожалуйста, доставь мне удовольствие», и как Пол Маккартни поблагодарил всех за помощь, благодаря чему они стали номером Один».

Выступление в кинотеатре «Гранада», Шрусбери (Granada Cinema, Shrewsbury).
28 февраля 1963 г.

Бэрри Майлз: «В автобусе во время поездки в Шрусбери на концерт, Джон с Полом сочиняют песню «От меня тебе» (From Me To You), которая впоследствии станет их следующим синглом».
Джон: «Мы с Полом сочинили песню «От меня тебе» (From Me To You) во время турне с Хэлен Шапиро, в машине, по пути из Йорка в Шрусбери. Мы не думали, что по-настоящему что-то сочиняем, просто бренчали на гитаре, а когда начала получаться удачная мелодия, мы стали работать над ней. Еще до конца поездки мы написали слова и доделали все. Кажется, первую строчку предложил я, и мы так и оставили ее без изменений».
Пол: «Прямо в автобусе Рой Орбисон написал, по-моему, песню «Красотка» (Pretty Woman), в нас взыграл дух соперничества, и это было неплохо. Он сыграл нам свою песню, мы сказали: «Замечательно, Рой. Неужели ты только что написал ее?» Но на самом деле в нас сидела мысль: «Мы тоже должны написать что-нибудь такое же классное». Следующий шаг очевиден - мы сели писать свою песню. И написали. Ею стала «От меня тебе» (From Me To You). прим. – похоже, что Пол опережает события. Совместные гастроли с Роем Орбиссоном будут только в мае, а песня была придумана еще в феврале».
«Название песни было основано на колонке новостей из «Нового Музыкального Экспресса» под заголовком «От вас к нам» (From You To Us)».
Джон: «Вот с названием «От меня тебе» было сложнее. Я думал, как бы назвать песню, и тут мне попался на глаза журнал «Новый музыкальный экспресс». Я решил посмотреть, не продвинулись ли наши песни в хит-парадах. И вдруг я сообразил: мы с Полом уже обсуждали одно из писем в рубрике «От вас к нам». Вот и название!»
Роджер Гринуэй (Roger Greenaway, группа «Соколы» (The Kestrels)): «В то время у «Битлз» их песня была номером один, и Джон с Полом сочиняли песню в задней части автобуса. Кенни Лич, который в то время считал себя автором песен, не спеша прошелся до задней части автобуса и решил, что он поможет Джону с Полом сочинить песню. Прошло примерно с половины часа, и, казалось, что в задней части автобуса ничего не произошло, когда Кенни ринулся в переднюю часть автобуса с громким возгласом: «Ну, вот и все. Я не собираюсь больше сочинять долбаную чепуху с этими идиотами. Они не разбираются в музыке. Все, хватит! Никакой больше от меня помощи!». Песней, которую в тот момент сочиняли Джон с Полом, была «От меня тебе» (From Me To You)».
Вильма Лидделл (Vilma Liddell, группа «Голубушки» (The Honeys)): «В автобусе они [«Битлз»] всегда сочиняли. По пути из Йорка в Шрусбери они передали нам бумажки, исписанные каракулями, и спросили наше мнение. Они сочиняли песни и записывали тексты, чтобы их не забыть. Сейчас, оглядываясь назад, хотела бы я иметь эти тексты».
Из интервью Джерри Джеймса (Gary James) с Хелен Шапиро:
Джерри Джеймс: Когда вы ездили в автобусе с «Битлз», вы играли с ними на банджо?
Хелен Шапиро: Нет. Никогда на нем не играла. Они играли на своих гитарах. Не помню, что играли в автобусе. Что-то, что я немного использовала как что-то новое в моем выступлении… в своем репертуаре.
Джерри Джеймс: Но, определенно не в автобусе с «Битлз»?
Хелен Шапиро: Определенно не в автобусе. Не могу поверить, как люди переиначивают события.
Джерри Джеймс: «Битлз» играли вам песню «От меня тебе» (From Me To You) и спрашивали ваше мнение о ней? Я не имею в виду проигрывание пластинки, но пели и играли ли эту песню для вас в том автобусе?
Хелен Шапиро: Да. Они написали «От меня тебе» (From Me To You) и… не могу вспомнить сторону «Б». Они написали две эти песни. У них была в некотором роде уверенность, что они хотели на стороне «А», но мне не сказали. Они просто хотели знать мое мнение. Когда мы добрались до следующей концертной площадки, там на сцене стоял рояль, и Пол сыграл. Там были только Пол и Джон. Джон просто стоял рядом со мной, и они спели две эти песни, «От меня тебе» (From Me To You) и еще одну, которую я не могу вспомнить (смеется). Честно говоря, я отдаю предпочтение песне «От меня тебе» (From Me To You). Это была, действительно, сильная песня.
Бэрри Майлз: «Выступление в кинотеатре «Гранада», Шрусбери (Granada Cinema, Shrewsbury). Концерт в рамках турне с Хелен Шапиро, которая в этот день возвращается на сцену после болезни».
|
Перейти на форум:
Страницы: Первая 1 2 3 4 5 Последняя
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.